Краткое предисловие

 

Сочинение Иосифа Флавия «О древности еврейского народа» состоит из двух книг. Только вторая из них отвечает краткому варианту названия «Против Апиона», что, однако, не помешало ему стать более употребительным для всего сочинения. Различие заглавий отражает две содержательные стороны — положительную (о всевозможных преимуществах евреев и их образа жизни) и полемическую — «против Апионов» (если последовать за самим автором и воспользоваться риторическим множественным числом).

Время написания сочинения можно установить лишь приблизительно. Несколько раз Иосиф ссылается на уже опубликованные к тому времени «Иудейские древности». К тому же автору понадобилось некоторое время, чтобы получить и осмыслить отклики на это сочинение и чтобы написать собственно «Против Апиона», что прибавляет к 93 году по меньшей мере еще около двух лет. Если бы менее вероятное оказалось неопровержимо доказанным, — что Эпафродит, которому Иосиф посвятил свое сочинение, был тем самым вольноотпущенником Нерона, казненным в 95 году, — вопрос о датировке был бы разрешен. Однако большинство исследователей считают адресатом автора Эпафродита-грамматика, о судьбе которого неизвестно никакой определенной временем подробности.

«Против Апиона» написано Иосифом после двух других самых значительных своих сочинений. Это позволило ему там, где необходимо, опираться на авторитет собственных трудов (в доказательстве достоверности изображения событий и правомерности исторического метода) и ссылаться на более подробные изложения требующих исследования вопросов. Однако сочинение полностью независимо и целостно, поскольку у автора была особая цель. «Иудейские древности» имели преимущественно положительное содержание и, по всей видимости, были слишком подробны и объемны для сколько-нибудь широкого круга читателей. В сочинении «Против Апиона» Иосиф решил говорить кратко, прибегнув к более действенному жанру апологии и еще точнее угадывая эллинский здравый смысл. Преимущественная древность происхождения была едва ли не единственным основанием, на котором возможно было сформировать у читателей непредвзятое отношение к соотечественникам автора. Все остальные достоинства еврейского народа гораздо скорее можно было признать при соблюдении этого условия.

О том, какова непосредственная причина написания этого сочинения, и вообще была ли она, — ничего не известно. Сам Иосиф говорит об этом с неопределенностью: «некоторые не доверяют тому, что сказано мною о древности». На фоне внешне невыгодных для евреев особенностей их замкнутого образа жизни и культа, которые в конце концов не могли не выражаться во враждебных Риму действиях, естественно предположить оживленное обсуждение еврейского вопроса среди людей, имевших политическое и интеллектуальное влияние. Этими «некоторыми» могли быть не только подобные Эпафродиту люди, но и amici imperatoris, к которым сам автор не принадлежал, но мог достигнуть их своим сочинением. К тому же греческий язык, на котором писал Иосиф, мог существенно расширить читательскую аудиторию и делал сочинение доступным не только образованным римлянам, но «всем, кто желает знать истину».

«Против Апиона» была не первой апологией евреев. По всей видимости, Филон написал даже не одно сочинение, специально посвященное этой теме. Однако Иосиф нигде о работах своего предшественника не упоминает, также как и о других доступных эллински образованному читателю сочинениях, в которых не преследовались исключительно апологетические цели, но проповедовались преимущества образа жизни евреев и их культа (еврейская часть Сивиллиных книг, «Послание Аристея», «Нравоучительная поэма» Фокиллида и другие).

Таким образом, «Против Апиона» — древнейшая сохранившаяся апология евреев. Сам жанр по необходимости отчетливо обнаруживает позицию автора, который открыто выступил на стороне своего народа и не сделал никаких уступок ни грекам, ни римлянам (если не считать в некоторых случаях уважительный тон по отношению к последним), ни тем более египтянам. Главная мысль проведена неуклонно и даже резко — еврейский народ изначально самобытен, его закон по всем основополагающим статьям превосходит все остальные законодательства,

его понятие Единого Бога единственно верно. Это определило стройность и прямолинейность плана.

I книга

1 глава. Вступление.

2 — 5. Критика греческой исторической традиции.

6 — 8. Еврейская историческая традиция.

9 — 10. Достоверность и принципы изложения истории автора.

11 — 13. Первоначальный итог. Необходимость обращения к негреческим источникам.

14 — 16. Свидетельство Манефона и подсчет времени.

17 — 21. Финикийские источники (Дий, Менандр Эфесский). Беросс. Подсчет времени.

22 — 23. Греческие свидетельства (Гермшш, Феофраст, Геродот, Хирил, Клеарх, Гекатей, Агатархид и др.).

24 — 35. Разоблачение клеветы об изгнании евреев из Египта (Манефон, Херемон, Лисимах).

II книга

1 — 13. Против Апиона.

14 — 32. Об иудейском законе и образе жизни в сравнении с другими народами.

33 — 38. Иудейское понятие о божестве в сравнении с эллинским. О соблюдении собственных законов евреями и эллинами.

39 — 41. Выводы о преимуществе иудейского закона. Итог всего сочинения.

О воздействии, оказанном сочинением Иосифа на современное ему положение дел, ничего не известно. Несомненно, автор тем самым во многом оправдался от возможной вины перед своим народом. Ему удалось с неопровержимой логикой ввести еврейский народ в контекст обозримой истории, и даже более того: в «Против Апиона» им предпринята одна из первоначальных попыток извне убедить просвещенное язычество в его заданном кризисе через противопоставление монотеистической религии евреев политеизму эллинского мира. Неслучайно развернутая тема понятий о божестве звучит как итог рассуждения о преимуществе иудейского закона. Иосиф говорил при этом по-гречески и адаптировал своеобычное иудейское содержание к языку, понятному просвещенным язычникам (напр., употребление слова φιλοσοφία, неологизм θεοκρατία, и др.) В том же положении находились и раннехристианские апологеты, с сочинениями которых «Против Апиона» местами почти дословно созвучно.

Текст сохранен несколькими манускриптами, наиболее авторитетные из которых: Codex Laurentianus plut. 69 cod. 22 (с которого, по предположению Niese, были сделаны все остальные копии); versio Latina (codex Bodleianus Canonicianus № 148; codex Laurentianus plut. LXVI cod. 2; codex Corsinianus №839), в которой сохранился отсутствующий в греческом тексте отрывок II. 52 — 113. Также сохранились значительные выдержки у Евсевия в «Ргаер. euang.», в латинском переводе «Хроники», у Феофила Антиохийского. Для воссоздания текста также имеет большое значение editio princeps, где, по всей видимости, были учтены не доступные в настоящее время манускрипты.

На русский язык сочинение переводилось несколько раз. Существует старинный перевод, сделанный П. В. Ждановым и напечатанный вместе с «Иудейскими древностями» (т. III, первое издание, СПб, 1783). Частично сочинение переведено А. Пумпянским (Приложение к Гакармелю, 1860). Полный перевод и основательнейший комментарий был издан Я. И. Израэльсоном и Г. Г. Генкелем (Флавий Иосиф. О древности иудейского народа. Против Апиона. СПб., 1895). При подготовке настоящего издания принято во внимание большее число разночтений, примечания учитывают достижения последних комментированных изданий, использована последняя литература по истолкованию реалий и критике текста. Для удобства работы с текстом наряду с номером главы указан соответствующий параграф по общепринятой пагинации издания Niese.

А. В. Вдовиченко

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру