История Яакова

НЕПОХОЖИЕ БЛИЗНЕЦЫ

У Ривки родились близнецы, двое сыновей. Все вокруг спрашивали о них.

— Близнецы! — кричали наперебой дети. — Они очень похожи?

— Совсем непохожи, — отвечала старая кормилица Ривки. — Один красный и весь оброс волосами. Его зовут Эйсав. Другой — белый, с нежной гладкой кожей. Его зовут Яаков.

Взрослых интересовало, кто из мальчиков родился первым. Это был очень важный вопрос, ведь первенец получал право первородства. Это означало, что в свое время, после смерти отца, он будет главой семьи.

— Эйсав, этот волосатый, родился первым, — отвечала кормилица. — Он на несколько минут старше брата.

Чем старше становились близнецы, тем разительнее отличались они друг от друга. Эйсав стал искусным охотником. Он уходил в поля или в горы, вооруженный луком и стрелами, и возвращался с тушей оленя на плечах. Он всегда выбирал лучшее, отборное мясо, приготовлял для отца его любимые мясные кушанья и приносил ему в шатер. Эйсав был любимцем отца.

Яаков стал мирным пастухом, как Аврагам и Ицхак. Днем и ночью он пас овец и ухаживал за ними. Часто, глядя на мерцающие в небе звезды, он думал об обещании, которое Б-г дал его деду Аврагаму и его отцу Ицха-ку: "Ваши потомки будут многочисленны, как звезды небесные. Через вас благословятся все племена земли."

Как хотелось Яакову быть старшим и иметь право первородства! Тогда именно он стал бы вождем этого великого народа.

Однажды, когда Яаков варил густой красный суп из чечевицы, с охоты вернулся Эйсав. Он очень устал и проголодался.

— Дай мне поесть этой вкусной красной похлебки, — потребовал Эйсав.

— Я продам ее тебе за право первородства, — ответил Яаков.

— Зачем мне мое первородство, когда так хочется есть? — сказал Эйсав.

И он продал свое первородство Яакову за миску похлебки. Теперь Яаков понял, как мало для Эйсава значило первородство.

КТО ИЗ СЫНОВЕЙ ПОЛУЧИТ БЛАГОСЛОВЕНИЕ?

Прошли годы. Ицхак состарился и ослеп. Он почти не выходил из шатра. Забота о семье легла на плечи Яакова. Он пас скот. Он заботился о том, чтобы хватало пастбищ. Он приносил жертвы Б-гу.

Эйсав ничего не хотел знать, кроме охоты. В один прекрасный день он привел в дом двух жен — хеттеянок. В те дни мужчина мог иметь много жен. Жены Эйсава принесли с собой идолов и поклонялись им. Это очень огорчало Ицхака и Ривку.

В конце концов Ицхак так ослабел, что понял, что может вот-вот умереть. Пришло время благословить сына, который будет его наследником, продолжателем дела отца. Ицхак собирался благословить старшего сына Эйсава. Но Ривка хотела, чтобы благословение получил Яаков. Она сказала Ицхаку:

— Твой отец Аврагам разбил идолов в отцовском доме и пришел сюда, в эту страну, чтобы служить Б-ry. А Эйсав позволяет своим женам поклоняться идолам. Как мне жить, если Эйсав станет здесь господином?

— Эйсав — первенец, — ответил ей Ицхак. — Благословение получают первенцы. Так было всегда.

Через некоторое время Ривка услышала, как Ицхак говорит Эйсаву:

— Сын мой, возьми свой лук и стрелы, отправляйся на охоту и принеси оленя. Приготовь мне вкусное тушеное мясо, какое я люблю. Это придаст мне силы, чтобы я мог благословить тебя перед смертью.

Ривка твердо решила про себя, что Яаков, а не Эйсав, получит благословение.

Как только Эйсав ушел, она послала за Яаковом и пересказала ему все, что услышала.

— Сын мой, делай, как я скажу тебе, — сказала она. -Иди к стадам и заколи мне двух козлят. Я приготовлю мясо, какое любит твой отец, и ты отнесешь ему еду. Он подумает, что ты Эйсав, и благословит тебя как первенца.

Яаков побежал и заколол козлят, как велела ему мать. Ривка приготовила вкусное тушеное мясо. Затем она укутала гладкие руки Яакова шкурой козленка, чтобы они казались волосатыми, как у Эйсава, вложила Яакову в руки блюдо с мясом и послала его к отцу в шатер.

— Отец! — позвал Яаков.

— Кто ты? — спросил Ицхак. Яаков ответил:

— Эйсав, первенец твой. Сядь, поешь мясо, что я приготовил, и благослови меня.

— Подойди ко мне поближе, сын мой, — сказал Ицхак, — дай мне прикоснуться к тебе.

Яаков подошел ближе, и Ицхак ощупал его.

— Голос — голос Яакова, — сказал Ицхак, — но руки -руки Эйсава.

И он поцеловал Яакова и благословил его как первенца.

Не успел Яаков покинуть отцовский шатер, как с охоты вернулся Эйсав. Он тоже приготовил вкусное мясное кушанье и принес отцу.

— Встань, отец! — сказал он. — Поешь мяса, что принес твой сын.

— Кто ты? — спросил Ицхак. Эйсав ответил:

— Я твой сын, твой первенец, Эйсав.

— Но кто же тогда только что приносил мне мясо? До того, как ты пришел, я уже благословил того человека...

Когда Эйсав услышал слова отца, он зарыдал громким плачем:

— Благослови и меня, отец мой! Но Ицхак ответил:

— Пришел твой брат и взял твое благословение. Я поставил его здесь господином и благословил его хлебом и вином. Что же я теперь могу сделать для тебя, сын мой?

— Разве у тебя только одно благословение, отец? -воскликнул Эйсав. — Благослови и меня, отец мой!

Тогда Ицхак благословил и Эйсава, но дал ему другое благословение. Благословение первенца получил Яаков.

ЛЕСТНИЦА ДО НЕБА

Ривка снова послала за Яаковом. На этот раз она умоляла его бежать в Харан, к ее родным.

— Эйсав грозится убить тебя, — сказал она. — Поживи немного у моего брата Лавана, пока не пройдет гнев Эйсава. А тогда я пошлю за тобой.

И вот Яаков оставил отцовский дом и пустился в далекий путь, в Харан. Когда спустилась ночь, он остановился в укромном месте, недалеко от дороги, подложил себе под голову камень вместо подушки и лег спать.

И приснился ему сон. Во сне он увидел лестницу, соединяющую небо и землю. По лестнице поднимались и спускались ангелы. Яаков услышал обращенный к нему голос:

— Я — Г-сподь, Б-г Аврагама и Ицхака. Я буду охранять тебя, Яаков, куда бы ни лежал твой путь, и Я приведу тебя обратно в эту землю.

И тут Яаков проснулся.

— Б-г обитает в этом месте, — сказал он, — а я не знал этого.

Он взял камень, на котором спал, и поставил его как памятник, чтобы показать, что это место свято. И он назвал это место Бейт-Эль — "дом Б-га".

ЯАКОВ РАБОТАЕТ ЧЕТЫРНАДЦАТЬ ЛЕТ, ЧТОБЫ ПОЛУЧИТЬ ЖЕНУ

Рано утром Яаков снова тронулся в путь и наконец пришел в землю, где когда-то жила его мать Ривка. В открытом поле он увидел колодец. Возле колодца стояли трое пастухов со своими стадами. Яаков подошел к пастухам и заговорил с ними:

— Откуда вы держите путь, братья?

— Из Харана, — отвечали они.

— Знаете ли вы Лавана, внука Нахора?

— Да, — отвечали они. — Вон Рахель, его младшая дочь, идет со своими овцами.

И они указали на прелестную девушку-пастушку, которая шла к колодцу.

Яаков подошел к колодцу, сдвинул огромный камень, закрывавший отверстие, и начерпал воды для овец Рахели. Затем он сказал Рахели, что он ее двоюродный брат, сын Ривки, и поцеловал ее. Рахель поспешила рассказать об этом своему отцу.

Так Яаков стал жить у своего дяди Лавана и пасти его овец. Прошел месяц, и Лаван сказал Яакову:

— Ты не должен работать на меня даром из-за того, что ты мой племянник. Скажи мне, какую ты хочешь плату?

Яаков горячо полюбил Рахель. И он сказал Лавану:

— Я буду служить тебе семь лет, если ты дашь мне в жены Рахель.

Лаван согласился. Семь лет работал Яаков на Лавана.

Но для Яакова эти годы промелькнули словно несколько дней, так он любил Рахель.

Когда истекли семь лет, Яаков сказал Лавану: — Теперь дай мне мою жену, как ты обещал. И Лаван созвал всех соседей и устроил свадебный пир. Когда стемнело, он ввел в зал невесту. Она была укутана покрывалами так, что лица ее не было видно. Яаков взял ее и сделал своей женой. Но когда утром он поднял покрывала, то увидел, что это была не Рахель, а ее старшая сестра Лея.

Яаков бросился к Лавану.

— Что ты сделал? — закричал он — Я работал семь лет за Рахель, а ты дал мне Лею!

— У нас в стране не принято, чтобы младшая дочь выходила замуж прежде старшей, — отвечал Лаван. — Я могу дать тебе и Рахель в жены. Но тебе придется служить мне еще семь лет.

Так Яакову пришлось работать еще семь лет за Рахель, свою любимую.

ЯАКОВ СТАНОВИТСЯ ИЗРАИЛЕМ

Когда истекли четырнадцать лет, Яаков сказал Лавану: — Теперь позволь мне взять мою семью и вернуться в Ханаан.

Яаков очень скучал по отцу и матери и по родной земле. Но Лаван упросил Яакова остаться еще. Так Яаков пас скот Лавана еще шесть лет. В уплату за свою работу он получил от Лавана много овец и коз.

За эти годы Лея родила Яакову несколько сыновей и дочь. А у Рахели был только один сын — Йосеф. Он был младшим из одиннадцати братьев. И вот, когда Йосефу было семь лет, Яаков посадил своих жен и детей на верблюдов, собрал весь свой скот, всех коз и овец, и тронулся в путь. Он возвращался в отцовский дом, в Ханаан.

Когда они достигли Иордана, Яаков послал вперед гонцов, чтобы выяснить, как встретит его Эйсав по прошествии стольких лет. Гонцы вернулись с вестью, что Эйсав идет ему навстречу, и с ним четыреста воинов.

Ужас объял Яакова.

— О, Б-же! — взмолился он. — Спаси меня от моего брата Эйсава, не то он убьет меня, моих жен и детей!

Когда Яаков увидел, что приближается его брат, он с трепетом вышел ему навстречу и семь раз склонился перед ним. Яакову удалось умилостивить брата, и Эйсав на время забыл о своем гневе.

И Яаков с семьей неторопливо продолжали свой путь в Ханаан. В Бейт-Эле, где Яакову когда-то приснилась лестница, достигающая небес, они остановились, чтобы принести благодарность Б-гу.

И снова Яаков услышал голос Б-га:

— Твое имя отныне будет не Яаков, а Израиль, что означает "будет властвовать Б-г". Ты станешь отцом великого народа. Эту землю, которую Я дал Аврагаму и Ицхаку, Я даю тебе и твоим потомкам в вечное владение.

Яаков и его семья двинулись дальше. Возле Бейт-Лехема у Рахели родился второй сын, Биньямин. И от родов она умерла.

И вот, наконец, Яаков пришел в Хеврон, в отцовский дом. За те годы, что Яаков был вдали от дома, умерла Ривка. Но Ицхак был еще жив.

Яаков расположил свои шатры возле отцовских и заботился об отце в последние годы его жизни.

 

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру