Эпоха Судей

В ОБЕТОВАННУЮ ЗЕМЛЮ

Теперь вождем израильтян был Йегошуа. Он посмотрел на противоположный берег реки Иордан и увидел укрепленный город, преграждающий путь в Обетованную Землю. Стены, окружавшие город, были такими крепкими и широкими, что на вершине стен стояли дома. Это был город Иерихон. Йегошуа послал туда двух разведчиков.

В сумерки они проскользнули в Иерихон и пришли на постоялый двор к женщине по имени Рахав. Рахав догадалась, кто были эти странники, но сохранила тайну, потому что знала, что Б-г в скором времени отдаст эту страну сынам Израиля.

На следующее утро в двери дома Рахав постучали воины царя.

— Выводи людей, что пришли сюда вчера! — приказали они. — Это израильтяне, они пришли шпионить в нашей стране.

Но Рахав отвела израильтян на крышу и спрятала их в ворохе льна.

Солдатам она сказала:

— Эти люди уже ушли отсюда. Они оставили город прежде, чем городские ворота закрылись на ночь. Поторопитесь, и вы нагоните их, — и она указала на дорогу, что вела к реке Иордан.

Солдаты вышли из города и стали спускаться по главной дороге.

Когда стемнело, Рахав поднялась на крышу.

— Бегите в горы, — сказала она израильтянам. -Спрячьтесь там, пока солдаты не прекратят поиски.

Затем Рахав привязала к окну веревку. Израильтяне спустились по ней на землю и оказались за пределами города, потому что дом Рахав стоял на городской стене.

Прежде чем израильтяне ушли, они торжественно поклялись Рахав, что пощадят ее и ее семью, когда город будет взят. Они дали Рахав красный шнур и велели привязать его к окну, чтобы Йегошуа знал, что это ее дом.

Вернувшись к Йегошуа, разведчики доложили:

— Этой страной можно овладеть. Мужество ее жителей тает с каждым днем.

И вот, наконец, израильтяне пересекли Иордан и вошли в Обетованную Землю. Во главе шли левиты, они несли Ковчег Завета.

Но путь Йегошуа преградил город Иерихон. Днем и ночью ворота города были накрепко заперты. Из-за страха перед израильтянами никому не разрешалось ни войти в город, ни выйти из него. Как-то раз темной ночью Йегошуа прокрался к городской стене, чтобы осмотреть ее вблизи. Внезапно он увидел, что перед ним стоит человек с обнаженным мечом.

— Ты за нас или за наших врагов? — спросил его Йегошуа, не зная, что перед ним — ангел, посланный Б-гом.

Незнакомец ответил:

— Я пришел сказать тебе, что городом можно овладеть. Г-сподь послал меня.

Затем он рассказал Йегошуа, что тот должен делать.

На следующее утро стражники на стенах Иерихона увидели странную картину. Из лагеря израильтян тянулась длинная процессия. Семь священников несли Ковчег Завета и трубили в шофар. Впереди священников и вслед за ними шагали воины Израиля. В полном безмолвии израильтяне обошли вокруг городской стены и направились обратно в свой лагерь.

На следующий день израильтяне вернулись. То же самое повторилось и завтра, и послезавтра. С каждым днем росли в Иерихоне беспокойство и страх. Настал седьмой день: на этот раз израильтяне обошли вокруг города не один, а семь раз. Они повторили свое шествие снова и снова, в полном молчании, как и прежде.

Внезапно послышался приказ:

— Кричите громче, ибо Г-сподь отдал вам город!

Тысячи израильтян издали вопль невероятной силы. Стены Иерихона рухнули, и Йегошуа со своими людьми ворвался в город.

Обещание, данное Рахав, не было забыто. Красный шнур свешивался из окна дома на городской стене. Этот дом не тронули, и вскоре Рахав и ее семья были в безопасности в лагере израильтян.

Йегошуа двинулся дальше, вверх по холмам, через равнины и вдоль морского побережья, покоряя город за городом. Иногда жители выходили из городских ворот и просили Йегошуа о мире. Но чаще приходилось вступать в тяжелые бои.

Но в конце концов Ханаан был завоеван, и землю поделили между двенадцатью коленами Израиля.

ИСТОРИЯ ДВОРЫ

Теперь сыны Израиля стали земледельцами в Ханаане. Но они испокон веков были пастухами. Земледелие было для них непривычным занятием. А ханаанеяне, новые соседи израильтян, верили, что существует много богов: бог пастухов, бог земледельцев... Они верили, что у каждой долины и у каждого холма есть свой бог. Ханаанеяне пришли к израильтянам и сказали:

— Вы хотите, чтобы ваши семена проросли? Хотите хорошего урожая? Тогда делайте как мы. Поднимитесь на вершину холма и принесите жертву нашему богу Баалу. Ваш Б-г — Б-г пустыни. Здесь Он не сможет вам помочь.

Нашлись такие израильтяне, что поверили ханаанеянам, поднимались с ними на их возвышенности, приносили жертвы Баалу и пускались в бешеный пляс вокруг его алтарей. Все больше и больше израильтян начинали поклоняться Баалу.

Старики, которые помнили Йегошуа, качали головами:

— Израиль забывает Б-га и Его заповеди, — говорили они.

Но появились новые вожди, чтобы вернуть народ к учению Б-га.

На прекрасной зеленой равнине, что раскинулась между гор, израильтяне-земледельцы возделывали оливковые деревья и виноградники, выращивали ячмень и пшеницу. Часто они видели, как по горам медленно тянутся караваны верблюдов, навьюченных товарами из далеких стран — одеждой и глиняной посудой, слоновой костью и пряностями.

Но однажды вместо купцов в долину вторглась огромная армия — всадники на быстроходных скакунах, железные колесницы, тысячи и тысячи пеших воинов. Сисра, военачальник одного из ханаанских царей, пришел со своим войском покорить израильтян. Его солдаты наводнили окрестные поселения. Они напали на земледельцев, отняли их оружие, а оружейников увели с собой.

Год за годом Сисра властвовал над Израилем. Земледельцы по-прежнему сеяли хлеб и возделывали виноградники. Но вино и оливковое масло, ячмень и пшеница, - все шло Сисре и его людям.

Никто не осмеливался выступить против него.

Но в горах жила отважная женщина по имени Двора. В народе ее называли "Двора-пророчица". Каждый день Двора садилась возле дома под пальмовым деревом и к ней стекались люди со всех концов страны. Она разбирала их ссоры. Она выслушивала их сетования. Она учила их полагаться на Б-га.

Двора увидела, что лица детей опухли от голода.

— До каких пор мы будем кормить армию Сисры, в то время, как наши дети голодают? — сказала Двора. — Поднимемся и прогоним ханаанеян с нашей земли!

Мужчины беспомощно развели руками.

— На сорок тысяч человек у нас нет ни одного копья,

— сказали они. — А воины Сисры вооружены. У Сисры девятьсот железных колесниц.

Двора ответила:

— Если с нами Б-г, Сисру не спасут и девять тысяч колесниц.

Затем Двора послала за храбрым военачальником по имени Барак.

— Б-г зовет тебя, Барак, — сказала она. — Собери войска и двигайся на гору Тавор. Б-г отдаст Сисру в твои руки.

Барак отвечал:

— Если ты пойдешь со мной, Двора, я пойду. Но если нет — не пойду.

Барак знал, что только Двора может вселить в народ мужество.

— Я пойду с тобой, — сказала Двора.

По всем коленам Израиля был брошен клич. Десять тысяч мужчин откликнулись на зов. Пришли воины из колен Эфраима, Биньямина, Исахара, Звулуна. Барак и Двора повели их на вершину горы Тавор.

Им было видно, как внизу, в долине реки Кишон, готовится к битве Сисра. Его солдаты, колесницы и кони заполнили всю равнину. Внезапно небо омрачилось. Полил дождь. Воды реки Кишон начали подниматься.

— В атаку! — крикнула Бараку Двора. — Смотри, даже небеса сражаются за нас. Вот день, когда Г-сподь предаст в твои руки Сисру!

Барак подал знак, израильтяне ринулись вниз по склону горы и обрушились на врага. Они сражались храбро,

без тени страха. Войско Сисры обратилось в бегство, но колесницы завязли в грязи и перевернулись. Кони в испуге кинулись в воду, сбрасывая всадников под ноги. Многие утонули в реке Кишон.

Тогда Двора запела песнь благодарения:

Благослови, о, душа моя, силу Г-спода! Те, кто любят Тебя, уподобятся солнцу, Что восходит и шествует по небу в своем великолепии!

"МИДЬЯНИТЯНЕ ИДУТ!"

Сорок лет в стране был мир. Затем новое несчастье обрушилось на Израиль.

В тихой долине жил мальчик-израильтянин по имени Гидон. Однажды Гидон помогал отцу жать ячмень, как вдруг зоркий взгляд мальчика уловил, что вдали что-то движется.

— Смотри, отец, — сказал Гидон, — приближаются какие-то люди на верблюдах, их очень много!

Отец заслонил рукой глаза от солнца и посмотрел вдаль. — — Это мидьянитяне! — воскликнул он. — Они пришли 'отнять у нас урожай. Беги, Гидон! Возьми дедушку и женщин и укройся с ними в горах. Я должен спрятать скот и зерно.

И вот пришли мидьянитяне, свирепые жители пустыни. В ушах у них болтались огромные золотые серьги. Золо-,ые цепи охватывали шеи их верблюдов. Мидьянитяне расположились со своими шатрами в долине и принялись топтать урожай, грабить и убивать. Затем они забрали с собой урожай земледельцев и их скот и переправились обратно через Иордан.

Год за годом в период жатвы мидьянитяне возвращались. Израильтяне с каждым годом нищали. Они скрывались в пещерах и молотили зерно тайно. Так прошло семь лет.

Теперь Гидон остался единственным сыном в семье.

Когда его братья мирно трудились на своих полях, вдруг прискакали двое мидьянских военачальников и убили их. Как-то раз среди скал Гидон молотил зерно и думал об убитых братьях. Вдруг он увидел странника, сидящего под дубом.

— Г-сподь тебе в помощь, отважный воин, — сказал странник.

Гидон возразил:

— Если Г-сподь с нами, почему обрушились на нас все эти несчастья?

— Иди и спаси Израиль от мидьянитян, — сказал странник.

Гидон в изумлении взглянул на незнакомца:

— Кто я такой, чтобы спасти Израиль? Моя семья самая слабая в нашем колене, а я младший в семье.

Но странник настаивал:

— Г-сподь поможет тебе. Он будет с тобой, и ты изгонишь из страны мидьянитян.

Той ночью Гидон опрокинул алтарь Баала, что стоял на вершине холма. Утром, когда жители деревни проснулись и увидели, что случилось, они ринулись к дому Гидона.

— Выведите Гидона! — кричали они. — Он должен умереть за то, что сбросил на землю алтарь Баала.

Но отец Гидона сказал им:

— Зачем вы сражаетесь за Баала? Если он бог, пусть сразится сам за себя.

Люди переглянулись.

— Он прав, — сказали они. — Пусть Баал сражается сам за себя. Мы отвернулись от Б-га Израиля. За это и обрушились на нас все эти несчастья.

"ЗА Г-СПОДА И ГИДОНА!'

— Мидьянитяне идут! — с этой вестью поспешили к Гидону стоявшие на страже воины. Гидон поднес к губам рог и протрубил сбор. Вокруг него собрались жители деревни. По всей стране были посланы гонцы с призывом: "Приходите во имя Г-спода изгнать мидьянитян из нашей страны!"

Огромная армия земледельцев откликнулась на призыв. Но Гидон, проходя между рядов, заметил, что многие со страхом смотрят на лагерь мидьянитян.

— Мидьянитян бессчетное множество, — перешептывались люди. — У них больше верблюдов, чем песка на берегу моря.

Тогда Гидон поднялся на высокую скалу и с ее вершины обратился к народу.

— Вас слишком много, — сказал он. — С Б-жьей помощью и горстка людей может победить целую армию. Пусть те из вас, кто боится, возвращаются домой.

Многие тысячи людей повернули назад. Осталось десять тысяч.

— И это слишком много, — сказал Гидон.

И он подверг воинов испытанию. Неподалеку из пещеры лилась струя прохладной воды, ручей Эйн-Харод. Гидон повел мимо ручья своих измученных жарой людей. Многие выбежали из рядов и опустились на четвереньки у ручья, чтобы напиться. Другие зачерпнули воду в ладони и выпили ее по пути дальше.

Тех, что оставили свои ряды, отправили домой. Осталось только триста человек. Гидон сказал:

— С этими тремястами воинами Б-г спасет Израиль. Той ночью Гидон разделил свои триста человек на три отряда. Каждому воину он дал шофар и кувшин с зажженным факелом внутри.

— Все время смотрите на меня, — сказал он. — Делайте то же, что и я. Когда я протрублю в шофар, пусть каждый из вас тоже затрубит и закричит: "За Г-спода и Гидона!"

Под покровом ночи триста смельчаков бесшумно соскользнули вниз по склону холма и окружили вражеский лагерь. Каждый держал в правой руке шофар, в левой - факел и кувшин. Мидьянитяне крепко спали в своих шатрах.

Вдруг Гидон с силой протрубил в шофар, Затем он разбил свой кувшин и замахал пылающим факелом. И тут же все триста воинов затрубили в шофары, разбили свои кувшины и принялись размахивать факелами, крича: "За Г-спода и Гидона!"

Мидьянитяне проснулись. Со всех сторон пылали факелы, гудели трубы. Мидьянитяне услышали крики и треск и решили, что на них напала огромная армия. В панике они перебили в темноте друг друга, думая, что бьют врага. Остатки мидьянского войска с отчаянными воплями бежали из лагеря.

Гидон и его люди преследовали их. Мидьянитяне бежали вниз по равнине, через Иордан, в пустыню. Больше они не вернулись.

Весь народ Израиля столпился вокруг Гидона.

— Будь нашим царем, Гидон! — кричали они. — Властвуй над нами, ведь ты избавил нас от мидьянитян.

Но Гидон сказал им:

— Я не буду править вами, ни я, ни мои сыновья. Только Б-г будет властвовать над вами.

И Гидон вернулся в свой дом.

ИСТОРИЯ ШИМШОНА

Был еще один враг, который очень досаждал сынам Израиля, — филистимляне. Они жили в укрепленных городах вдоль морского побережья и часто нападали на израильтян.

— О, хоть бы появился герой, подобный Йегошуа или Гидону, чтобы спасти нас от филистимлян! — молился народ.

В то время жил один человек из колена Дана, жена которого была бездетна. Однажды перед ней появился странник и сказал:

— У тебя родится сын. Он встанет во главе народа и избавит Израиль от филистимлян.

Обрадованная женщина поспешила рассказать об этом мужу.

— Я не спросила, как зовут этого человека и откуда он, — сказала она. — Мне показалось, что у него лицо, как у ангела.

На следующий день странник пришел снова. На этот раз женщина позвала мужа.

— Если у нас родится сын, как нам воспитывать его? — спросил муж.

Странник ответил:

— Пусть он никогда не стрижет волос и не пьет вина. Воспитывайте его для служения Г-споду от самого рождения и до смерти.

Когда пришло время, женщина родила сына, как и сказал странник. Она назвала сына Шимшон. Вино не коснулось его губ. Ему не стригли волос. У Шимшона были густые и длинные волосы, отливавшие золотом.

Вскоре люди увидели, что Шимшон невероятно силен. Однажды, когда на него с рыком напал лев, он схватил зверя и разорвал его голыми руками. В другой раз, когда филистимляне заперли Шимшона в своем городе, он встал ночью, выломал огромные городские ворота и унес их на спине вместе с подпиравшими их столбами. Он внушал ужас филистимлянам.

Но с Шимшоном приключилась беда. Сперва он влюбился в одну филистимлянку, потом в другую. Его отец и мать говорили ему:

— Разве нет девушек в твоем народе, что ты ищешь жену среди филистимлян?

Но Шимшон их не слушал.

Вторую филистимлянку звали Далила. Филистимские князья пришли к Далиле и сказали:

— Уговори Шимшона, пусть он откроет тебе тайну, в чем его сила. Если ты поможешь нам взять его в плен, каждый из нас даст тебе одиннадцать сотен серебряных слитков.

Той же ночью Далила сказала Шимшону:

— Открой мне тайну, в чем твоя сила? Что может сделать тебя бессильным?

Шимшон ответил:

— Если связать меня семью новыми тетивами от лука, я стану таким же слабым, как и любой другой человек.

Когда Шимшон уснул, Далила связала его семью новыми тетивами от лука. Затем она крикнула:

— Шимшон, филистимляне идут!

Шимшон вскочил и с треском разорвал тетиву, с такой легкостью, как если бы ее пожирал огонь. Тогда Далила сказала:

— Ты насмеялся надо мной и обманул меня. Теперь скажи мне правду, как тебя можно связать?

На этот раз Шимшон сказал:

— Если бы меня связали веревками, которыми еще ни разу не пользовались, я потерял бы мою силу и стал бы таким же, как все.

Тогда Далила взяла новые веревки и связала его. Затем она крикнула:

— Филистимляне идут, Шимшон! Шимшон разорвал веревки как ниточки.

— Ты опять обманул меня! — воскликнула Далила. — Скажи мне правду, в чем секрет твоей силы?

Шимшон указал на ткацкий станок, на котором ткала Далила, и сказал:

— Если бы ты взяла семь прядей моих волос, скрепила их булавкой и впряла в свой станок, я стал бы таким же слабым, как и все люди.

На следующую ночь, пока Шимшон спал, Далила взяла семь прядей его волос, и впряла их в свой станок. Затем она снова крикнула:

— Шимшон, над тобой филистимляне!

Шимшон проснулся и опрокинул станок. Тогда Далила заплакала и сказала:

— Как же ты говоришь, что любишь меня, если ты мне не доверяешь? Три раза ты меня одурачивал.

День за днем она просила, уговаривала и плакала, пока, наконец, все это не надоело Шимшону и он открыл ей свою тайну:

— Б-г выделил меня, чтобы служить Ему, и заповедал никогда не стричь волос. Если бы меня остригли, я потерял бы свою силу и стал таким же, как и все.

На этот раз Далила поняла, что Шимшон говорит правду. Она послала за филистимскими князьями, и они пришли и передали ей обещанные деньги. Далила спрятала филистимлян в соседней комнате. Затем она положила голову Шимшона к себе на колени, и он уснул. Пока Шимшон спал, один из филистимлян бесшумно прокрался в комнату и срезал его волосы.

И снова Далила воскликнула:

— Шимшон, над тобой филистимляне!

Шимшон проснулся и поднял свои могучие руки, чтобы высвободиться. Но его руки были теперь не сильнее, чем у обычных людей. Филистимляне схватили Шимшона и выкололи ему глаза. Затем они бросили его в темницу в городе Газа. Там они заковали его в железные цепи и заставили вертеть каменные жернова мельницы. Но волосы на голове Шимшона постепенно отрастали вновь, а вместе с ними — его сила.

Настал день, когда филистимские князья устроили пышное празднество в храме своего бога Дагона.

— Приходите все, — сказали они, — давайте принесем жертву нашему богу за то, что он отдал нам во власть Шимшона.

В самый разгар веселья из темницы привели Шимшона, чтобы позабавить народ. Шимшона, слепого и беспомощного, вел за руку маленький мальчик. Тысячи филистимлян поднялись на крышу храма, чтобы получше разглядеть его. Шимшону было слышно, как они насмехаются и глумятся над ним. Его сердце еще сильнее ожесточилось против филистимлян за то, что они выкололи ему глаза.

— Дай мне прислониться к колоннам храма, — сказал он своему поводырю.

Мальчик подвел его к колоннам, поддерживающим здание. И тогда Шимшон взмолился:

— О, Г-споди, верни мне мою силу! Хотя бы только на этот раз!

Он ухватил две огромные колонны, одну правой рукой, другую — левой.

— Пусть я погибну вместе с филистимлянами! — воскликнул Шимшон.

Затем он изо всех сил напрягся и вырвал колонны из земли. Здание обрушилось на князей и на весь народ, что был внутри. Так погибли тысячи филистимлян, и с ними Шимшон.

 

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру