История Шмуэля, Шауля и Давида

МАЛЕНЬКИЙ ШМУЭЛЬ

Знаете ли вы, где хранился Ковчег Завета с тех пор, как сыны Израиля пришли в Ханаан? Он находился в маленьком храме в городе Шило. За Ковчегом смотрел священник Эли, праправнук Агарона.

Обычно на праздники в Шило приходили целые семьи — отцы, матери, дети. После жертвоприношения устраивали пир. Среди тех, кто каждый год приходил в Шило, был земледелец по имени Элькана и его жена Хана. У Ханы не было детей, а ей больше всего на свете хотелось иметь ребенка. Когда она видела вокруг матерей с детьми, она плакала и не могла есть.

Муж сказал ей:

— Хана, отчего ты так печальна? Разве я не дороже для тебя, чем десять сыновей?

Хана чувствовала себя слишком несчастной, чтобы отвечать ему. Она поднялась, вошла в храм и встала перед Ковчегом.

— О, Г-споди! — молилась она. — Воззри на мою печаль и вспомни обо мне. Пошли мне сына, и я приведу его в храм, чтобы он служил Тебе всю свою жизнь.

Б-г услышал молитву Ханы, и у нее родился сын, которого она назвала Шмуэль. Когда мальчик подрос и уже мог обходиться без матери, Хана привела его к Эли.

— Вот ребенок, о котором я молилась, — сказала она ему. — Я привела его к тебе, чтобы он служил в храме. Пусть он служит Г-споду всю свою жизнь.

Затем Хана поцеловала маленького сына и оставила его с добрым и ласковым стариком Эли. Хана и Элькана вернулись домой, но каждый год они приходили снова. Хана каждый раз приносила Шмуэлю новую одежду, которую она ему сшила.

Однажды, когда Хана пришла в очередной раз, она увидела, что Шмуэль одет как маленький священник. Эли дал ему одежду священника, потому что теперь Шмуэль помогал ему в храме. Каждый день Шмуэль до блеска начищал лампу над алтарем и наполнял ее свежим оливковым маслом, чтобы свет горел не переставая. По ночам он спал в храме, чтобы быть возле Эли на случай, если тот захочет позвать его. Ведь Эли уже состарился и ослеп.

Однажды, когда Шмуэль спал, его разбудил голос: "Шмуэль, Шмуэль!"

— Вот я! — сказал он и побежал к Эли, думая, что это Эли зовет его.

— Я не звал тебя, — сказал Эли, — иди спать.

И Шмуэль вернулся, но снова услышал голос: "Шмуэль, Шмуэль!"

И он опять встал и подошел к Эли.

— Вот я! — сказал он. — Ведь ты звал меня.

— Я не звал тебя, сын мой, — снова сказал Эли, — иди спать.

Шмуэль послушался, и тут он в третий раз услышал зов, поднялся и пошел к Эли. Тогда Эли понял, что это Б-г зовет мальчика, и сказал:

— Ложись на свое место, мой мальчик, и если ты снова услышишь зов, скажи: "Говори, Г-споди, ибо раб Твой слышит".

Шмуэль вернулся на свое место, лег и снова услышал голос: "Шмуэль, Шмуэль!" Шмуэль сказал:

— Говори, Г-споди, ибо раб Твой слышит.

Тогда Б-г стал говорить с Шмуэлем и рассказал ему о многом, что должно было произойти в будущем, и о том, что должен делать Шмуэль.

Когда Шмуэль вырос, он стал в Израиле судьей и вождем. Он ходил из города в город по всей стране и учил народ Израиля любить Б-га и служить Ему. Люди называли Шмуэля пророком.

"ДАЙ НАМ ЦАРЯ!"

Когда Шмуэль состарился, вожди народа пришли к нему и сказали:

— Дай нам царя, чтобы он правил нами. У всех народов есть цари.

Шмуэль очень удивился их просьбе и огорчился.

— Б-r наш царь, — сказал он. — Нам не надо другого. Но они не слушали его. Тогда Шмуэль сказал:

— Послушайте, что сделает царь, если он у вас будет. Он возьмет ваших сыновей, чтобы они были у него солдатами, пахали его поля и ковали ему мечи и копья. Он возьмет ваших дочерей, чтобы они были у него кухарками. Он заберет ваши лучшие поля и виноградники и десятую часть вашего скота. А вы будете служить ему.

Но народ настаивал:

— Дай нам царя, чтобы мы были как другие народы!

Тогда Б-г сказал Шмуэлю:

— Прислушайся к голосу народа. Я пошлю к тебе юношу из колена Биньямина. Поставь его царем над Израилем. Он избавит Израиль от власти филистимлян.

У земледельца из колена Биньямина был сын по имени Шауль, молодой и красивый. Во всем Израиле не было человека красивее его. Он был очень высокого роста. Однажды случилось так, что у земледельца пропали ослицы. Шауль взял с собой одного из слуг и отправился на поиски. Они блуждали три дня, но ослиц не нашли.

Тогда Шауль сказал:

— Давай вернемся, а то мой отец перестанет беспокоиться об ослицах и начнет беспокоиться обо мне.

Но слуга возразил ему:

— В этом городе живет пророк. Может быть, он нам поможет.

Они поднялись к городским воротам и увидели, что им навстречу идет старик. Это был Шмуэль, он шел на вершину холма, чтобы совершить жертвоприношение. Как только Шмуэль увидел Шауля, он понял, что этого юношу послал ему Б-г, и сказал ему:

— Я ждал тебя. Не беспокойся об ослицах твоего отца. Они уже нашлись.

Затем он предложил Шаулю совершить жертвоприношение вместе с ним и сказал:

— Для тебя приготовлено почетное место.

Шауль в изумлении воскликнул:

— Разве я не из колена Биньямина, самого маленького из колен Израиля? И разве моя семья не самая слабая во всем колене? За что же мне такая честь?

Шмуэль не ответил. Он взял Шауля с собой на пир, Шауль поел и потом переночевал у Шмуэля. Рано утром Шмуэль разбудил Шауля и вышел с ним на окраину города.

— Прикажи своему слуге идти вперед, — сказал он.

Когда они остались вдвоем, Шмуэль взял рог с елеем и помазал Шауля на царство. Затем он поцеловал Шауля и сказал:

— Б-г избрал тебя царствовать над Израилем.

Когда Шауль вернулся домой, он ни одной живой душе не обмолвился о том, что произошло между ним и Шмуэлем.

ШАУЛЬ СПАСАЕТ ГОРОД

Прошел месяц. У жителей города Явеш-Гильад случилась большая беда. Явеш-Гильад — это был город израильтян по ту сторону реки Иордан. Их соседи — аммонитяне, свирепые завоеватели, — пришли с огромной армией и окружили городские стены. Никто не мог ни войти в город, ни выйти из него.

Когда иссякли запасы воды и продовольствия, старейшины города сказали аммонитянам:

— Заключите с нами мир, и мы будем служить вам. Но царь Аммона ответил:

— Я заключу с вами мир на одном условии — что я выколю всем вашим мужчинам правый глаз. Так будет опозорен весь Израиль.

Тогда жители Явеш-Гильада сказали:

— Дайте нам семь дней сроку. Если за семь дней к нам не придет помощь, мы сдадимся, и вы можете делать с нами, что хотите.

Аммонитяне согласились. Из Явеш-Гильада разослали гонцов во все города.

Однажды в полдень Шауль вернулся с поля и увидел, что вокруг толпится народ. Он подошел поближе и услышал взволнованные голоса и плач.

— Что случилось? — спросил он.

— Прибыли гонцы от наших братьев из Явеш-Гильада , — ответил один из собравшихся.

И он рассказал Шаулю, что царь Аммона хочет выколоть правый глаз каждому жителю Явеш-Гильада.

Шауль воспылал гневом. Он схватил двух быков, на которых пахал, заколол их и разрезал на куски. Эти куски он разослал по всем коленам Израиля с призывом: "Выходите вместе с Шаулем спасать наших братьев в Явеш-Гильаде! Если вы не придете, так же поступят и с вашими быками."

Все мужчины в Израиле откликнулись на зов. Пришли тысячи и тысячи.

Тогда Шауль сказал гонцам из Явеш-Гильада:

— Возвращайтесь в свой город и скажите жителям, что завтра к полудню город будет спасен.

Этой ночью Шауль во главе армии Израиля выступил в поход. Еще не взошло солнце, а они уже переправились через реку Иордан, атаковали лагерь аммонитян и рассеяли их во все стороны. Так был спасен город Явеш-Гильад.

Тогда Шмуэль созвал сынов Израиля.

— Вы просили царя, — сказал он, — и Б-г послал вам царя. Во всем Израиле нет человека подобного ему.

И Шмуэль указал на Шауля, который выделялся из толпы своим высоким ростом.

— Если вы будете соблюдать заповеди Б-га, и вы, и ваш царь, все будет хорошо, — сказал он. — Но если вы станете творить зло, и вы, и ваш царь будете сметены.

Затем Шмуэль взял рог с елеем и снова помазал Шауля на царство, на этот раз перед всем народом.

— Да здравствует царь! — кричал народ. — Да здравствует царь Шауль!

РУТ, ПРАБАБУШКА ДАВИДА

В Иудее, в маленьком городе Бейт-Лехеме, давным-давно жила женщина по имени Наоми с мужем и двумя сыновьями.

Но вот в стране наступил голод, и семья переправилась через реку Иордан и поселилась в земле Моав. Там сыновья Наоми взяли в жены моавитянок, одну из которых звали Орпа, а другую — Рут. И тут с Наоми случилось несчастье. Сперва умер ее муж, потом оба сына.

К тому времени голод в Иудее кончился, и Наоми тронулась в путь, чтобы вернуться в свой старый дом в Бейт-Лехеме. Ее невестки последовали за ней.

— Вернитесь, дочери мои, — сказала им Наоми. — Зачем вам идти со мной? Я бедная старая женщина. Возвращайтесь к вашим родным. Пусть Б-г будет добр к вам, как вы были добры со мной и с моими сыновьями.

Тогда Орпа поцеловала свекровь и вернулась назад, к своему народу. Но Рут крепко обняла Наоми и сказала, что не оставит ее.

Наоми сказала ей:

— Смотри, Орпа возвращается к своему народу. Иди и ты с ней.

Но Рут ответила:

— Не проси меня оставить тебя и не следовать за тобой. Куда ты пойдешь, туда и я пойду. Где ты будешь жить, там и я буду жить. Твой народ — мой народ и твой Б-г — мой Б-г. Только смерть разлучит нас.

Наоми увидела, что Рут твердо решила идти с ней и больше ничего не сказала. Две женщины пошли дальше вместе и пришли в Бейт-Лехем во время сбора урожая. Земледельцы со своими домочадцами и слугами жали спелый ячмень, вязали его в снопы, навьючивали их на ослов и грузили в тележки, которые тащили быки. Те, у кого не было собственной земли, шли следом за жнецами и подбирали оставшиеся на поле колосья. Таков был обычай.

Рут сказала Наоми:

— Позволь, я пойду в поле подбирать колосья.

— Иди, дочь моя, — сказала ей Наоми.

Случилось так, что поле, куда пришла Рут, принадлежало богатому земледельцу по имени Боаз, родственнику Наоми. В полдень Боаз спустился из Бейт-Лехема в поле, чтобы посмотреть, как идет работа.

— Г-сподь вам в помощь, — сказал он слугам.

— Да благословит тебя Г-сподь, — отвечали они.

Потом Боаз заметил Рут и ласково заговорил с ней.

— Не ходи на другие поля, — сказал он, — держись возле моих слуг. Когда захочешь пить, они дадут тебе воды из своих запасов.

Рут поклонилась и спросила:

— Почему ты так добр ко мне, страннице? Боаз ответил:

— Мне рассказали обо всем, что ты сделала для своей свекрови с тех пор, как умер твой муж, о том, как ты оставила отца, мать и землю, где ты родилась, и пришла к народу, которого ты не знаешь. Да вознаградит тебя Б-г за твои добрые дела.

В полдень Боаз пригласил Рут разделить с ним трапезу. Прежде, чем вернуться в город, он сказал слугам:

— Пусть она собирает столько ячменя, сколько захочет, обращайтесь с ней хорошо. Уроните на землю немного зерна, чтобы она могла подобрать.

Этим вечером, когда Рут ссыпала зерно из собранных колосьев, набралась полная мера зерна, и Рут отнесла ее домой, к Наоми.

— Твоя невестка лучше для тебя, чем семь сыновей, — сказали Наоми ее старые соседи.

Все время, пока длилась жатва ячменя и пшеницы, Боаз наблюдал за Рут, когда она работала в поле. Когда собрали урожай, он попросил ее стать его женой. Вскоре у них родился сын Овед.

Овед вырос и у него родился сын Ишай. А у Ишая было две дочери и восемь сыновей. Младшим из сыновей был Давид.

ДАВИД ВСТРЕЧАЕТСЯ С ПРОРОКОМ ШМУЭЛЕМ

Давид, младший сын Ишая, пас отцовских овец на пастбище в горах. Давид был красивым мальчиком, быстрым и храбрым. Он мог прицелиться из рогатки во льва, выскочившего из чащи, и попасть ему между глаз прежде, чем лев успеет подобраться к ягненку. Давид умел играть чудесные мелодии на пастушеской арфе. Старшие братья Давида часто оставляли дом и уходили вместе с царем Шаулем воевать с филистимлянами. Но Давиду приходилось оставаться со стадами.

В то время пророк Шмуэль был еще жив, но уже очень состарился.

Однажды Б-г сказал ему:

— Шмуэль, Я избрал одного из сыновей Ишая, чтобы он стал новым царем Израиля. Возьми рог с елеем и иди в Бейт-Лехем, чтобы помазать его на царство.

И Шмуэль взял рог с елеем и отправился в Бейт-Лехем, к дому Ишая. Ишаю очень хотелось знать, что привело в его дом этого святого человека, но он ни о чем не спросил. Его изумление возросло, когда Шмуэль попросил его привести сыновей.

Первым пришел старший, Элиав. Он был высок и красив. В первую минуту Шмуэль подумал: "Это он и есть". Но Б-г сказал ему:

— Не смотри ни на лицо, ни на рост. Человек видит внешность, но Б-г смотрит в сердце.

Подошел второй сын.

— И этого не избрал Б-г, — сказал Шмуэль. Так он отверг семерых сыновей Ишая. Затем Шмуэль спросил:

— Это все твои сыновья?

— Есть еще один, — ответил Ишай, — младший, Давид. Он пасет овец.

Послали за Давидом. Он бежал всю дорогу от пастбища до дома. Его щеки пылали, а глаза были полны изумления, когда он предстал перед святым старцем. В этот миг Шмуэль взглянул на Давида и сказал:

— Вот этот человек. Г-сподь избрал его.

Шмуэль торжественно поднял рог с елеем и пролил елей на голову Давида. Затем он ушел, а семья застыла от удивления.

— Почему Шмуэль помазал Давида? — удивлялись они. — Для чего избрал его Г-сподь?

С того дня с Давидом произошла перемена. Люди говорили:

— Дух Б-жий в этом мальчике.

Теперь, когда Давид играл на арфе, все его песни были о Б-ге и Его доброте:

Я восславлю Г-спода всем сердцем, Я буду петь о Его чудесах.

ДАВИД ИГРАЕТ ДЛЯ ЦАРЯ

В доме Ишая все переполошились. От Шауля явился посланец, чтобы попросить Ишая отпустить Давида к царю.

— Царь болен, — объяснил посланный. — Что-то тревожит его. Он печален и удручен и почти не выходит из шатра. Говорят, твой сын прекрасно играет на арфе. Когда на царя нападет грусть, он будет играть ему. Может быть, музыка принесет царю облегчение.

И снова послали за Давидом. Ишай навьючил осла хлебом и вином, положил на седло годовалого ягненка, -все в дар царю. И Давид тронулся в путь. В тот же день его привели к Шаулю. Отважный царь, который освободил Явеш-Гильад и много раз водил свой народ в атаки против филистимлян, теперь сидел, низко склонив голову, в полутьме шатра. Юный сын царя Йонатан стоял возле отца.

— Сыграй что-нибудь на арфе, — сказал Йонатан. -Может быть, твоя игра поможет ему.

Давид коснулся пальцами струн, и звуки чудесной музыки наполнили шатер.

В первый раз Шауль поднял голову. Его взгляд просветлел.

— Мне приятно тебя слушать, — сказал он Давиду. - Я попрошу твоего отца, чтобы ты остался у меня.

Так Давид стал жить у царя Шауля. Шауль очень любил его. Когда на царя нападала грусть, Давид играл на арфе, и грусть царя проходила.

ДАВИД СРАЖАЕТСЯ С ВЕЛИКАНОМ

Но вот филистимляне снова собрали войско, чтобы напасть на Израиль. Шауль должен был выйти навстречу врагу, и Давид вернулся в Бейт-Лехем.

Давиду было грустно и стыдно оттого, что ему приходится сидеть дома вместо того, чтобы сражаться вместе с царем. Поэтому он очень обрадовался, когда отец сказал ему:

— Давид, отправляйся в лагерь и посмотри, как там братья.

Давид вышел в путь рано утром. Приближаясь к лагерю, он услышал крики. На одном холме стояли израильтяне, на другом — филистимляне. Взбежав на холм, Давид увидел, как из филистимских рядов выступил великан. Он был огромного роста и закован в броню с головы до ног. В руке он держал огромное копье. Великан кричал громовым голосом:

— Я вызываю израильтян на бой! Пошлите человека, чтобы сражаться со мной! Если он убьет меня, филистимляне будут вам служить. Если я убью его, израильтяне будут служить нам.

Воины-израильтяне задрожали от ужаса.

— Кто этот великан, что пришел издеваться над нами? — спросил Давид.

— Это Голиаф, филистимлянин, — ответил кто-то. -Вот уже сорок дней, как он выходит звать нас на бой. Никто не осмеливается сразиться с ним.

Тогда Давид сказал:

— Я сражусь с этим человеком, потому что он издевается над армией Б-га живого.

Давида гут же привели в царский шатер. Но когда Шауль увидел его, он улыбнулся и покачал головой.

— Ты не можешь тягаться с этим филистимлянином, — сказал он. — Ты еще мальчик, а он — закаленный воин. Но Давид убежденно возразил:

— О, царь, однажды, когда я пас отцовские стада, внезапно выскочил лев и утащил ягненка. Я погнался за львом и отобрал у него ягненка. Когда лев бросился на меня, я схватил его за гриву и задушил. Г-сподь, Который спас меня из когтей льва, спасет меня от рук филистимлянина.

Тогда Шауль сказал Давиду:

— Иди, и да будет с тобой Г-сподь.

Он дал юноше свой меч и доспехи — медный шлем, панцырь и нагрудник. Давид примерил доспехи, затем снял их и отложил в сторону.

— Я не могу ходить в этом. Я так не привык, — сказал он.

Он взял свою пращу и выбежал из шатра вниз, в долину между станами двух войск. У ручья он остановился, подобрал с земли пять гладких камней и положил их в сумку. Потом он пошел к филистимлянам.

Великан Голиаф осторожно выступил вперед, перед ним шел его оруженосец. Но когда Голиаф увидел, что израильский воин — это розовощекий мальчик с пращой в руках, он презрительно рассмеялся:

— Что я — собака, что ты идешь на меня с палкой? Подойди сюда, и я брошу твое тело на растерзание хищникам, рыскающим в полях.

Давид ответил:

— Ты идешь на меня с мечом и копьем, а я иду на тебя с именем Всевышнего, Которому ты бросил вызов.

Он быстро вынул камень из сумки и метнул в Голиафа. Камень угодил великану прямо в лоб. Голиаф рухнул на землю. Давид подбежал к нему, снял с его пояса меч и убил его.

Когда филистимляне увидели, что герой их мертв, они в ужасе бежали. Израильтяне преследовали филистимлян до ворот их города.

В шатре Шауля Давида ждал сын царя Йонатан.

— Я слышал, как ты разговаривал с моим отцом, - сказал он. — И я видел, как ты сражался. Никогда я не встречал такого храброго человека.

Он снял свое царское одеяние и подарил его Давиду вместе со своим мечом и луком. Потом двое юношей поклялись в вечной дружбе. С этого дня Йонатан и Давид любили друг друга как братья.

КАК ШАУЛЬ ВОЗНЕНАВИДЕЛ ДАВИДА

Давид остался при царе. Под его началом было десять тысяч воинов, и он много раз побеждал филистимлян. Весь Израиль любил Давида и восхищался им.

Но внезапно с Шаулем произошла перемена. Это случилось однажды, когда Давид возвращался с поля боя. Женщины города с пением и плясками вышли ему навстречу. Шауль услышал их пение и нахмурился, потому что они пели:

Шауль победил тысячи, А Давид — десятки тысяч.

— Они говорят, что Давид в десять раз храбрее меня, - подумал Шауль. — Скоро они захотят поставить Давида вместо меня царем.

С того времени Шауль ревниво наблюдал за Давидом. Однажды, когда Давид играл Шаулю на арфе, Шауль поднял копье и метнул в Давида. Копье пролетело мимо Давида и вонзилось в стену. Тогда Давид понял, что Шауль хочет убить его, и бежал из дворца.

Из своего укрытия Давид послал за Йонатаном.

— Что я сделал? — спросил он друга. — В чем я провинился перед твоим отцом, что он хочет убить меня?

Йонатан очень огорчился за Давида. Друзья решили узнать, опасно ли Давиду возвращаться. Но сделать это было не так просто.

— Спрячься в поле за глыбой камней, — сказал Йонатан. — Послезавтра я приду на поле с мальчиком-слугой и выпущу из лука три стрелы. Слушай внимательно, что я скажу мальчику, когда пошлю его подобрать стрелы. Если я скажу ему: "Смотри, стрелы около тебя", — значит все хорошо. Но если я скажу мальчику: "Смотри, стрелы позади тебя", — значит ты должен скрыться.

На следующий день был праздник в честь нового месяца. Место Давида пустовало.

— Почему за столом нет сына Ишая? — спросил Шауль. Йонатан ответил:

— Я позволил ему пойти на праздник домой, в Бейт-Лехем.

— Разве ты не понимаешь, что пока Давид жив, тебе не быть царем?! — вскричал Шауль. — Ступай и приведи его, он должен умереть!

Йонатан в гневе вскочил из-за стола и весь день ничего не ел. Утром он отправился в поле с луком и стрелами, и с ним маленький мальчик.

— Беги вперед, — сказал он мальчику, — я буду стрелять, а ты ищи стрелы.

Когда мальчик побежал за стрелой, Йонатан крикнул громким голосом, так, чтобы услышал Давид:

— Разве ты не видишь, что стрела позади тебя! Скорее! Не медли!

Мальчик подобрал стрелы, принес их своему господину, и Йонатан отослал его обратно в город. Kak только мальчик исчез из виду, Давид вылез из-за кучи камней и подошел к Йонатану. Друзья расцеловались и заплакали.

— Иди с миром, — сказал Йонатан.

Тогда Давид поднялся и поспешил в дорогу, а Йонатан вернулся в город.

ДАВИД — ИЗГНАННИК

Давид бежал, не захватив с собой в дорогу ни хлеба, ни съестных припасов. Даже меч он не успел взять. В горах, где обитали медведи и львы, была глубокая пещера, ее называли пещера Адулам. Там и укрылся Давид.

Вскоре вокруг него собрались смелые и бесстрашные люди. Среди них были братья Давида из Бейт-Лехема и трое его отважных племянников, быстрых, как олени-Были лучники, умевшие держать лук и в правой, и в левой руке. Все обездоленные приходили к Давиду. Вскоре в его отряде было уже шестьсот верных людей.

Пастухи, что пасли в горах скот, были очень рады, что Давид рядом с ними. Люди Давида боролись с бандами разбойников, которые приходили отбирать у пастухов скот. За это богатые владельцы стад посылали Давиду подарки — хлеб и мясо, зерно, виноград и смоквы. Они знали, что если у них есть такой друг, как Давид, — их стада в безопасности.

Но сам Давид всегда был в опасности. Шауль и его армия преследовали его всюду и не давали ему покоя.

Однажды случилось так, что Шауль вошел в ту самую пещеру, где скрывался Давид. Воины Шауля приволокли огромный валун и поставили у входа в пещеру. Затем они улеглись спать, не подозревая, что совсем рядом скрывается Давид и его люди.

Ночью Давид подкрался к спящему царю и отрезал края его одежды. Но самому царю Давид не хотел причинять вреда.

Утром, когда Шауль узнал, что Давид пощадил его жизнь, ему стало стыдно, и он вернулся домой.

Но вскоре прежние страхи и ненависть вернулись к Шаулю. И снова царь вышел на поиски Давида. На этот раз он взял с собой три тысячи своих лучших воинов. Они расположились лагерем в пустыне Зиф.

Давид не стал ждать, пока Шауль нападет на него. Взяв с собой одного из племянников, он ночью прокрался в лагерь Шауля. Все войско было объято сном — царь, воины, военачальник Авнер. Копье Шауля было воткнуто в землю возле его изголовья.

Племянник Давида шепнул ему:

— Б-г предал твоего врага в твои руки. Молю тебя, позволь мне пригвоздить его к земле его же копьем!

Но Давид снова пощадил жизнь Шауля.

— Упаси Б-г, чтобы я причинил ему зло, — сказал он племяннику.

Давид взял царское копье и сосуд с водой и покинул лагерь. Утром он поднялся на холм и закричал так, что крик его разнесся по всей долине:

— Авнер! Что ты за человек? Почему ты не охраняешь царя? Ты заслуживаешь смерти за то, что проглядел опасность, угрожавшую твоему господину.

Затем Давид поднял над головой вещи, взятые в царском лагере, и воскликнул:

— Смотри, вот копье царя, а вот сосуд с водой, что стоял у его изголовья. Пусть один из твоих юношей придет и заберет их.

Царь узнал Давида по голосу.

— Это ты, сын мой Давид? — спросил он. Давид ответил:

— Да, о, царь. За что ты преследуешь меня? Чем я провинился перед тобой? Почему ты охотишься за мной, как охотятся за дикой птицей в горах?

Шауль сказал:

— Я был неправ и вел себя глупо, сын мой Давид. Вернись. Я больше не причиню тебе зла. Ты дважды пощадил мою жизнь.

Но Давид подумал: "Сегодня царь меня любит. Но завтра старая болезнь возвратится, и он снова будет бояться и ненавидеть меня. Если я вернусь, в один прекрасный день он непременно прикажет меня схватить. Есть только один выход: я должен бежать. Тогда Шауль перестанет охотиться за мной."

Давид взял свой верный отряд и ушел в страну филистимлян. Филистимляне дали ему землю, и Давид и его люди поселились там и привели с собой жен и детей.

Давид часто водил своих людей в походы против амалекитян, но он никогда не помогал филистимлянам в войне против своего родного народа, народа Израиля.

СМЕРТЬ ШАУЛЯ И ЙОНАТАНА

Настало самое тяжелое время в жизни Давида. Он увидел, что филистимляне собирают огромную армию и готовятся к войне против его собственного народа — израильтян. И он ничего не мог сделать, чтобы остановить их.

К счастью, филистимские военачальники не хотели, чтобы Давид участвовал в войне.

— Пусть остается дома, — сказали они. — Ведь это тот самый Давид, который убил нашего героя Голиафа. Откуда нам знать, что в сражении он не перейдет на сторону врага?

И Давид остался дома, с тревогой ожидая известий с поля боя. Однажды к нему прибежал человек. Он с трудом переводил дыхание, одежда висела на нем клочьями. Обессиленный, он упал на землю перед Давидом.

— Откуда ты? — спросил Давид.

— Я бежал из стана израильтян, — ответил незнакомец.

— Как прошло сражение? Расскажи мне.

— Израильтяне бежали с поля боя. Все они пали. Шауль и Йонатан мертвы, они погибли на горе Гильбоа.

Тогда Давид громко зарыдал, оплакивая Шауля и Йонатана:

Краса твоя, о, Израиль, поражена на высотах твоих! Как пали сильные!

ДАВИД ВОСХОДИТ НА ТРОН

Пришло время Давиду возвращаться на родину. Он взял с собой своих верных бойцов с их семьями и пошел в Иудею, в город Хеврон. Колено Йегуды призвало Давида царствовать над ними. Но в остальных коленах мнения разделились. Одни хотели в цари Давида, а другие — одного из сыновей Шауля. Началась смута и междоусобицы. Но в конце концов все колена Израиля перешли на сторону Давида.

— В самом деле, — говорили израильтяне, — когда Шауль был нашим царем, это ты водил нас в походы против врагов, и мы всегда возвращались с победой. Мы слышали о том, как Шмуэль помазал тебя на царство, когда ты мальчиком пас скот в Бейт-Лехеме. Б-г избрал тебя царствовать над нами.

Затем старейшины пролили елей на голову Давида, как когда-то сделал Шмуэль. Давид, в прошлом пастух, стал царем Израиля.

Теперь Давид вспомнил о Йонатане, своем верном и любимом друге.

— Остался ли в живых кто-нибудь из семьи Йонатана, кому я мог бы оказать милость? — спросил он.

Старый слуга Шауля отвечал:

— У него остался сын, хромой на обе ноги.

И слуга поведал царю историю хромого мальчика. Сыну Йонатана было пять лет, когда погиб его отец. Он играл со своей няней, и вдруг прибежал гонец с вестью, что Шауль и Йонатан убиты в сражении. Няня схватила мальчика и в страхе бросилась бежать. На бегу она уронила ребенка на землю, и он остался хромым на всю жизнь. Теперь он жил в деревне со старым слугой своего деда.

Когда царь Давид услышал рассказ о хромом сыне Йонатана, он приказал привести его во дворец. Мальчик предстал перед царем, дрожа от страха. Он думал, что царь хочет причинить ему зло. Но Давид ласково обратился к нему:

— Не бойся. Я окажу тебе милость во имя Йонатана, твоего отца. Ты будешь как один из моих сыновей и будешь есть за моим столом.

Затем он обернулся к слуге Шауля:

— Я отдаю мальчику всю землю, которой владел его дед Шауль. Ты и твои сыновья будете обрабатывать для него землю.

Старый слуга радостно воскликнул:

— У меня много сыновей и слуг. Мы исполним все, что ты прикажешь!

Так сын Йонатана стал жить во дворце как один из сыновей Давида.

ИЕРУСАЛИМ

На вершине горного хребта, в самом сердце страны, находился город Иерусалим. Вся земля вокруг принадлежала израильтянам, но Иерусалим все еще находился в руках врагов. Никому не удавалось взять город.

Давид знал, что пока этот город в самом центре страны не будет принадлежать израильтянам, народ не будет в безопасности. Он собрал армию и выступил в поход.

Жители Иерусалима, чувствуя себя в безопасности в своем городе, время от времени выглядывали из-за стен и издевались над Давидом:

— Тебе никогда не покорить Иерусалим! Наш город так неприступен, что его могут защищать даже слепые и хромые.

Но у Давида был свой план. Он обнаружил потайной тоннель, по которому в город поступала вода. Двое смельчаков из людей Давида проникли в этот тоннель. Они взбирались наверх, пока не оказались внутри города. Ночью они отперли городские ворота и впустили царя и его армию. Так Иерусалим был взят Давидом и стал столицей всей страны.

Давид перенес в Иерусалим Ковчег, в котором хранились Скрижали Завета. Весь народ Израиля собрался вместе, чтобы перенести Ковчег на его новое место. Они шли за Ковчегом, пели и играли на арфах. Так велика была радость, что сам царь Давид пел и плясал перед Ковчегом. С тех пор Иеруслим стал нашим святым городом.

Много лет правил страной Давид, храбрый и справедливый царь, который любил Б-га и служил Ему. Всю жизнь он писал прекрасные песни — псалмы, восхвалявшие Б-га.

 

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру