История Иоханана бен Закая

В ТЕНИ ХРАМА

Перед смертью Гилель позвал к себе юного Иоханана бен Закая, самого младшего своего ученика, чтобы благословить его. К умирающему учителю стекались со всех концов страны его ученики, чтобы в последний раз увидеть его и получить его благословение.

— Запомните мои слова, — обратился Гилель к ученикам, — Йоханан станет великим учителем и многие поколения будут изучать его мудрость и помнить о нем.

Слова Гилеля сбылись. Знания Иоханана были обширны, как воды в океане. Он изучил и помнил Тору до последней буквы, а кроме того, он занимался разными науками, такими, как математика, астрономия и многими другими. Поэтому Иоханана называли "рабан", что означает - "великий мудрец".

Несмотря на свою ученость, он отличался необыкновенной скромностью. И на вопрос: "Как может один человек вместить столько знаний?", он постоянно отвечал:

- Всем этим я обязан своему учителю Гилелю. Академию рабана Йоханана называли "Великим домом", потому что она была намного больше любой существовавшей до тех пор академии. И несмотря на это, стены ее не могли вместить всех желающих учиться у рабана Йоханана. Тогда Йоханан стал собирать своих учеников во дворе Храма. Слушать его приходили все молящиеся в Храме, среди которых были люди разных занятий: священники, земледельцы, простые рабочие и богатые землевладельцы. Многие из них приходили к рабану Йоханану за советом.

В то время Иудея была под властью Римской империи. Страной управляли жестокие римские губернаторы. Они облагали народ Иудеи огромными налогами. Тех, кто не мог уплатить налог, лишали имущества. В народе началось брожение, появились вожди, призывавшие народ к восстанию. Некоторые из них были учениками рабана Йоханана. Сам рабан Йоханан был против восстания. Он был глубоко убежден, что война против могущественного Рима принесет только большие жертвы и не положит конец нищете и страданиям народа.

Как-то указывая на алтарь в Храме, рабан Йоханан сказал:

— Знаете ли вы, почему в Торе сказано, что при строительстве алтаря нельзя использовать железо? Потому что из железа куют оружие, служащее для уничтожения, а алтарь — символ мира.

И рабан Йоханан прилагал все свои силы, чтобы убедить народ не начинать войну. Пройдет совсем немного времени и все убедятся, насколько он был прав.

И когда люди слушали его, они видели только его внутреннюю красоту.

— Как счастлива должна быть женщина, которая дала жизнь такому человеку, как Йегбшуа, - сказал однажды рабан Йоханан. — Поистине она заслуживает особого благословения.

История Элиэзера была отличной от Йегошуа. Он родился и вырос в богатой семье. Его отец, преуспевающий землевладелец, не придавал значения образованию. Его взрослые дети не умели даже прочесть "Шма". Но у Элиэзера была страстная тяга к учению.

Однажды, набравшись храбрости, он обратился к отцу:

— Отец, позволь мне отправиться в Иерусалим, чтобы учить Тору.

УЧЕНИКИ РАБАНА ЙОХАНАНА

Наиболее выдающимися учениками рабана Йоханана были Элиэзер бен Гурканос и Йегошуа бен Хананья.

Йегошуа родился в бедной семье, происходившей из рода левитов. Рассказывают, что когда Йегошуа был еще совсем младенцем, его мать приносила его в академию и садилась на ступеньки у входа, чтобы первые слова, которые ребенок услышит, были словами из святой Торы. И Йегошуа оправдал надежды матери. Он стал большим знатоком Торы. Несмотря на некрасивую внешность, он был наделен прекрасными глазами и чудным голосом.

Отец рассердился и ответил:

— В твоем возрасте пора обзавестись семьей и зарабатывать на жизнь. Я советую тебе лучше заняться земледелием. Это принесет тебе больше денег, чем учение.

Но Элиэзер не послушался отца, он оставил достаток в отцовском доме и без всяких средств отправился в Иерусалим. Там он присоединился к ученикам рабана Йоханана.

Элиэзер не имел никаких знаний в Торе, не умел даже молиться. В академию принимали людей с определенными знаниями в Торе. Но рабан Йоханан, прочитав на лице Элиэзера страстное желание учиться, не решился отказать ему. Он принял его в академию и решил посмотреть, что из этого выйдет.

Однажды рабан Йоханан заметил, как Элиэзер подобрал что-то с земли и положил в рот.

— Похоже, что он голоден, — подумал рабан Йоханан. Зная, что Элиэзер из богатой семьи, он не спрашивал, на какие средства живет Элиэзер. Теперь же он заподозрил, что у юноши нет денег, потому что он, вероятно, сбежал из дому, чтобы учиться.

Поинтересовавшись у хозяйки дома, где жил Элиэзер, получает ли он там еду, рабан Йоханан узнал, что хозяйке было сказано, что еду он получает у рабана Йоханана. Теперь рабан Йоханан знал, что стоит приложить все силы, чтобы дать Элиэзеру возможность учиться. Юноша, готовый голодать для того, чтобы учить Тору, заслуживает его усилий. Рабан Йоханан позаботился о том, чтобы Элиэзера кормили и помогали ему в занятиях. Через три года Элиэзер догнал в знаниях лучших учеников рабана Йоханана. Придет день, когда Элиэзер бен Гурканос и Йегошуа бен Хананья сослужат своему учителю верную службу.

ВОЙНА С РИМОМ

Страдания евреев становились все более нестерпимыми. Все больше возрастал их гнев против римского губернатора. Все чаще раздавались голоса, призывающие взяться за оружие и прогнать римлян из страны. Рабан Йоханан пытался утихомирить народ:

— Нам не одолеть Рим. У римлян огромная армия и несметные запасы оружия и продовольствия. Он покорил полмира. У нас же нет ни армии, ни оружия, ни продовольствия.

Ему возражали:

— Царь Антиох тоже был могущественным властелином. Тем не менее Маккавеи выступили против него и победили.

— Как вы не видите разницу? не сдавался рабан Йоханан — Маккавеи выступили на защиту наших святых законов, ибо Антиох заставлял их поклоняться чужим богам Римляне же не мешают нам исполнять запоиеди Б-га

Терпение евреев иссякло, когда римский губернатор направил своих солдат в Иерусалим, чтобы разграбить Храм В Храме хранились деньги, предназначавшиеся для бедняков, вдов и сирот Разгневанные толпы евреев собирались неподалеку от Храма, многие плакали, многие воз мущались, были и такие, что открыто насмехались над гу бернатором, обвиняя его в ограблении бедных вдов и сирот.

Взбешенный губернатор направил своих солдат, чтобы разогнать толпу. В этот день были убиты сотни евреев.

Рабан Йоханан не прекращал своих усилий утихомирить народ. Он предложил направить в Рим делегацию с просьбой прислать другого губернатора. Но удержать народ было уже невозможно.

Многие из учеников рабана Йоханана выступили за войну с Римом В их числе был и Элиэзер Йегошуа же был на стороне своего учителя.

И евреи подняли восстание. Несмотря на нехватку оружия, они мужественно сражались с римлянами, не раз вызывая изумление у врага.

Римская многотысячная армия высадилась на севере страны. Оттуда она двинулась на юг, захватывая города и уничтожая население.

Многие евреи бежали, не дожидаясь прихода римлян. Огромное количество беженцев наводнило Иерусалим. Запасы продовольствия быстро истощались.

Достигнув Иерусалима, римский полководец решил не атаковать его. Он разбил свои лагеря вокруг города и стал ждать. Он рассчитывал, что голод и болезни заставят защитников города сдаться добровольно.

ПОБЕГ

Шло время. Иерусалим по-прежнему был окружен римлянами. Еврейские воины охраняли все выходы из города, никому не позволяя выйти за его пределы. Они опасались, что римляне узнают о тяжелом положении защитников. Рабан Йоханан повсюду видел страдания и голод. Как-то он встретил женщину, которая собирала полузасохшую траву и складывала ее в корзинку.

— Что ты собираешься делать с этой травой? — спросил рабан Йоханан.

— Я приготовлю из нее еду для детей, - ответила она.

— Еду из этой травы? — спросил он.

— Это лучше, чем ничего.

На ее лице было написано такое отчаянье, что у рабана Йоханана выступили слезы на глазах. Он направился к городским воротам, чтобы выяснить, сможет ли он выйти из города. Случайно стражник, стоявший у ворот, оказался его племянником.

— Неужели ты не понимаешь, что наша борьба с Римом безнадежна? - обратился к нему рабан Йоханан. - Это приведет лишь к тому, что ни один еврей не останется в живых, город будет разрушен и вместе с городом падет Храм.

— Ты же знаешь, что я с тобой полностью согласен, но если я даже заикнусь о прекращении борьбы, предводители "Мстителей Израиля" прикажут немедленно меня казнить.

— Тогда ты должен мне помочь бежать из города, - сказал рабан Йоханан. - Я отправлюсь к римскому полководцу и попытаюсь убедить его не губить хотя бы наших лучших учителей Торы. Если не в наших силах спасти Храм, то мы должны сделать все необходимое, чтобы спасти Учение.

В ту же ночь рабан Йоханан вызвал к себе своих преданных учеников Элиэзера и Йегошуа и посвятил их в свой план. Они должны объявить всему народу, что рабан Йоханан умер, и попытаться вынести его из города в гробу. Йегошуа, опасаясь за жизнь своего учителя, пытался отговорить рабана Йоханана.

— Учитель, ты подвергаешь себя двойному риску. С одной стороны, наша стража может не поверить нам и обнаружив, что ты жив, убить тебя. С другой стороны, если нам все же удастся выйти за пределы города, то нет никакой уверенности, что римляне не убьют тебя. Но рабан Йоханан сказал:

— Ради такой святой цели я обязан рискнуть. Через несколько дней в городе объявили, что умер великий учитель рабан Йоханан. Гроб с рабаном Йохананом пронесли по улицам города Когда Йегошуа и Эли-эзер приблизились к городским воротам, стража остановила их:

- Кого вы хороните?

- Нашего учителя, рабана Йоханана бен Закая. Перед смертью он просил, чтобы его похоронили за пределами города.

Стражнику это показалось подозрительным и он объявил, что сейчас он проткнет тело копьем, чтобы убедиться, что в гробу действительно находится мертвец.

Второй стражник был племянником рабана Йоханана. Он объяснил своему товарищу, кто такой рабан Йоханан, и попросил отнестись с уважением к памяти покойного. Тот что-то сердито проворчал в ответ, но позволил ученикам рабана Йоханана выйти из города Отойдя на достаточно большое расстояние от ворот и убедившись, что стража их не видит, они помогли рабану Йоханану выбраться из гроба. Рабан Йоханан направился в римский лагерь. Великий учитель был хорошо известен римлянам. Поэтому его беспрепятственно провели в палатку к полководцу Веспасиану.

- Приветствую тебя, император, властитель Рима! - воскликнул рабан Йоханан.

Веспасиан недоверчиво взглянул на него и ответил.

- Ты прекрасно знаешь, что я не император. Император в Риме.

Не успел он произнести эти слова, как стражник объявил о прибытии гонца из Рима. Гонец низко поклонился Веспасиану и объявил:

- Император умер! Ты провозглашен императором! Изумленный полководец, теперь уже император, обернулся к рабану Йоханану:

- Что ж, твое пророчество сбылось. Я у тебя в долгу.

Я готов исполнить любую твою просьбу, кроме одной. Не проси меня пощадить Иерусалим. Итак, какова твоя просьба?

И рабан Йоханан ответил:

— Позволь мне открыть небольшую академию в городе Явнэ. Для этого мне понадобятся несколько известных знатоков Торы, которым ты должен сохранить жизнь.

"Что за странный народ эти евреи! — подумал Веспасиан. - Этот ученый мог бы попросить меня осыпать его почестями и богатством, а вместо этого он просит меня даровать жизнь нескольким священникам, чтобы открыть какую-то академию".

Вслух же он сказал:

— Твоя просьба будет исполнена.

Римский полководец не мог знать, что эта маленькая академия в Явнэ впоследствии сохранит народ, который он собирался покорить, отправляясь в Иудею.

АКАДЕМИЯ СПАСЕТ НАРОД

Новый император отправился в Рим на коронацию. Теперь римскую армию возглавлял его сын Тит. Он сразу же приступил к подготовке атаки на Иерусалим. Вокруг городских стен были воздвигнуты огромные земляные насыпи, на которых установили камнеметные машины. Иерусалим отчаянно сопротивлялся. Отряды еврейских воинов совершали неожиданные вылазки за городские стены и яростно атаковали римских солдат. Защитники стен сбрасывали на римлян огромные камни. Но римляне подводили все новые и новые войска. Пытаясь провести прямую атаку, они подставили к стене лестницы, густо усеянные солдатами. Евреи сталкивали вниз эти лестницы и множество римлян было убито. В конце концов, римлянам удалось проломить стену, они ворвались в Иерусалим. Войско оказалось перед зданием Храма. Обезумевшие от счастья римские солдаты подожгли Храм. Они бесчинствовали в Храме, грабя все, что попадалось под руку. Многие из них погибли, пытаясь вытащить тяжелую священную утварь, сделанную из массивного золота.

Храм пал в девятый день месяца ав, в этот же день пал и Первый Храм. Поэтому девятое ава - самый трагический день в еврейской истории. От Второго Храма осталась только часть западной стены, окружавшей Храмовую гору. Эту стену называют "стеной плача". В день девятого ава евреи всего мира постятся в память о тех печальных событиях и молятся о восстановлении Храма.

Когда страшная весть дошла до рабана Йоханана, он разорвал на себе одежды и разразился громкими рыданиями. Но вскоре он приступил к осуществлению своего плана.

— Прежде всего, мы должны собрать новый Сангедрин, священное собрание, — сказал рабан Йоханан своим ученикам. Он созвал семьдесят раввинов, самых крупных ученых из оставшихся в живых, которые должны были продолжать Учение. Во главе Сангедрина встал праправнук Гилеля. Рабан Йоханан постановил, что вместо жертвоприношений, которые могли совершаться только в Храме, будут специальные молитвы и изучение Торы.

Вместо утреннего жертвоприношения - утренняя молитва, после полудня - молитва "Минха". По субботам - дополнительная молитва "Мусаф" вместо дополнительного субботнего жертвоприношения.

Приближались осенние праздники. В день Рош-Гашана, нового года, множество народа собиралось в Явнэ, чтобы услышать звуки рога — шофара, которые обязательно должен слушать каждый еврей.

В этот год Рош-Гашана пришелся на субботу. Раввины не знали, как поступить. Прежде, когда Рош-Гашана приходился на субботу, трубить в шофар разрешалось только в Храме

Рабан Йоханан знал, что люди пришли издалека, чтобы услышать шофар. Он хотел вселить в них веру и надежду в будущее еврейского народа, поэтому он не мог позволить им уйти, не услышав шофара.

И он постановил:

— Сначала трубите в шофар, а решение будем принимать после праздников.

Сангедрин выбрал почетного еврея, который должен был протрубить в рог. Он накинул на голову "талит" -молитвенный плащ, поднес к губам шофар и протрубил. Могучий звук шофара разорвал тишину: "Ткиа, шварим, труа..."

Люди слушали потрясенные, взволнованные, в сердцах просыпалась надежда.

Позже, когда раввины вновь предложили решить этот вопрос - можно ли трубить в шофар вне Храма, рабан Йоханан ответил:

— Теперь уже решать не нужно — в шофар протрубили. Йом-Кипур, Судный день, следовал за Рош-Гашана.

Многие плакали, вспоминая, как в этот день первосвященник, облаченный в белоснежные одежды, входил в Святая Святых Храма и молил Б-га о прощении для всего народа.

— Кто же будет молиться за нас о прощении, когда больше нет Храма, нет Святая Святых?

— Не плачьте, дети мои, — утешал их рабан Йоханан. — Б-г указал нам многие другие пути, как снискать Его прощение. Ведь написано: "Ибо милосердия Я желаю, не жертвоприношений". Молитесь же, делайте добрые дела, раскайтесь в дурных поступках и Б-г простит вас.

В праздник Сукот вновь нужно было решать, каков должен быть порядок празднований, когда нет Храма. И рабан Йоханан постановил, что как когда-то носили пальмовую ветвь - лулав - вокруг алтаря, так теперь каждый присоединится к праздничному шествию вокруг синагоги со своим лулавом. Пусть каждый выберет себе этрог и лулав и молится в синагоге, держа их в руках.

И все поспешили выбрать себе самый лучший этрог, приготовить прекрасный лулав, увитый ивой и миртом, как велел рабан Йоханан. Они устраивали праздничные шествия вокруг синагоги и молили Б-га о спасении. И они верили, что Б-г непременно спасет их. Хотя Храма больше не было, они могли оставаться евреями, у них остались их Б-г и их Тора.

Риму не удалось уничтожить еврейский народ, маленькая академия рабана Йоханана бен Закая спасла его.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру