История Моше

МЛАДЕНЕЦ, КОТОРОГО СПРЯТАЛИ

Прошли годы. Яаков, Йосеф и все братья Йосефа давно умерли. Но их внуки и правнуки остались в Египте. Их становилось все больше и больше.

И вот на египетский трон взошел новый фараон, надменный и жестокий властитель.

— Я величайший из всех царей в мире, — заявил он. - Все должны мне служить.

И египтяне кланялись ему до земли. — Фараон — бог, — говорили они. Новый фараон увидел, что сыны Израиля живут как свободные люди и пасут свой скот в земле Гошен.

— Израильтяне слишком сильны и многочисленны, -сказал он. — Они будут мне рабами. Я заставлю их строить города, где мы будем хранить оружие. Тяжелый труд подорвет их силы.

Старейший из мудрецов фараона робко возразил:

— О, фараон, израильтяне принадлежат к роду Йосефа. Разве ты забыл, как Йосеф спас Египет во время великого голода?

Но фараон и слышать об этом не хотел.

Сынам Израиля больше не давали пасти скот. С утра до вечера они работали на полях, перемешивая глину с соломой, обжигали кирпичи в пылающих печах и воздвигали стены новых городов. Над израильтянами поставили надсмотрщиков. Если израильтянин останавливался на секунду передохнуть, если он поднимал руку, чтобы вытереть со лба пот — р-раз! — на его спину тут же опускалась плеть надсмотрщика. Многие рабы-евреи умирали, не выдержав каторжного труда. Но рождалось все больше и больше детей, так что израильтян не становилось меньше. Тогда у фараона возник ужасный и жестокий план. Фараон разослал по всей стране гонцов с приказом бросать в реку каждого новорожденного еврейского мальчика.

— Скоро не останется больше евреев! — говорил он.

В маленькой хижине недалеко от царского дворца появился на свет еврейский мальчик. Он лежал на руках у своей матери, Йохевед. Его сестра Мирьям внимательно его разглядывала.

— Мама, — сказала Мирьям, — что нам делать? Неужели мы допустим, чтобы ребенка утопили в реке?

Мать успокоила ее:

— Мы спрячем ребенка, и ты, Мирьям, поможешь мне в этом.

Три месяца Мирьям нянчила маленького братика, пока мать работала в поле. Чем старше становился ребенок, тем труднее было успокоить его, чтобы не кричал. Как-то раз не успела Мирьям уложить ребенка спать, как мимо двери проскакал на коне офицер фараона. Мирьям с беспокойством наблюдала за ним, пока он не скрылся из виду. Затем она поспешила к ребенку.

— Бедняжечка ты мой, — прошептала она, — ты уснул как раз вовремя. Если бы этот офицер услышал твой плач, тебя уже утопили бы в реке.

Этой ночью в семье было решено, что держать ребенка в доме опасно.

— Вверим его заботам Б-га, — сказала Йохевед.

Она спустилась к реке и нарвала охапку длинных стеблей тростника, что рос вдоль берега. Этими стеблями она устлала маленькую корзинку. Мирьям помогла ей замазать щели внутри и снаружи смолой, чтобы в корзинку не проникла вода. Утром Йохевед уложила ребенка в корзинку и спустила ее на воду в зарослях камыша на реке Нил. Мирьям спряталась среди высоких стеблей тростника, чтобы посмотреть, что будет дальше. Вода мягко покачивала корзинку.

Внезапно послышались веселые голоса и смех. Дочь фараона спускалась из дворца к реке искупаться. Мирьям увидела, как принцесса повелительным жестом указала на маленькую корзинку, плавающую в зарослях тростника. Одна из девушек ее свиты пробралась в камыши и принесла принцессе корзинку. Принцесса заглянула внутрь.

— Младенец! — воскликнула она. — Должно быть, это из еврейских детей.

Мирьям замерла. Неужели принцесса отдаст ребенка в руки солдат? Но у дочери фараона было мягкое и доброе сердце.

— Бедное дитя! — сказала она. — Неудивительно, что ты плачешь. Я возьму тебя к себе. Ты будешь моим ребенком. Я назову тебя Моше.

Тогда Мирьям вышла к принцессе, поклонилась ей и сказала:

— О, принцесса, младенец голоден. Хочешь, я найду еврейскую женщину, чтобы она выкормила его для тебя?

— Пойди приведи ее, — сказала принцесса.

Мирьям побежала домой и вскоре вернулась со своей матерью.

— Возьми этого ребенка и вскорми его для меня сказала ей принцесса. — Когда он подрастет, приведешь его ко мне во дворец.

Йохевед с радостью унесла ребенка домой.

Так был спасен маленький Моше. Заботу о нем поручили его собственной матери.

РЕБЕНОК И КОРОНА

Когда Моше больше не надо было кормить грудью, принцесса послала за ним и он стал жить во дворце. Это был замечательно красивый ребенок, при виде которого даже злой и жестокий фараон улыбался.

Однажды принцесса сидела возле своего отца с маленьким Моше на руках, и вдруг солнечный луч прокрался между колоннами огромного зала и упал на корону фараона. Сверкающие драгоценные камни привлекли взгляд ребенка. Он протянул руки, схватил корону и надел ее себе на голову.

Лицо фараона потемнело от гнева.

— Что за злое дело сделал этот ребенок? — спросил он. — Что это может значить?

Один из мудрецов ответил:

— О, фараон, здесь все ясно. Этот ребенок ищет твоей короны. Пока он жив, царствование фараона в опасности. Прикажи немедленно умертвить его.

Принцесса крепче прижала к себе маленького Моше.

Тогда заговорил второй мудрец:

— Если тебе будет угодно, о, фараон, прикажи устроить испытание. Пусть перед ребенком поставят два подноса, один — наполненный горящими углями, а второй — драгоценными камнями. Если ребенок потянется к драгоценным камням — значит, он ищет твоей короны и его нужно убить. Если он потянется к углям — значит, то, что он сделал, была детская забава. В таком случае его можно оставить в живых.

Фараон согласился. Принесли два подноса. Сверкающие камни снова привлекли взгляд маленького Моше, и он потянулся, чтобы схватить их. Но Б-г послал ангела, который оттолкнул руку Моше и погрузил ее в горящие угли. Угли обожгли пальчики ребенка. Он тут же сунул руки в рот и обжег себе язык.

Из-за этого, когда Моше стал взрослым, он не мог говорить так ясно, как другие. Но его жизнь была спасена.

МОШЕ ПОМНИТ СВОЙ НАРОД

Моше вырос во дворце. Его наряжали в красивую одежду, он играл с маленькими принцами в дворцовом саду. Дочь фараона рассказывала ему истории о богах, которым поклонялись египтяне. Один из этих богов был похож на кота, другой на крокодила, третий — на быка. Но когда Моше подрос, он все чаще тайком прокрадывался из сада вниз, к реке, где ждала его настоящая мать. Она рассказывала ему о Б-ге Израиля и о родном народе Моше — о народе Израиля.

— Давным-давно, говорила она, — евреи были свободными людьми и жили в стране Ханаан. Настанет день, когда мы выйдем из рабства и вернемся в эту страну. Так обещал нам Б-г. Не забывай, сыночек, что ты еврей.

Моше всегда помнил об этом.

Когда пришло время, Моше послали в школу, где учились египетские принцы. Там он усвоил все, чему его могли научить мудрецы Египта.

Моше вырос стройным и красивым, он был знатным человеком — приемным сыном принцессы и мог бы счастливо прожить во дворце всю жизнь. Но он не забывал о своих братьях, о рабах-евреях. Однажды он вышел к ним в поля, где они работали на обжиге кирпичей. Сердце Моше переполнилось жалостью, когда он увидел, как евреи склоняются и стонут под тяжестью ноши. Вот какой-то старик споткнулся и упал. Надсмотрщик размахнулся своим длинным кнутом. Снова и снова опускался кнут на спину несчастного раба. Старик закричал от боли. Полный жалости и гнева, Моше бросился на надсмотрщика и ударил его изо всех сил. Египтянин упал мертвым к ногам Моше.

На следующий день Моше снова вышел в поле. На этот раз он увидел, что двое евреев дерутся. Моше сказал одному из них:

— Зачем ты бьешь своего ближнего?

Тот ответил:

— Кто поставил тебя судьей над нами? Уж не думаешь ли ты убить меня, как убил египтянина?

Тогда Моше понял, что об этом деле стало известно и что он должен немедленно покинуть Египет.

И он бежал в землю Мидьян.

КАК МОШЕ НАШЕЛ ЖЕНУ

Спускались сумерки, когда Моше остановился отдохнуть возле колодца. Пока он сидел там, к колодцу спустились семь девушек-пастушек, чтобы напоить свои стада. Они уже наполнили кувшины водой и повели на водопой овец, как вдруг набежала толпа пастухов. Пастухи грубо оттеснили девушек от колодца и повели к воде свои стада. Моше поднялся и прогнал наглых пастухов прочь-Потом он помог девушкам напоить овец.

Эти семь девушек были сестрами — дочерьми мидьянского священника по имени Итро. Когда они вернулись домой, отец спросил их, как получилось, что они вернулись так рано, ведь они каждый день задерживались из-за тех пастухов.

— Какой-то египтянин пришел нам на помощь и прогнал пастухов, — ответили дочери. — Он также начерпал для нас воды и напоил овец.

— Где же этот человек? — спросил их отец. — Идите, пригласите его разделить с нами трапезу.

Тогда Ципора, старшая из сестер, побежала к колодцу и привела Моше.

Моше остался у Итро и стал пасти его скот. Он женился на Ципоре, и у него родились два сына. Моше назвал старшего сына Гершом, что означает "пришелец". "Потому что я пришелец здесь", — сказал он. Младшего сына он назвал Элиэзер, что означает "Мой Б-г — помощь".

ГОРЯЩИЙ КУСТ

Моше был самым старательным и добрым пастухом на свете. Однажды от стада отбился ягненок. Моше пустился искать его, пробираясь сквозь колючки и заросли диких ягод, и в конце концов нашел его возле ручья.

— Бедный мой малыш, — сказал Моше, — я и не знал, что ты так хочешь пить.

Он с нежностью взял ягненка на руки и принес назад, в стадо.

Тогда Б-г сказал: "Моше добр к овцам и козам, что в его стаде. Я сделаю его пастухом Моего стада, — общины сынов Израиля".

"ОТПУСТИ НАРОД МОЙ!"

Во дворце, в огромном зале, на золотом троне сидел фараон. Вокруг стояла вооруженная стража. Жрецы и маги ожидали приказаний фараона. Каждый воин держал в руке длинное копье с острым наконечником. Каждый маг держал в руке волшебный жезл.

Моше и Агарон вошли и стали перед троном. У них не было с собой ничего, кроме пастушеских посохов.

— Г-сподь, Б-г Израиля послал нас к тебе, о, фараон, -сказали они. — Он приказывает тебе: "Отпусти народ Мой!"

Фараон презрительно покосился на двух евреев:

— Кто такой Г-сподь, чтобы я слушался Его? Никакого Г-спода я не знаю и евреев не отпущу!

Египетские жрецы тоже стали насмехаться над ними:

— Если твой Г-сподь — на самом деле Б-г, то покажи нам какое-нибудь чудо!

Но Б-г подготовил Моше к таким словам, и он знал, что ему делать. Моше бросил свой посох на землю, и посох превратился в змея.

Придворные маги в ответ только рассмеялись и превратили в змеев свои волшебные жезлы. Но через минуту маги побелели от ужаса, потому что змей Моше скользнул по залу и пожрал всех остальных змеев. Моше поймал своего змея за хвост, и тот снова превратился в посох.

Египтяне с трепетом наблюдали за ним.

— Что это значит? — спрашивали они себя. — Может быть, это знак, что Б-г евреев сильнее фараона?

Один фараон ничуть не испугался. В гневе он обернулся к Моше.

— Прочь отсюда! — воскликнул фараон. — Чтобы больше я не слышал об этом вашем Б-ге! Вы отвлекаете народ от работы. Евреям нужно дать более тяжелую работу. Тогда у них не останется времени слушать вас.

В тот же день фараон разослал приказы надсмотрщикам: "Не давайте больше евреям соломы, которую нужно смешивать с глиной. Пусть вдут в поля и сами ищут солому. Но кирпичей пусть делают столько же, что и в те дни, когда мы давали им солому."

Теперь еврейским рабам пришлось еще тяжелее. Когда Моше вышел к ним в поля, они закричали: "Кто просил тебя идти к фараону? Ты сделал нам хуже, а не лучше. Фараон замучает нас каторжным трудом до смерти."

Опечаленный, Моше взмолился Б-гу:

— Г-споди, зачем Ты послал меня сюда? Ведь с тех пор, как я пришел к фараону, несчастья посыпались на мой народ.

Б-г отвечал ему:

— Фараон жесток и упрям. Но Я сделаю в Египте такое, что он поймет, что Я — Б-г.

На следующий день вся вода в земле Египетской окрасилась в кроваво-красный цвет. Целых семь дней в Египте не было воды для питья. Потом из реки вышли лягушки, земля буквально кишела ими. Они забрались во дворец, в спальню фараона и даже в его постель. Лягушки проникли в дома слуг фараона, в печи, где замешивали тесто, чтобы печь хлеб.

Фараон послал за Моше и стал просить его:

— Помолись твоему Б-гу, чтобы Он убрал лягушек. Я отпущу твой народ.

Моше помолился, и Б-г услышал его молитву. Но когда фараон увидел, что лягушки исчезли, он заявил, что не отпустит сынов Израиля.

И на Египет обрушились новые несчастья, удар за ударом — вши, тучи мошкары, падеж скота, язвы на коже у египтян, буря с градом, который побил все посевы ячменя и льна, саранча, пожирающая на своем пути всю зелень, дикие звери, тьма в полдень.

И каждый раз фараон взывал к Моше:

— Я был неправ. Помолись твоему Б-гу, чтобы Он избавил нас от этой кары, и я отпущу сынов Израиля.

И каждый раз Моше молился, и Б-г прекращал наказание. Но фараон ни разу не сдержал обещания. Он отказывался отпустить сынов Израиля.

И вот наконец Б-г сказал Моше:

— Этой ночью Я пошлю на Египет последнюю кару. На этот раз фараон непременно отпустит вас. В полночь Я выведу сынов Израиля из Египта.

ПЕРВЫЙ ПЕСАХ

Был вечер 14-го дня месяца нисан В земле Гошен израильтяне готовились к далекому путешествию Они поспешно собирали свои пожитки. Не было времени испечь хлеб, но женщины уложили с собой в дорогу тесто, которое они замесили в деревянных чанах.

В каждой семье отец принес в жертву ягненка и зажарил его на костре. Ягненка ели с горькими травами, стоя, готовые выйти в путь по первому зову.

Внезапно в полночь из дворца раздался громкий горестный вопль.

— Что это? — спрашивали маленькие еврейские дети.

— Умер первенец фараона, — отвечали матери — Пришла смерть первенцам в каждом египетском доме.

— И в наш дом придет смерть? — с тревогой спрашивали дети.

— Нет, — отвечали матери, — Б-г милостив к нам. Смерть миновала дома израильтян.

Вскоре в каждую дверь уже стучались гонцы:

— Скорее в путь! Фараон послал за Моше и взмолился, чтобы он вывел нас отсюда. Он боится Г-спода, Б-га нашего.

Так сыны Израиля покинули Египет, где они были рабами многие годы. Вышли тысячи людей — шли матери с младенцами на руках, шли маленькие дети, держась за материнские юбки, шли мужчины с домашним скарбом на спине. Они вели с собой свои стада. Это была огромная процессия.

Когда рассвело, израильтяне остановились на отдых в пустыне. У них не было хлеба, но было тесто в деревянных чанах. Тесто не взошло и было совершенно пресное, но женщины раскатали его на тонкие плоские лепешки и испекли их под палящим солнцем. Это была первая маца.

Затем Моше созвал весь народ и сказал им:

— Каждую весну, в эти дни, совершайте праздник Г-споду, вы и дети ваши, и дети ваших детей во веки веков. Это будет праздник Песах. Семь дней не ешьте хлеба, только мацу. Когда ваши дети спросят: "Чем отличается эта ночь от других ночей?" — скажите им: "В эту ночь Б-г вывел нас из Египта, из рабства к свободе, от печали к радости".

У КРАСНОГО МОРЯ

Не успели сыны Израиля покинуть Египет, как фараон уже пожалел, что отпустил их.

— Что мы наделали! — воскликнул он, глядя на опустевшие дворы, где раньше обжигали кирпичи. — Зачем я отпустил этих рабов на свободу? Кто будет обжигать кирпичи? Кто будет строить города?

Он обернулся к одному из военачальников:

— Где сейчас израильтяне?

— Они расположились на берегу Красного моря, — отвечал военачальник.

Фараон приказал:

— Подготовьте шестьсот колесниц. Возьмите самых быстрых коней. Я догоню евреев и заставлю их вернуться.

И египтяне пустились в погоню. Мчались на колесницах фараон и его военачальники, за ними всадники и пехота — вся армия Египта. Сыны Израиля, которые расположились станом на берегу Красного моря, подняли глаза и увидели вдали настигающего их фараона. Впереди было море, позади — египтяне. В ужасе евреи стали упрекать Моше: "Зачем ты привел нас сюда, на смерть в пустыне?"

Но Моше спокойно ответил:

— Не бойтесь. Б-г непременно защитит вас.

Не успел он сказать это, как опустилось облако и скрыло стан Израиля от глаз египтян.

Тогда Моше поднял свой посох и простер руку над морем. И Б-г послал сильный восточный ветер. Ветер дул всю ночь. Море как будто раскололось: с двух сторон воздвиглись водяные стены, а между ними пролегла сухая тропа. Сыны Израиля спустились на эту тропу и перешли через море.

В этот момент появились египтяне. Они ринулись в море, вслед за евреями. Но колеса египетских колесниц отказали. Колесницы завязли в песке и перевернулись.

— Скорее назад! — закричали египтяне. — Бежим от сынов Израиля! Их Б-r воюет за них.

Но было уже поздно. Когда последний еврей достиг противоположного берега, Моше простер свой посох.

Воды сомкнулись и покрыли колесницы, всадников, всю армию фараона. Ни один из египтян не уцелел.

Потом Моше и весь народ запели благодарственную песнь Б-гу:

Кто подобен Тебе, о, Г-сподь?

Кто подобен Тебе, могучему и святому,

Творящему чудеса!

Мирьям, сестра Моше, взяла в руки бубен, и женщины пустились вслед за ней танцевать и петь.

ХЛЕБ ОТ Б-ГА

День за днем израильтяне шли дальше по пустыне. Они видели вокруг лишь песок и скалы. Ни деревьев, ни травы, ни воды! Нещадно палило солнце. И вдруг показались пальмы. Их ветви раскачивал ветер. Перед сынами Израиля раскинулась прохладная зеленая равнина. Там было двенадцать источников и семьдесят пальмовых деревьев. Израильтяне расположились там станом. Дети играли в тени деревьев. Мальчики ловко взбирались наверх по стройным стволам и спускались с горстями сочных, сладких фиников.

— Мы здесь останемся? — спрашивали дети. Но матери отвечали им:

— Моше ведет нас на гору, где мы поклонимся Б-гу. Потом он приведет нас в страну Ханаан. Та страна, страна холмов и равнин, где струятся потоки воды, — гораздо прекраснее этой.

И снова евреи вышли в пустыню. Стало трудно добывать пищу. Люди забыли, как они страдали от египетского рабства. Они помнили только еду, что была у них в Египте. Они упрекали Моше:

— В Египте мы ели огурцы и дыни. У нас были полные горшки мяса и сколько угодно хлеба. Ты привел нас в пустыню умирать с голода!

Но Моше был терпелив. Он молился за своих собратьев Б-гу, и Б-г приходил им на помощь снова и снова.

Однажды, когда у народа не было воды, Б-г совершил чудо: Моше ударил посохом по скале, и из скалы хлынула вода. Ее хватило всем, чтобы напиться самим и напоить свой скот.

В другой раз, когда евреям захотелось мяса, над их станом пролетели стаи коричневых птиц. Это были перепела. Они летели так низко, что евреи могли ловить их руками. Той ночью по всему стану дымились на кострах горшки с мясом.

Однажды утром сыны Израиля проснулись и обнаружили, что земля покрыта маленькими белыми хлопьями, похожими на иней.

— Что это? — спрашивали люди. Моше отвечал:

— Это ман, хлеб, который дал вам Б-г. Пусть каждый из вас соберет по мере мана, но не оставляйте ничего на завтра. Завтра Б-г пошлет вам еще.

Люди собирали ман и ели его. Ман напоминал по вкусу медовые пироги.

Но были люди, которые сказали:

— Как мы можем быть уверены, что завтра у нас опять будет ман?

Они набрали ман про запас и спрятали. На следующее утро на землю снова выпал ман, как и сказал Моше. А ман, отложенный со вчерашнего дня, весь кишел червями.

Когда наступил шестой день недели, Моше сказал:

Сегодня вы должны собрать двойную порцию мана. Половину сберегите на завтра, потому что завтра — святая суббота и нужно отдыхать.

И опять нашлись люди, которые не послушались Моше. Они сказали:

— Зачем собирать лишний ман? Он все равно испортится.

Но на этот раз вчерашний ман остался свежим и сладким, а новый ман не выпал.

С этого времени у сынов Израиля всегда была пища. День за днем, все годы странствий по пустыне Б-г посылал им ман.

Б-Г ГОВОРИТ С СЫНАМИ ИЗРАИЛЯ

— Гора Г-спода! Гора Г-спода! — люди указывали на гору в отдалении. Ее вершина была скрыта в облаке дыма. Это была гора Синай, гора, к которой Моше вел сынов Израиля в течение многих недель.

Израильтяне расположились станом в долине у подножия горы и отправились пасти свои стада. В это время Моше поднялся по склону горы. Он спустился вниз с сияющим лицом.

— Через три дня Г-сподь будет говорить с вами с вершины этой горы, — сказал он народу. — Все вы: мужчины, женщины, дети — услышите голос Б-га.

Затем Моше рассказал им, что они должны делать:

— Будьте готовы к этому дню. Наденьте чистые одежды. Искупайтесь в ручье. Но не приближайтесь к подножию горы, пока не услышите звук шофара, бараньего рога.

На третий день утром люди проснулись от звука шофара. Гремел гром. Сверкали молнии. Моше вывел народ из лагеря, и сыны Израиля стали у подножия горы Синай. Гора была окутана дымом. Дым подымался с ее поверхности, как из пылающей печи. Вся гора тряслась.

Громче и громче звучал шофар. Громче и громче гремел гром. Внезапно с вершины горы послышался голос:

— Я — Г-сподь, Б-г твой!

Тишина опустилась на землю. Птицы не пели, даже коровы не мычали. Все живое замерло, когда Б-г говорил с сынами Израиля с горы Синай:

Я — Г-сподь, Б-г твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства.

Да не будет у тебя других богов, кроме Меня.

Не упоминай имени Г-спода, Б-га твоего, всуе.

Помни о дне субботнем, чтобы освящать его. Шесть дней работай и делай всю работу твою. А седьмой день — суббота Г-споду, Б-гу твоему. Не делай никакой работы, ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни рабы твои, ни скот твой, ни странник у твоих ворот.

Почитай отца своего и мать свою.

Не убивай.

Не прелюбодействуй.

Не кради.

Не лжесвидетельствуй.

Не желай чужого.

Эти Десять заповедей Б-г дал сынам Израиля у подножия горы Синай. И народ с радостью отвечал: — Все, что говорит нам Б-г, исполним.

ЗОЛОТОЙ ТЕЛЕЦ

Прошло несколько дней с тех пор, как сыны Израиля услышали голос Б-га у горы Синай, и Моше сказал народу:

— Б-г зовет меня на вершину горы. Я вернусь и принесу Десять заповедей, высеченные на каменных Скрижалях. Ждите моего возвращения.

Затем он поднялся по склону горы и исчез среди облаков.

Проходили дни и недели, а Моше не возвращался.

Беспокойство и страх овладевали народом. Люди с тревогой спрашивали друг друга:

— Что случилось с Моше? Может быть, он никогда не вернется? Кто же выведет нас из этой ужасной пустыни?

Б-г, Который говорил с ними с вершины горы, казался таким далеким. Людям хотелось иметь бога, которого можно было увидеть, к которому можно было прикоснуться, — вроде богов, каких они знали в Египте.

Когда прошло сорок дней и ночей, люди столпились вокруг Агарона.

— Моше исчез, — сказали они. — Мы не знаем, что с ним. Сделай нам бога. Такого, чтобы мы могли его видеть, вроде богов, каких мы знали в Египте.

"Если я не сделаю по слову народа, они вернутся в Египет, — подумал Агарон. — Я должен удержать их здесь, пока не вернется Моше".

— Принесите мне ваши серьги, — сказал он в надежде, что людям не захочется отдавать свои драгоценности. Но вскоре мужчины вернулись и свалили у ног Агарона груду золотых серег. Агарон собрал серьги и переплавил их в большой золотой слиток. Затем он начал неторопливо делать тельца. Он все время поглядывал на гору, надеясь, что вот-вот вернется Моше. Но Моше не было видно.

И вот наконец телец был готов. В стане поднялся шум. Люди приносили золотому тельцу жертвы, пировали и плясали вокруг него.

Внезапно пение и пляски прекратились. Люди увидели на склоне горы Моше. Его глаза сверкали от гнева. В руках он держал две каменные Скрижали. Он швырнул Скрижали с Десятью заповедями на землю, и они разбились на куски. Затем Моше вихрем ворвался в лагерь, схватил золотого тельца и бросил его в огонь, а пепел развеял по ветру.

— Агарон! — воскликнул Моше. — Зачем ты сделал народу золотого тельца!? Как ты мог допустить, чтобы они нарушили заповедь Б-га?

Агарон рассказал Моше обо всем, что произошло. Люди слушали его, испуганные и пристыженные. Гнев Моше прошел. Ведь он любил свой народ больше жизни.

— О, Б-же! — взмолился он. — Прости мой народ! Позволь мне научить их идти путями Твоими!

Б-г сказал Моше:

— Подымись на гору снова. Я дам тебе новые Скрижали вместо тех, разбитых.

И Моше снова поднялся по склону горы и принес вниз новые Скрижали с высеченными на них Десятью заповедями.

Терпеливо, день за днем Моше обучал народ закону Б-га, Десяти заповедям, высеченным на камне, и другим законам, которым Б-r научил его на вершине горы. Всю оставшуюся жизнь Моше учил сынов Израиля любить Б-га и соблюдать Его заповеди.

СКИНИЯ ДЛЯ КОВЧЕГА ЗАВЕТА

В стане израильтян лязгали топоры, жужжали веретена. Сыны Израиля строили Скинию, огромный шатер, где будут храниться Скрижали Б-жественного Закона. В Скинию сыны Израиля будут приносить все, что предназначено для жертвы. В Скинию они будут приходить молиться и возносить благодарность Б-гу.

— Художник Бецалель будет отвечать за эту работу, — сказал Моше. — Бецалель мудр и искусен. Он научит вас вырезать по дереву, обрабатывать золото, серебро и медь. Каждый, кто хочет, может помогать ему.

Весь народ хотел помогать. Люди поспешили к Моше. Они несли ему золото и драгоценности, медь, дерево, пряности, масло, лен, козьи шкуры, — все, что у них было и что могло пригодиться для Скинии. Моше пришлось объявить по всему стану:

— Не приносите больше ничего! У нас есть все, что нужно, и даже больше того.

И началась работа. Мужчины рубили деревья, что росли в горах, и вытесывали из них шесты, на которых будет держаться шатер. Дубильщики скоблили шкуры, чтобы покрыть ими крышу и стены. Резчики по металлу склонялись над огнем, изготовляя крючки и спицы. Женщины шили из льняной ткани и вязали из тонкой козьей шерсти занавеси. Красильщики окунали козьи шкуры и занавеси в чаны с кипящей краской — красной, голубой, пурпурной.

Бецалель искусно работал с золотом и серебром. Он изготовил великолепный Ковчег для Скрижалей Завета. Ковчег был покрыт золотом изнутри и снаружи. Бецалель сделал из золота алтарь и семисвечник. Свечи в семисвечнике должны были гореть день и ночь. Бецалель также изготовил для Агарона особый нагрудник, украшенный двенадцатью драгоценными камнями — по числу колен Израиля. Ведь Afapon и его сыновья должны были стать коганим, священниками.

И вот, наконец, Скиния была готова. Моше благословил всех, кто ее строил.

Во дворе собрался ликующий народ. Моше положил в Ковчег Скрижали Завета, которые он принес с горы Синай. И Агарон с сыновьями внесли Ковчег в Скинию.

Сыны Израиля носили Скинию с собой во всех своих странствиях. Медленно шли они вперед, к Обетованной Земле.

СОРОК ЛЕТ В ПУСТЫНЕ

Прошло больше года с тех пор, как сыны Израиля оставили Египет. Они устали от скитаний, устали от желтого песка и голых скал, даже ман им надоел.

И вот, наконец, настал день, когда Моше указал на виднеющиеся вдали холмы.

— Мы недалеко от Ханаана, — сказал он, — от прекрасной страны, которую Б-г обещал нашим отцам. Выберите из каждого колена человека, чтобы послать его туда на разведку.

Тут же выбрали двенадцать человек. Они стояли перед Моше, ожидая его указаний.

— Пройдите с юга, из Негева, — сказал им Моше. — Затем поднимитесь в горы. Посмотрите, что это за земля, плодородна она или нет, где живут люди — в городах или в деревнях, много там жителей или мало. Постарайтесь принести с собой что-нибудь из плодов этой земли.

И двенадцать посланцев вышли в путь. Через сорок дней они вернулись. Радостные крики послышались в стане, потому что разведчики принесли с собой свежие и сочные фрукты — гранаты, инжир, гроздь винограда, такую большую, что ее несли на шесте двое мужчин. Толпы народа последовали за посланцами к шатру Моше, чтобы послушать их рассказ.

— Это и вправду чудесная земля, текущая молоком и медом, — сказал вождь посланцев, — но мы никогда не сможем овладеть ею. Города этой земли обнесены стенами, а ее жители подобны великанам. Рядом с ними мы показались сами себе кузнечиками.

Двое из посланцев, Калев и ЙеГошуа, прервали говорящего:

— Мы тоже были в этой стране. Это прекрасная земля, и мы вполне можем овладеть ею. Не бойтесь жителей Ханаана. Б-г поможет нам!

Но никто не слушал Калева и Йегошуа. Люди начали роптать и плакать.

— Лучше бы мы остались в Египте! — воскликнул один. — Наши жены и дети погибнут.

— Давайте назначим вождя и вернемся в Египет! — закричал другой.

— В Египет! Обратно в Египет! — подхватил весь стан. Внезапно голос Моше прорезался сквозь гам и крики.

В его голосе звучал гнев и в то же время глубокая печаль:

— Г-сподь говорил со мной. Вы не готовы идти в страну, которую Он обещал вам. Вы слишком долго были рабами. Рабство сделало вас трусливыми. Сорок лет вы будете скитаться по пустыне. Ваши дети вырастут здесь храбрыми и свободными людьми. Они, а не вы, войдут в Обетованную Землю.

И израильтяне остались в пустыне на сорок лет. Они переходили с места на место в поисках пастбищ. Старики, что были рабами в Египте, умерли. Их дети выросли сильными и храбрыми.

МОШЕ ПОКИДАЕТ СВОЙ НАРОД

Сорок лет скитаний подошли к концу. Близился день, когда сыны Израиля войдут в Обетованную Землю. Но Моше знал, что он не пойдет с ними. Он был уже очень-очень стар, и ему пришло время умирать. В последний раз Моше созвал израильтян.

— Мне сто двадцать лет, — сказал он им. — Я больше не могу вести вас. Б-г зовет меня на вершину горы. С горы Нево я взгляну на Обетованную Землю, куда мне не дано войти. Но не бойтесь — вас поведет Йегошуа.

Затем Моше возложил руки на голову Йегошуа и сказал ему:

— Будь сильным и мужественным. Г-сподь будет с тобой.

И Моше передал Йегошуа свиток, где были записаны все законы, которые дал ему Б-г.

Затем Моше обернулся к народу и сказал:

— Слушай, Израиль: Г-сподь — Б-г твой, Г-сподь один! Люби Г-спода, Б-га твоего, всем сердцем твоим, и всей душою твоею, и всем существом твоим!

Народ шел вслед за Моше до выхода из стана и по широким равнинам Моава, У подножия горы Моше сказал евреям:

— Возвращайтесь, дети мои. Дальше я должен идти один.

Он поднялся на гору и исчез в вышине.

 

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру