157. Шивъа.

Шивъа.

1. Согласно указанию Торы (Ваикра, 21:2), в случае смерти отца, матери, сына, дочери, брата или незамужней сестры по отцу и жены (или мужа) следует соблюдать семидневный траур - шивъа (это слово означает на иврите "семь"). Мудрецы Торы распространили эту обязанность также на брата и сестру по матери и на брата замужней сестры.

2. Не соблюдают траур и не совершают криа по поводу смерти младенца, умершего в течение первых 30-ти дней жизни, если есть основания предполагать, что он родился преждевременно. Но если младенец умер даже на один день после 30-ти дней со дня рождения, даже раньше того часа, в который он родился, совершают криа и выполняют все предписания, относящиеся к состоянию онен и соблюдению семидневного траура после похорон - разве что точно известно, что ребенок родился раньше времени. Если же ясно, что ребенок родился на 9-м месяце, то даже если он умер в самый день своего рождения, выполняют те же предписания, что и в случае смерти взрослого человека.

Если родились близнецы и один из них умер в первые 30 дней жизни (или даже в 30-й день) и по нему не справляли траур, потом не жалеют об этом, ссылаясь на то, что поскольку брат его остался жив, то это якобы доказывает, что и умерший был жизнеспособным.

3. Гер подобен только что родившемуся младенцу: он становится новым человеком, все его прежние родственные связи прерываются. Поэтому если герами становятся родители и дети, они не считаются родственниками и не соблюдают траур в случае смерти кого-то из них.

4. Соблюдать семидневный траур начинают тогда, когда захоронение умершего завершено, поэтому авель снимает обувь уже на кладбище. Но если по пути домой авель должен пройти через район, где живут одни неевреи, и он не хотел бы идти босиком, чтобы не привлекать к себе внимание, ему разрешается надеть обувь, насыпав в нее немного земли.

Дети и внуки покойного не участвуют в похоронах и остаются дома. Для них соблюдение семидневного траура начинается в тот момент, когда им сообщают, что погребение закончено.

5. Если похороны состоялись незадолго до захода солнца, и скорбящие хотят, чтобы этот день был им засчитан как первый из семи дней траура, то те из них, кто участвовал в похоронах, ненадолго садятся на землю уже на кладбище, а те, кто остался дома, садятся тогда, когда уверены, что погребение уже закончено.

Конечно, если им потом сообщают, что на самом деле могила была засыпана позже, ночью, то счет семи дней они начинают снова со следующего дня.

Когда похороны происходят в канун праздника, то праздник аннулирует семидневный траур. Однако еще до захода солнца авель должен сделать что-либо, что соответствовало бы его состоянию: снять обувь или ненадолго присесть на землю.

6. В тех местах, где нет еврейского кладбища и потому покойника отвозят туда, где есть еврейское кладбище, скорбящие не могут знать, в какое время будет совершено погребение. Поэтому они начинают соблюдать траур сразу же по возвращении домой, проводив умершего, и с этого момента начинают счет семи траурных дней.

Некоторые авторитеты Галахи считают, впрочем, что если самый уважаемый из скорбящих (см. ниже п. 11) отправляется хоронить покойного в другое место, то оставшиеся в доме начинают соблюдать семидневный траур тогда, когда, по их предположению, погребение уже состоялось (а если путь может занять несколько дней, то в это время они ведут себя так, как сказано в 152:7, однако молятся и исполняют другие заповеди Торы и, в принципе, им разрешается даже есть мясо и пить вино). Однако если, наоборот, самый уважаемый из скорбящих остается дома, а хоронить покойника едут другие, то они начинают соблюдать семидневный траур сразу же после погребения.

7. Бывают ситуации, когда родственники не имеют возможности похоронить умершего - например, если он утонул или был убит неевреями и тело его не найдено. В подобных случаях все время, пока родственники продолжают надеяться, что им удастся похоронить покойного, они не должны исполнять обязанности, связанные с соблюдением траура. Им разрешается вести обычную жизнь, и даже вступать в интимную близость им не запрещено. Но когда они отчаиваются найти тело умершего родственника, то начинают соблюдать семидневный траур.

Если уже после окончания семидневного траура тело умершего все же находят и предают земле, родственники не должны снова соблюдать траур. Только дети покойного обязаны совершить криа.

8. Жена утопленника, тело которого не найдено, оказывается в весьма сложной ситуации, и только раввинский суд имеет право разрешить ей снова выйти замуж.

Если суд не дает ей такого разрешения, то считается, что ее муж не умер и поэтому по нему не соблюдают траур и не читают "Кадиш". Тем не менее, родственники утоп ленника стараются сделать все, что может принести покой его душе в загробном мире: время от времени возглавляют молитву в синагоге, читают "гафтару", становятся ведущими в зимуне, учат Мишну (или нанимают кого-нибудь, кто будет учить Мишну) и дают деньги на цдаку во имя души покойного.

9. Получивший известие о смерти близкого родственника в другом городе начинает счет семи дней траура с этого же момента. Даже прибыв потом туда, где находятся остальные скорбящие, начавшие соблюдать траур раньше, он не сокращает срок траура. Так же и тот, кто узнал о кончине близкого родственника только по прибытии к скорбящим - при условии, что они находятся не там, где умер этот родственник, и не там, где он похоронен, - соблюдает свои семь дней труара, не совпадающие со днями траура других родственников.

Однако если другие скорбящие находятся в том месте, где умер их родственник, или в том месте, где он похоронен, все зависит от того, где прибывший находился во время похорон. Если он находился относительно близко от того места, где умер родственник, не далее 38 км (что считается расстоянием, которое человек проходит за один день пути), то дни траура он считает вместе с остальными скорбящими.

Даже если прибывший близкий родственник присоединяется к ним только на седьмой день траура, но утром, пока народ еще не вышел из синагоги, а скорбящие еще продолжают соблюдать некоторые траурные обычаи, он считается авелем только один день. 30-дневный траур он соблюдает вместе с остальными скорбящими - при условии, что самый уважаемый из них находится среди них. Но если самый уважаемый среди скорбящих не соблюдает траур вместе с остальными скорбящими, родственник, о котором идет речь, ведет свой собственный счет дням траура. Так же он поступает, если во время похорон находился дальше указанного выше расстояния (независимо от местонахождения самого уважаемого из скорбящих).

10. Авель, который ведет счет дням траура вместе с остальными скорбящими, не изменяет счета и тогда, когда посреди семи траурных дней уезжает к себе домой.

11. Кого называют самым уважаемым из скорбящих? Возраст этого человека не имеет значения - принимается во внимание его влияние на окружающих, например, если его мнение считается решающим при распределении наследства и к его совету все прислушиваются. При этом сам он может и не быть наследником имущества умершего - к примеру, это может быть вдова покойного, не наследующая своему мужу, но управляющая всем хозяйством в его доме. Самым уважаемым из скорбящих называется также отец умершей дочери, которая вместе с мужем жила в его доме.

12. Если в таком месте, где принято молиться "Маарив" раньше цет гакохавим, мужчина или женщина получают известие о смерти близкого родственника как раз в промежуток времени между заходом солнца и цет гакохавим, им следует обратиться к раввину за указанием, с какого дня начинать счет семи траурных дней.

13. Во время эпидемии не соблюдают траур по умершим. Тем не менее, если эпидемия окончилась раньше, чем прошло 30 дней со дня смерти человека, по которому надо соблюдать траур, начинают счет траурных дней. Однако если эпидемия закончилась позже или до окончания 30-дневного срока со дня смерти человека начинается праздник, траур не соблюдают вообще.

14. В первый день семидневного траура авель не должен есть пищу, которая принадлежит ему. Всю еду для первой после похорон трапезы ему приносят другие люди - например, соседи или дальние родственники умершего; эта трапеза называется сеудат гавраа. По обычаю, в начале трапезы едят яйца или чечевицу - продукт, имеющий форму замкнутого круга без отверстия и тем самым подобный авелю, который словно лишен рта, чтобы сказать о своей потере... После сеудат гавраа ему разрешается есть все, что он пожелает, - даже мясо, и выпить немного вина, чтобы облегчить процесс пищеварения.

По мнению некоторых авторитетов, сколько бы раз авелъ ни ел в первый день траура, он должен есть только ту пищу, которую ему принесли другие люди.

15. Если похороны закончились близко к вечеру, и авелъ не хочет есть до наступления ночи, он затем имеет право есть пищу, которая принадлежит ему.

Поэтому, когда еврей живет в окружении неевреев, и нет никого, кто в первый день траура принес бы ему еду, он должен в этот день поститься и первый раз поесть только после наступления ночи. Но если это ему трудно, он не обязан причинять себе лишние страдания и имеет право есть то, чем располагает.

16. Замужняя женщина в первый день траура по умершему родственнику со стороны ее родителей не должна есть пищу, которую купил ее муж, - так как эта пища считается принадлежащей ей. Соблюдающий траур работник, которого кормит хозяин, также не должен есть пищу, принадлежащую его хозяину. Однако разрешается есть пищу, которую приносят сын, дочь или сирота, которого воспитывают в доме.

17. Женщине, начавшей семидневный траур, пищу должны подавать только другие женщины, а не мужчины.

18. Если покойника похоронили ночью и авелъ хочет поесть ночью, ему разрешено есть только ту пищу, которую принесут другие, - свою пищу ему есть запрещено. Но если ночью он есть не хочет, то для него запрет есть свою пищу продолжается и на следующий день, так как по еврейскому календарю сутки начинаются с заходом солнца и день, соответственно, оказывается как бы продолжением ночи. Так что первая дневная трапеза и в этом случае рассматривается как первая трапеза в день похорон.

19. Если похороны состоялись в пятницу после того, как настало время "Малой Минхи" (см. 71:2,3), когда запрещено начинать трапезу, сеудат гавраа не устраивают, чтобы не оскорбить честь субботы, и поэтому скорбящий не должен ничего есть до наступления ночи.

20. Сеудат гавраа устраивают только в тех случаях, когда известие о смерти получают вовремя (см. ниже, п. 21а). Тем не менее, если это известие получают в субботу или в праздник, тот, кто обязан соблюдать траур, в этот день ест принадлежащую ему пищу. Однако и на следующий день сеудат гавраа не устраивают, потому что день, когда известие было получено, уже прошел.

При получении запоздалого известия (см. ниже, п. 216) сеудат гавраа не устраивают вообще.

Если покойника похоронили в холь гамоэд, сеудат гавраа устраивают, но скорбящие сидят за столом на обычных стульях, так как в холь гамоэд не соблюдают те траурные обычаи, которые могут привлечь внимание посторонних.

21. Какое известие о смерти можно назвать своевременным и какое - запоздалым? а) Своевременным (шмуа крова) называется известие, полученное не позже 30-ти дней со дня смерти, включая день смерти. Близкий родственник покойного, получив такое известие, обязан совершить криа. Начинают соблюдать траур со дня получения своевременного известия - сначала семидневный, потом тридцатидневный, потому что Галаха приравнивает день получения этого известия ко дню смерти.

б) Запоздалым (шмуа рехока) называется известие, полученное после того, как прошло 30 дней со дня смерти. В этом случае соблюдают лишь некоторые траурные обычаи: близкий родственник умершего ненадолго снимает обувь или, если известие застало его в тот момент, когда он был босым, ненадолго садится на пол (или на землю). Никакие ограничения, связанные с трауром, он соблюдать не должен.

Кратковременного соблюдения некоторых обычаев, связанных с трауром, достаточно даже в случае получения известия о смерти одного из родителей, независимо от того, когда это известие было получено - днем или ночью. Однако обычаи, связанные с 12-месячным трауром после смерти отца или матери, он обязан исполнять и отсчитывает эти двенадцать месяцев не со дня получения известия, а со дня смерти родителя.

Если человек получает известие о смерти отца или матери уже после того, как прошло 12 месяцев со дня смерти родителя, достаточно, чтобы он в течение примерно 15-20 минут исполнял некоторые траурные обычаи.

22. Если своевременное известие о смерти близкого родственника было получено в субботу, не совершают никаких действий, выражающих скорбь и траур, пока длится святой день. Только после окончания субботы совершают криа и соблюдают полный траур еще шесть дней (так как суббота считается первым днем траура).

Если день получения известия о смерти - суббота или праздник, и это именно 30-й день после смерти близкого родственника (следовательно, после окончания субботы или праздника известие уже будет считаться запоздалым), в течение субботы или праздничного дня соблюдают те траурные обычаи, которые незаметны для посторонних (см. ниже, гл. 160), а после окончания субботы или праздника соблюдают кратковременный траур - так же, как всегда при получении запоздалого известия.

Если своевременное известие получают в субботу, которая совпадает с кануном праздника, то в течение этой субботы соблюдают те траурные обычаи, которые незаметны для посторонних, а наступивший после субботы праздник отменяет семидневный траур.

Когда получают запоздалое известие в субботу или праздник, в этот день не соблюдают траур вообще, а после окончания святого дня достаточно лишь соблюсти некоторые траурные обычаи в течение короткого времени (например, сесть на пол и снять обувь и т. п.).

23. Возможна такая ситуация: после праздника получают известие, что близкий родственник умер перед праздником. Тогда тот, кто знал о смерти близкого родственника до праздника и уже начал соблюдать семидневный траур, с началом праздника прекращает его, а тот, кто узнал об этом после праздника, тогда и начинает соблюдать семидневный траур. Поскольку он до праздника ничего не знал, для него известие о смерти является своевременным, и с момента получения известия он обязан соблюдать семидневный и тридцатидневный траур (это правило относится даже к случаю, когда день получения известия - 30-й со дня смерти).

24. Тот, кто не знал о смерти близкого родственника, по которому он был обязан соблюдать траур, ему и не сообщают об этом. А сообщающий ему об этом заслуживает порицания, как сказано: "Разглашающий слухи - глупец" (Мишлей, 10:18).

Разрешается приглашать на любые празднества человека, у которого умер близкий родственник, в течение всего времени, пока он об этом не знает, - на ворт, на свадьбу и т. п.

Однако если человек спрашивает о своем уже умершем родственнике, жив ли он, оставлять его в неведении запрещено. Однако разрешается дать такой косвенный ответ, чтобы спрашивающий сам догадался, что его родственник умер.

Сыновьям умершего (или умершей) обязательно сообщают это печальное известие для того, чтобы они начали читать "Кадиш".

25. Авель в течение первых семи дней траура обязан соблюдать целый ряд ограничений. Он не имеет права работать и нанимать работника (даже нееврея) для выполнения работ. Если он зарабатывает на пропитание семьи только своей работой, то с четвертого дня семидневного траура ему разрешается заниматься ею - но только в своем доме и так, чтобы этого никто не заметил. Даже нищему, живущему на подаяния, в течение первых трех дней не разрешается собирать цдаку. Однако сказали мудрецы: "Проклятие ляжет на тех соседей, которые вынуждают авеля работать", потому что их долг - помогать бедняку, тем более в те дни, когда он соблюдает траур.

Когда во избежание больших убытков авелъ должен работать, он обязан проконсультироваться у раввина. А если авелъ - купец и получил известие о смерти близкого родственника как раз в то время, когда у него появилась возможность дешево купить товар или когда он был на ярмарке, Галаха разрешает ему поручить ведение торговых дел доверенному лицу.

26. Авелъ имеет право в течение траурных дней продавать товар тем, кто обычно покупает у него, - чтобы не потерять постоянных клиентов. Авелъ имеет также право во время траура послать кого-нибудь, чтобы тот взыскал причитающийся авелю долг, так как есть опасение, что после условленного срока возврата долга будет труднее получить его. Кроме того, Галаха раз решает авелю взять какую-нибудь работу с тем, чтобы выполнить ее после траурных дней, но при этом он не должен вести подсчеты, взвешивать или измерять материал и т. п. обычным способом.

Авелю разрешено выполнять домашнюю работу - он только не имеет права стирать свою одежду. Поэтому женщина, соблюдающая семидневный траур, готовит еду и выполняет по дому всю работу, в которой нуждается сама, но для других работать она не должна. То же правило распространяется и на человека, помогающего хозяевам по хозяйству: если у него умер близкий человек, то в дни траура ему разрешается выполнять в доме любую работу, которая требуется. Однако работу ради добавочного заработка и тем более ту, из-за которой авелъ должен уйти из дома, ему запрещается выполнять.

Авель имеет право писать все то, что разрешается писать в холь гамоэд (см.

102:10).

27. Когда один из двух компаньонов - авелъ, то второму разрешено работать только так, чтобы этого не видели другие. Например, если они сообща владеют магазином, то на время семидневного траура его закрывают. А если авель - хозяин и предприятие называется его именем, то другому компаньону запрещается работать вообще. Если прекращение работы на этот срок грозит серьезными убытками, необходимо обратиться за указаниями к раввину.

28. Все семь дней траура авелю запрещено купаться даже в холодной воде. Лицо, руки и ноги ему разрешено мыть только холодной водой. Если же случилось, что не успел авель закончить траур по случаю смерти одного близкого родственника, как у него умер другой близкий родственник, и авель вынужден продолжить траур, то ему разрешается вымыться холодной водой.

Мыться горячей водой запрещено и в течение 30-дневного траура, а для удовольствия запрещается мыться даже холодной водой. Однако если в результате этого запрета человек плохо почувствует себя и это отразится на его работоспособности, то с разрешения раввина возможны некоторые отступления от этого запрета. А если скорбящей женщине необходимо вымыть голову горячей водой перед погружением в воды миквэ, она делает это немедленно по окончании семидневного траура.

29. Если у роженицы умер близкий родственник, по которому она обязана соблюдать траур, то ей разрешается мыться в любой из семи дней траура, когда ей это необходимо. Желательно, чтобы она только в первый день воздержалась от этого.

30. Авель не должен умащать тело. Тем не менее, если ему необходимо пользоваться мазью в гигиенических или лечебных целях, запрет отменяется.

31. Еще один запрет касается ношения кожаной обуви (носить обувь из материи, дерева, пластика и т. п. разрешено). Если деревянная обувь имеет кожаные ремешки и т. п., носить ее также запрещается.

Хотя авель не носит кожаной обуви, он в дни траура (в отличие от Девятого ава и Йом-Кипура) каждое утро произносит благословение "Давший мне все необходимое".

Кожаную обувь разрешается носить роженице, если со времени родов не прошло 30-ти дней, а также тому, у кого на ноге есть рана.

Если авель вынужден куда-то пойти, он имеет право надеть кожаную обувь, предварительно насыпав в нее немного земли.

32. Авелю запрещено вступать в интимную близость с женой, а также обнимать ее, целовать, спать с ней в одной кровати и т. п. Однако супругам разрешается обслуживать друг друга - наливать вино, стелить кровать и т. п., - причем не имеет значения, кто из супругов авель, муж или жена.

33. Авелю запрещено учить Тору, поскольку слова Торы веселят сердце. Однако ему разрешено изучать все, что разрешено изучать Девятого ава, и в той же мере, как в этот день (см. 120:9). Согласно обычаю, в дни траура авель изучает т. н. "скрытую Тору" - Кабалу и учение хасидизма.

34. Если авель работает меламедом и его никто не может заменить на время траура, то на 4-й день после похорон он должен возобновить занятия, чтобы дети не отвлекались от изучения Торы. Талмуд отмечает, что чистые детские голоса, повторяющие слова Торы, даже если дети не понимают их смысла, доставляют Всевышнему больше удовольствия, чем изучение Торы величайшими мудрецами. В Зогаре сказано, что мир продолжает существовать только благодаря тому, что дети произносят слова Торы. Авель, который обучает собственных детей, также не должен прерывать занятия более, чем на три первых дня, - ведь его дети не обязаны соблюдать траур.

35. Все семь дней траура авель не читает в молитвах те отрывки, в которых говорится о воскурении благовоний в Храме. "Миньян", молящийся в доме авеля, не читает "Таханун", а если авель молится вне дома, то он не читает "Таханун" (хотя "миньян" - читает). Кроме того, в доме авеля не произносят "Биркат коганим".

После молитв "Шахарит" и "Минха" в доме авеля читают 49-ю главу Тегилим, а заканчиваюи каждую молитву, произнося "Кадиш дерабанан" после того, как авель зачитывает последнюю мишну из 7-й главы трактата Микваот. Кроме того, в доме авеля организуют специальные занятия для изучения Мишны и после этих занятий произносят "Кадиш дерабанан".

Авель, не достигший возраста бар мицвы, также учит Мишну и читает "Кадиш".

Авель, соблюдающий траур по отцу или матери, должен стараться чаще исполнять обязанности хазана. Но если он соблюдает траур по другому родственнику, то в течение первых семи дней выступает в роли хазана только в том случае, если нет никого, кто исполнил бы эту обязанность вместо него.

В течение года после смерти близкого родственника авель не становится хазаном во время молитв в те дни, когда молятся "Мусаф" - т. е. в новомесячья, в субботы и в праздники. А если он становится хазаном в Хануку, то для чтения "Галеля" ему следует уступить свое место кому-нибудь другому. (О зажигании ханукальных огней см. выше, 131:23).

Когда авель молится в качестве хазана, перед ним зажигают пять свечей.

Совершая "Гавдалу" на исходе субботы или праздника, авель сразу начинает с благословений, пропуская цитаты из Танаха, предшествующие первому благословению.

36. В течение семидневного траура авеля не вызывают к чтению Торы, даже если он коген, и в синагоге другого когена нет.

37. Авель имеет право произносить благословение "Шегехеяну" во время семидневного траура во всех случаях, когда возникает такая обязанность - например, над плодом нового урожая и перед зажиганием ханукальных огней, - он лишь не должен делать это публично.

38. Авель ни с кем не здоровается. В первые три дня траура он не здоровается первым и не отвечает на приветствия тем, кто не знает о его горе, а сообщает им, что он - авель. В остальные четыре дня он не здоровается первым, но отвечает на приветствие тем, кто не знает о его горе. После семидневного траура и до истечения тридцатидневного он приветствует других, но те не должны здороваться с ним. Однако на приветствие тех, кто не знает, что у него произошло, он отвечает.

После 30-ти дней траура авель ведет себя, как любой другой человек.

39. Авелю запрещено смеяться и веселиться. Поэтому ему надо быть немногословным и говорить только то, что необходимо для выражения уважения к присутствующим. В течение всего семидневного траура, если возможно, авель даже не должен брать на руки маленького ребенка, потому что ребенок может заставить авеля рассмеяться.

Есть места, где в субботу принято приветствовать авеля. Сам авель приветствует всех, поскольку он не должен в субботу воздерживаться от соблюдения тех траурных обычаев, которые могут быть заметны для посторонних.

40. Авель не должен сидеть на обычном стуле или кресле, ему разрешается сидеть лишь на полу или на низенькой скамейке, а если это ему трудно по состоянию здоровья, он имеет право подложить небольшую подушку.

Хотя в разговорном языке для обозначения семидневного траура принято употреблять выражение "сидеть шивъа", на самом деле авель не обязан все время сидеть: он имеет полное право вставать и ходить по дому. Но когда к нему приходят, чтобы исполнить заповедь утешения скорбящих, он обязан сесть.

41. Во все дни семидневного траура, кроме субботы, авель прикрывает глаза головным убором болыле, чем обычно.

42. В течение семидневного траура авель не меняет белья - ни нательного, ни постельного. Ему запрещается даже надеть чистую рубашку. Однако принято, что в честь субботы ему разрешается переодеться, а также застелить стол чистой скатертью.

Если человек вынужден соблюдать несколько семидневных трауров подряд, ему разрешается выстирать свою одежду - но без мыла.

43. Принято, что в течение всех семи дней траура в доме, где находится авель, днем не закрывают входные двери - в знак того, что тот, кто придет утешить авеля, всегда желанен.

44. В течение всего семидневного траура в доме авеля должна гореть свеча (нер нешама).

45. Все семь дней траура авель не выходит из дома. Тем не менее, он даже в первый день траура принимает участие в похоронах другого родственника или даже чужого человека, если некому дополнить "миньян". Если авелю нужно выйти по требованию властей или для того, чтобы принять срочные меры для предотвращения грозящего ему материального убытка, он должен насыпать в обувь немного земли.

Даже в синагогу авель имеет право пойти только в субботу. Но если он не может собрать "миньян" у себя дома, то, чтобы молиться в "миньяне" и читать "Кадиш", ему разрешается ходить в синагогу в будни.

Если авель -могель, многое зависит от того, есть ли другой могель в городе. Если нет, то для совершения обрезания младенцу авель имеет право выйти из дома даже в первый день своего траура. Если в городе есть другой могель, то в первые три дня траура авель не должен выходить из дома для совершения обрезания, а в последующие дни он молится дома и приходит в синагогу только к самому началу церемонии, когда туда уже принесли младенца.

Если авель должен сделать обрезание своему новорожденному сыну, то ради этого ему разрешается идти в синагогу даже в один из первых трех дней траура.

Не принято предлагать авелю быть сандаком на обрезании.

46. Тот, кто потерял близкого родственника, не должен выражать свое горе слишком эмоционально. Пророк говорит: "Не плачьте по умершему и не скорбите о нем" (Ирмеягу, 22:10). Как можно сказать эти слова?! - изумляются наши мудрецы и отвечают так: имеется в виду "не плачьте по умершему" слишком много "и не скорбите о нем" больше, чем полагается. А именно: первые три дня - для плача, семь дней шивъа - для траура, тридцать дней - для соблюдения запрета стричься и надевать глаженую одежду. А затем Всевышний словно говорит: ты не имеешь права жалеть о покойнике больше Меня.

И еще говорят наши мудрецы, что каждый, кто горюет об умершем сверх меры, может навлечь на себя еще одну такую же беду.

Тем не менее, скорбь ученика по умершему учителю может выходить за эти рамки. Но не следует оплакивать его больше тридцати дней, потому что как бы ни был велик умерший, он не превосходит Моше-рабейну, о котором сказано в Торе: "И оплакивали сыны Израиля Моше... тридцать дней" (Дварим, 34:8).

47. Наши мудрецы говорят, что когда в семье кто-нибудь умирает, вся семья должна беспокоиться. Можно привести такое сравнение: если расшатывается один камень в каменном своде, расшатывается весь свод. Иначе говоря, гнев Б-га грозит всей семье (и, кстати, именно поэтому в доме авеля не читают "Таханун": чтобы не напоминать о совершенных грехах). Мудрецы приводят еще одно сравнение: все семь дней траура над семьей словно висит обнаженный меч. После 30-ти дней он отдаляется и опасность становится менее грозной, но меч не возвращается в ножны до окончания 12-ти месяцев. Поэтому первые три дня авель должен себе представлять, что лезвие меча касается его шеи, следующие четыре дня - что меч отступил, но сверкает в углу комнаты, в течение последующих дней до 30-го дня - что меч проходит возле дома по улице, а затем, до окончания 12-ти месяцев со дня смерти близкого человека авель обязан постоянно думать о том, что угроза гнева Всевышнего все еще висит над семьей. Только если в семье в это время рождается мальчик, вся семья может облегченно воздохнуть, ибо Всевышний сменил Свой гнев на благоволение: "мальчик пришел в мир - спокойствие пришло в мир".

И то же самое относится к любому многолетнему кругу близких друзей: если кто-то из них умирает, все остальные обязаны встревожиться.

48. Каждый, кто не соблюдает траур так, как установили мудрецы Торы, проявляет жестокосердие, не свойственное сынам Израиля. И чтобы избежать наказания за это, ему следует, едва пробудившись ото сна, задуматься о своем поведении, преисполниться трепетом и совершить настоящую тшуву. "Б-г... Ты бил их - а они словно не чувствуют", - сокрушается пророк (Ирмеягу, 5:3). Отсюда следует, что необходимо сердцем почувствовать наказания Всевышнего и расценивать их как предупреждение за совершенные ошибки и побуждение к тшуве.

49. К седьмому дню шивъа применяют правило "часть дня - как целый день" и заканчивают траур уже утром. Принято в этот день помолиться "Шахарит" как можно раньше, затем войти в комнату, где сидит авель (те, кто находились с ним, должны выйти), и произнести традиционное утешение: "Всевышний утешит вас" и т. д. Затем авелю велят встать и завершить семидневный траур. Когда он встает, говорят: "Всевышний восполнит потери народа Своего, Израиля" и желают скорбящему долгих лет жизни. После этого там, где сидел авель, в пол вбивают гвоздь - но не молотком, а куском камня.

50. На седьмой день принято отправляться на могилу умершего, в первый раз после похорон. У могилы читают главы Тегилим в следующем порядке: 16, 17, 32, 74, 91, 104, 119 и 130, а также восьмистишия из главы 119-й - сначала те, начальные буквы которых образуют имя умершего, а потом те, начальные буквы которых образуют слово нешама ("душа"). Весьма желательно присутствие "миньяна", чтобы дать возможность авелю после прочтения глав из Тегилим прочитать "Кадиш".

Если седьмой день совпадает с субботой, то на кладбище отправляются в воскресенье.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .