Йом-Кипур -Судный день

ЙОМ-КИПУР -СУДНЫЙ ДЕНЬ

10-го дня месяца тишрей 2449 г. (в 1311 г. до н. э.) Всевышний даровал прощение народу Израиля после его грехопадения – сотворения золотого тельца – и даровал Новые Скрижали Завета. Поэтому Йом-Кипур и стал днем прощения прегрешений всему народу Израилеву.

Йом-Кипур – самый святой день из всех еврейских праздников. Это день Всепрощения, когда Б-г прощает проступки тех, кто раскаивается. Это день поста и в то же время день радости. Еда, питье, купание, супружеская близость запрещены в Йом-Кипур. Тот, кто ввиду слабого здоровья поститься не может, должен обратиться к раввину за консультацией. В день, предшествующий Йом-Кипур, заповедано есть больше обычного. Последнюю трапезу перед наступлением поста следует закончить до захода солнца. Пост Йом-Кипур соблюдается вплоть до появления звезд на исходе Йом-Кипур.

В Йом-Кипур читается поминальная молитва – Изкор.

Первые 10 дней нового года называются Десятью днями покаяния – Асерет йемей тшува.

Слово «тшува» нелегко перевести на другой язык, так как оно имеет много значений. Тшува – это возвращение, и прежде всего к вере в Б-га; тшува – это раскаяние, так как без искреннего раскаяния в совершенных ранее грехах – сознательно или бессознательно – не может быть искреннего возвращения к вере. Сочетание этих двух понятий и составляет содержание тшувы – отвратить от греха и вернуть к праведной жизни, к вере предков.

Мысль о возвращении к вере, о раскаянии вызывает в каждом человеке вполне естественную настороженность и опасение. Тшува представляется большинству людей коренным переворотом, который потрясает личность и приводит к коренной переоценке всех ценностей. Большинство же людей боится потрясений и переворотов в привычном течении жизни, в сложившемся укладе вещей. И хотя человек слышал о том, что имеются раскаявшиеся грешники – баалей тшува, – достойные восхищения силой их духа, он говорит себе: «Но ведь я простой человек, я не нахожу в себе достаточно сил для тшувы. Это не значит, конечно, что я считаю себя непогрешимым и не вижу, в чем мне необходимо исправиться; возможно даже, что в будущем я постараюсь быть лучше, однако я не готов вот так, сразу, изменить всю свою жизнь. К тому же я не вижу в этом такой уж необходимости для себя – не такой уж я грешник и преступник, чтобы так резко изменить весь ход жизни».

При таком подходе тшува якобы предназначена для крайних категорий людей – для законченных грешников, степень испорченности которых вынуждает их к резкому, абсолютному изменению образа жизни, или для людей, обладающих необычайно сильной волей, которые стремятся подняться на высшую ступень совершенства.

Такой подход в корне ошибочен, так как тшува – это одно из шестисот тринадцати предписаний, соблюдать которые должен каждый сын еврейского народа. Эта заповедь может и должна выполняться в любое время, однако есть дни, повторяющиеся из года в год, когда выполнение этой заповеди особенно угодно Всевышнему – это десять дней между Новым годом и Судным днем для размышлений о жизни и для раскаяния.

По сути дела, тшува – самый естественный поступок: это не внезапный переворот, разрушающий жизнь человека, а органическая часть всего хода вещей. Этот поступок находится в пределах обычных человеческих возможностей и требует не сверхусилий, а простого стремления человека стать лучше.

Но нельзя забывать о высшем, духовном содержании тшувы, о том, что делает этот поступок высочайшей милостью, дарованной человеку. Ведь недаром в тшуве различают две стороны: естественное раскаяние, выражающееся во внешних формах, в соблюдении предписанных норм – и нет ничего легче, чем тшува на этой ступени; и высшая, надъестественная сторона возвращения к вере, место которой в высших сферах человеческого духа, в самых потаенных уголках человеческой души. И нет ничего труднее для человека, чем достижение этой степени тшувы, а без нее тшува не является полной. О естественном раскаянии Тора говорит следующее: «Ибо заповедь сия, которую я заповедаю тебе ныне (имеется в виду заповедь о тшуве), не недоступна она для тебя, и не далека она Не на небе она, чтобы сказать: кто взошел бы для нас на небо и достал бы ее нам и возвестил бы ее нам, чтобы мы исполняли ее? И не за морем она, чтобы сказать: кто отправился бы для нас за море и достал бы ее нам, чтобы мы исполняли ее? А весьма близко к тебе слово сие: в устах твоих оно и в сердце твоем, чтобы исполнять его» («Деварим» 30, 11–14).

Две стороны у тшувы, два аспекта. Один – естественный: человек перестает грешить и начинает соразмерять свои поступки с заповедями Торы. Надъестественный же аспект тшувы относится к исправлению души человека, к очищению ее от былой греховной жизни.

Возвращение, круговорот – естественное явление. В ходе всех естественных процессов во Вселенной господствует принцип обновления, возвращения к исходному. И этот же принцип является основным в тшуве. Гениальный раввин и учитель Рав Кук так сформулировал это: «Течение всего сущего построено на принципе тшувы». Вот некоторые примеры тшувы в природе.

Существующие во Вселенной системы распространяются и разбегаются с огромной скоростью. Однако по достижении определенной границы начинается сжатие, растут центростремительные процессы, и все возвращается к начальному состоянию. Своего рода «хозер б'тшува» – воротившийся.

Земной шар вращается вокруг Солнца. За один год Земля завершает один полный цикл и возвращается в ту же точку, от которой она удалилась на сотни миллионов километров. Обновление и возвращение к исходному положению повсеместно наблюдается и в живой природе, возрождение и цикличность свойственны всему в природе. Так же обстоит дело и с душой человека.

Экклезиаст говорит: «Б-г создал человека правым», а Тора пишет: «По образу Б-жию сотворил его (человека)» («Берейшит» 1, 27). Если бы человек прислушивался к своей совести, к голосу Б-жьему, что в глубине души его, познал бы он Правду, Справедливость и Добро. Однако на жизненном пути человек отклоняется в большинстве случаев от своей Б-жественной сущности, и тогда-то он должен вернуться к самому себе, к исходной Б-жественной точке, с которой он начал путешествие по жизни.

Как Вселенная возвращается к центру, к начальному состоянию после периода расширения,

как всякое небесное светило, двигаясь по своей орбите, возвращается на исходную точку,

как Луна, восстанавливающая регулярно полное сияние свое,

как воздух, который очищается и вновь свеж и бодрящ,

как тело человеческое восстанавливает себя и силы свои, так и человеку необходимо время от времени возвращаться к самому себе, к своему исходному началу.

Пусть вернется он в свой дом и оглядится немного, подведет итог своим деяниям – кто он, что он представляет собой, и где его место в мире. И пусть изменит себя; обновленный и ободренный, направится на новый путь.

Все усилия культурной деятельности человека направлены на борьбу со злом, с уродливыми явлениями жизни, на совершенствование доброго начала. В своей ежедневной физической жизни человек удаляет переработанный воздух и остатки пищи, очищает от мусора свое жилище. Так и в духовной жизни человека. Он раздираем различными желаниями и стремлениями, зачастую противоречивыми, он мечется между Добром и Злом, Правдой и Ложью. В душе его со временем накапливается грязь окружающего мира. Эта грязь затрудняет человеку существование, и он должен избавиться от нее, очиститься. И так каждый человек, потому что «Нет человека праведного на земле, который делал бы добро и не грешил бы» («Экклезиаст» 7, 20).

Но человек поглощен ежедневными заботами, и разум его ограничен. Не всегда он выдерживает испытание, и не всегда его достает для борьбы со Злом и Ложью во имя Добра и Правды. Но каждому человеку предоставлена возможность очиститься и укрепиться в Добре – тшува. Тшува, таким образом, является основой существования цивилизованного общества. Посредством тшувы мы возвращаемся к своим истокам, к пути, предписанному Торой, к Правде, которая заложена глубоко в наших сердцах.

Всякое действие – слово или поступок – оставляет неизгладимый след в душе человека. «Все деяния твои в книгу записываются» («Пиркей авот» 2, 1) – сам человек является этой книгой. Ничто не проходит бесследно, все фиксируется, если не в сознании человека, то где-то в подсознательной сфере. Человек как бы постоянно находится перед съемочной камерой, которая регистрирует все его высказывания и поступки, а затем демонстрирует все дни его жизни до мельчайших подробностей.

Все зафиксированное в сознании человека не покоится там в пассивном виде, а оказывает влияние на жизнь этого индивидуума. Подсознательные ощущения влияют на процесс мышления и определяют поступки человека. Установлено, что следы прошлого обладают огромной силой влияния на поступки в будущем. Если это следы отрицательных поступков, то они будут направлять человека на ложные, опасные дела. И наоборот – в случае положительных отпечатков прошлого. «Одно доброе дело ведет к другому, один грех порождает другой» («Пиркей авот» 4, 2).

В таком случае, где же путь к исправлению, если ничто не забывается и не вычеркивается, и грехи лишь влекут за собой новые! В этом случае человек не найдет утешения ни в мудрости, ни в пророчествах, ни даже в Торе. Не найдет утешения до тех пор, пока Б-г не снизошлет на него откровения тшувы. Есть прошлое, настоящее и будущее, и живущий сегодня не в состоянии вернуться в прошлое и изменить его, ведь что сделано – сделано. Но Б-г пребывает вне времени. Для Него прошлое, настоящее и будущее – едины. Так же вне-временны тшува и сила ее.

Сила тшувы вытекает из ее Б-жественного происхождения. «И обратишься ты к Б-гу твоему» («Деварим» 30, 2). «Тшува предшествовала всему миру.» Она стоит над временем, ведь время, как и весь мир, возникло с началом творения. И ее силой человеку дано как бы вернуть время вспять, проникнуть в прошлое, «изъять» совершенные проступки и вычеркнуть их из памяти. И чем глубже будет раскаяние в прошлом, тем легче будет вычеркнуть из сознания это прошлое и создать чистое поле для записи деяний нового человека. Талмуд утверждает: раскаявшийся, баал тшува – «как младенец, только что родившийся»:

 


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .