Вокруг света и тьмы

 
ЯКОВ ШЕХТЕР

Однажды, много лет назад, когда иврит в Союзе учили не в ульпанах, а обрезание делали не в больницах, к моему другу-отказнику пришло письмо из Англии. Очень милое письмо, полное теплых слов солидарности и беспокойства за нашу судьбу. И заканчивалось оно совсем хорошо – в следующем году в Иерусалиме! Написала его семья англичан – не английских евреев, а самых настоящих христиан-англосаксов, судя по всему искренне взволнованных судьбой советских евреев. Вот – поговорили мы между собой – есть в мире хорошие люди, честные, порядочные, с широко распахнутым сердцем. Друг мой черкнул в ответ несколько строк, те ответили, прислали фотографии своих детей, и завязалась неспешная переписка между религиозным евреем-отказником и милой четой англичан. К еврейским праздникам христиане присылали моему другу то пакетик с мацой, то набор ханукальных свечей, а то и просто игрушки или обувь для его многочисленных детей. Продолжалась эта идиллия несколько лет, пока «отказ» не кончился, и вся наша компания, стремительно переместившись в Израиль, разбрелась по его просторам от Хадеры до Гедеры. Как-то раз, приехав на субботу к этому своему другу, я застал у него неожиданных гостей – пожилую, благородного вида матрону и ее молоденькую, ослепительно красивую подругу или, как это было принято выражаться в галантном девятнадцатом веке – наперсницу. Матрона оказалась матерью английских корреспондентов моего друга, а красавица просто ее коллегой по работе. Оказывается, эти две благородные женщины, находясь в далекой Англии, услышали приказ Всевышнего и, приехав совершенно порознь в Израиль, встретились и подружились в больнице для престарелых. Работают они в ней абсолютно бесплатно, ухаживают за одинокими стариками, и нет для них задачи благородней и выше, чем помогать представителям Б-гоизбранного народа на его Святой Земле. Мы с другом чуть не прослезились от умиления. Потом гостьи взахлеб рассказывали нам о своем боге, о том, как он добр и любит всех, и как он страдал за весь род человеческий, и т. д., и т. п. Мы как-то не очень обратили на все это внимание, дело приближалось к началу субботы, надо было собираться в синагогу. Мы еще поговорили немного и пошли проводить гостей. На прощание нас пригласили в Иерусалим, откуда приехали англичанки, пригласили очень тепло и настойчиво, а красавица одарила меня, неженатого, взглядом весьма призывным и многообещающим.

В синагоге я рассказал раввину о нашей встрече, о замечательных женщинах, так искренне и самоотверженно помогающих еврейскому народу. Раввин с тревогой посмотрел на меня и спросил:

– Одна из них была очень красива, не так ли?

– Да, – подтвердил я.

– И глядела на тебя призывно, и в гости приглашала настойчиво? – продолжал расспрашивать раввин.

Я опешил: ну и осведомленность у израильских раввинов! И в чисто израильской же манере ответил вопросом на вопрос:

– А что, вы с ними знакомы?

– Не только знаком, а очень даже хорошо знаю эту братию, – горько усмехнулся раввин. – Приемы у них стандартные – видимо, по одной инструкции работают, но надо отдать им должное: на какие слабости человеческие нажимать, они знают. Когда я работал в Канаде, такие же вот милые дамочки-христианки открыли в еврейском квартале Торонто кафе. Если бы ты видел, какие в нем работали официантки! Короче говоря, через полгода они одурили нескольких молодых евреев, трое из которых крестились. Ты даже не можешь себе представить, какие средства и сколько людей были мобилизованы миссионерами для работы с евреями России. Письма и посылки получал не только твой друг, по Израилю сейчас катаются не одна пара «милых» женщин и «благообразных» джентльменов. Все, кому хоть что-то было послано или написано, заложены у них в компьютер, и со всеми проводится та или иная работа. Ты думаешь, что в больницах они искренне помогают старикам? Как бы не так! Словно хищные птицы, кружат они возле слабых и больных людей, ловко маскируя свои настоящие намерения под личиной милосердия. А когда приходит последний час, они, «лучшие» друзья последних дней, суют в руки умирающего, ослабленного человека крест, уговаривают произнести несколько ритуальных фраз и быстренько проворачивают обряд крещения. Для этого они всегда работают группами. Смысл: еврей умирает христианином, и нет ничего приятнее и слаще этого для гойской души.

Что же это за «слабость» такая, и зачем миссионерам нужно тратить столько сил и средств на улавливание еврейских душ? Причина достаточно ясна: мы – их отрицание. Христиане именуют себя Новым Израилем, а свой союз с богом соответственно Новым заветом. Иными словами, когда-то Всевышний действительно избрал евреев из всех народов мира и заключил с ними союз, но они, неразумные, погрязнув в фарисействе, повели себя низко и грязно, распяв кого не надо было. Замечу попутно, что Талмуд – документ, куда более достоверный, чем противоречивые и сбивчивые воспоминания учеников достославного распятого, – оставил нам несколько иную картину происшедшего. В соответствии с еврейскими законами был произведен суд над человеком, объявившим себя не кем иным, как Мессией. Кабалистические фокусы, которыми обвиняемый тешил простонародье, на судей не произвели должного впечатления, поскольку они и сами все это умели, и много лучше подсудимого. Найти достойного объяснения своим словам преступник не сумел, а посему в соответствии с законом должен был быть побит камнями, но тут вмешался римский наместник и, отобрав преступника у еврейского суда, произвел над ним быструю расправу, после которой захоронил его в безлюдном месте. Все же дальнейшие трогательные истории с мучениями на кресте, воскресением, вознесением и др. есть, выражаясь культурно, плод буйной фантазии последующих поколений, а говоря прямо и откровенно – просто вранье. У нас имеется гораздо больше оснований верить Талмуду, каждое слово в котором веками придирчиво проверялось десятками тысяч талмудистов и все экземпляры которого, в каком бы месте и в какую бы историческую эпоху вы их ни отыскали – в Польше, Йемене, России или Афганистане, абсолютно, я подчеркиваю – абсолютно, совпадают друг с другом и в этом отношении несравнимы с многократно переписывавшимися и просто пестрящими явными добавлениями писаниями малограмотных еврейских крестьян и рыбаков, которые еще более неграмотные нееврейские рабы и ремесленники окружили ореолом «апостольской славы». Но вернемся к завету. По христианской точке зрения за совершенное надругательство союз между евреями и Б-гом был расторгнут и заключен новый, а сами христопродавцы навечно рассеяны за свой грех между всеми народами, и участь печальная их служит назиданием остальным, выражаясь красиво – притчей во языцех. Это утверждение работало почти две тысячи лет, а в тех случаях, когда происходила осечка, церковники и власть предержащие искусственно выправляли положение – где костром, где мечом, а чаще всего – унизительным и несправедливым законодательством. Сегодня же оно, это утверждение, не срабатывает просто катастрофически, потому что евреи, в полном соответствии с предсказаниями своих пророков и в противоречии с писаниями христианских апостолов, собираются на свою землю, потому что восстановлены государство, язык, армия – то есть, как поется в популярной песне: «Ам Исраэль хай!» – «Жив народ Израиля!» И ведь вот как оно теперь получается: если старый, Ветхий завет действует – значит, так называемый Новый никогда не был заключен. Что же делают в такой ситуации христиане? Да то же, что и всегда! Если действительность не совпадает с теорией – будем менять действительность! Цель оправдывает средства – сегодня этот старый иезуитский девиз по-прежнему актуален и свеж, на его воплощение брошены миллионы долларов и тысячи активистов. Уже много лет израильская организация «Яд леахим» («Руку братьям») предпринимает отчаянные попытки сдержать вал миссионеров, мутной волной накатывающийся на Израиль. Масштабы политического и экономического давления на нашу страну беспрецедентны. Один из примеров – мормонский университет в Иерусалиме. Как известно, мормоны немногочисленная, но весьма миссионерски активная христианская секта. Большинство мормонов проживают в США, в городе Солт-Лейк-Сити; в Израиле их, слава Б-гу, почти нет. Но вот несколько лет назад захотелось им построить свой университет в Святом городе, и пришлось «железному» Шамиру скрепя сердце подписать им разрешение на строительство. Вы думаете, наш премьер не догадывается, какие идеи будет пропагандировать мормонский университет или, может быть, в Кнессете действует мощное мормонское лобби? Конечно же Шамир не просто догадывается, а даже весьма прекрасно осведомлен, если не своими советниками, то уж многочисленными демонстрантами и протестами религиозных партий. Но вот лобби действительно действует, только не в израильском Кнессете, а в американском сенате у этой организации имеются достаточно веские доводы даже для «железного» Шамира. Впрочем, мормоны для «русского» уха звучат довольно экзотично, поэтому давайте-ка лучше поговорим о себе, то есть о выходцах из Советского Союза. Все мы, те, у кого значилось «еврей» в пресловутой пятой графе советского паспорта, – потомки очень и очень религиозных людей. Тот, кто уходил от веры, автоматически уходил и от еврейства, а дети его или, максимум, внуки уже были записаны русскими, поляками, немцами, да и вообще мало ли кем. Наши дедушки и прадедушки три раза в день поворачивались в сторону далекого Иерусалима, просили Б-га привести их в Святую Землю, а если не их самих, то хотя бы детей или внуков. Мы – то поколение, на котором эти молитвы стали сбываться, мы, внуки и правнуки, добравшиеся наконец до святого Иерусалима. Или вырвавшиеся из медвежьих объятий большевиков в страну, где можно спокойно и открыто исповедовать любую религию. Как же обидно и больно, когда свободный еврей в свободной стране попадает в сети миссионеров. Одним из организаторов и командиров миссионерской деятельности среди евреев из России был Александр Мень. Его посланцы активно и небезуспешно орудуют сегодня в Израиле, США, Канаде, да и вообще в любом уголке мира, где можно «ущучить» русского еврея. После убийства своего руководителя они стали называть его праведником, намеренно избегая слова «святой», которое в приложении к священнику не вызывает у еврейского уха приятных ассоциаций. Кто же он – этот новоявленный праведник. Александр Мень, выкрест, активно занимавшийся в России крещением евреев. Он преуспел в своей деятельности, сумев сделать то, что не удалось инквизиции, бандитам Хмельницкого, черной сотне и тысячам других подонков, пытавшихся во все века оторвать еврея от своего народа. Знавшие Меня лично много рассказывали о его мягкой, обходительной манере, добром, отзывчивом сердце. Что ж, можно рассуждать о личной трагедии заплутавшего, сбившегося с пути человека, можно даже пытаться как-то его оправдать – ведь поиск Б-га в рамках русской культуры почти неизбежно ведет к православию, а не к иудаизму. В конце концов, если завтра Ицхак Шамир выйдет на тель-авивский рынок с метлой в руках и заявит, что работа мусорщика привлекает его больше, чем заботы премьер-министра, – мы удивимся, может быть, посмеемся, во всяком случае – посожалеем, но и только. Право каждого человека распоряжаться своей судьбой так, как ему заблагорассудится. Но если новоявленный метельщик начнет строить на своем поступке идеологию и призывать всех премьер-министров переквалифицироваться в мусорщики – мы перестанем сожалеть и, вероятнее всего, обратимся к врачу. Крещение – самый презираемый у евреев поступок, выкрест – наиболее презрительное прозвище. Еще наши бабушки и дедушки, когда, не дай Б-г, крестился кто-либо из их детей, справляли по нему, живому, поминки (шиву) и забывали о его существовании. Такой эпизод описал Шолом-Алейхем в своем «Тевье-молочнике», так поступали евреи во всех странах и во все времена.

Тот факт, что жизненный путь Меня оборвал топор неизвестного гоя, не дает никому права называть его «посмертно» именем, которым мы называем евреев, замученных единоверцами выкреста. Этот человек сам вывел себя из еврейского народа, приложил немало усилий, чтобы вырвать из него других, и если один из них, с кем он так жаждал слиться, свел с ним неизвестные нам счеты, то это не добавляет к «светлому образу» Меня ни жертвенности, ни героизма. Его трагическая смерть не вызвала у нас пароксизмов злорадного восторга – еврейская традиция предписывает не радоваться смерти человека, даже если он твой враг. В общем-то, вся эта история принадлежит уже не нашему народу, пусть ею занимаются сотни русских газет и тысячи русских журналистов. Разве нам не о чем больше говорить и не о ком сожалеть? Вспомним лучше о десятках жертв миссионеров, поговорим о наших истинных потерях. Но все-таки, что же дурного делают эти люди, так искренне стремящиеся вырвать нас, жестоковыйных, из темницы многовекового невежества? Если попытаться вкратце сформулировать тот гигантский вред, который причиняют незваные доброхоты, то получится примерно следующее. Евреи, в качестве формирования, осознающего себя как народ, – самая древняя нация на земном шаре. Все другие народы многократно меняли вероисповедание, смешивались с другими этническими группами и народностями, испытывали перерождающее влияние чужих культур. Многие со временем просто перестали существовать, а на их месте возникли совсем другие народы, называющие себя их именем. Нынешние египтяне, например, не имеют практически никакого отношения к фараонам и их подданным, греки – к эллинам, в пестром смешении культов и религий Индии вообще трудно усмотреть, кто является коренным жителем, а кто – потомок одного из многочисленных поработителей.

И лишь у евреев связь поколений – это не только связь отца с сыном или, максимум, деда с внуком. Мы говорим о четырех тысячелетиях непрерывного существования в качестве народа, с одной, не подвергшейся никаким изменениям верой и с одним, резко отличающимся от всех других,генотипом. Культура евреев – не культура отдельных людей, а богатейший свод законов древнего народа, на протяжении сорока веков несущего всему человечеству свет святой Торы. Разрушение этой ценности, разрыв связи поколений, есть страшное убийство, невосполнимая и горькая потеря. Миссионеры вырывают часть живого еврейского народа, выступают против всех предыдущих поколений, пронесших свою веру через десятки столетий гонений и преследований. Неужели наши деды и прадеды ускользнули от всех ловушек, костров и палачей лишь для того, чтобы их внуков одурил здесь, на Святой Земле или в Соединенных Штатах, какой-нибудь заезжий миссионер? Вред, наносимый незваными доброхотами, уже нельзя исправить, еврей уходит из своего народа, обрывая еще одну цепочку, тянущуюся от горы Синай до наших дней.

Еврейские мудрецы говорят: там, где много света, всегда есть много тьмы. Эта фраза, построенная на традиционном талмудическом парадоксе, подразумевает, что вокруг святого и чистого всегда крутится всякая нечисть. Нечисть, она ведь точно знает, где можно поживиться – вот и вертится в хорошем месте, пытаясь оторвать кусочек и для себя. Нынешняя алия – это большое и чистое дело – неизбежно привлекла всякую грязь, всколыхнула разных людишек, разные секты и партии. И пока еще репатрианты не сориентировались в новой для себя обстановке, пока еще не научились распознавать, кто друг, а кто и не очень, я прошу вас, евреи, я очень прошу вас – будьте осторожнее, не давайте себя обмануть, не давайте испачкать ни нашу историю, ни нашу веру, ни наш Израиль.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .