Любавичский Ребе и наука

 
Проф. ГЕРМАН БРАНОВЕР

Те, кому посчастливилось быть на приеме у Любавичского Ребе, знают, что он нередко переводит беседу на тему, близкую к профессии посетителя. Я удостоился услышать от Ребе целый ряд высказываний по поводу науки и технологии, их развития в нашу эпоху и их влияния на жизнь сегодняшнего человечества. Более того, Ребе дал мне немало практических советов, касающихся моих собственных научных исследований. Я всегда старался педантично следовать этим советам. Не раз Ребе говорил также о проблемах взаимоотношений между наукой и религией. Я уже неоднократно публиковал отрывки из этих бесед и цитировал слова Ребе в своих лекциях. В этой статье я постараюсь изложить взгляды Любавичского Ребе по перечисленным выше вопросам в более обобщенном виде.

ЕВРЕЙ И СОВРЕМЕННАЯ НАУКА И ТЕХНОЛОГИЯ

Одна из особенностей нашей эпохи – бурное развитие науки и технологии. Этот процесс начался около двухсот лет назад, однако наиболее значительный прогресс произошел в последнее столетие и, вне всякого сомнения, повлиял на весь образ жизни человечества. Прежде всего он коснулся таких областей, как средства коммуникации, промышленность и транспорт. Использование атомной энергии, полеты в космос, развитие компьютерной техники, с одной стороны, и внедрение автоматики и электроники в нашу повседневную жизнь – с другой, – все это укрепило в человеке двадцатого века сознание собственного могущества. Наука – и теоретическая, и экспериментальная – добилась впечатляющих успехов; ее достижения привели к технологическому «взрыву».

Ситуация эта вызвала в сознании людей немалую путаницу. Многие евреи с тех пор объясняют свой отход от религии тем, что мир изменился и человечество стало более просвещенным. Даже среди тех, кто по роду своей деятельности призван воспитывать подрастающее поколение, воцарилось замешательство, и они разделились на две группы. Представители одной из них пытаются приспособить свои религиозные взгляды к современной эпохе и тем самым приводят к искажению самих основ религиозного подхода к жизни. Вторая группа, наоборот, полностью игнорирует современный научно-технический прогресс и тем самым лишает еврея ответа на волнующие его вопросы и оставляет человека безответным перед лицом действительности.

Мнение Ребе по поводу всего вышесказанного совершенно однозначно, и он много раз говорил на эту тему – как в своих выступлениях перед аудиторией, так и в частных беседах. Прежде всего, говорит Ребе, не следует ни пугаться, ни удивляться научно-технической революции. Ведь сказано в книге «Зогар», что в шестом веке шестого тысячелетия разверзнутся врата мудрости на небесах и забьют ключом знания из глубин земных, – иными словами, накануне прихода Машиаха не только откроются евреям неведомые дотоле высоты Торы (небесная мудрость), но и «внешние», земные знания (естественные науки) тоже начнут стремительно развиваться. Наука, как и все, созданное Всевышним, сама по себе нейтральна, она не может быть «хорошей» или «плохой» – соответственно и все научные изобретения, которыми мы пользуемся в быту, тоже не могут быть «хорошими» или «плохими». Отрицательное отношение Ребе ко всей системе высшего образования вызвано не тем, что наука «плоха» сама по себе. Университеты, с его точки зрения, вредны тем, что, во-первых, преподавание в них базируется на считающемся очевидным материалистическом, атеистическом мировоззрении, а во-вторых, в их аудиториях и общежитиях царит атмосфера аморальности и распущенности. Наш мир и все, что его наполняет, создан «ради Торы и ради народа Израиля» и существованием своим прославляет Всевышнего; а служит ли открытие добру или злу, зависит лишь от того, как использует его еврей, осуществляя дарованное ему право свободы выбора. Творец, конечно, ожидает от нас, что мы используем новые знания для святых, возвышенных целей, однако окончательный результат является следствием свободного волеизъявления каждого отдельного человека.

В качестве примера Ребе приводит открытие электромагнитных волн и изобретение радио. Существует, говорит он, несколько уровней понимания значения этих знаний для укрепления веры и для практического исполнения заповедей. На первом уровне становится очевидным, что радиосвязь существенно расширяет круг евреев, которые одновременно могут слушать уроки Торы. На втором уровне человек, слушающий урок Торы по радио, открывает для себя, что распространение электромагнитных волн, несущих религиозную информацию в физическом пространстве, наглядно осуществляет сказанное в Торе: «И будет наполнена вся земля познанием Б-га», т. е. «наполнена» и в буквальном, физическом смысле. Наконец, тот, кто глубже исследует свойства электромагнитных волн, может усмотреть в единстве и взаимосвязи электрических и магнитных полей – а также в единстве и взаимосвязи сил природы вообще – отражение единства Творца.

Однажды Ребе предостерег меня от привлечения к спорам о взаимоотношении науки и религии тех евреев, которые получили в подарок от Б-га простую и бесхитростную веру и свободны от всяких сомнений. Однако, добавил он, необходимо помочь человеку, заблудившемуся в «просвещенном» мире, человеку, разделяющему распространенное заблуждение, гласящее, что наука противоречит религии, и именно этим объясняющему свой отход от Торы. В разговоре с таким евреем необходимо прояснить даже малейшие его сомнения. При этом крайне важно, чтобы он убедился в компетентности своего собеседника как в вопросах Торы, так и в науке.

Ребе не раз говорил, что следует использовать все достижения человеческого разума, чтобы укрепить в еврее его преданность Всевышнему, Торе и заповедям. Для исполнения большинства заповедей от человека требуются определенная подготовка в физической сфере и часто – немалые усилия, например, он должен достать религиозные принадлежности, с помощью которых исполняют заповеди: найти и купить этрог, тефиллин и т. д. Известно, что скрупулезное соблюдение предписаний Торы, смысл которых является чисто духовным, требует целого ряда сугубо практических действий, иными словами, требует подготовки в сфере материальной. Подобно этому, указывает Ребе, постижение галахической мудрости становится возможным после того, как еврей постарается ценой серьезных интеллектуальных усилий понять – насколько это вообще возможно – сущность Творения физического мира и взаимоотношений между Творцом и сотворенным Им миром. Именно так строит свою главную книгу «Яд гахазака» великий РАМБАМ: он предваряет чисто галахические части главой о науке.

ПРОТИВОРЕЧИЯ МЕЖДУ НАУКОЙ И РЕЛИГИЕЙ -СУЩЕСТВУЮТ ЛИ ОНИ?

По поводу так называемых противоречий между наукой и религией позиция Ребе не оставляет места для разночтений. Он часто говорит об этом в своих публичных выступлениях, во время встреч с учеными и студентами.

Как сказано о Всевышнем: «...Глядел в Тору и творил мир». Нет сомнений, что «произведение» – наш физический мир – не может противоречить «чертежу», по которому оно было создано. Однако именно с этим не согласны апологеты «осовременивания» религии, которые страдают неким комплексом неполноценности и пытаются оправдаться перед секулярным окружением. Они торопятся изыскать объяснения, которые, как им кажется, «подгоняют» Тору к последним научным открытиям в разных областях. Зачастую это люди религиозные, соблюдающие заповеди, но они стесняются «старомодности» Торы и пытаются «подновить» и «подправить» ее. Наиболее распространенным примером такого рода попыток является предложение понимать дни Творения аллегорически – как эпохи.

Так, иерусалимский профессор И. Лейбович предлагает следующую концепцию: Тора – учебник нравственности, и конкретные реалии, о которых она говорит, – не более чем аллегории. Наука же не противоречит Торе, ибо занята совсем иными вопросами: изучением физического мира.

Все, однако, обстоит наоборот: точно так же, как не существует такого уголка во Вселенной, где не присутствовал бы Создатель, нет в мире ничего, что не было бы связано с Ним.

Новые научные открытия постоянно опровергают то, что еще вчера казалось аксиомой. Такие «скачки», безусловно, играют положительную роль в научном прогрессе. Однако требовать от комментаторов Торы «скакать в ногу» с наукой, чтобы избежать возможных противоречий, – по меньшей мере нелепо. Когда такое противоречие между Торой и наукой возникает, следует основательно проанализировать новую теорию с позиций еврейского Учения, а также проверить, нет ли в ней ошибок с точки зрения критериев самой науки, и – Ребе не сомневается в этом – противоречие окажется мнимым. Однако, говорит он, не следует торопить события в поисках ответа, ибо спешка может лишь побудить ученых к фальсификации решения. И не нужно пугаться трудностей, возникающих при попытках решить такие проблемы – ведь нам, ограниченным в своих возможностях, не всегда дано проникнуть в замыслы Бесконечного, сотворившего мироздание по Своим законам, и в этом надо отдавать себе отчет.

Научные теории, как отмечает Ребе, подразделяются на несколько категорий по степени их достоверности, и это связано с различием самих исследуемых объектов мироздания. Существуют явления и объекты, которые можно не только наблюдать, но и изменять в экспериментальных целях, заставляя раскрыться с новой стороны. Именно такие объекты описываются в теориях света, строения материи, электромагнитных явлений. Эти теории можно отнести к первой категории: степень их достоверности достаточно высока, но не абсолютна, ибо наука пересматривает их всякий раз, когда накапливаются новые данные, которые не укладываются в рамки существующих теоретических построений.

Ко второй категории относятся теории, рассматривающие весьма отдаленные от нас астрономические объекты: звезды и галактики. В этом случае еще до выработки теории необходимо правильно оценить имеющуюся информацию. Результаты подобной проверки будут далеко не однозначны, и толковать их можно по-разному.

Та же ситуация постоянно возникает и в области изучения элементарных частиц, хотя здесь ученый пусть косвенно, но в состоянии вмешаться в исследуемый процесс. Подобные теории менее достоверны, чем теории первой категории.

И, наконец, существуют теории, претендующие на научность, но на самом деле являющиеся скорее предположениями или догадками. К ним относятся попытки реконструировать процессы, происходившие во Вселенной в далеком прошлом, всевозможные космогонические и геологические теории, а также теория эволюции животного мира на нашей планете. Их апологеты, опираясь на научные открытия, сделанные в нашу эпоху, пытаются объяснить, как именно и в течение какого времени мир достиг своего теперешнего состояния, и называют при этом конкретные сроки, понадобившиеся ему для развития. Метод, к которому обращаются авторы этих теорий и их сторонники, – это метод экстраполяции: построение кривой, уходящей в прошлое на расстояние, превышающее возможности экспериментальной проверки. Эти теории основываются исключительно на интуиции исследователей и весьма сомнительных допущениях. Ребе подчеркивает, что распространители подобных теорий, адресуясь к тем, кто нуждается в научной базе для своих атеистических воззрений, нигде не говорят, что речь идет лишь о предположениях, не поддающихся экспериментальной проверке, – они «продают» свои изыскания в качестве полной и абсолютной истины.

По мнению Ребе, причина того, что теория эволюции буквально заворожила стольких людей, – чисто психологическая. Логика неискушенного человека, размышляющего обо всем этом, примерно такова: «Предположим, что мне предстояло бы создать мир и заселить его. Допустим, что мне было бы предоставлено две возможности: либо создать каждый элемент Творения в отдельности, либо сотворить материю, определить законы природы и эволюции и дать всему развиваться самостоятельно. Я бы, конечно, избрал вторую возможность. У меня просто не было бы ни времени, ни желания творить по отдельности каждое из миллиардов созданий». Такой человек, разумеется, не отдает себе отчета в том, что наделяет Творца собственной логикой и собственными возможностями.

В НАШУ ЭПОХУ И НАУКА ПРИБЛИЖАЕТСЯ К ПРАВДЕ ТОРЫ

Ребе часто подчеркивает, что именно в эпоху научно-технического прогресса многие ученые «изобретают велосипед», возвращаясь к воззрениям еврейских мудрецов. Выше уже говорилось о том, что понимание единства Творца приходит через понимание единства Творения. В связи с этим Ребе вспоминает об Эйнштейне, доказавшем в своих трудах эквивалентность энергии и массы, а также взаимосвязь различных сил природы.

Ребе не раз обращал внимание своих собеседников на то, что точка зрения Галахи по поводу природных явлений, носящая характер закона, вполне конкретна и не заключает в себе никаких аллегорий. Тот же принцип распространяет Ребе и на выводы, содержащиеся в книге РАМБАМа «Яд гахазака» (за исключением его медицинских рекомендаций, которые были верны в ту эпоху, но частично устарели сегодня, так как организм человека претерпел с тех пор значительные изменения).

В связи с вышесказанным Ребе приводит следующий пример. Когда Тора и ее комментаторы, включая РАМБАМа, утверждают, что наша планета является центром мироздания, вокруг которого вращается Солнце и вся Вселенная, – это следует понимать буквально. В этом нет никакого противоречия сегодняшней науке: по теории Эйнштейна не существует абсолютного пространства и соответственно абсолютного движения, то есть невозможно ответить на вопрос, какое именно из двух тел движется, а какое покоится.

Необходимо отметить, что мысль о приемлемости геоцентрической системы с точки зрения современной науки поначалу не поняли даже некоторые физики. Коперниковская догма настолько укоренилась в их сознании, что для профессиональной объективности уже не осталось места. И несмотря на то, что с точки зрения современной науки геоцентрическая теория вполне релевантна, не у всех ученых находится достаточно мужества признать это.

Кстати, в последние годы, много лет спустя после того, как Ребе впервые высказал вслух эту «крамольную» мысль, многие астрофизики стали основывать свои исследования на теории геоцентризма (т. н. космологический антропический принцип).

Ребе часто напоминает о том, что современная наука уже около семидесяти лет назад отвергла теорию детерминизма, господствовавшую в философии на протяжении веков. Детерминистический подход особенно укрепился со времен трудов Ньютона и его последователей. Было принято думать, что причинно-следственная связь совершенно однозначна и ее можно иногда предсказать заранее. Дело дошло до того, что французский ученый Лаплас писал, что если ему укажут положение и состояние каждого атома в определенный момент времени, он сможет предсказать будущее всего мироздания на любой срок. Лаплас верил, что его прогноз включит в себя и все, что произойдет с человечеством: ведь Ньютон и другие приверженцы механистической науки утверждали, что с помощью законов механики, физики, химии и т. п. можно объяснить не только мир неживой природы, но и жизнь вообще и даже все, что касается человека и человеческого общества.

Естественно, подход Лапласа полностью исключал принцип как свободы выбора, так и хашгаха пратит – постоянное участие Творца во всем, происходящем в мире, – а также возможность того, что молитвы и поступки каждого человека могут повлиять на судьбу мироздания.

Еще несколько десятилетий назад Ребе указывал, что появление и развитие квантовой теории вернули все области науки к индетерминизму, полностью отрицающему точку зрения Лапласа. Квантовая теория была разработана для объяснения экспериментально обнаруженного квантоволнового дуализма света, который является одновременно и потоком фотонов, и короткими электромагнитными волнами. Объяснимое понятие дуализма применимо и ко всем другим видам элементарных частиц. Квантовая теория утверждает также, что невозможно предсказать заранее, как поведет себя та или иная конкретная элементарная частица, и можно лишь с определенной вероятностью прогнозировать поведение большого ансамбля частиц.

ТОРА – ИСТОЧНИК ЗНАНИЙ

Из Торы, говорит Ребе, человек может извлечь ответ на любой вопрос, – ответ, до которого наш разум без помощи Высшей мудрости просто не в состоянии дойти. И речь тут идет даже не о тайных ее смыслах, которые открыты только цадику, а о мудрости, лежащей на самой поверхности текста и доступной для понимания каждого еврея.

И вот классический пример. Когда у Ребе спрашивают, существует ли разумная жизнь на других планетах, он отвечает: «Не существует. Ведь человек отличается от всех других живых существ тем, что обладает свободой выбора. Понятие «свобода выбора» вроде бы противоречит принципу постоянного воссоздания мира Творцом заново, принципу хашгаха пратит и т. п., однако такова была воля Создателя – чтобы человек был создан по «образу и подобию Б-га», т. е. обладал свободой выбора. Всевышний даровал человеку эту свободу при посредстве Торы. Хотя во всей Вселенной все происходит по воле Б-га, Тора, являющаяся «Словом Б-га», возвещает, что человек свободен в выборе между добром и злом. И поэтому если предположить, что в космосе существуют разумные создания, похожие на человека, то у них должна быть Тора. Не может быть, чтобы это была другая Тора, так как Тора «по определению» является «Торой правды», а двух правд существовать не может. Но наша Тора не может быть у них, ибо в ней во всех подробностях описан процесс ее дарования именно нам. Из всего этого можно сделать единственный вывод: вне Земли не могут существовать люди, разумные цивилизации.

Еще один пример из той же области – отношение Ребе к вопросу о том, являются ли извращения в человеческом поведении, столь распространенные сегодня в мире, проявлением генетических или психических заболеваний или же просто результатом вседозволенности и нравственного падения людей. Ребе считает, что если речь идет об извращении, за которое Тора устанавливает кару, оно не может быть вызвано болезнью, так как Тора наказывает только за грехи, совершаемые по свободному выбору.

В заключение я хочу привести следующие слова Ребе: «Весьма нелестно, если о еврейском ученом говорят: «этот человек – крупный ученый и, между прочим, также еврей, соблюдающий заповеди». Правильная последовательность должна быть такова: «это благочестивый еврей и, между прочим, также крупный ученый».

(журн. «Возрождение»!


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .