Просто детектив

 

 

Сказано у наших мудрецов: «Тот, с кем случилось чудо, ничего не знает о нем». Горько, но верно. Откуда простому человеку знать, сколько раз Всевышний приходил к нему на помощь, сколько раз камень, брошенный нам в спину, возвращался в лоб тому, кто его запустил... И скрытые праведники наверняка встречались нам, и пророк Илияу сидел совсем рядом. Если б знать, а что тогда?..

Но есть на свете люди, которые видят мир другим и по-другому. Это цадики. Свет их души проникает в суть вещей, пренебрегая мелочами. Иногда они пользуются этой способностью, чтобы раскрыть преступление. А чаще – чтобы предотвратить его. В детективных историях, которые распутывали еврейские праведники, почти всегда отсутствует убитый. Это несколько уменьшает остроту сюжета. Зато приятно, когда все живы-целы-невредимы...


 

Раввин на исповеди.

Один из самых загадочных моментов в еврейской жизни – отсутствие денег. Это может быть в нынешнем Израиле, когда человек работает как лошадь, как две лошади (включая жену), и все равно остается должен банку, Сохнуту, хозяину квартиры, а если не им, то многим другим. Точно также было двести лет назад, в сытой и спокойной Австро-Венгрии, в местечке Липник, где жил торговец по имени Йоселе. Этот Йоселе всю неделю (кроме субботы) бродил по округе, недорого продавая всевозможный товар. Товар расходился быстро, но долги росли еще быстрее. Крона – бакалейщику, две – мяснику. А еще – молочница, а еще меламед, и в синагогу на бедных тоже надо дать.

Словом, так: однажды Йоселе почувствовал, что лицо жены заволокло тучами, и тарелки в ее руках звенят не по-доброму.

– Все в порядке? – спросил Йоселе.

– Ничего не в порядке, – ответила жена. – Мы тратим больше, чем ты зарабатываешь.

Это он и сам знал – нашла чем обрадовать...

– Не грусти, – сказал Йоселе, взвалив на плечи тяжелый мешок.

– Пророк Илияу помогает беднякам, это всем известно Так что ему стоит помочь и нам с тобой?

И он отправился в дорогу. Эх, если б знал он, как скоро сбудется его мечта... Не прошло и десяти минут, как по дороге промчалась почтовая карета. На повороте ее занесло, и на дорогу упали два конверта. Первое письмо было господину Бауэру от его невесты и пахло сиренью, а второе предназначалось графу с длинной фамилией и не пахло ничем. Правда, его украшала приписка, что внутри лежат тридцать тысяч крон.

Письмо без запаха Йоселе сунул за пазуху, а потом заорал что есть мочи. Карета остановилась, и наш торговец благородно отдал письмо невесты почтальону.

Напрасно ждали окрестные жители, когда им продадут подтяжки по сходной цене. Йоселе поспешил домой. Он вошел и сказал жене:

– Ну, все. Теперь мы богаты.

И он рассказал, что с ним приключилось. Поставив в разговоре точку, Йоселе сел за стол и стал наблюдать, что теперь его прекрасная половина будет делать. Может, хлопнется в обморок, или помолодеет на десять лет, или скажет, рыдая:

– Прости, муженек, я во всем была неправа, а ты – наоборот...

Но эта загадочная женщина сказала, утирая руки передником:

– Так, значит, мы теперь воры? Да как ты мог решиться на такое? Да что мы скажем нашим детям?..

Но недаром учитель столько раз бил Йоселе линейкой в хедере, чтобы не вертелся, а учил Талмуд. Йоселе стал ходить по комнате и говорить, загибая пальцы:

– Во-первых, это не кража, а находка. Во-вторых, есть заповедь возвращать пропажу еврею, а граф – тот, кому послано письмо,– гой, гоем и помрет. В-третьих, он все равно получит деньги – из королевского казначейства, в компенсацию за пропажу. А для нашего императора эти тридцать тысяч что тридцать грошей. Максимум устроит экономию: недельку будет пить кофе без сливок. И потом, может, как раз именно эти тридцать тысяч дедушка этого графа отнял у моего или твоего прадедушки или у обоих сразу...

– Не могу я с тобой спорить, – вздохнула жена. Я простая неученая женщина и знаю только, что эти деньги чужие... Кроме того, почтальон знает тебя в лицо. И полиция первым делом пожалует к нам...

Последний талмудический аргумент показался Йоселю очень толковым, но не сдвинул его с прежней позиции. Вместо этого он быстро отодвинул шкаф, отодрал половицу, спрятал деньги, прибил половицу и поставил шкаф на место. Как раз вовремя: в дверь уже стучался взволнованный почтальон и сердитый полицейский. Был допрос, обыск, снова допрос. Йоселе, считая себя законным хозяином находки, улыбался грустно, как врач, который ничем не может помочь больному. С этой улыбкой его и забрали в тюрьму.

Местечко Липник бурлило. Все жалели Йоселе, его жену и маленьких детей. Полицейские чины растерялись: где это видано, чтобы преступник сам выдал себя, только ради того, чтобы письмо невесты попало к господину Бауэру? А если Йоселе невиновен, то где же деньги? Министерство почты напечатало объявление, что вернувший пропажу получит награду в пятьсот золотых монет. Пока никто не откликнулся...

Как мучилась, как страдала жена Йоселе, вы можете себе представить. Если она не вернет деньги, ее мужа, скорее всего, засудят. Если вернет – решетка ждет его наверняка. Австрийские судьи, как известно, не учились в хедере и не обязаны знать, когда еврей должен возвращать пропажу, а когда может оставить ее дома...

Есть выход? Нет выхода. Сунув под платок пакет с деньгами жена Йоселе решила посоветоваться с раввином. Известный мудрец, рабби Борух Френкель-Теомим занимался Талмудом с учениками. Бедная женщина прошла вокруг его дома раз и другой, а потом, растерявшись окончательно, просто взяла и швырнула злополучный пакет в окно его кабинета.

Рабби Борух услышал стук. Поднял сверток Взглянул на надпись. Выглянул в окно. На улице было пусто. Он посмотрел на учеников. Юноши были погружены в учебу и ничего не заметили. Тогда рабби Борух положил письмо в ящик стола и вышел на улицу, чтобы все спокойно обдумать.

Он привык думать, это была его специальность.

Почему это письмо подкинули ему, а не отнесли на почту, где за него положена крупная награда?.. Может ли он сам отдать эти деньги властям?.. Ни в коем случае. Чиновники решат, что евреи, сговорившись, похитили деньги, а теперь хотят замазать дело и подослали раввина, которому, якобы, подбросили пропавший пакет... Как же быть?

Размышляя, рабби Борух повстречался с местным священиком, который тоже вышел погулять. Священник очень уважал рабби Боруха за его ученость и праведность. Поздоровавшись, он спросил у раввина, чем тот опечален. И тут совершенно неожиданная идея родилась у рабби Боруха. Между ним и священником состоялся следующий диалог...

Рабби: Скажите, вы обязаны хранить тайны, которые сообщают вам на исповеди?

Священник: Да.

Рабби: И власти признают за вами это право?

Священник: Конечно.

Рабби: Вы принимаете исповедь только у единоверцев?

Священник: Не только.

Рабби: В таком случае, я хочу исповедоваться у вас.

Священник (после долгой паузы): Я к вашим услугам. Если вам не хочется заходить в церковь, в моем доме есть специальное кресло...

Рабби: Я хочу исповедоваться в обычном кресле.

Священник (после размышления): Хорошо, можно в обычном.

События развивались дальше следующим образом. Рабби Борух рассказал священнику о подброшенном письме и объяснил почему ему неудобно возвращать его властям.

Священник пожал плечами: Так что же делать?

Рабби: Я хочу, чтобы вы отнесли пакет с деньгами в почтовое ведомство, сказав, что некто, чье имя вы не можете назвать, отдал вам его во время исповеди.

Эта мысль пришлась священнику по душе, так он и сделал.

Наутро весь Липник шумел: деньги нашлись, а Йоселе невиновен. Двери темницы отворились, и коробейник-мученик как на крыльях полетел домой. Он ничего не понимал, но от всей души надеялся, что его находка лежит там, где ей положено быть, под половицей. Но жена огорошила его вестью: деньги подброшены раввину, а он, светлая голова, нашел способ, как вернуть их властям. И она неученым умом своим считает, что муж немедленно должен пойти к рабби Боруху, рассказать ему все как есть и попросить прощения за доставленные хлопоты.

– Да, – сказал Йоселе со вздохом. – Ты права, на мою голову...

И он, по-прежнему свободный и нищий, отправился в путь. А ветерок дул ему в спину, разгоняя облака, а также несбыточные мечты и воздушные замки...

– Благословен Он, освобождающий узников! – воскликнул раввин, увидав Йоселе. – Ну вот, теперь все знают, что ты невиновен...

– Нет, я виновен,– перебил его несчастный коробейник. И он рассказал, что с ним приключилось. Рабби Борух утешил его, как мог, и сказал:

– Я рад, что эта история, наконец, закончилась.

Но она не закончилась. В дверь раздался стук, и на пороге появился священник. Он держал кошелек, где лежали пятьсот золотых монет – награда Почтового ведомства за возвращенные деньги. Свяшенник сказал, что хочет отдать их раввину. Раввин отказался их взять.

Рабби Борух: Вы помогли мне выбраться из запутанной истории. Эти деньги по праву принадлежат вам.

Священник: Но вы нашли пропажу! Значит, деньги ваши...

Так они спорили какое-то время, пока к раввину не пришло в голову неожиданное решение. Он сказал:

– А что, если отдать пятьсот монет Йоселе? Он столько страдал из-за пропавших денег, так пусть теперь получит награду!

Священник тут же согласился. Надо заметить, что обычная бойкость и красноречие покинули Йоселе. Он долго мыкал и ныкал, пока, наконец, не взял деньги. Когда священник ушел, Йоселе прошептал, оглядываясь:

– А может, не надо? С лишними деньгами всегда сплошная морока. То они у тебя есть, то их нету, то ты на свободе, а то в тюрьме...

– Нет, надо! – решительно сказал рабби Борух. – Теперь надо. Ты должен открыть на эти деньги магазин, а я обещаю, что буду посылать к тебе всех друзей и знакомых.

Йоселе встал, вздохнул и согласился. Он и впрямь открыл магазин, покупателей было много, дела шли хорошо. Жена звенела на кухне фаянсовыми и серебряными тарелками, как всегда не совсем одобряя поступки мужа...

Йоселе, надо сказать, был щедрым и часто помогал беднякам. Особенно он любил давать деньги взаймы и просто так бедным торговцам вразнос, которые бродят по деревням, любуясь весенним небом или с трудом вытаскивая сапоги из осенней жижи. И он бы так бродил... Но, известно, пророк Илияу помогает беднякам.

А где же, спросите вы, был пророк во время всей этой истории? Чтобы разобраться в этом, надобно перечитать наш рассказ снова...

Детектив с костылями.

Рабби Йосеф-Мойше собрался в дальний путь, в город Яссы. Он пришел к известному праведнику, рабби Исроэлю, которого звали Магид из Козница, чтобы попросить благословение на дорогу. Завел с ним цадик разговор о разных разностях и, между прочим, сказал:

– Рабби Йосеф-Мойше, я знаю, что вам приходится много странствовать. Допустим, ваша повозка поравнялась с путником, который просит его подвезти. Как вы поступите в таком случае?

– Очень просто, – ответил рабби. – Я велю кучеру придержать лошадей и посажу беднягу рядом с собой.

– Хорошо, – кивнул Магид. – А что будет, если вам встретится в пути калека, который ковыляет, опираясь на два костыля?

– Тем более нужно подвезти его! – воскликнул рабби. – Можно представить, как тяжело дается ему каждый шаг...

– А я, представьте, вижу дело совсем по-другому, – тихо сказал Магид – здоровый человек отправляется в дальнюю дорогу, полагаясь на силу своих ног. Подвезут его – отлично, а нет, так сам дойдет. Но калека обычно ждет попутную телегу в городе, где он живет. Вряд ли он рискнет путешествовать, надеясь на удачу. А если рискнет, то можно спросить: а калека ли он? И что у него на сердце?..

Это рассуждение показалось рабби очень странным. Но он не стал спорить с цадиком, а, простившись с ним, отправился в путь.

Однажды на безлюдной дороге рабби Йосеф-Мойше, уже немолодой человек, от тряски задремал. В это время они поравнялись с путником на костылях. Жалобным голосом он попросил подвезти его, потому что совсем выбился из сил. Зная привычку рабби помогать беднякам, кучер натянул вожжи. От толчка рабби Йосеф-Мойше проснулся и спросил, в чем дело. Ему ответили, что калека на костылях просится в повозку. Только рабби услышал это, как тут же вспомнил слова цадика. Он вздрогнул, побледнел и крикнул кучеру:

– Погоняй! Что есть духу!

Кучер щелкнул вожжами, и лошади рванули с места.

– Куда же вы? – Застонал калека. – Неужели бросите меня здесь, на безлюдье?

Но увидев, что повозка едет дальше, он подхватил подмышку два костыля и стремглав бросился и погоню. Однако кучер нахлестывал, и расстояние между ним становилось все больше. Тогда, в дикой злобе, «калека» размахнулся и запустил костылем им вдогонку. Костыль попал по заднику повозки, но седоки, к счастью, не пострадали.

Как и хотел Магид из Козница.

Цадик разводится.

Ну, что сказать, когда нечего сказать?

Известный праведник, рабби Борух из Меджибужа, разбудил среди ночи евреев, гостивших у него в доме, и обратился к ним с такой просьбой:

– Готовы ли вы постучаться к моей уважаемой супруге и спросить, согласна ли она развестись со мною завтра поутру?

Гости, ученики и слуги цадика посмотрели друг на друга в оцепенении. Если бы от кого другого они услыхали эти речи, то, скорее всего, послали бы за врачом. Но рабби Борух был праведником – человеком, который видит то, что скрыто от обычных глаз. Поэтому, повесив головы, хасиды исполнили его просьбу.

Жена рабби Боруха бросилась в комнату к мужу. Тот спросил :

– Согласна ли ты получить от меня завтра гет – разводное письмо?

Отвечала бедная женщина:

– Никогда я не шла против твоей воли. Если ты хочешь дать гет, я его приму...

Когда она удалилась, рабби Борух заметил:

– А все же нехорошо мужчине оставаться одному. Прошу вас, подыщите мне невесту. За богатством и происхождением я не гонюсь. Согласен взять дочку бедняка. Что вы скажете например, о дочери моего хасида, который держит корчму неподалеку? Согласится ли он выдать ее за меня?

Евреи, хоть и были ошарашены, рассмеялись. Еще бы ему не согласиться!

Рабби Борух продолжал:

– Если вы уверены, что он не будет возражать, сделаем вот что. На условии, что завтра моя нынешняя супруга примет от меня гет, давайте напишем брачный договор. Пусть один из вас будет представлять хозяина корчмы. Несите перо и бумагу!

Сказано – сделано. Когда свидетели поставили под договором свои подписи, цадик воскликнул:

– А теперь, когда эта девушка стала моей невестой, разве может злодей ее коснуться?

Хасиды стали понимать, зачем рабби затеял эту историю. Очевидно, девушке грозит беда, и цадик, объявив ее своей невестой, хочет, чтобы все стихии мироздания стали на ее защиту. Рабби Борух продолжал:

– Пусть ему обе ноги перешибет прежде, чем он сделает к ней хоть один шаг! Согласны вы на это?

Хасиды ответили:

– Амен! С помощью Всевышнего пусть так будет...

А назавтра, спозаранку, хозяин корчмы уже стучался в дверь к цадику. Он примчался, чтобы рассказать, что случилось ночью. Жил в его деревне небогатый польский шляхтич с грязным сердцем. Пришло ему на ум соблазнить пригожую еврейку. Он раструбил об этом всем знакомым, но дальше этого дело не пошло. Дочка корчмаря держалась подальше от панских шпор и усов. Друзья смеялись над неудачником.

Шляхтич думал день и ночь, пока не изобрел такой план. В корчме у еврея стояла огромная бочка, куда прятали съестные припасы на зиму. Он спрячется туда, а ночью вылезет, поднесет к лицу девушки пузырек с хлороформом, а потом добьется своей цели.

Дело шло гладко. Снотворное нашлось, в бочку он залез когда рядом никого не было. Притаился и стал ждать. В это время проезжала мимо корчмы телега с поклажей, и сломалось у нее колесо. Кучер пошел в соседнюю деревню искать кузнеца. А поклажу, чтобы не стащили, занесли в корчму и положили на ту самую бочку.

Когда все заснули, шляхтич попробовал вылезти наружу. Но тяжелый груз прижал крышку. Все же ему удалось сдвинуть ее и начать выбираться. Тут бочка опрокинулась, и шляхтичу придавило ноги. Он завыл от страшной боли. Проснулся корчмарь, прибежали соседи.

Негодяя отнесли домой и послали за врачами. Те осмотрели его и сказали, что хлороформ пригодится, – придется отрезать ему обе ноги...

Когда отец девушки закончил рассказ, рабби Борух воскликнул:

– Слушайте, а зачем мне разводиться с моей дорогой женой? Дело сделано, злодей наказан. Вот что: не буду я писать гет!

Хасиды переглянулись... А что сказать, когда нечего сказать?..

Вопрос по существу.

У Магида из Межирича был ученик, человек молодой, но уже женатый. Однажды, чего на свете не бывает, украли у него в синагоге талит и тфилин. Эти вещи и сейчас, и тогда стоили дорого, а ученик был небогат. Он пришел к Магиду просить совета.

Сказал ему Магид:

– Ступай в такую-то корчму и там найдешь человека с приметами, которые я опишу тебе. Передай от моего имени, чтобы он немедленно вернул украденное...

И что же? Ученик действительно увидел в корчме человека, которого описал ему учитель. Он подошел к его столу и сказал со всей строгостью:

– Магид из Межирича велел немедленно вернуть талит и тфилин, которые ты забрал у меня...

Сперва вор возмутился:

– Да как ты мог такое подумать?

Потом стал рассказывать про свои нелегкие обстоятельства. А потом признался, что вещи действительно взял и вернет их – но...

– Но сперва я должен сказать пару слов твоему учителю!

И вот они входят к Магиду, и жулик начинает тихо и вежливо его отчитывать:

– Я знаю, что вы цадик и что Всевышний дал вам силу видеть то, что творится далеко отсюда. Но ведь этой силой нужно пользоваться для больших и святых целей, а не тратить ее на разные пустяки, – разве нет?

Магид кивнул головой:

– Ты говоришь верно. Но есть место, где по Галахе нельзя размышлять о святых вещах. Это уборная. Находясь там, я и увидел ненароком, как ты воруешь...


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .