Ждем Избавления

Пунктир на первой строке наглядно и правдиво выражает колебания составителя этой книги. Писать на самую больную, желанную и нервную тему наших дней — приход Мошиаха — нелегко. "Перед рассветом сильнее всего тьма", — так говорят наши мудрецы. И эта тьма — она не только на улице, она в наших домах, в наших сердцах.

Всем известно, что Любавичский Ребе отдал и отдает душу, волю, жизнь и даже долю в будущем мире ради наступления Избавления. Поэтому не стоит множить здесь слова. Расскажу анекдот, относящийся к началу XX века.

Молодой раввин, палестинофил, как тогда говорили, получил назначение в одно местечко. Выступая перед евреями в синагоге он долго говорил о необходимости переселения на Святую землю. Богатый лавочник, реб Хаим, помотал головой:

— Нет, я не хочу.

— Чего вы не хотите?

— Ехать в Палестину. У меня здесь дом и хозяйство налажено. А там придется начинать все заново, сил на это нет.

Раввин решил его припугнуть:

— Реб Хаим, вы что, не знаете историю? Сколько раз бывало, что приходили казаки и делали погром. Лавку вашу ограбят, дом сожгут — кусайте потом локоть, что меня не слушали...

Лавочник задумался: ребе-то наш прав, а? Неделя прошла в раздумьях, а в субботу наш раввин обратил внимание, что реб Хаим жарко и со слезами молится. "Ну вот, подействовало", — улыбнулся рав. Он подошел поближе и прислушался. Завернувшись в талес, лавочник восклицал:

— Владыка мира! Ты можешь все! Забери, пожалуйста, от нас казаков в Палестину!

Но Всевышний не послушал реб Хаима. На Святой земле оказались мы, и встретить здесь Мошиаха должны мы, и поэтому деваться, простите, некуда.

Читайте, что думает Ребе.

Каждый мужчина, женщина и даже ребенок должны прибавить" в своей работе по приближению Мошиаха.

Не надо думать, что кто-то справится с этой задачей лучше вас, потому что он учёней, или праведней, или лучше знает, что делать.

В "работе Мошиаха" нельзя полагаться НИ НА КОГО. Только ТЫ отвечаешь за все, только ТВОЕ усилие может оказаться самым решающим...

Не отпущу!

Есть люди, которые спрашивают: зачем все время кричать о Мошиахе? "Я верю в его приход...", "Жду его каждый день..." и т.д. Не лучше ли положиться на Всевышнего? Когда надо будет, тогда Он нас и спасет. Надо доверять Творцу, разве не так?.. Чтобы найти ответ, нужно вспомнить заповедь "Песах шени". Ее история такова.

Евреи, которые из-за нечистоты не смогли вовремя принести пасхальную жертву, попросили у Всевышнего возможность сделать это, когда они пройдут очищение.

Это разрешение было им дано, а к числу заповедей прибавилась мицва "Второго Песаха", которую евреи как бы предложили сами, и Творец согласился с ними.

Есть постановления мудрецов, которые не являются заповедями. Есть разновидности заповедей, которые, однако, не стали отдельной мицвой. А вот просьба простых евреев, да к тому же еще находящихся в состоянии нечистоты, завершила и увенчала собой дворец из 613 еврейских заповедей!..

Евреи, у которых болела душа, что они не смогли принести пасхальную жертву, не успокаивали себя словами "Творцу известно, он позаботится..." Они, если можно так сказать, не полагались на Всевышнего, они просили и требовали сами. Это привело к появлению новой мицвы, которая оказалась завершающей. Иногда наши просьбы должны быть похожи на молитву Хони а-Меагель, который начертил круг и сказал, что не выйдет из него, пока Всевышний не пошлет евреям дожди. Магид из Межерич нашел для этого такое сравнение — один товарищ схватил другого за руку и кричит: "Не отпущу, пока ты не исполнишь мою просьбу!"

Не надо думать, что мы, прося о приходе Мошиаха, хотим заставить Всевышнего изменить, не дай Б-г, Его волю!

Наоборот, крича: "Мошиах! Мошиах!" — мы эту волю пробуждаем и делаем так, чтобы Избавление, наступило намного раньше. Тогда Всевышний видит, что мы не по привычке, не для галочки трижды в день, во время молитвы повторяем: "На избавление Твое надеемся каждый день..."

В Галахе есть закон: когда еврей чувствует, что ему чего-то не хватает, он должен попросить это у Всевышнего, причем не по крошке, не по капле, а столько, сколько душа захочет и сможет принять, пусть даже ради этого придется устроить пир, подобный тем, которые задавал Соломон...

Если Галаха разрешает с такой страстью и широтой молиться о житейских нуждах, то тем паче и тем более это относится к молитве о приходе Мошиаха.

Надежда и вера могут в данном случае легко поменяться на равнодушие, когда еврей, зевая, говорит: "Да, пусть придет когда-нибудь. Не завтра, так послезавтра."

Рамбам пишет: "Обязан еврей верить... что одна лишняя мицва может перевесить чашу весов всего мироздания в сторону заслуги, помощи и избавления". Наверное, каждому понятно, что если уж понадобилась нам помощь и избавление, то мы хотим получить их сейчас, а не послезавтра...

Евреи, которые не смогли вовремя принести пасхальную жертву, восклицали, обращаясь ко Всевышнему: "Почему мы должны жить без этой жертвы? Почему мы упустили из рук эту мицву?.." Во много раз больше это относится к мольбе о приходе Мошиаха. Как мы можем еще один день оставаться в галуте? Где обещанная Геула, Избавление?!

В Талмуде сказано: "Геула приходит, когда евреи делают тшуву —раскаиваются и возвращаются к Творцу". Геула, обещанная Торой, это пока что лишь возможность. Она станет реальностью, когда мы будем молиться и просить, когда мы крикнем: "Доколе еще ждать? Где Мошиах?!"

В ОТВЕТ на крик еврея "Ад матай? Доколе? Когда же наконец придет Геула, Избавление?!" появляется его собственный "ецер", дурное начало, и говорит, что так делать не нужно.

Для этой цели "ецер" одевается в одежды ученого, в раввинскую шляпу. Он приводит различные "доказательства" из Торы, а завершает разговор так: "В Шулхан Арух не сказано, что еврей должен кричать "Ад матай!" Как же ты можешь нарушать Галаху?"

У "ецера" находятся помощники. Один ученый человек заявил недавно, что ужасный галут, который длится уже две тысячи лет, должен продлиться еще столько же. Только подумайте: еще 2000 лет задыхаться в изгнании[1]! И никто, услышав эти слова, не застонал от боли... Иногда люди останавливают хабадника, который с жаром учит хасидут и молится о приходе Мошиаха, и спрашивают: "А с чего ты взял, что нужно кричать "Ад матай!" И почему Мошиах должен раскрыться именно сейчас?" А он дрожит и не знает, что ответить...

В Тринадцати догматах веры Рамбама про Мошиаха сказано: "Каждый день жду, что он придет". Слова эти можно понять двояко:

1. Я жду, что Мошиах раскроется вот-вот!..

2. Он может раскрыться сегодня, или через месяц, или через год, или через много-много лет...

Какое же толкование будет более правильное? Об этом можно спросить у двух людей — у больного и у ребенка.

Если мы придем к больному, который жаждет исцеления, и сообщим, что оно скорее всего придет через две тысячи лет, то понятно, что он нам ответит. Страдалец воскликнет: "Хочу быть здоровым сейчас! Немедленно!" Еврейский народ уже давно болен страшной болезнью, имя которой — Галут. Мы хотим избавиться от нее немедленно. И здесь нам в помощь галахическое постановление Рамбама, который пишет: "В конце концов, на исходе Галута, евреи сделают тшуву, раскаются, и НЕМЕДЛЕННО придет к ним избавление..."

Теперь обратимся к ребенку и спросим у него: ты читаешь в молитве: "На избавление Твое мы надеемся постоянно... Росток Давида, раба Твоего, поскорее взрасти... И мы увидим своими глазами, как возвращаешься Ты в Сион..." Как ты думаешь, когда наступят эти времена? И он ответит: сейчас. Если Геула такая хорошая вещь, так зачем отодвигать ее — лучше получить все сразу!

Этому ребенку трудно заморочить голову. Он еще не брал в руки Талмуд и Ми-драши, он не посвящен в споры мудрецов, вычисляющих, когда придет конец Галута. Не знаком он с Десятью Сфирот, не знает порядка Нисхождения Б-жес-твенного Влияния. Поэтому, когда он молится, то думает о Нем Самом, о Сущности Творца! Поэтому "Каждый день жду Мошиаха" ребенок понимает — сегодня, сейчас!

И он прав, нам нужно учиться у него, чтобы знать, что отвечать...

Что же ты, еврей?

РАМБАМ в своем труде "Мишне Тора" пишет, что не только тот, кто не верит в приход Мошиаха, но и человек, который НЕ ЖДЕТ его прихода, является отступником от всей Торы и предает Моше-рабейну, получившего ее из рук Творца.

Хотя на самом деле эти "не верящие" обманывают самих себя. В другом месте Рамбам пишет, что истинным желанием КАЖДОГО еврея является стремление исполнить все заповеди и оградить себя от их нарушения. Почему же тогда еврей может заявить: "Не верю..."? Его "ецер", дурное начало, иногда берет верх. Однако в конце концов исполняется то, о чем сказал пророк: "Слово Б-га нашего утвердится навек!.."

Скорая помощь Мошиаху

ЕСТЬ евреи, которые вместе со всеми повторяют слова из Тринадцати догматов веры: "Я буду ждать Мошиаха каждый день". Но при этом они недовольны теми, кто кричит: "Ад матай?! Когда же придет Избавление?" Они говорят: "Не надо давать советов Мошиаху! Он сам знает, когда ему раскрыться..."

Но разве Мошиах не еврей? Разве он не хочет того, чего жаждет весь наш народ — немедленного Избавления? У него есть на то дополнительная, весьма серьезная причина. Говорится о Мошиахе у пророка Ешайяу: "Болезни наши были на нем и боль нашу терпел он..." А Гемара уточняет: "Мошиах сидит среди бедняков, среди тех, кто страдает..." Иными словами, до тех пор, пока не настал час его раскрытия, Мошиах терпит ужасные страдания, каждую минуту...

Сейчас не время для бесплодных споров. Если мы хотим помочь Мошиаху, надо кричать: "Доколе?!"

Достойны, потому что верят

"Битахон" — означает уверенность в доброй воле Творца. В награду за эту уверенность евреи были освобождены из египетского рабства. Как сказано у наших мудрецов: "Достойны были евреи избавления, потому что верили в него..."

Так же и теперь: в заслугу твердой веры в скорый приход Мошиаха Всевышний пошлет нам избавление, истинное и полное. И не "когда-нибудь", а немедленно, сейчас...

Ребе и ураган

Иерусалимский нищий поймал меня на автобусной остановке. Покачивая плавно полями черной шляпы, он зашел в душу и стал по ней ходить, наступая больно.

— Ну, что, ваш Ребе еше лежит? Он уже не говорит перед хасидами, не отвечает на письма?

Огоньки в глазах — откуда они, старичок? Ведь ты же никогда не был пионером? Я дал ему шекель, награду за участие...

Ниший был частично прав. Частично. Любавичский Ребе, Менахем-Мендл Шнеерсон, несколько месяцев находился под постоянным контролем врачей. Он не появлялся на хасидских собраниях. Но — и я свидетель тому — те, кто пишет ему, прося совет и помощь, стали получать ответы гораздо чаще.

ОДИН ответ, затронувший интересы нескольких миллионов человек, был по поводу урагана, который шел из Атлантики на Флориду, прямо на ее столицу Майами. Проходя через Багамские острова, ураган поднимал автомобили в воздух, комкал виллы, как карточные домики, был жесток.

У Штатов с ураганами есть опыт. Двадцать пять лет назад ураган по имени "Бетси" разрушил половину Флориды. Другой, который звали "Камилла", прошел через штаты Луизиана и Миссисипи, унеся больше двухсот жизней. Нынешний ураган назвали "Эндрю". Ученые определили, что его разрушительная сила равна индексу "пять", то есть она выше, чем все предыдущие...

Согласно науке и здравому смыслу, власти штата издали следующее распоряжение: всем, кто может, лучше немедленно покинуть город, который объявлен зоной бедствия. Самоубийцы и неудачники должны иметь запас пищи и воды на несколько дней, приемник на батарейках и свечи. Первые этажи опасны — возможно наводнение. Лучше всего сидеть на полу и не против окна, ведь осколки летят, как стрелы...

После этой вести несколько миллионов человек бросились к машинам — спасаться. Майми опустел. Лишь редкие грабители бродили между магазинами да патрульные машины ревели на них сиренами.

Всем известно, что хасиды — сумасшедшие. Даже слыша, как соседи хлопают багажниками и включают зажигание, хабадники Майами все же решили послать запрос Ребе: ехать или оставаться?

Ребе было нелегко говорить. Поэтому он покачал головой: не ехать. Секретарь, читавший телефонограмму, уточнил: "Значит, оставаться?" Ребе кивнул: да.

Это было в девять часов утра. Узнав об ответе Ребе, сто пятьдесят хабадских семей города, а также какое-то число нехабадских, а также энное число нееврейских распаковали узлы и покрепче заперли машины от бури и негров..

Агентство "Рейтере" разослало информацию об этом необычном шаге в большинство газет Соединенных Штатов. Самоубийцам звонили. Их пытались образумить. Или советовали заранее написать завещание.

Паника усилилась после того, как "Эндрю" прошел над Доминиканской республикой, оставив около тысячи убитых. Согласно совету метеорологов, все нормальные люди бежали подальше от побережья. Большинство нашло убежище в городе Кэндл. Снова спросили у Ребе: оставаться? Он опять кивнул головой.

"Эндрю" был от Майами на расстоянии трехсот километров. Еще час, и он ворвется в город. Метеорологи высчитали, что "острие" урагана упирается в южную часть Майами, где, случайно или нет, было расположено большинство еврейских школ и ешив. Городское радио крикнуло: бежать оттуда! И снова телефонограмма, которую приносят Ребе. Он пишет на ней: "Похоже, преувеличивают".

Солнце село, и рекламные вывески, сорвавшись с места, полетели над крышами. Пришел ураган.

Одна молодая еврейская мама, которая недавно "сделала тшуву", то есть стала соблюдать заповеди Торы, твердо сообщила мужу и детям: "Я буду делать только то, что скажет Ребе". У ее супруга стало легче на душе, а дети, несмотря на канонаду грома, запросились на улицу поиграть...

Всю ночь выл ветер, и город обдавало ливнем. Но люди не пострадали, и дома остались стоять. Потом выяснилось, что ярость урагана выплеснулась вдали от побережья. Сгорела база бомбардировщиков, десятки тысяч людей остались без крыши над головой. Больше всех пострадал город Кэндл, где мечтали найти убежище...

Можно сказать, что Ребе, по ему лишь ведомым каналам, узнал, что ураган не тронет Майами. Но здесь необходимы уточнения. Рав Яаков Пелег, чей дом находится в южной части города, как раз "на острие", утверждает, что "Эндрю" оправдал свои пять баллов. Вековые деревья валились налево и направо. Только что ни одно из них не задело его дом и машину, стоявшую у входа.

До начала урагана счастливчики звонили ему из других городов: "Идиот, почему ты не уехал?" После урагана они кричали в трубку: "Откуда ты знал, что нужно остаться!?"

Вопрос риторический. Ведь все слышали про кивок Ребе. Но люди нормальные резонно думали, что если человеку трудно говорить, то, значит, он еще и плохо видит...

Оказалось, Ребе видит хорошо. Иногда выгодно быть хасидом.

Ураган отревел свое, но полицейские заслоны и поваленные деревья затрудняли возвращение в город. Поэтому на улицах мелькали в основном еврейские лица. Как репетиция перед приходом Мошиаха.

Рассказ с продолжением

Ответственный матч

КАРИБСКИИ кризис повлиял, помимо прочего, на профориентацию тех, кто делал академическую карьеру. Студенты бросились в политические цауки — становились советологами, изучали международное право и т.д. Иосеф Беркович и здесь оказался на гребне волны — считаясь "светлой головой", он вскоре после получения диплома оказался в команде Артура Гольдберга, посла США в Организации Объединенных Наций. Блестящий виток карьеры, родителей поздравляли. На дворе был 1967 год, президент Египта Насер, распаляя толпу и распаляемый толпой, закрыл Тиранский пролив в Красном море и выдворил войска ООН из полосы Газы. Тень войны стояла на пороге. Американские евреи молились за своих братьев в Израиле и благодарили Небо, что их отделяет от арабов Атлантический океан.

Иосеф находился в гуще высокой политики: назначал встречи с ведущими дипломатами, готовил важные отчеты, был допущен к секретным документам. Такая круговерть была ему по душе. В начале июня ему позвонила двоюродная сестра:

— Джо, что делать? Израиль почти на военном положении, а наш сын, баал тшува, торчит там в хабадской ешиве и ни за что не хочет возвращаться в Штаты. Их Ребе сказал, что Святая земля вне опасности. Мы с мужем знаем, что ты трешься среди важных шишек... Скажи, что парни в Белом доме говорят о нынешней обстановке?

Иосеф не хотел врать. Он вздохнул и сказал:

— Здесь считают, что Израиль в большой опасности. Сейчас все висит на ниточке. Если начнется война и арабы начнут побеждать, ты можешь представить, что ждет наших...

Сестра зарыдала:

— Джо, это наш единственный сын!.. Мы хотели попасть на прием к Ребе и попросить, чтоб он заставил Авремеле вернуться в Штаты. Но в секретариате сказали, что Ребе отменил частные встречи. Мы написали ему записку и вскоре секретарь передал ответ. Там было всего одно предложение: "Не дремлет и не спит Страж Израиля". Но это нас не убеждает! ^Если можешь — помоги!..

Захваченный волной родственной солидарности, Иосеф сказал:

— Слушай, у меня есть идея. Я постараюсь назначить встречу с Ребе по официальным каналам. И тогда надеюсь, что сумею повлиять на него...

Мистер Джозеф Беркович дал соответствующее распоряжение своей секретарше. Через какое-то время она доложила:"Такими вопросами занимается у них один чедовек — рав Ходаков. Вот его телефон..."

Иосеф представился главному секретарю Ребе в полном блеске:

— С вами говорит старший помощник посла Соединенных Штатов в ООН мистера Артура Гольдберга. Мне необходимо срочно побеседовать с Ребе.

— Хорошо, я вам перезвоню.

Ответный звонок действительно раздался очень скоро. Берковича пригласили на встречу с Ребе назавтра, в два часа ночи.

Урочный час настал. Иосеф вновь, как много лет назад, переступил порог той комнаты. За тринадцать лет борода у Ребе успела полностью поседеть. Но глаза не состарились и по-прежнему посылали какой-то проникающий свет, заставляющий твою душу откликаться и быть чистой, как в Иом-Кипур. Широкая улыбка, рукопожатие. Беркович сказал с легким смущением:

— Я должен повиниться перед вами... Я использовал свой официальный статус, но пришел говорить по частному вопросу. У моей двоюродной сестры единственный сын находится в Израиле, и она хочет...

Иосеф вкратце изложил суть дела. Ребе перестал улыбаться и отвечал серьезно:

— Тысячи моих единственных сыновей сейчас находятся в Израиле, и если я посоветовал им не трогаться с места, значит, я абсолютно уверен в их безопасности. Передайте своей сестре и ее мужу, что они могут быть совершенно спокойны, потому что не дремлет и не спит Страж Израиля. Всевышний оберегает евреев в любой части света, и в особенности — на Святой земле.

Помощник посла попытался перевести цадика в рамки реальности:

— Ребе, моя сестра не может успокоиться и я тоже! Может, вы не располагаете необходимой информацией, но я-то знаю, что государство Израиль ожидает большая опасность!

Гость поразился невероятной убежденности, с которой прозвучал ответ Ребе:

— Напротив, нас ожидает большая победа! Этот месяц, по Воле Творца, будет месяцем необычайной милости по отношению к еврейскому народу!..

Помощник посла глотал воздух, переваривая сказанное. Любавичский Ребе продолжал в другом тоне, спокойно и доверительно:

— Сейчас у меня есть к вам маленькая личная просьба: передайте мужу вашей сестры, что если он хочет чем-то помочь евреям на еврейской земле, то пусть начнет накладывать тефиллин каждый день... Я не знаю, какую пользу вы можете принести нашему народу на своей нынешней должности, но если вы тоже станете накладывать тефиллин, то польза будет несомненная... И интересы Америки при этом не пострадают.

Беркович перевидал кучу политических деятелей, но именно в кабинете Ребе он увидел те качества, которыми должен обладать каждый, кто берется заботиться о благополучии многих: огромную ответственность и огромную душевную мощь.

— Ребе, — сказал Джо Беркович, — как еврей, я рад, что в это нелегкое время среди нас есть такой человек, как вы. Спасибо за потраченное на меня время. Иосеф уже касался дверной ручки, когда Ребе вдруг спросил:

— Кстати, вы по-прежнему любите бейсбол?..

Иосеф замешкался. Мир представился ему огромным бейсбольным полем, и Ребе наносит удар, который никто не в силах отбить...

Продолжение на стр.100

В заслугу твердой веры в скорый приход Мошиаха Всевышний пошлет нам избавление, истинное и полное. И не "когда-нибудь", а немедленно, сейчас...

[1] Изгнание может длиться и в Эрец Исраэль (ред.)


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .