Между небом и землей

Александр Фейгин, редактор газеты "Восхождение", написал в одной из своих статей: "Б-га не запрешь в синагоге..."

Я прочел и поразился: ну и Саша... Но потом, оправившись, пришел к выводу, что мысль эта, в общем простая, обычная, а кто думает иначе — у того проблема...

Многие сейчас думают иначе. Многим удобно, что вопросы небесно-нравственные или духовно-культовые были сосредоточены в доме без жильцов с дубовой мебелью или, как в Израиле, — в бомбоубежище со складными стульями. Религия — там. А снаружи — жизнь.

Вранье.

Вся наша жизнь — это религия, общение со Всевышним. Кто этого не понял, тот еще не подрос.

А кто понял, но совсем не так давно, тому еврей представляется воздушным шариком, которые несется, крутясь, между небом и землей.

Есть и другой образ, из Торы: дерево корнями в небе, которое касается ветками земли. Но в любом случае принцип "между" сохраняется.

И Ребе о том же...

Стоит еврейскому сердцу раскрыться хотя бы на величину булавочной головки, как Всевышний распахивает перед ним ворота всего мира...

Кусок пергамента у входа

Есть много историй и комментариев на них, связанных с бунтом Кораха против Моше-рабейну. Каждая их них может чему-то нас научить.

Рассказывают, что Корах пришел к Моше-рабейну и задал такой вопрос:

— Нужно ли вешать мезузу у дверей дома, который полон святых книг?

Моше ответил — да. Корах засмеялся в ответ: — Конечно, нет! На пергаменте мезузы помещаются только два отрывка из Хумаша. Если у меня хранится дома все Пятикнижие, и другие святые книги, что добавят мне эти два отрывка? Когда я имею целое, зачем мне нужна часть от него?..

Прежде чем ответить Кораху, нужно разобраться, что такое мезуза. В первом ее отрывке говорится, что еврей принимает на себя ярмо Небес. Во втором — что он обязуется соблюдать заповеди Творца. Когда еврей вешает мезузу у входа в дом, он видит воочию, что его жилище посвящено Б-гу и охраняется Б-гом. Входя и выходя, он смотрит на мезузу и ощущает, что сам он и его близкие, и все их достояние находятся во власти и под защитой Небесного владыки.

Корах утверждал, что дом, набитый книгами, может заменить мезузу. Это не так. Есть заповедь учить Тору и, значит, надо это делать постоянно, наполняя прочитанными книгами свой "дом", то есть мысли и память. Но этого мало. Нужно, чтобы Тора проникла глубоко в душу, соединилась с еврейской сутью. Критерием этого проникновения является то, как человек выполняет заповеди — из-под палки или от всего сердца.

Тора не имеет права быть только теоретическим знанием. Она должна воздействовать на каждую деталь нашей жизни. С этой целью из дома битком набитого книгами, мы выбираем небольшой кусок пергамента, где написано: "Слушай, Израиль, наш Б-г, — Б-г единый!" И вешаем его у входа, и смотрим на него, и знаем, что в этом суть Торы и ради этого спустилась в мир еврейская душа. ....

Тест на доброту

Всевышний говорит, обращаясь к Моше-рабейну: "Поднимись отсюда, ты и народ, который ты поднял из земли египетской..." Этому предшествовал грех золотого тельца, суровые наказания тому, кто тельцу поклонялся, и долгая, длиной в несколько месяцев, молитва Моше-рабейну с просьбой простить и пощадить еврейский народ. Наконец Всевышний отвечает: "Поднимитесь отсюда..." Откуда — "отсюда"? Из греха золотого тельца. Подъем — это путь к прощению.

Комментируя слова "ты и народ", Раши замечает кратко: "Здесь не сказано — "твой народ..." Что его слова означают? "Твой народ" — это потомки Авраама, Ицхака и Яакова, евреи по крови. "Народ" просто — включает кроме евреев "эрев рав", "большую смесь". Имеются в виду потомки египтян и других народов, которые отправились в пустыню вместе с евреями, когда те выходили из Египта. Вождь евреев разрешил им присоединиться к еврейскому исходу. Среди этих людей были те, кто прошел гийюр, и те, кто не прошел, и те, кто принял еврейство притворно. Словом, все оттенки приближения к еврейству, "большая смесь"...

Среди них, конечно, были бывшие идолопоклонники и те, кто овладел искусством колдовства. Именно "эрев рав", разуверившись в возвращении Моше-рабейну, были теми, кто хотел сделать золотого тельца. Евреи потянулись за ними... Три вида смерти постигли поклонявшихся тельцу:

— если были свидетели, что этот человек поклонялся тельцу, и его предупреждали, что этого делать нельзя, — то он умирал от меча по приговору еврейского суда;

— если свидетели были, а предупреждения не было, его судил Творец, и он погибал от эпидемии;

— если не было ни свидетелей, ни предупреждения, таких людей проверяли, как "соту", жену, заподозренную в неверности. Моше стер тельца в порошок, бросил его прах в воду и давал пить ее подозреваемым, одному за другим. Если человек невиновен, ничего не было. Но если он тайком поклонялся тельцу, его внутренности вспухали и он погибал в мучениях.

Удивляет одно: испытанию водой подвергались только евреи. "Эрев рав", среди которых имелось больше всего виновных, от этого испытания были освобождены. Почему? Ключ к ответу кроется в строке "Поднимись отсюда, ты и народ". Подъем — это тшува, раскаяние и возвращение ко Всевышнему. Но тшува народа не будет полной, если какая-то часть его, пусть самая колеблющаяся и случайная, не примет в этом участия. Поэтому Моше-рабейну освободил их от испытания водою. Поэтому он просил за них Всевышнего так же, как за евреев по крови. И Всевышний принял его молитву. Моше получил ответ: "Поднимись отсюда, ты и народ..."

Раши добавляет: "Не сказано — "твой народ". А "просто народ" включает в себя и "большую смесь", которой тоже предоставили возможность подъема и раскаяния. Им, бывшим идолопоклонникам и колдунам, было, наверное, труднее всего отказаться от прошлых привычек. И поэтому их пожалели и им помогли.

Евреи прошли тогда еще одно испытание, испытание добротою.

На складе собственной души

ЕСТЬ виды бизнеса, где время от времени необходимо проверять, сколько товара находится на складе и какой расход, и какой приход. Нормальная бухгалтерия способствует тому, что бизнес процветает и идет без обмана. Однако такие проверки хороши время от времени. Если устраивать их каждый день, то не останется сил ни на что другое.

В таком же ритме мы служим Творцу. Большая часть времени посвящена живому "купи-продай", то есть изучению Торы и соблюдению ее заповедей. Если постоянно мучить себя вопросами: "А не проиграл ли я?", "А не бросаю ли силы на ветер?", то не будет возможности торговать.

Но один месяц, Элул, полностью посвящен бухгалтерской проверке. Накануне Рош а-шана и Иом Кипура, когда решается судьба каждого из нас, очень важно знать, как работало наше "предприятие" в течение года, какие были просчеты, что можно исправить. Нечто подобное происходит и в другие времена, специально оговоренные.

Каждый день, читая "Шма" перед сном, еврей делает проверку своих дневных удач и неудач. То же происходит в пятницу, перед приходом Шабат, а также в новомесячье. Отчитавшись перед собою и перед Творцом, мы лучше понимаем, что творится на складе, как циркулирует товар, и с большей смекалкой пускаемся в дальнейшие операции.

Но не надо перебарщивать. Есть люди, которые каждую минуту хотят знать, "где они стоят" с точки зрения соблюдения заповедей и угодны ли они вообще в глазах Творца.

Подобная придирчивость является одной из уловок "ецер а-ра", нашего дурного начала. Если еврей прекратил "торговлю" и занялся самокопанием, "ецер" знает, что день прожит не зря — он своего добился...

Всему свое время. В Торе сказано, когда нужно бродить с арифмометром по складу, а когда стоять за прилавком и, окликая покупателей, отвешивать товар. Это надо делать с полной уверенностью в своем пути и в своих силах. Вы еще побываете в роли ревизора. А пока надо торговать!

Еще кое-что...

Получил письмо, где вы пишете о том, что получили разрешение на выезд в Штаты. Уверен, что больше у вас не будет никаких внешних проблем, связанных с этим. Теперь поговорим о проблемах более внутреннего свойства. Известно, что наши мудрецы разрешают покидать Святую землю лишь в определенных случаях, например, для изучения Торы. Если так, то действительно должно быть изучение Торы — в самом прямом, галахическом смысле слова. О тех, кто, как вы, относится к хасидам, да еще не в первом поколении, требуется еще что-то. Известно высказывание моего учителя и тестя, Ребе Иосефа-Ицхака Шнеерсона: "Нужно учить Тору так, чтобы Тора учила тебя..."

Наверняка вы согласитесь с этим и возьметесь это исполнять. И тогда Всевышний, Благословен Он, поможет, чтобы ваша поездка и приезд прошли в добрый час и чтобы ваша учеба была успешна, со страхом перед Небом...

Ворота мира — перед тобой

Сказано в Иерусалимском Талмуде, что даже те евреи, которые приняли сторону Авшалома, в глубине души были за Давида. Так же и те, кто на словах противодействует распространению источников Баал-Шем-Това и учения хасидизма, в той или иной форме помогают их распространять. Ведь каждый еврей связан душой с хасидизмом, который является душою Торы. Правда, эта связь порой упрятана далеко. Однако есть правило: стоит еврейскому сердцу раскрыться хотя бы на величину булавочной головки, как Всевышний распахивает перед ним ворота всего мира...

Вслед за адвокатом

У АДВОКАТА можно многому поучиться. Его цель — любой ценой доказать на суде, что его клиент невиновен и добиться оправдательного приговора. Прокурор мечет молнии, свидетели обвинения не жалеют черных красок, но адвокат знает, что он должен выстроить систему защиты — иначе зачем он нужен вообще?..

С таким же усердием мы должны искать любую возможность, чтобы сказать что-то хорошее о еврее, о котором ничего хорошего сказать нельзя.

Если вы роете колодец и не находите в яме воды, это не значит, что воды тут нет, что вся подземная вода исчезла. Такого просто не может быть. Нужно запастись терпением и копать, копать глубоко, пока вы не наткнетесь на источники подземных вод.

И если вы примете твердое решение найти источники добра в плохом еврее — рано или поздно вы их найдете.

А если, нажимая на лопату, вы все время натыкаетесь на дрянь и грязь — это верный признак, что вы уже начали копаться не в его, а в собственной душе...

Дом для всех

НА СВЯТОМ языке синагога называется "бейт а-кнессет", дом собрания. Это место собирает, а потом и объединяет какое-то количество евреев — чтоб их стало больше. Среди них, понятно, попадаются самые разные люди, но синагога объединяет всех.

Когда люди объединяются, чтобы, допустим, заняться бизнесом, это нельзя назвать истинным единством. Каждый из них нужен другому для достижения какой-то личной цели. И если вдруг выясняется, что Реувен не может принести Шимону никакой выгоды, их компаньонство распадается.

Не так обстоит дело в синагоге. Люди приходят сюда не за материальной выгодой, а ради Торы и заповедей, ради цдаки и молитвы. Всех их объединяет одна идея — выполнить Волю Творца. Это находит выражение в любви к Б-гу, в любви к Торе, в любви к евреям. Такое единство может длиться вечно, как вечны Тора и ее заповеди.

Право на вопрос

Шалом и благословение!

Большое спасибо за поздравления и множество добрых пожеланий, которые вы прислали к моему дню рождения. Как сказали мудрецы в трактате "Сота": "Тот, кто благословляет другого, сам получает браху из Источника всех благословений..." Поэтому я желаю, чтобы Всевышний, Благословен Он, благословил вас во всем, в чем вы нуждаетесь.

Теперь по поводу вашего вопроса. Вы спрашиваете, какое место занимает женщина в нашей религии, или, как вы выражаетесь, "у ортодоксов". Прежде всего хочу отметить, что деление иудаизма на ортодоксальный, консервативный и реформистский представляется мне надуманным от начала до конца. У всех евреев есть только одна Тора, данная нам Творцом Единым и Единственным. Просто есть люди, выполняющие много заповедей, и такие, которые выполняют меньше. Ярлык, который они приклеивают к себе, ничего не меняет.

А сейчас о женском начале. Те, кто думают, что женщина занимает в иудаизме подчиненное место, глубоко заблуждаются. Согласно Кабале, мужчина и женщина, муж и жена являются разумом и сердцем, находящимися в одном теле. Каждое из этих начал жизненно важно для существования человека, хотя их цели совершенно различны. Но организм будет функционировать нормально лишь тогда, когда между "разумом" и "сердцем" заключен союз. Это правило относится к любому нормальному человеческому сообществу.

Да, сердце зависит от разума. Но и разум, в свою очередь, зависит от сердца. То же у людей: есть обязанности, которые Творец возложил на мужчин, и обязанности, возложенные на женщин. Вы спросите: "А если я не могу выполнить какую-то из этих обязанностей?" Если вы действительно не можете исполнить какую-то заповедь, то Всевышний, который читает в наших сердцах, сможет засчитать ваши размышления об этой заповеди, как будто вы ее исполнили... Среди имен и прозвищ Всевышнего есть и такое: "Милосердный". Надо помнить, что заповеди Творца рождаются именно из этого качества, которое, как и другие свойства Б-га, не имеет границ. Поэтому, если мужчина или женщина действительно не могут выполнить какую-то заповедь, Всевышний прощает их и освобождает от всех обвинений.

И последнее. Не нужно просить прощения за то, что вы "задаете вопросы". Сказано о евреях, что мы народ "мудрый и понимающий". Значит, если вопрос касается сферы, доступной человеческому разуму, то собеседник должен постараться ответить на него, а не отделываться фразой "в это надо верить".

Есть только одно условие, которое действует со дня дарования Торы на горе Синай: "Хотеть исполнить и хотеть понять". Одно желание неотделимо от другого. И потом, природа заповедей слишком глубока, чтобы поставить ее в зависимость от сиюминутного состояния человеческого разума. Заповеди нужно выполнять энергично и с душою, зная, однако, что в любой момент имеешь право задать вопрос.

Подобно бунту во дворце

СДЕЛАТЬ перегородку между мужским и женским отделением в синагоге — это вещь совершенно необходимая. Наши мудрецы говорят, что по-разному судят того, кто взбунтовался против хозяина страны в поле, и того, кто учинил бунт прямо в королевском дворце! Ведь именно про синагогу сказал Всевышний: "В каждом месте, где ты будешь вспоминать Мое Имя, Я приду к тебе и благословлю тебя..."

Когда человек идет на встречу с королем из плоти и крови, он тщательно готовится к ней и даже помыслить не может, чтобы нарушить какой-либо приказ властелина. Как же смешно, обидно и ужасно ведут себя те, кто прямо в синагоге нарушает Галаху, т.е. Его волю, а потом имеет наглость обращаться ко Всевышнему с просьбами и молиться о своем благополучии. И наоборот — те, кто исправляет нарушенное, получат Его ответ на все, в чем они нуждаются.

Чтобы заика смог просить

ЕСТЬ заповедь, чтобы еврей в молитве просил Всевышнего о тех вещах, в которых он нуждается. Рамбам пишет, что, когда евреи оказались в галуте, "стали заплетаться их уста", и не мог человек вспомнить о том, что ему необходимо. Тогда поднялись "мужи великого собрания" и установили "Восемнадцать благословений", единую молитву для всего народа. Эта молитва несет в себе корни потребностей каждого еврея и всего народа в целом, чтобы заика (а это все мы) мог внятно попросить о том, без чего он не может жить.

Мужи великого собрания поместили просьбу о приходе Мошиаха среди восемнадцати самых насущных потребностей каждого еврея и всего народа. Более того: воля Всевышнего заключается в том, чтобы евреи просили, умоляли и настаивали на приходе Геулы, Избавления. Как сказано в псалмах Давида: "Ад ма-тай? Доколе?.. Всесильный, не молчи, не безмолвствуй!.."

Всевышний прощает евреям, что они "докучают" Ему просьбами на одну и ту же тему — о приходе Мошиаха. Быть может, именно в силу большого числа таких просьб Избавление придет скорее...

Да, так было

Раввин поневоле

ОСТРОВ Тасмания находится недалеко от Австралии. Там есть 300 тысяч жителей и среди них 30 еврейских семей. Знатоков Торы не водилось в этой компании, но синагога была. Люди собирались там по субботам. Кто пешком шел, кто на машине приезжал — как получалось... Водился среди них один грамотей, которого здешние евреи с английской вежливостью звали "наш рабай". Он немного разбирал еврейские буквы и поэтому вел молитву и читал свиток Торы — с тем напевом и ударениями, которые рождались у него в душе...

Однажды "рабай" покинул Тасманию. Евреи начали обмениваться взволнованными звонками: кто откроет Тору, кто затянет молитву?.. Беда!

Жил в тех краях молодой ученый, отпрыск израильтян, по имени Михаэль Сойфер. Представители общины нанесли ему визит и предложили запросто:

— Будьте, пожалуйста, нашим раввином. Михаэль чуть не упал со стула:

— Да какой из меня раввин? Я же ничего не знаю о еврействе!

— Нет, вы знаете гораздо больше нас! Вы умеете читать на иврите, а мы нет.

— Да я же ни во что не верю!..

— При чем тут вера? Помолитесь, почитайте Тору — вот и все, что мы от вас хотим...

Они ушли, а Михаэль стал обдумывать неожиданное предложение. Он понимал, что ответить отказом будет неблагородно. Но как найти приемлемую формулу, чтобы успокоить свою совесть атеиста? "Пусть это будет считаться социальной помощью нуждающимся, — подумал молодой ученый. — Тогда я, наверное, соглашусь".

И вот новый "рабай" переступил порог синагоги, пожалуй, впервые в жизни. Очень скоро он понял две вещи. Во-первых, "социальная помощь" неожиданно затронула очень важные и глубокие струны в его душе. Вместе с женой они начали соблюдать субботу, отделять мясное от молочного, делать кидуш над стаканом вина. Во-вторых, что ему, как "рабаю" и еврею очень не хватает учителя, знатока Торы. А где его отыщешь в этой Тасмании?..

Михаэль решился на неожиданный, отчаянный поступок: он начал молиться. Из книг Танаха он знал, что в каждом поколении у евреев есть глава, мудрец, который заботится о нуждах своего народа. Губы молодого ученого шептали:

— Владыка мира! Если правда то, что написано в Танахе, пусть этот мудрец поможет нам лучше выполнять Твои заповеди!..

Перенесемся теперь в город Мельбурн. Рав Хаим Гутник, возглавлявший одну из больших еврейских общин, получил от Любавичского Ребе необычное письмо.

Там говорилось, что Гутник должен срочно вылететь в Тасманию. И больше никаких подробностей. Точка.

Гутник был хасидом, поэтому без лишних разговоров собрал чемодан, купил билет и полетел. Но, оказавшись на улице Хобарта, он испытал минуту растерянности. Вот Тасмания, вот он, а что дальше?

Внезапно какой-то человек бросился на него и стал обнимать. Это был Михаэль Сойфер. Он вспоминает: "Я вышел на улицу и вдруг увидел еврея с бородой и в раввинской шляпе. Ой-вей, это то, что я хотел!.."

Рав Гутник и Михаэль проговорили много часов подряд. Михаэль задавал вопросы, а раввин давал точные и полные ответы. И это была отнюдь не единственная их встреча.

Прошли годы. Бывший "рабай" сделался настоящим раввином, без дураков. Кроме того, он стал одним из ведущих лекторов в университете Сиднея. Дом его всегда открыт для еврейских студентов. Когда они спрашивают, кто такой Лю-бавичский Ребе, то слышат ответ: " Это тот, кто думает про нас про всех..."

Нет в лесу такого зверя...

Вы пишете, что ваши компаньоны по работе с евреями — "настоящие митнагеды", противники хасидизма. Но ведь известно, что в наше время митнагедов нет. Все зависит от подхода, от того, насколько добрые чувства вы питаете к своему собеседнику. Если он увидит, что вы не собираетесь "отталкивать и уничтожать", то и его отношение к вам изменится в лучшую сторону.

Вы сами пишете, что хасидский праздник 19 кислева[1] прошел торжественно и весело — и я не сомневаюсь, что к этому приложили руку и ваши компаньоны-"митнагеды"... Как сказал мой учитель и тесть: "Нужно убрать все вещи, которые разделяют правду, живущую в данном деле, и правду, которая находится в душах моих сотрудников..."

Постарайтесь воспользоваться этим советом, когда будете общаться с вашими компаньонами.

Русская шхуна

Общее наследство

Слово "шхуна" по-русски звучит романтично. Рисуется в воображении белый корабль, весь подчиненный смелому полету парусов. На иврите — ударение на последнем слоге, и смысл другой: поселок, часто внутри города, где живут-поживают люди одной алии, одной общины, одной судьбы.

Здесь толстые тети возвращаются из магазина с сумками — и, может, среди них та стройная девочка, которая двадцать лет назад согласилась стать вашей женой. Здесь сушится белье, здесь мальчишки гоняют мяч, здесь все буднично — и это неправда. Каждый дом таит свою историю, а, сложенные вместе, они рождают слишком сложную даже для концертного зала симфонию нашей жизни.

В 1987 году, накануне Песах, Любавичский Ребе объявил о создании в Иерусалиме поселка для будущих олим из России, костяк которого должны были составлять люди прошедшие религиозное подполье. Он хотел, чтоб из этой новой шхуны вырос город Любавич — составная часть Иерусалима времен Мошиаха.

Первая часть плана исполнилась — мы и наши соседи живем в этой шхуне, что находится в пригороде Святого города, в Рамоте, уже больше десяти лет. Не могу сказать, что нам было легко и что мы обошлись без внутренних раздоров — соседи не дадут соврать. Но как в золотоносной драге — песок смыло, а золото блестит, так и в истории шхуны — склоки забываются, а остаются самородки судеб, которые стали нашим общим наследством. Хоть немного, но хочется о них рассказать. Я начну с отрывка из беседы Ребе, где говорится о будущей — теперь уже состоявшейся — шхуне для олим из России.

"В Иерусалиме есть батей-ХАБАД, есть хабадские синагоги, есть дома, где живут хабадники. И все-таки чего-то не хватает — нет хабадского поселения наподобие "Кфар ХАБАД". Более того: Иерусалим заслуживает того, чтобы в нем выросла не "кфар" — деревня, а целый город. Этот город должен быть похож на Иерусалим — место, где благоговение перед Всевышним достигает наибольшей цельности.

В последнее время в той стране (России) произошли перемены в политике ее правительства... Было объявлено, что евреям разрешается ехать на святую землю без всяких ограничений. Этот процесс уже начался и прошел полосу первых трудностей. Как сказано, "все начала трудны..."

Среди приехжающих наверняка найдутся евреи, которые захотят поселиться в Иерусалиме — особенно, если им помогут в этом. Надо объяснить им, что новое поселение связано с понятием "Любавич". Как говорил мой учитель и тесть, смысл этого слова означает "Ахават Исраэль", любовь к каждому еврею.

Дойдя до определенной ступени, эта любовь перерастает в полное единство, причем самым открытым, доступным даже постороннему взгляду образом — недаром слово "Любавич" взято из языка народов мира.

Будет лучше всего, если заселение пройдет спокойно и солидно, без трудностей и помех, которые выпали на долю тех, кто одним из первых прибыл в это государство (Израиль). Если евреи из-за "железного занавеса" приедут в Иерусалим, то не нужно, чтобы этот железный занавес двинулся за ними следом и продолжал мешать и вредить. Ведь цель их переезда чтобы прежние помехи не вставали на их пути даже в самой малой степени.

Следует отметить, что у тех евреев есть хорошие природные качества, которые они приобрели именно благодаря железному занавесу. Главное среди них — это способность к самопожертвованию, что является основой для служения Творцу. Вообще-то самопожертвование есть у каждого еврея, когда он молится или выполняет какую-то заповедь. Но у тех евреев самопожертвование проявлялось самым простым образом — не три раза подряд и даже не три дня подряд, а десятки лет без перерыва! Именно поэтому достойны они поселиться в этом месте.

Несколько лет тому назад с этой целью (создание поселка для олим)[2] собрались вместе несколько людей, на которых была возложена почетная обязанность собрать большую сумму денег, намного больше, чем собирают в таких случаях, чтобы использовать ее для дела важного и святого. В этом году собрали достаточно средств для того, чтобы начать дело, для того, чтобы поселение евреев, прибывающих из-за железного занавеса, прошло солидно, радостно, с добрым сердцем..."

И вот мы поехали...

Продолжение на стр.142

И если вы примете твердое решение найти источники добра в плохом еврее — рано или поздно вы их найдете.

[1] День освобождения Алтер Ребе из Петропавловской крепости, где он находился из-за ложного доноса.

[2] Когда никто не знал, что будет перестройка, и активисты будущей алии находились в глухом отказе, Ребе уже планировал для них шхуну в Иерусалиме.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .