Р. Пинхас бен Яир

 

ЧУЖОГО НИ КРОШКИ

Про р. Пинхаса бен Яира рассказывали, что он за всю жизнь не съел куска хлеба, им самим не заработанного, и с первых минут своей сознательной жизни не брал ни крошки даже от отцовского стола (Хулин, 7).

ДЛЯ ЧУЖОГО УРОЖАЯ

В город, в южной части страны, в котором жил р. Пинхас, пришли два человека на заработки и попросили р. Пинхаса позволить им оставить у него на время две меры ячменя. Прошло довольно продолжительное время, а люди эти все не являлись за ячменем. Тогда р. Пихнас решил ячмень посеять. Прошло семь лет, в продолжение которых он продолжал производить посевы и весь собираемый урожай откладывать в амбары. Наконец люди те явились и попросили возвратить оставленные ими две меры.

— Приведите верблюдов и ослов, — сказал р. Пинхас, указывая на свои сараи, — и заберите добро свое (Дварим Раба, 3; Иерушалми-Дем.).

ДОРОЖНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Отправился однажды р. Пинхас бен Яир на богоугодный подвиг "освобождения заключенных".

Дошел он до глубокой реки Гинаи. Перевоза нет. Обращаясь к реке, р. Пинхас восклицает:

— Гиная! Гиная! Да расступятся воды твои предо мною! Отвечает река:

— Пинхас! Пинхас! Ты идешь исполнить волю Творца твоего, но и я исполняю волю моего Творца. Исполнишь ли ты — еще неизвестно, а я уже исполняю.

Говорит снова р. Пинхас:

— Если ты сейчас же не расступишься, я заклинаю тебя, чтобы воды твои остановили свое течение.

Тотчас же река расступилась, и р. Пинхас перешел на другой берег.

В это время к реке подоспел еще один человек. Оказалось, что он несет пшеницу для мацы. И повелел р. Пинхас реке:

— Расступись и перед этим человеком, ибо он идет для совершения святого дела.

Река снова расступилась.

Но едва опять сомкнулись воды, на берегу появился третий путешественник, аравитянин, который шел той же дорогой.

— И перед ним повелеваю тебе расступиться! — сказал реке р. Пинхас. — Дабы он не стал говорить: "Так-то поступают они с попутчиком!"

Расступилась река и в третий раз.

На заезжем дворе, где р. Пинхас остановился для отдыха, дали его ослице необмолоченного ячменя. Не стала она есть. Дали ей овса в зерне — опять не ест. Перебрали и очистили зерно — все-таки не ест.

— Возможно, — заметил р. Пинхас, — что от этого зерна не успели еще отделить десятину[1].

Десятина тут же была отделена, и тогда ослица принялась есть.

— Вот, — сказал р. Пинхас, — примеры для вас: тварь неразумная — и та покорна Божьей воле, а вы, разумные существа, заставляете ее нарушить волю Божью!

Узнав о прибытии р. Пинхаса бен Яира, вышел Раби к нему навстречу и стал просить:

— Войди в дом мой и поешь хлеба со мною.

— Хорошо, — ответил р. Пинхас. У Раби лицо засияло от радости. Поглядел на него р. Пинхас и говорит:

— Ты думал, как видно, что я дал себе зарок не есть хлеба в еврейском доме. Упаси меня Бог. Дети народа моего все святы для меня. Бывает, правда, так: один желал бы делать добро, но не может; другой мог бы, но не желает. Ты же и можешь, и желаешь. Я рад посетить твой дом, но сейчас я спешу по богоугодному делу, а на обратном пути обещаю быть твоим гостем.

Возвращаясь из своего путешествия, р. Пинхас завернул в усадьбу Раби. Тут ему пришлось проходить мимо стойл, и в воротах одного из них он заметил мулов белой масти.

— Этот человек, — сказал р. Пинхас, — держит смерть в своем доме[2]. За его столом я есть не стану.

Услыша эти слова, вышел к нему Раби и говорит:

— Обещаю тебе немедленно продать этих мулов.

— Сказано: "Перед слепым не клади препятствия"[3].

— Пущу их на волю.

— Этим только увеличишь опасность.

— Велю перерезать у них сухожилия на ногах.

— Нарушишь закон о жалости к животным.

— Убью их, наконец.

— Нарушишь повеление "не порти" (ничего полезного).

Раби продолжал усиленно просить его войти в дом и разделить с ним трапезу. Но в ту минуту видит Раби: точно гора выросла между ними и скрыла р. Пинхаса от глаз его.

Заплакал Раби при виде этого (Хулин, 6).

СКАЗКА О ПОТЕРЯННОЙ И НАЙДЕННОЙ ЖЕМЧУЖИНЕ

У одного сарацинского царя выпала дорогая жемчужина из венца, и, прежде чем успели ее поднять, подскочила крыса, проглотила ее и убежала.

Обратился тот царь к р. Пинхасу, прося его отыскать жемчужину.

— Что я, колдун, что ли? — отвечает р. Пинхас.

— Имя твое, учитель, — говорит тот царь, — славится повсюду, и к тебе, как к угоднику Божьему, обращаюсь я за помощью.

И было повеление от р. Пинхаса всем крысам того места явиться. Оказалась одна с необыкновенно выгорбившейся спинкой.

— "Вот эта!" — заявил р. Пинхас.

И крыса, подчиняясь его велению, отдала жемчужину обратно.

(Иерушалми Дем.)



[1] См Бемидбар, 27, 21

[2] Мулы белой масти считались чрезвычайно норовистыми и опасными для человека

[3] Дварим, 20

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру