Исходить из правильного побуждения

Канун Шабос главы «Вайехи»
13 тейвеса 5779 года / 21 декабря 2018 г.

Рассказывают, что как-то в одном местечке умер богатый еврей. Вся семья собралась вокруг его постели и горько плачет. И тут они заметили, что среди них затесался какой-то нищий и тоже рыдает. «Почему ты плачешь? — спросили его. — Ведь ты не родственник покойного?» — «Вот поэтому я и плачу…»

Предсмертное прощание родителей с детьми — печально и трагично, но в то же время это момент единения, когда все споры и разногласия отходят на второй план, а звучат только родительские благословения и пожелания счастья и добра. И поэтому нам трудно понять то, каким образом Яаков решил попрощаться с двумя из своих сыновей — Шимоном и Леви. Прежде чем Яаков обращается с благословением и добрыми пожеланиями к девяти своим младшим сыновьям, начиная с Йеѓуды, он довольно резко упрекает Реувена и еще более суровые слова говорит Шимону и Леви. Вспоминая события более чем полувековой давности, наш праотец обвиняет Шимона и Леви в проявлении жестокости и других негативных черт характера, из-за которых были убиты жители Шхема и нанесен серьезный вред Йосефу. «Шимон и Леви — братья, орудия злостные их мечи. В их тайный сговор пусть не войдет душа моя, с их обществом не единись, честь моя! Ибо в гневе своем убили мужа и по воле своей едва не подсекли быка» (Брейшис, 49: 5, 6).

Яаков не ограничивается одним лишь выдвижением обвинений, а предсказывает им мрачное будущее. Из-за зла и неоправданно жестокого рвения их судьба — быть рассеянными среди еврейских общин, чтобы ослабить их опасное влияние. «Разделю их в Яакове и рассею их в Израиле» (там же, стих 7). Раши в своем комментарии к этому стиху объясняет, что потомки Шимона станут учителями малых детей, «чтобы им быть рассеянными повсюду, т. е. переходить с места на место в поисках заработка». А потомки Леви станут коѓенами и левитами, которым «назначено обходить гумна для сбора возношений и десятин» и получать средства к существованию от еврейского народа.

Вызывает удивление то, почему Яаков сейчас выдвигает эти ужасные обвинения, связанные с событиями, которые имели место много лет тому назад. Более того, и это главное: разве, когда эта история произошла, Яаков не думал, что это была жестокость?! Он понимал мотив этого поступка. И Тора тогда рассказывала, что Яаков сделал сыновьям замечание только о тактике, о том, как они решили это сделать, с ложью и обманом, которые являются осквернением Имени Б‑га: «Вы взмутили меня, зловонным меня сделав для жителя земли… Я же малочислен, и соберутся они против меня и разобьют меня, и истреблен буду я и мой дом» (Брейшис, 34: 30). Но Яаков не обвинял их тогда в более серьезном грехе — что они действовали жестоко, пролили невинную кровь, причинили вред невиновным людям. Все потому, что он думал: жители Шхема должны умереть согласно закону.

Более того, в Торе сказано, что после того, как Яаков высказал сыновьям свои возражения, Шимон и Леви кратко объяснили ему свою позицию, возмущенно воскликнув: «Неужели подобной блуднице ему позволительно делать нашу сестру?!» (Брейшис, 34: 31). Отец ничего не сказал им в ответ, промолчал. Тогда на этом дело и закончилось. А это просто-напросто означает, что Яаков был с ними полностью согласен. В конце концов, члены его семьи были тогда как бы новыми репатриантами в Эрец-Исроэль, поэтому им пришлось продемонстрировать силу своим соседям и доказать, что иметь с ними дело опасно. Поступок Шхема был настолько дерзким и шокирующим, что необходимо было дать жесткий ответ, который доказал бы, что они больше не намерены страдать от соседей…

Какова же была причина того, что теперь, перед своей смертью, Яаков передумал и решил высказать свое несогласие? Обратим внимание на его слова. Ведь он говорит не только о Шхеме, но и о двух последовательных событиях — уничтожении Шхема и нанесении вреда Йосефу, и это уже сигнал, предвещающий опасность. Когда Шимон и Леви применили насилие впервые, Яаков считал, что они защищали честь семьи. Однако когда вспышка насилия произошла во второй раз, он убедился, что сыновья сделали это не только ради Небес, но и из-за своего злого сердца. Очевидно, что проблема в них самих, а не только в людях, стоящих перед ними. Вот так иногда дома, в синагоге или на работе человек вынужден предпринять жесткие действия, должен осудить того, кто не прав. Но если слишком много людей его раздражает, ему необходимо заглянуть внутрь себя и убедиться, что причина не кроется в нем самом. Возможно, он сам плохой человек, не дай Б‑г, и поэтому видит все проблемы окружающих.

Это напоминает еврейскую шутку о человеке, который пришел к врачу и пожаловался на то, что у него сломана нога. Врач осмотрел ногу и не обнаружил никакого перелома. Но пациент настаивал на том, что когда он прижимает палец к ноге, он чувствует боль. Доктор попросил надавить пальцем на лоб, щеку и живот, и он снова и снова чувствовал боль. Тогда доктор сказал ему: «Да у вас же просто сломан палец». Другими словами, причина не в Шхеме, не в Дине, не в Йосефе и его снах. Яаков говорит им: «Получается, что причина — вы сами».

Теперь мы можем понять важный вопрос, который занимал умы самых великих комментаторов всех поколений. Начиная со следующей недели мы перевернем страницу истории и будем читать о египетском рабстве, и о том, как Б‑г наказывает фараона десятью казнями. Именно здесь комментаторы поднимают очевидный вопрос: за что фараон заслуживает наказания? Разве не Сам Всевышний мешал ему отослать народ Израиля?! Как пишет Рамбан, фараон исполнил повеление Б‑га тем, что поработил евреев. Ибо Г‑сподь сказал нашему праотцу Авраѓаму при заключении союза между частями рассеченных животных: «Знай же, знай, что пришельцем будет потомство твое на земле, не им принадлежащей, и будут порабощать их и угнетать их, четыреста лет» (Брейшис, 15: 13). Если бы фараон этого не сделал, слова Всевышнего не исполнились бы. Чем же тогда фараон заслужил такое суровое наказание? Рамбан отвечает, что фараон был наказан не за сам поступок, а за зло сердца, которое к нему привело. Фараон поработил евреев гораздо больше, чем ему было приказано. В то время как ему было велено только заставить их заниматься рабским трудом, он по своей воле издал указ об утоплении младенцев в Ниле и добавил другие ужасные несчастья. Все это доказывает, что его побудило к такой жестокости злое сердце, а не повеление, данное ему Г‑сподом, — и за неправильные побуждения он заслуживал наказания.

Это заключение не остается на теоретическом уровне, но имеет важное значение для нашей сегодняшней жизни. Мы узнаем, что недостаточно делать правильные вещи, важно делать это, исходя из правильного побуждения, которое часто полностью меняет характер самого действия. Например, иногда необходимо наказать близкого человека, но мы должны осознавать, что делаем это только потому, что заботимся о нем, а не руководствуясь гневом или злостью, не дай Б‑г. Прямым практическим выражением этого является то, как мы это делаем. Если мы намереваемся чему-то научить его, то не будем причинять ему слишком много вреда, и само действие будет сделано из любви, понимания и участия.

Есть история, рассказанная рабби Йосефом-Ицхоком Шнеерсоном, предыдущим Любавичским Ребе, о великом учителе и воспитателе по имени рабби Нисон, который преуспел в оказании влияния на своих учеников, но, как это иногда бывает, потерпел неудачу в воспитании своего собственного сына, Ицхока-Шауля, поступками которого руководило злое начало. Однажды услышал рабби Нисон, как его сын издевался над животными во дворе. Позвал он сына и сказал, что тот должен сам испытать боль, которую причиняет животным. И рабби Нисон побил своего сына. От боли сын заплакал и убежал на улицу, а когда вернулся, то застал странную картину: отец сидел у стола и заливался слезами. Отцу было так больно от того, что он был вынужден побить собственного сына, что он сам не мог сдержать слез. Это зрелище потрясло сына. Сочетание гнева, боли и жалости отца по поводу состояния своего ребенка пронзило сердце Ицхока-Шауля и изменило его.

В следующий раз, прежде чем действовать жестко или осуждать кого-нибудь из своего окружения, нам стоит задуматься над тем, что побуждает нас так реагировать и, возможно, мы поведем себя совершенно по-другому…

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (728 КБ).

«Социальные» постановления Эзры

Канун Шабос главы «Вайехи»
11 тейвеса 5778 года / 29 декабря 2017 г.

Девятого тейвеса я принял участие в фарбренгене, организованном одним из членов нашей общины — весьма успешным бизнесменом, который, несмотря на большую занятость, старается не пропускать ни одной из ежедневных молитв и всегда находит время для изучения Торы. Он не только «проходит» Хитас (ежедневные отрывки из Торы, Теѓилим и книги «Тания») и Рамбама, но и посещает все устраиваемые в синагоге уроки — между Минхой и Мааривом, перед утренней молитвой в Субботу и т. д. Этот человек является наглядным примером того, что можно успевать заниматься бизнесом и преуспеть в нем, а также изучать Тору и добиться успеха в этих занятиях. Можно сказать иначе: успех в бизнесе — результат приложения усилий в молитве и изучении Торы. Конечно, я был рад прийти на фарбренген, сказать лехаим и пожелать ему удачи. Так как это происходило девятого тейвеса, в день йорцайта Эзры ѓаСойфера, я решил немного рассказать о жизни этого великого человека для тех, кто не знаком с его историей.

Эзра ѓаСойфер («Книжник») — один из величайших пророков и мудрецов, духовный глава народа Израиля в своем поколении, жил две тысячи пятьсот лет тому назад. Он был выдающимся переписчиком священных книг и глубоким знатоком законов Торы. Мудрецы говорили: «Эзра был достоин, чтобы Тора была дарована через него, но его опередил Моше» (Талмуд, трактат «Санѓедрин», 21б).

Эзра родился в Вавилонии. Примерно через шестьдесят лет после освящения Второго Храма он взошел в Святую землю с разрешения персидского царя для поддержки еврейского народа в Эрец-Исроэль. Эзра привез с собой большой денежный дар царя и многочисленные пожертвования евреев Вавилона в пользу Храма. Вскоре он фактически стал руководителем всей еврейской общины страны. Несмотря на то, что у него были полномочия устанавливать законы и заставлять людей исполнять их, применяя штрафы, тюремное заключение, изгнание и даже смертную казнь, он решил не использовать свою силу, а руководить страной как духовный лидер. Он воодушевлял евреев и призвал их исполнять законы и заповеди Торы.

Эзра остался в памяти последующих поколений благодаря десяти постановлениям, которые он установил для народа Израиля. Они приводятся в Талмуде (трактат «Бава кама», 82а), и я хочу познакомить вас с некоторыми из них.

По постановлению Эзры читают Тору не только в Субботу, но и в понедельник и четверг (согласно другому мнению, это было введено еще Моше). В основе такого решения — простая истина: как человек не может прожить три дня без воды, так и еврей без Торы. Как сказано: «О, все жаждущие, идите к воде» (Ишаяѓу, 55: 1). А мудрецы объясняют: «Нет воды, кроме Торы». Без Торы ослабевают нравственные устои человека. Кроме этого, Эзра установил каждый раз при чтении Торы читать не менее десяти стихов. Это связано с тем, что число десять напоминает нам о Десяти заповедях и десяти речениях, которыми был сотворен мир.

Еще одно постановление Эзры гласит, что к чтению Торы должны быть вызваны трое: коѓен, левит и исроэль (еврей, не являющийся ни коѓеном, ни левитом). Тем самым он хотел связать с Торой всех представителей народа Израиля, чтобы никто не чувствовал себя «за пределами лагеря». И сегодня, 2500 лет спустя, во всех синагогах мира читают Тору каждый понедельник и четверг, точно соблюдая указания Эзры: не менее десяти стихов делят между тремя чтецами — коѓеном, левитом и исроэлем.

Следующее постановление Эзры касается распределения глав таким образом, чтобы закончить полный цикл чтения Торы в течение одного года, а не в течение трех лет, как было заведено в Земле Израиля до того (Талмуд, трактат «Мегила», 30б). Этого порядка чтения глав Торы мы придерживаемся и сегодня.

Но оказывается, что Эзра ѓаСойфер устанавливал правила не только в религиозной жизни еврейского народа. Он не сидел все время в синагоге, а выходил, так сказать, «на улицу», чтобы посмотреть, как живут евреи, и пытался улучшить их повседневную жизнь. Я бы назвал эти постановления Эзры «социальными». Одно из них — стиркой белья люди должны заниматься по четвергам, не откладывая этого на пятницу, день, который следует целиком посвятить подготовке к Субботе. Согласно Ѓалохе евреи должны надевать в Субботу чистую праздничную одежду. А если они постирали свою одежду в начале недели, то есть большая вероятность того, что они будут носить ее еще до Субботы. Поэтому он установил, что в еврейском доме четверг будет «днем стирки».

Следующее постановление касается домохозяек, которые в пятницу обычно пекут халы в честь Субботы. Эзра установил, что женщины должны рано вставать в пятницу, и первое, что они должны сделать, — это испечь халы. Связано это с тем, что по утрам бедняки ходили из дома в дом и просили хлеб. Если домохозяйки опоздают с выпечкой хал, то им нечего будет дать бедным.

Еще одно постановление — о ювелирных украшениях для женщин — можно назвать самым интересным из «социальной» части списка Эзры. Обычно Ѓалоха устанавливает строгий запрет на «вторжения». Например, если в городе есть один мясник, который продает кошерное мясо, то туда не может прийти заезжий торговец, который будет ходить по домам и продавать кошерное мясо, потому что он вторгается на территорию мясника, который там живет, и своим приходом мешает местному мяснику добывать средства к существованию. Эзра вводит исключения из этого правила, согласно которым пришлым торговцам косметики, ювелирных изделий и женской одежды разрешается свободно торговать в любом городе, и местные продавцы не могут им в этом помешать. Почему? «Чтобы дать женщинам возможность купить ювелирные изделия и другие украшения для услаждения их мужей». Потому что когда женщина покупает все, что ей нужно для себя, это, безусловно, способствует миру и спокойствию в доме.

Эзра — это пример истинного руководителя, который обеспокоен не только духовным состоянием народа Израиля, но и заботится о том, чтобы у бедных был хлеб, а женщины могли удовлетворить все свои особые потребности. Поэтому он удостоился того, что его духовные постановления сохранились, распространились и были приняты во всей диаспоре. И спустя 2500 лет евреи во всем мире живут согласно этим правилам. По той же причине еврейский народ чтит день, когда Эзра покинул этот мир, потому что он был любим и почитаем всем народом Израиля. Любавичский Ребе часто говорил от имени Баал-Шем-Това, что сначала следует заботиться о материальном положении еврея и только потом о его духовном состоянии. Этому мы учимся у нашего праотца Авраѓама, который, принимая гостей, сначала кормил и поил их всем самым лучшим, что было у него в доме, и только потом говорил с ними о существовании Б‑га. Это мы узнаем от самого Моше-рабейну, который еще до того, как принести народу Израиля Десять заповедей и повелеть соблюдать Субботу, позаботился накормить евреев маном. Сначала материальное и только потом духовное.

Чему это учит нас? Каждый из нас, на самом деле, является руководителем в своем доме, семье, на рабочем месте. Если мы хотим влиять на другого еврея, мы должны сначала оказать ему материальную помощь, пригласить его домой, показать ему, что мы заботимся о нем, а затем также можно побудить его соблюдать заповеди.

…В конце фарбренгена я еще раз поздравил его устроителя и пожелал ему, чтобы он учился у Эзры ѓаСойфера и удостоился быть в числе тех, кто заботится и о материальном, и о духовном положении евреев. После моего рассказа один из присутствующих спросил с улыбкой: «Ребе, согласно всему, что вы только что объяснили нам, мы должны делать Кидуш в синагоге по Субботам перед молитвой. Ведь сначала материальное, а затем духовное. Почему мы проводим Кидуш и субботнюю трапезу после молитвы?» Я — тоже с улыбкой — ответил, что, к сожалению, есть прихожане, которым не удается приходить вовремя на молитву, тем более у них не будет получаться добраться до синагоги за полчаса до начала молитвы. Поэтому, исходя из подлинной любви к ближнему и глубокой заботы о тех, кто опаздывает, мы делаем Кидуш после молитвы!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (685 КБ).

Глава Торы “Вайехи”: Детям! Все детям!

“Меняю двухэтажный мавзолей с видом на Хеврон на скромную могилку в пригороде Вифлеема”. Яков перед кончиной выказывет странные взгляды на недвижимость, когда речь идет об упокоении… супруги. Впрочем, у праведника с уходом в мир иной, как ни странно, жизнь в этом мире, можно сказать, только начинается…

(Лекция р-на Эли Когана; записана 1.11.2009, отредактирована 12.31.2009)

Кликните на стрелку, чтобы прослушать лекцию. Чтобы скачать MP3 файл, кликните Download левой кнопкой, либо же правой и выберите “Save Target As…”

Праведники и их мотивы

Канун Шабос главы «Вайехи»
15 тейвеса 5777 года / 13 января 2017 г.

Около года назад в Израиле умер еврей по имени Борух Мамо. Он родился во Франции, там приблизился к иудаизму и Любавичскому Ребе, женился, создал семью, а затем поднялся в Израиль и поселился в Иерусалиме. Перед Швуэс 5751 (1991) года Борух вместе с несколькими членами семьи поехал к Ребе. После праздника, когда они участвовали в церемонии раздачи долларов, Ребе дал его дочери Ривке особое благословение: «Желаю вам хороших вестей и успехов во всех делах». Они заметили, что благословение было не совсем обычным, но это никого не насторожило, ибо каждый был бы рад услышать пожелание хороших вестей. Они вернулись в Израиль, и их жизнь вошла в свое обычное русло.

В холь ѓамоэд праздника Суккос 5752 года, утром в четверг, 18 тишрей, Ривка и ее сестра Дина отправились в «Биньяней ѓаУма» — «Дворец наций», большой выставочный центр и место проведения различных конгрессов и массовых мероприятий. Потом Дина вернулась домой, а Ривка решила пойти к Стене плача. Прошло несколько часов, но домой она не вернулась. Наступил вечер, и родители начали беспокоиться. В то время еще не было мобильных телефонов, и связаться с дочерью было невозможно. Они обратились в полицию. Полицейский успокоил их, сказав, что получает каждый месяц десятки таких обращений, и обычно это бывают ложные тревоги. Семья провела ужасную бессонную ночь, но и утро не принесло ничего утешительного. Ривка не вернулась, и они не могли избавиться от мыслей о худшем. Полиция начала поиски, семья и друзья присоединились к ним. Тем временем кто-то позвонил в Нью-Йорк, чтобы попросить благословения Ребе. Выслушав рассказ о случившемся, Ребе сказал: «Будут хорошие вести». Наступила Суббота, но новостей не было. Прошел день Ѓойшано-Рабо и наступил праздник Симхос-Тойре, а девушку так и не нашли…

На исходе праздника Симхос-Тойре генерал Йоси Бен-Ханан привел известного американского писателя-еврея Германа Вука к Стене плача для того, чтобы принять участие во «вторых ѓакофойс» (в Эрец-Исроэль, где Шмини-Ацерес и Симхос-Тойре празднуются в один день, принято после Маарива, которым завершается праздник, устраивать танцы с Торой, как в предыдущий вечер). К его глубокому разочарованию выяснилось, что они не проводятся. Тогда генерал предложил посетить Минѓерет ѓаКотель — туннели под Стеной, но и здесь удача отвернулась от них: входные ворота были заперты, так как в Субботу и праздничные дни экскурсии по туннелям не проводились. Но Бен-Ханан был не из тех, кто быстро сдается. Он отыскал сторожа, у которого был ключ, и уговорил его открыть ворота. Они вошли в туннель втроем, вместе с сыном Бен-Ханана, который к ним присоединился. Вдруг сын обратился к отцу и сказал, что он слышал чей-то голос, зовущий на помощь. Сначала отец подумал, что сыну показалось, но все же решил проверить, насколько это соответствует действительности. Они пошли в направлении, указанном сыном, и обнаружили на своем пути глубокую яму, осветив которую увидели на дне полуживую девушку. Это была Ривка Мамо, которая провела четыре дня без пищи и воды в темном подземелье! Они смогли самостоятельно вытащить девушку из ямы и отвезли ее в больницу, откуда потом сообщили в полицию и родителям. Самое большое чудо было в том, что Ривку нашли совершенно случайно в таком месте, где никто даже не думал ее искать. Тогда родители поняли, какой смысл заключался в благословении Ребе «желаю вам хороших вестей». Иногда требуется несколько месяцев, чтобы понять, о чем говорилось в благословении, а иногда нужно узнать всю жизнь праведника, чтобы понять мотивы его действий.

* * *

Из нашей сегодняшней недельной главы «Вайехи» мы узнаем о смерти Яакова, и вдруг понимаем, что именно побуждало его, еще молодого человека, более 130 лет тому назад поступать так или иначе. Первый рассказ, который мы читаем в Торе о Яакове после сообщения о его рождении, — это история покупки первородства. В главе «Тойлдойс» Тора говорит, что однажды «сварил Яаков похлебку, и пришел Эйсав с поля, а он устал» и попросил брата: «Дай же мне глотнуть от этого красного…» И в ответ «сказал Яаков: «Продай, как сей день ясен, твое первородство мне» (Брейшис, 25: 27–31). И тогда Эйсав на самом деле поклялся и продал ему свое первородство. Однако, нам не совсем понятно, почему Яаков так стремился заполучить первородство. Собственно говоря, что конкретно он купил у брата? Какие именно права принадлежали Эйсаву как первенцу, что он мог отказаться от них и продать их Яакову? Вспоминая историю жизни нашего праотца, мы не находим того, чем Яаков наслаждался в результате сделки, которую он заключил с Эйсавом. И только подойдя, наконец, к главе «Вайехи», мы узнаем, почему Яаков так хотел купить первородство. В нашей недельной главе мы читаем о последних днях жизни Яакова, о том, как он благословил своих сыновей, прощаясь со своей семьей. После его смерти Йосеф, наместник Египта, организовал похоронную процессию, к которой присоединились все египетские вельможи и многие другие важные люди. Они проделали свой путь в Ханаан и пришли к пещере Махпела, где, согласно клятве, Йосеф должен был похоронить отца. В этой пещере были похоронены Адам и Хава, Авраѓам и Сара, Ицхок и Ривка, и Лея. Там в общей сложности могли быть похоронены всего восемь человек, четыре пары, и поэтому осталось место только для одного гроба.

Талмуд и мидраши рассказывают, что когда похоронная процессия с телом Яакова достигла пещеры, появился Эйсав с целым легионом головорезов и не позволил Йосефу похоронить отца. Он утверждал, что это место принадлежит ему. Быть похороненным в пещере Махпела — это очень большая привилегия. Вообще, для большинства людей важно быть похороненными рядом с родственниками. Они будут готовы заплатить любую цену, чтобы получить это право. Особенно те, кто хочет быть похороненным рядом с могилами праведников. В Израиле есть много людей, которые хотят упокоиться на Масличной горе. А спрос рождает предложение. Власть рынка сильнее всего, и люди платят тысячи долларов, чтобы купить могилу в этом месте. Такой же огромный спрос существует на места рядом с оѓелем Любавичского Ребе, потому что каждый хасид хочет быть ближе к Ребе. Эйсав также осознавал особую важность быть похороненным в Пещере патриархов, вместе с отцами мира. Поэтому он пришел и утверждал, что последнее место принадлежит ему, как старшему сыну. Тогда сыновья Яакова возразили ему: «Ты тогда продал первородство Яакову. А наш отец купил первородство именно с этой целью!»

Продажа первородство произошла в день смерти нашего праотца Авраѓама. Когда они вернулись с похорон, которые прошли в пещере Махпела, Яаков узнал, что есть место только для восьми могил. В то время там были похоронены Адам и Хава, Сара, а теперь и Авраѓам. Оставалось еще четыре места, два из которых сохранялись для Ицхока и Ривки — прямых наследников Авраѓама. Последняя возможность оставалась только для одной пары. И если Эйсав сохранит за собой первородство, то он получит право быть похороненным там со своей женой. В то время Яаков и Эйсав были совсем молодыми людьми, вряд ли задумавшимися о смерти. Яаков приготовил чечевичную похлебку для Ицхока, который сидел шиву (семидневный траур) по своему усопшему отцу Авраѓаму. И вдруг пришел Эйсав, усталый и голодный, и попросил чечевичной похлебки. Яаков решил использовать эту возможность и предложил ему продать свое первородство, а именно — право быть похороненным в Пещере патриархов. Эйсав, который в те дни был молодым и полным энергии, особо не интересовался местом своего будущего захоронения. Он не дорожил такими вещами и был готов с легкостью отказаться от этого права в пользу Яакова. Поэтому он не только согласился, но и написал и подписал свое согласие. С тех пор прошло более 130 лет, братья ссорились и мирились, Яаков спустился в Египет и так далее. И вот, когда тело Яакова принесли из Египта, чтобы похоронить его в пещере Махпела, вдруг приходит Эйсав и утверждает, что единственное оставшееся место принадлежит ему!

Талмуд (трактат «Сота», 13а) рассказывает, что потрясенные сыновья Яакова пытались напомнить ему, что он продал это место брату. Тогда Эйсав потребовал предъявить документ об этой сделке, но оказалось, что купчая осталась в Египте. После этого было решено послать в Египет Нафтали, которого Яаков называл «быстрым оленем». Все стали ждать возвращения Нафтали. Среди них был Хушим, сын Дана, он был тугоухим и не слышал переговоров, но, видя, что похороны задерживаются, спросил о том, что происходит. Ему объяснили создавшееся положение. Хушим был возмущен позором, которому подвергалось непогребенное тело его деда. В это время Эйсав и его потомки напали на семью Яакова. В этой схватке Хушим убил Эйсава. И прежде, чем Нафтали вернулся из Египта, Яаков был похоронен в последней пустующей гробнице Пещеры патриархов.

…Недавно мне позвонил посланник Хабада в Ганновере, Германия. Он рассказал, что в ближайшие дни там пройдет хупа девушки, которая родилась в Одессе. Когда он спросил ее, почему она решила выйти замуж за еврея и провести церемонию бракосочетания согласно еврейской традиции, она ответила, что понимание важности еврейского брака ей привили во время обучения в еврейской школе «Хабад» в Одессе. Я был очень растроган. Прошло уже более десяти лет, как эта девушка окончила нашу школу, но она до сегодняшнего дня сохранила в своем сердце все, чему научилась.

Сыны Израиля являются старшими сыновьями Всевышнего. «Так сказал Г‑сподь: «Сын Мой, первенец Мой Израиль» (Шмойс, 4: 22). У нас есть много привилегий и прав, но мы часто забываем о них и занимаемся другими вещами, которые считаем более важными. Сегодня есть родители-евреи, которые пренебрегают еврейским образованием для своих детей, не заботясь о том, какой эффект это будет иметь лет десять-двадцать спустя. Но придет тот день, когда мы осознаем всю важность для нас того, чтобы наши дети воспитывались как евреи, чтобы они праздновали бар- и бас-мицвы и становились под хупу… Стоит позаботиться об этом теперь, чтобы потом не было слишком поздно! Давайте думать о будущем наших детей сейчас, ибо важно именно сегодня думать о завтрашнем дне, чтобы завтра мы не жалели о том, чего не сделали вчера…

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (756 КБ).

«Зоопарк» сыновей Яакова

Канун Шабос главы «Вайехи»
13 тейвеса 5776 года / 25 декабря 2015 г.

Недавно завершившееся празднование Хануки, запомнившееся обилием разнообразных мероприятий, прошедших в нашей общине, было отмечено особой активностью еврейской молодежи. С большим энтузиазмом прошла акция, в ходе которой молодые люди должны были зажечь ханукальные свечи в выбранной ими самими точке города, снять об этом короткий видеофильм, в котором объяснить, почему они выбрали именно это место, а в конце поздравить еврейскую общину, желая всем веселой Хануки.

Надо сказать, что идеи, реализованные во время этой акции, были прекрасны, потрясающе трогательны, а иногда и совершенно неожиданны. Свечи зажигали на «колесе обозрения», на восьми различных городских объектах, возле памятника жертвам Холокоста, в торговом центре «Афина» на Греческой улице и в микве рядом с синагогой…

Один из фильмов привлек мое особое внимание тем, что он был снят… в одесском зоопарке! Студенты, которые зажгли свечи на ханукие, установленной рядом с вольером верблюдов, не смогли толком объяснить, почему они выбрали именно это место. Они просто пошутили: «Мы думаем, что этот праздник у верблюда самый любимый». Сегодня я решил объяснить им, что особая связь народа Израиля с животными имеет историю длиной в несколько тысяч лет, которая началась во времена нашего праотца Яакова.

В тексте нашей сегодняшней недельной главы «Вайехи» мы находим названия некоторых животных, что можно считать одним из первых упоминаний о них в Танахе вообще. Перед смертью Яаков созывает своих детей и благословляет каждого из них особым, только для него предназначенным, благословением. Яаков начинает с Реувена, потом благословляет Шимона и Леви, а затем, обращаясь к Йеѓуде, говорит: «Молодой лев Йеѓуда» (Брейшис, 49: 9). Сравнивая Йеѓуду с царем зверей, Яаков пророчествует о том, что цари Израиля будут происходить из колена Йеѓуды. И действительно, царь Давид и все последующие цари были из сынов Йеѓуды. И даже когда народ Израиля был изгнан со своей земли, главы еврейского народа в Вавилоне и руководители, которые пришли им на смену в земле Израиля, были из колена Йеѓуды. Еврейский народ во всех поколениях заботился о том, чтобы его лидеры происходили из этого колена. И самый желанный из них — Мошиах, сын Давида, из сынов Йеѓуды.

Иссахар стал вторым сыном, которого Яаков сравнил с животным: «Иссахар — осел костистый» (Брейшис, 49: 14). Звучит немного обидно, не правда ли? Ведь в нашем сознании это животное ассоциируется с упрямством и тупостью. Однако Раши, комментируя этот стих, говорит о его положительных качествах: терпеливости, выносливости, способности безропотно нести тяжелую ношу. Осел преданно служит своему хозяину, способен уверенно ходить по узким каменистым тропам на склонах гор, обходиться без воды довольно длительное время. Из сынов Иссахара, «знающих мудрость исчисления времен, знающих, что делать Израилю», вышли двести глав Санѓедрина, как пишет Раши в своем комментарии к нашей недельной главе (на Брейшис, 49: 15). Среди потомков Иссахара были известные еврейские мудрецы и судьи, те, кто принял на себя бремя Торы и нес ответственность за сохранение всей Торы и передачу ее будущим поколениям. Иногда раввины вынуждены пройти по узким тропинкам на краю пропасти, не теряя равновесия, и быть безмерно терпимыми к людям — это качества колена Иссахара.

Третьим сыном, которого Яаков сравнил с животным, был Дан: «Будет Дан змеем на дороге» (Брейшис, 49: 17). Это сравнение выглядит, по меньшей мере, странно. Ведь мы привыкли, что змеей называют человека хитрого и коварного. И сама Тора дает тому подтверждение: «А змей был хитрее всех животных полевых» (Брейшис, 3: 1). Раши объясняет, что «это пророчество относится к Шимшону. Все сыны Израиля как один будут с ним, и за всех он будет судить. Возмездие за свой народ содеет над филистимлянами». Все знают героическую и печальную историю о Шимшоне и Далиле. Шимшон, который был из колена Дана, как мстительный змей вел войну против филистимлян один, без посторонней помощи. Он не объявил им открытую войну, а действовал со всей присущей ему хитростью и мудростью, как змея, которая после атаки сразу же скрывается в своем логове. Это была самая правильная тактика в таких чрезвычайных ситуациях.

Следующим на очереди оказался Нафтали, о котором Яаков сказал: «Нафтали — лань вольная» (Брейшис, 49: 21). Это довольно лестное сравнение. А почему именно лань? Да потому что Нафтали был способен бегать быстрее, чем его братья. Любавичский Ребе приводит свидетельства мидрашей о том, что Нафтали был человеком мира и братья сделали его гонцом, приносящим добрые вести («Игройс койдеш», том 2, стр. 189). А Таргум (перевод на арамейский) Йонатана бен Узиэля на этот стих говорит, что именно Нафтали был тем гонцом, который, как лань, поспешил из Египта домой, чтобы сообщить лучшую в истории Танаха новость — сказать своему отцу Якову, что «Йосеф еще жив».

Биньямин стал последним сыном, которого Яаков сравнил с животным, сказав: «Биньямин — волк терзающий» (Брейшис, 49: 27). Это, конечно, более почтенное сравнение, чем со змеей, но если сказать о человеке, что он дикий волк, то вряд ли он сможет посчитать это большим комплиментом в свой адрес. В историю еврейского народа мужчины колена Биньямина вошли как смелые воины, которые жертвовали своей жизнью, уничтожая врага на поле боя, подобно хищным волкам. Они принесли народу Израиля много славных побед. Раши добавляет еще одну интересную деталь: в эпоху судей колено Биньямина сражалось против других колен, и тогда «израильтяне поклялись в Мицпе, говоря: «Никто из нас не отдаст дочери своей Биньямину в жены» (Шойфтим, 21: 1). После войны выяснилось, что в колене Биньямина осталось очень мало девушек. Так как сыны Биньямина не могли жениться на дочерях других колен, то колено фактически было обречено на вымирание. «А народ раскаялся в сделанном Биньямину, ибо сделал Г‑сподь брешь в коленах Израилевых. И сказали старейшины общины: «…Потомство должно быть у спасшихся сынов Биньямина, чтобы не исчезло колено в Израиле» (Шойфтим, 21: 15–17). С другой стороны, они не могли отдать им своих дочерей, потому связали себя клятвой «Проклят дающий жену Биньямину» (там же, стих 18). Тогда старейшины придумали смелый план. Они сказали юношам из колена Биньямина: «Вот, приближается ежегодный праздник Г‑сподень в Шило… пойдите и засядьте в засаду в виноградниках. И когда увидите, как выйдут дочери Шило плясать в хороводах, то выйдите и вы из виноградников и схватите каждый себе жену из дочерей Шило, и уйдите в землю Биньяминову. И когда придут отцы их или братья их спорить с нами, то мы скажем им: «Окажите нам милость за них, ибо мы не взяли для каждого из них жены войною, и вы ведь не давали их им, чтобы быть теперь виновными». (Шойфтим, 21: 19–22). Что означает «схватите»? В мире принято, что, прежде чем жениться, юноша приходит просить согласия у отца девушки. А в данном случае получалось, что они женятся без разрешения родителей, и, следовательно, последние не нарушили своей клятвы. Девушки сами согласились выйти замуж, без разрешения родителей. Предвидя эту историю «похищения» девушек, Яаков и уподобил сынов Биньямина дикому волку.

…Сегодня почти нет человека в среде народа Израиля, который точно знает, к какому колену он принадлежат. Поэтому каждый еврей должен постоянно помнить слова рабби Йеѓуды бен Теймы: «Будь дерзок как тигр, и стремителен как орел, быстр как олень, и могуч как лев, исполняя волю Отца твоего небесного» («Пиркей овойс», 5: 20). Так начинается «Шулхан орух ѓаРав», и Алтер Ребе, составитель этого свода еврейского закона, сразу же объясняет: «Дерзок как тигр» — значит не стесняться людей, глумящихся над тобой. «Могуч как лев» означает, что главный источник мощи в сердце, которое помогает бороться со своим злым началом и победить его, как богатырь побеждает врага, бросая его на землю. Так же должен всякий человек утром превозмогать свое злое начало, словно лев, пробуждаться ото сна перед утренней зарей для служения своему Создателю».

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (840 КБ).

Наши дети, внуки и… правнуки

Канун Шабос главы «Вайехи»
11 тейвеса 5775 года / 2 января 2015 г.

Как и каждый год, нынешняя Ханука в одесской еврейской общине осветила мир фейерверком праздничных мероприятий. Зажглись ханукальные огни и отразились радостным блеском в глазах детей на утренниках в еврейских детских садах, младших классах еврейских школ, в детских домах для мальчиков и для девочек. Весело отметили праздник на своих вечеринках ученики старших классов, студенты еврейского университета, израильтяне, обучающиеся в вузах Одессы, учителя, воспитатели, работники и сотрудники общинных центров и учреждений.

Очевидно, что я не мог присутствовать на всех мероприятиях, тем более что некоторые из них проходили в одно и то же время в разных учреждениях, удаленных друг от друга на карте города. Однако в школьном празднике Хануки я участие принимал. Мне было очень приятно следить за выступлением детей, которые рассказывали историю праздника своими словами в ходе самодеятельного спектакля. Действие пьесы начиналось с исчезновения из Одессы ханукии, которую затем искали по всему миру, виртуально переезжая из Бразилии в Африку, затем в Италию, а оттуда — в Израиль и обратно в Одессу. Дети пели, танцевали, шутили и смеялись, создавая счастливую и радостную атмосферу праздника.

Особенно теплые чувства я испытал, наблюдая за родителями, бабушками и дедушками, которые пришли на праздник вместе со своими детьми и внуками. Они смотрели на свое потомство, появляющееся на сцене, со слезами радости на глазах, хлопая в ладоши и к месту, и не к месту, тем самым поощряя малышей, придавая им уверенности в себе, столь важной для исполнения порученной им роли.

И был на этом празднике один особый момент, который длился около минуты — столь незначительный по времени, но столь важный для жизни… Это случилось, когда все уже закончилось, в зале выключили освещение, большинство участников и гостей оделись и разошлись по домам. Я стоял со своей семьей на выходе, помогая жене надеть на младших детей пальто, перчатки, шапки и шарфы. Ко мне подошла одна бабушка и попросила: «Ребе, помогите нам, пожалуйста». В тот момент я подумал, что она просит помочь ей надеть пальто ее внуку, который стоял рядом, и удивился, так как считал ее вполне здоровой, не нуждающейся в помощи бабушкой. Я был знаком с этой семьей много лет, проводил хупу для нее и ее мужа, а потом ее сына с невесткой и дочери с зятем, участвовал в церемонии обрезания ее внука. И действительно, когда я оглянулся, то увидел, что она стоит в окружении всей своей большой семьи, причем все они были уже в пальто, и, казалось, никто не нуждался в физической помощи. Я спросил: «Что случилось? Какая помощь вам нужна?» Она ответила с улыбкой на устах: «Моя внучка не хочет брать у меня хануке-гелт (деньги, которые принято дарить детям на Хануку). Она утверждает, что, так как мы живем на пенсию, она не имеет морального права брать у нас деньги в столь трудные времена…»

Конечно, совсем не просто описать те чувства и мысли, которые наполнили меня в тот момент! С одной стороны, я восхищался величием души внучки и ее благородством. С другой — сочувствовал бабушке и дедушке, которые, соблюдая еврейские обычаи, пытаются выполнить свои обязательства перед внуками в полном объеме. Меня обрадовало обращение бабушки к раввину за помощью в столь хорошем деле, и вызвала уважение настойчивость внучки, стоящей, молча, с опущенной головой, но всем своим видом выражающей слово «нет». Я вовсе не хотел убеждать ее изменить свое решение, но, тем не менее, чувствовал необходимость помочь бабушке и дедушке исполнить обычай праздника. А со стороны за нами наблюдали родители девочки и ее дядя, и все видели и понимали красоту и некоторую щепетильность момента… И тогда я понял, что на самом деле не имеет значения, каков будет итог этой дискуссии, и стал мысленно молить Всевышнего о счастье увидеть еще много столь воодушевляющих и радостных событий в жизни нашей еврейской общины!

* * *

В сегодняшней недельной главе «Вайехи» рассказывается о том, что Яаков разговаривает со своими внуками, Менаше и Эфраимом, и благословляет их. Интересно, что до сих пор ничего о взаимоотношениях между дедом и внуками мы не встречали в Торе. Нам ничего не известно о том, как относился Авраѓам к своему внуку Яакову, или Ицхок к своим внукам, которых у него были десятки (если считать еще и потомство второго сына — Эйсава). Естественно предположить, что они общались между собой, однако в Торе нет об этом ни одного упоминания. Ни слова о том, что между ними велись задушевные разговоры или воспитательные беседы на моральные темы, что дедушка учил внуков чему-нибудь, занимался с ними, дарил подарки.

Яаков говорит Йосефу: «Увидеть лицо твое не помышлял я, но вот дал видеть мне Б‑г также и потомство твое» (Брейшис, 48: 11). Затем он возложил руки на головы внуков и благословил их: «Ангел, избавляющий меня от всякого зла, да благословит отроков! И наречется в них имя мое и имя моих отцов, Авраѓама и Ицхока! И подобно рыбам умножатся среди народов земли! Ангел, избавляющий меня от всякого зла, да благословит отроков сих» (Брейшис, 48: 16).

А кроме этого благословения, Яаков делает важное заявление: «И ныне, два твоих сына, рожденных… до моего прихода к тебе в Египет, мои они: Эфраим и Менаше, как Реувен и Шимон, будут моими». Яаков не только благословил их, но и провозгласил, что для него внуки так же близки и дороги, как собственные дети. Отсюда выводится правило: «Сыновья моих сыновей, как мои сыновья» (Талмуд, трактат «Йевомойс», 62б), которое означает, что отношение деда к внукам должно быть таким же, как и к сыновьям. (Интересно, кстати, что Яаков не был первым, кто так считал. Его тесть Лаван, догнав зятя и попеняв ему на то, что он бежал в Харан без разрешения, заявил: «Дочери — мои дочери, а дети — мои дети».)

В чем же состоят обязанности деда по отношению к внукам? Мы уже хорошо знаем, как каждый родитель должен воспитывать своих детей. Талмуд (трактат «Кидушин», 29а) перечисляет обязанности родителей по отношению к своим детям. Отец должен сделать своему сыну обрезание, как Авраѓам обрезал сына своего Ицхока. Кроме того, в случае, если первым рождается мальчик, отец также должен позаботиться об исполнении заповеди выкупа первенца, то есть, заплатить пять шекелей коѓену и выкупить своего старшего сына. Отец обязан научить сына Торе, женить его, дать ему профессию и научить его плавать…

А в чем заключаются обязанности бабушки и дедушки по отношению к своим внукам? Кроме, естественно, дарения хануке-гелт и шалахмонес на Пурим, помощи в присмотре за внуками, когда родители заняты на работе, подарков на праздники и дни рождения, сладостей и субботних трапез и всего остального, что совершенно очевидно в отношениях между близкими родственниками. Суть вопроса в том, к чему обязывает их Тора?

Талмуд рассказывает, что однажды рабби Хия увидел, как рабби Йеѓошуа бен Леви бежал по улице с какой-то тряпкой на голове, спеша отвести своего внука в школу (хотя обычно он одевался очень аккуратно и носил головной убор, более соответствующий его статусу). Рабби Хия поинтересовался причиной столь необычного поведения: «Что случилось? Куда ты так спешишь?!» Ответил рабби Йеѓошуа, что в священных книгах написано «И поведай это сынам твоим и сынам твоих сыновей… В день, когда ты стоял пред Г‑сподом, Б‑гом твоим, при Хореве» (Дворим, 4: 9–10) Из этих слов становится понятно, что каждый дед, который учит внука Торе, поднимает его до духовного уровня Синайского откровения, как бы поднимается вместе с ним на гору Синай, чтобы получить Тору от Самого Всевышнего.

Талмуд завершает эту историю упоминанием о том, что с того дня рабби Хия, под впечатлением слов рабби Йеѓошуа бен Леви, не садился завтракать, пока не отводил своего внука в школу…

Познакомившись с этой историей, можно прийти к заключению, что дед не обязан платить за обрезание своего внука, учить его плавать или женить. Но у деда есть единственная обязанность — он должен обучить своего внука Торе, дать ему еврейское воспитание или позаботиться о том, чтобы внук учился там, где есть мудрые учителя, способные научить ребенка Торе, и заплатить за его обучение.

Все, о чем говорилось выше, касается внуков, а как же обстоит дело с правнуками? Возложена ли на нас ответственность за их судьбу? Придет ли день, когда мы можем сказать, что достаточно сделали для своих потомков, и теперь более молодое поколение должно взять на себя ответственность за своих детей и внуков?

Интересно, что если в начале нашей недельной главы речь идет о внуках Яакова, то в конце, перед завершением Книги Брейшис, мы в первый раз читаем и о правнуках. Тора говорит о правнуках Йосефа: «И увидел Йосеф от Эфраима сынов третьего поколения, также сыны Махира, сына Менаше, родились на коленях Йосефа» (Брейшис, 50: 23). Этот стих подтверждает, что Йосеф удостоился благословенного счастья, которого хотел бы для себя каждый дедушка — понянчить своих правнуков.

Почему же Тора описывает это словами «родились на коленях»? Разве Йосеф принимал роды? «Таргум Йонатана бен Узиэля» поясняет: это означает, что Йосеф был сандаком на обрезании своих правнуков (ведь именно сандак держит ребенка на коленях во время исполнения этого обряда). Раши же говорит в комментарии на этот стих: «Он растил их, воспитывал на своих коленях». Любавичский Ребе, соглашаясь с комментарием Раши, приводит нас к новому пониманию смысла этого стиха: прадед, алтер зейде, тоже обязан учить своих правнуков Торе! Следовательно, долг каждого еврея, пока он дышит, — заботиться о еврейском образовании для своих потомков. Еврей обязан оплатить обучение для них и, таким образом, гарантировать, что они будут получать еврейское образование всегда.

Если обучение Торе внука сравнивается с Синайским откровением, то изучение Торы правнуком, тем более символизирует ее передачу из поколения в поколение. Я желаю всем нам, чтобы настал счастливый день, когда мы будем платить за обучение своих правнуков, и я не сомневаюсь, что мы будем делать это с превеликим удовольствием.

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (840 КБ).

Эфраим и Менаше — кто они?

Канун Шабос главы «Вайехи»
10 тейвеса 5774 года / 13 декабря 2013 г.

Цадик рабби Цви-Ѓирш из Риминова был коѓеном, поэтому каждому еврею, обратившемуся к нему за благословением, возлагал обе руки на голову и с большой любовью и преданностью произносил биркас коѓаним — «тройное» священническое благословение. Он поступал так всегда, за исключением лишь двух случаев. В первом он вообще не дал благословение на то, о чем его просили, а во втором вместо одного дал… целых семь!

Первый случай произошел, когда рабби Цви-Ѓирш находился в городе Броды. К нему пришла молодая пара, одетая, как было принято у хасидов: муж в шелковой капоте, а голову жены до самых глаз покрывал платок. Мужчина передал рабби пожертвование и пан (сокращение от пидьон нефеш, буквально — «искупление души»; у хасидов так называется письмо к ребе с просьбой о молитве) и пожаловался, что они женаты уже десять лет, но до сих пор не удостоились иметь детей. Он хотел развестись с женой по закону, но она отказывается принять гет. Тогда он решил обратиться за помощью к цадику и попросить его благословения на рождение первенца, чтобы вернуть мир и благополучие в свой дом… Вдруг рабби Цви-Ѓирш перебил его: «Ей я благословения не дам, зато живот скоро вырастет у тебя!» — после чего пара поспешно покинула дом цадика. Вскоре выяснилось, что местные маскилим («просвещенцы», приверженцы движения Ѓаскала, выступавшие против культурно-религиозной обособленности еврейства и видевшие в «просвещении» залог улучшения положения еврейского народа) подослали этих людей, которые даже не были женаты, чтобы посмеяться над праведником. Возмущенные хасиды решили по-своему вразумить насмешника и избили мнимого мужа так, что его живот неимоверно распух…

Вторая история случилась в самом Риминове в один из холодных зимних вечеров. Единственное окно комнаты, в которой рабби Цви-Ѓирш принимал посетителей, желающих получить его совет и благословение, выходило на крышу миквы, из трубы которой валил белый дым. Золотой луч заходящего солнца проник внутрь комнаты и осветил стену напротив окна. Все в доме говорило о том, что в нем не было хозяйки. Прошло более года с тех пор, как праведник овдовел, и дом управлялся, как лодка без весел.

Рабби Цви-Ѓирш сидел в кресле, его глаза скользили по строкам открытой книги. Габай время от времени впускал людей, которые пришли увидеть праведника и получить его благословения. Когда стало темнеть, габай зажег свечи в медном светильнике, свисающем с потолка. В это время в комнату вошла одна из посетительниц. Она положила записку и несколько монет на стол и в почтительном волнении отступила назад. Праведник, перечитав записку несколько раз, в задумчивости откинулся на спинку кресла. Вдруг женщина расплакалась и стала рассказывать, что уже более года прошло с тех пор, как ее муж умер. У них не было детей, и она, оставшись в одиночестве в своем доме, пришла к ребе за благословением на достойную партию.

Ребе задал несколько вопросов, касающихся ее родителей и мужа, спросил, где они жили, и, наконец, сказал: «У меня есть для вас хороший шидух». Женщина застыла в ожидании подробностей, но рабби Цви-Ѓирш молчал. Габай подошел к столу, с удивлением взирая на происходящее, ведь ребе никогда не занимался сватовством!

«Рабби, — женщина первой нарушила напряженную тишину, установившуюся в комнате, — я хотела бы иметь в мужьях человека добропорядочного, честного и ученого. У меня есть немного денег и маленький домик. Кого же вы предлагаете мне в мужья?» В ответ рабби тихим голосом и не без смущения произнес: «Выходите замуж за меня». В комнате установилась напряженная тишина, габай остался стоять, как вкопанный. Женщина, опустив глаза, промолвила: «Если ребе думает, что я достойна, то я, конечно, согласна».

Рабби Цви-Ѓирш кивнул и тут же приказал габаю позвать в комнату хасидов из тех, кто постоянно сидел за книгами в бейс-мидраше, и принести вино и угощение. Ребе предложил своей невесте присесть. Вошли хасиды и после того, как все произнесли лехаим и выпили по такому случаю, ребе начал рассказывать, как ему в голову пришла эта счастливая идея.

— Как вы знаете, — начал он, — я остался сиротой в раннем возрасте, и мой дядя отдал меня в подручные к одному портному в Домброве. Кроме всего прочего в мои обязанности входило каждую пятницу разносить клиентам готовые заказы. Недалеко от синагоги жила большая многодетная семья, и я часто носил туда детскую одежду. Другие заказчики оплачивали материал и работу портного несколькими платежами, но в этой семье всегда платили сразу и еще добавляли несколько копеек для меня за доставку.

Когда я приходил в пятницу днем, там все было уже готово к Субботе. Дом блестел, белоснежная скатерть покрывала стол, на котором стояло вино, бокал для Кидуша и лежали свежеиспеченные халы. Глава семьи, облаченный в субботние одежды, сидел за столом и вслух читал недельную главу. Там я всей душой ощутил подлинную атмосферу святой Субботы. И тогда я вознес к Небесам тихую молитву: «Дай Б‑г мне удостоиться, когда вырасту, стать женихом в таком доме!»… — ребе сделал небольшую паузу и продолжал: — И вот, кажется, моя молитва была услышана и принята на Небесах. Эта женщина является одной из дочерей того благословенного семейства. Я женюсь на ней. Узнав, кто ее родители и где она жила, я понял, что само Б‑жественное провидение привело ее ко мне. Давайте выпьем! Лехаим! Симан тов умазл тов! Дай Б‑г, чтобы этот союз был прочным, и мы удостоились произвести потомство — «род честных, благословенный!» (Теѓилим, 112: 2).

Прошло совсем немного времени с того дня, и праведник рабби Цви-Ѓирш из Риминова стоял под хупой с той самой вдовой, женившись на ней по закону Моше и Израиля. Так и получилось, что пришедшая за одним благословением получила от праведника сразу семь (имеются в виду благословения, читающиеся при совершении обряда бракосочетания).

…В нашей недельной главе «Вайехи» на примере детей Йосефа впервые рассказывается об отношениях между дедом и внуками. Из жизнеописания наших праотцев мы знаем, что Авраѓам после появления на свет его внуков Яакова и Эйсава прожил еще пятнадцать лет. Однако в Торе мы не найдем стихи, которые рассказывали бы об отношениях между Авраѓамом и Яаковом, ничего не сказано о данных им благословениях и о тех чувствах, которые он испытывал к своим внукам. Так что наша глава содержит первое (и, кстати, единственное в Торе и одно из немногих во всем Танахе) упоминание о взаимосвязи деда с внуками.

Когда Йосеф получил известие о том, что его отец, Яаков, болен, сразу «взял он двух сынов своих с собою, Менаше и Эфраима» (Брейшис, 48: 1), и отправились они навестить дедушку Яакова в землю Гошен.

Яаков сообщает Йосефу важную новость: «Два твоих сына, рожденных тебе в земле Египетской до моего прихода к тебе в Египет, мои они: Эфраим и Менаше как Реувен и Шимон будут моими» (Брейшис, 48: 5). Раши, комментируя этот стих, говорит: «Они входят в число других моих сыновей, чтобы получить удел в Земле Израиля, каждый для себя». Йосеф и не мечтал о том, что от него произойдут целых два колена Израилевых — Эфраима и Менаше!

Но совершенно неожиданно звучат — всего несколькими стихами позже — слова Яакова после того, как он открывает глаза: «И увидел… сынов Йосефа, и сказал: «Кто эти?» (там же, стих 8). Только что Яаков сказал Йосефу, что считает Эфраима и Менаше равными Рувену и Шимону, и вдруг он спрашивает, кто это?!

Интересно, что этот вопрос не впервые задается в Торе, он уже звучал в рассказе о событиях, произошедших несколько лет назад. Когда Яаков возвращался из Харана домой после 22 лет отсутствия, состоялась его судьбоносная встреча с Эйсавом, которой он так опасался. После того, как Эйсав поцеловал и обнял его, Тора говорит: «И поднял он глаза свои и увидел жен и детей, и сказал: «Кто эти тебе?» Яаков отвечает: «Дети, которыми одарил Б‑г раба твоего» (Брейшис, 33: 5). И Йосеф дает Яакову тот же ответ: «Мои сыновья они, которых дал мне Б‑г здесь» (там же, 48: 9).

Но все же не совсем понятно, о чем на самом деле спросил Яаков. Эйсав действительно ничего не знал о женах и детях Яакова и видел их в первый раз. Однако Яаков встречался с Эфраимом и Менаше, и не один раз!

Раши, который, вероятно, тоже искал ответ на этот вопрос, считает: «Хотел благословить их, но Шхина устранилась от него» (комментарий на Брейшис, 48: 8). Увидел Яаков, что они не похожи на другие колена: одеты иначе, говорят и ведут себя по-египетски… Своим вопросом он хотел узнать, продолжают ли его внуки традицию дедушки Яакова. Он опасался, что Шхина (Б‑жественное присутствие) покинула его потому, что они не заслуживают благословения. И на это Йосеф ответил, что хотя внешне они отличаются от сынов Израиля, внутри они являются самым подлинным продолжением Яакова. Ведь они выросли в Египте, но не занимаются повсеместно распространенным там идолопоклонством, а читают молитву Шма. Именно в них воплотилась сила и духовная мощь нашего праотца Яакова. Ибо даже дети, которые выросли в чужой среде, без учебы в иешиве, вне русла еврейской традиции, все же продолжают путь Яакова.

Поэтому в еврейских семьях с наступлением Йом-Кипура (а во многих общинах — и в канун каждой Субботы) принято благословлять детей, повторяя для сыновей слова Яакова: «Да сделает тебя Б‑г как Эфраима и как Менаше!» (Брейшис, 48: 20). Даже оказавшись в чужой стране, без благоприятного еврейского окружения, не дай Б‑г, тем не менее, надо вести себя как Эфраим и Менаше. И тогда придет ко всем нам и «тройное» священническое благословение (которое также произносят, благословляя детей): «Да благословит тебя Г‑сподь и охранит тебя! Да озарит Г‑сподь тебя лицом Своим и помилует тебя! «Да обратит Г‑сподь лицо Свое к тебе и пошлет тебе мир!» (Бамидбор, 6: 24–26).

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (996 КБ).