О женщинах, тфилин и Стене Плача

Вопреки обыкновению, захотелось мне выразить своё мнение.
Предположим, я каким-то образом отвечаю за Стену Плача и площадь перед ней. Приходит ко мне женщина:
- Я хочу надевать тфилин! Потому что А, Б, В и Г, и хотя Д и Е, но Ж и З.
- Подкованная! Есть такое дело. Особенно Ж и З, знаем. А зачем тебе?
- Чтобы молиться с большим воодушевлением, ведь тфилин — это и то, и сё, и пятое, и десятое!
- Молодец! Да умножатся подобные тебе в Израиле.
- А ещё я хочу собрать женскую группу и молиться всем вместе у Западной стены.
- Зачем?
- Потому что там я чувствую то, сё, пятое и десятое, а если в коллективе — так и вообще.
- Прекрасно! Только другим женщинам не мешайте, они ведь тоже молиться хотят, и каждая по-своему.
- А ещё мы хотим молиться в тфилин у Западной стены!
- А это зачем?
- Ну, если тфилин — это то и сё, а Западная стена — это пятое и десятое, то будучи помноженными друг на друга, они дадут офигенный душевный настрой!
- Просто молодцы! Достойные наследницы праматерей, так сказать! Только одна заковыка есть: вы женщины продвинутые, знаете А, Б, В и Г, а подавляющее большинство народа, и мужчин и женщин, этого не знает и думает, что женщина в тфилин — это Аццкий Сотона.
- Но ведь хотя Д и Е, однако Ж и З…
- Ага, подите объясните это людям у Стены. Бесполезно. Поднимется скандал, будут называть вас нехорошими именами, собьют вам и себе весь молитвенный настрой — а моя задача ограждать Стену от подобных эксцессов.
- Что же делать?
- Есть такое понятие «компромисс». Если вы придёте в тфилин, а сверху наденете какие-нибудь кофты и платки, то никто не будет оскорблён, а тфилин останутся на месте и свою роль сыграют.
- Почему же? Где написано, что у Стены нельзя молиться женщинам в тфилин?
- Нигде. Но есть «хазака», презумпция, исторически сложившийся обычай: перед Стеной уже много десятилетий молятся только по ортодоксальному обряду. У Стены есть завсегдатаи, для которых это постоянное молитвенное место, и все они ортодоксы. Значит, де-факто — это типовая ортодоксальная синагога со всем отсюда вытекающим.
- Но мы хотим заявить о наших правах на это самое! Долой! Хватит! Мы не хуже иных прочих!
- Ага, теперь понятно. Вы не молиться хотите. Вам не душевный настрой нужен. Вы ведёте политические войны, подобные которым ведутся в еврействе уже двести лет. В таком случае фиг вам, а не тфилин у стены.

Сослучайное и присослучайное 2017-06-26 01:43:36

Я не верю реформистам, когда они поднимают хипеш каждое новомесячье у Западной стены, чтобы потом их интервьюировали по радио, телевидению и в газетах. И вот почему.
Сто лет назад Западная стена была почти ничем. Возле неё проходил узкий переулок квартала Муграбим. К стене приходили евреи оплакать Храм, мужчины и женщины. Перегородки тогда не было: кто же даст поставить перегородку посреди улицы? Реформистское движение существовало уже сто лет, но реформисты к Стене не приходили. Они вообще фактически отказались от Сиона.
Восемьдесят лет назад дошли первые слухи об уничтожении евреев Европы.  Что могли сделать евреи Иерусалима? Только молиться. У Западной стены была организована круглосуточная молитвенная вахта. А реформистов там не было.
Пятьдесят лет назад Старый город был освобождён, евреи толпами ринулись к Стене. А реформистов там не было.
Те евреи, которые дневали и ночевали возле Стены, которые ходили к ней в субботу пешком час туда и час обратно, если не больше, устроили там так, как им удобно. Мужчины слева, женщины справа. Это были ортодоксы. Стена перешла под контроль государства и был назначен раввин Стены. Ортодоксальный. Он никогда никому не мешал там молиться, ни Папе римскому, ни совершенно светскому подростку. Но так, чтобы это было удобно тем, кто у Стены проводит целые часы и приходит к ней тысячами — ортодоксам.
Любой реформист может прийти к Стене и излить там душу. Более того, любой реформист может присоединиться к любой молитвенной группе. Но их там почти не видно.
А теперь объясните мне, чем реформисты заслужили изменение существующего порядка и выделение на узеньком пятачке у Стены для себя отдельного участка. Что они для этого сделали?

Реформизм

Слово «реформизм» в еврейских кругах стало ругательством, примерно как «редиска нехороший человек». Дошло до того, что одного абсолютно ортодоксального рава, пожелавшего следовать общеизвестному галахическому мнению, разрешающему делать гиюр детям без гиюра родителей, публично в прессе называли «реформистом в кипе»!
Поэтому надо разобраться, что за зверь — реформист, и растут ли у него рога и копыта.
Внимание! В поисках информации по этому предмету НЕ НАДО обращаться к русскоязычным и ивритоязычным источникам, поскольку они бывают двух родов: апологетические — «идите к нам, у нас хорошо!» — и ругательные: «не идите к ним, у них геенна огненная!». Причина проста: в России и в Израиле реформизм не прижился, поэтому он пытается зацепиться, а его пытаются выпихнуть, и объективный разговор невозможен.
Известно, что р.Моше Файнштейн считал, что правильнее молиться без миньяна, чем в реформистской синагоге; такого же мнения был р.Мордехай Элиягу. Но это запреты, а о сути явления они не говорят. Современный реформизм — американское явление, хотя и зародился он в Германии, поэтому читать нужно по-английски.
Итак, можно почитать Википедию:
https://en.wikipedia.org/wiki/Reform_movement_in_Judaism
https://en.wikipedia.org/wiki/Reform_Judaism
и ссылки там.
А можно сэкономить силы. Нас интересует главное: мировоззренческие отличия реформизма от ортодоксии. Орган в синагоге, совместное сидение мужчин и женщин, вызов женщин к Торе и ведение женщинами молитвы — это мелочи, подобные мнения можно найти в средневековой еврейской традиции, самой что ни на есть ортодоксальной. Главное в другом: говоря словами реформистского раввина, с которым я два года сидел рядом и часто спорил, «у нас галаха имеет совещательный голос».
Говоря словами другого автора, «мы сами выбираем, какие элементы еврейской традиции вносить в нашу жизнь. Община с запретом некашерной еды может быть реформистской, поскольку и община с чизбургерами также может быть реформистской. Зажигать или не зажигать субботние свечи — внутреннее дело каждого реформиста». Устоявшейся теологии и практики у движения нет. Некая реформистская община может пригласить гомосексуалиста в качестве раввина, потому что по мнению её членов, права человека на свободную любовь перевешивают мнение еврейской традиции по этому вопросу. А другая — не пригласит, потому что по её мнению, еврейская традиция всё же перевешивает. Никакое мнение никакого еврейского мудреца и даже самого текста Торы никакого реформиста не обязывает, потому что он принципиальный демократ и устраивает мысленное голосование: «Признавать ли гомосексуализм? Равенство полов — за, права человека — за, законы штата — за, прогресс — за, мнение соседей — против, мнение Торы — против… Большинством голосов — признавать!» И признаёт.
Вот что такое реформизм, если вкратце, и вот почему мы с ним принципиально не согласны и в их синагоги не ходим.