Революционный подход Мордехая

Канун Шабос главы «Ки сисо»
15 адора 5778 года / 2 марта 2018 г.

В последнее время в Израиле много говорят об Иране и его участии в событиях в Сирии, особенно после того, как израильские военные сбили запущенный с ее территории иранский беспилотник, который пересек границу Израиля. Многие люди очень обеспокоены намерениями и возможностями Ирана, их волнует вопрос, как можно противостоять иранской угрозе.

Отвечая на этот вопрос, я хотел бы еще раз напомнить вам слова мидраша, связанного как с Пуримом, так и с нашей недельной главой «Ки сисо». Любавичский Ребе цитирует его на фарбренгене праздника Пурим 5725 (1965) года: «Святой, благословен Он, сказал нечестивому Аману: «Дурак дураком! Я сказал, что уничтожу их, и не смог. А ты говоришь: «Убить, погубить и истребить?!» Получай же! Твоя голова падет вместо их голов! Им — спасение, а тебе — повешение! («Эстер рабо», 7: 10).

Из истории праздника Пурим мы знаем, что Аман, главный советник персидского царя Ахашвероша, хотел истребить, не дай Б‑г, всех евреев, живущих в Персии. Г‑сподь говорит Аману, что тот взялся за невыполнимую задачу, которую не смог осуществить даже Он сам. Об этом рассказывается в истории о грехе золотого тельца, которую мы читаем на этой неделе в главе «Ки сисо». Всевышний сказал Моше: «И теперь, оставь Меня, и воспылает Мой гнев против них, и истреблю Я их» (Шмойс, 32: 10). Но Моше вступился за свой народ, и Создатель изменил свое решение и не тронул сынов Израиля. Поэтому, в конечном счете, и сегодня нам не о чем беспокоиться. Но для того, чтобы знать, как правильно противостоять иранской угрозе, стоит обратиться к историческому опыту еврейского народа. Что сделали сыны Израиля 2500 лет назад в Шушане, когда узнали, что тогдашний иранский премьер-министр хочет погубить всех евреев? Как им удалось отменить жестокий указ? Если бы мы были там, в Шушане, на месте еврея Мордехая, что мы сделали бы в первую очередь? Так как Мордехай был одним из самых важных министров царя, можно было ожидать, что первое, что он сделает, — это попытается устроить встречу с царем, чтобы переубедить его. В дополнение к этому стоило воспользоваться влиянием и связями царицы Эстер, «нашей сестры в царском доме». Кроме того, могут повлиять на решение проблемы некоторые богатые евреи, которые ранее давали деньги Аману или имели с ним деловые отношения. Но, к нашему удивлению, Мордехай не сделал этого (только после того, как Эстер обратилась к нему, он сказал ей пойти к царю).

Выше перечислены пути практического решения проблемы. Что касается духовной стороны дела, то, как правило, в таких случаях евреи просят пророков молиться за них или посещают святые места. Но Мордехай этого тоже не сделал. Он нашел новый, революционный подход к решению проблем, которые затрагивают еврейский народ…

Поскольку значительная часть истории Пурима подробно не описана в Мегиле, мудрецы дополнили ее комментариями Талмуда и мидрашами. Вот что они рассказывают. Как только Аман после подписания указа вышел от Ахашвероша, он увидел, как Мордехай разговаривает с тремя еврейскими мальчиками, возвращавшимися из хедера. Мордехай спросил их, какие стихи из священных книг они учили сегодня. Один мальчик ответил:

— «Не бойся внезапного ужаса и бедствия грешников, когда придет» (Мишлей, 3: 25).

Другой добавил:

— «Держите совет, но он расстроится; изрекайте решение, но оно не состоится, ибо с нами Б‑г!» (Ишаяѓу, 8: 10).

А третий закончил:

— «Не бойся их, ибо Я с тобою, чтобы спасти тебя» (Ирмияѓу, 1: 8).

Мордехай очень обрадовался, услышав такие слова из детских уст, и устыдился своего страха. Аман спросил его, почему он так радуется словам этих детей. Мордехай ответил, что теперь он знает: не следует бояться угрозы, которая нависла над евреями («Эстер рабо», 7: 13).

Любавичский Ребе говорит, что в событиях Пурима было создано беспрецедентное явление в еврейской истории. Обычно, когда сыны Израиля попадали в беду, они обращались к пророку, чтобы он объяснил им, почему это произошло и что надо сделать, чтобы спастись. В пустыне евреи всегда обращались к Моше-рабейну. Во всех поколениях они обращались к пророкам, а те обращались к Б‑гу и получали ответ через пророчество или каким-либо другим путем. Мордехай, который был лидером еврейского народа, одним из членов Санѓедрина, желая узнать, каковы планы Всевышнего, обратился к маленьким детям и, получив предсказание из их уст, установил порядок действий для еврейского народа. Более того, обычно, когда хотели отменить указ, изданный против еврейского народа, было принято собирать миньян (как минимум) евреев в возрасте старше бар-мицвы, чтобы поститься и молиться Всемогущему. Впервые Мордехай применил новый метод, который не использовался в прошлом. Услышав ободряющие слова трех мальчиков из хедера, он собрал еврейских детей и именно с ними изучал Тору. Эти маленькие дети молились и постились вместе с ним. Мидраш рассказывает, что в ту роковую ночь дети сидели вместе с Мордехаем и учили Тору, чтобы пробудить милость Небес. «Всевышний услышал их плач, и раскрылась милость Г‑спода, и Он встал с престола Суда и сел на престол Милости». И отменил те постановления, которые принял в их отношении.

Мордехай не ходил молиться в святых местах и не обращался к праведникам. Он знал, что лучший и самый надежный путь к сердцу Творца, как и к сердцу каждого родителя, — это забота о детях. В отношениях Всевышнего и сынов Израиля самая чувствительная точка — это тинокойс шель бейс рабон, маленькие дети из хедеров. Мордехай, собрав еврейских детей и обучая их Торе, отменил указ об уничтожении своего народа.

И в этом состоит особенность истории, рассказанной в Свитке Эстер. Мордехай открыл способ преодоления трудностей, который подходит для каждого поколения, для всех времен и всех случаев жизни. Народ Израиля уже много веков живет без пророков, праведники не всегда находятся рядом, и не так легко бывает добраться до святых мест. Но еврейские дети есть повсюду, и когда вы приглядываете за «зеницей ока» Всевышнего, учите их Торе, заботитесь об их еврействе, наш Небесный Отец одаривает вас таким вниманием и заботой, каких вы не можете достичь постом или молитвой взрослых. Это более эффективный путь обращения к Б‑гу, потому что для Него нет ничего важнее будущего еврейского народа. Когда вы заботитесь о будущем поколении, Б‑г на вашей стороне. Как тогда мы победили Иран молитвой маленьких детей и обучением их Торе, так и сегодня лучший и самый эффективный способ борьбы с иранской угрозой — воспитание еврейских детей в духе Торы. Если мы здесь и везде в мире обеспечим условия для того, чтобы еврейские дети получали еврейское воспитание и образование, по крайней мере, имели связь с еврейскими детскими садами, школами, лагерями или кружками, которые имеют какое-либо отношение к иудаизму, то еврейскому народу будет обеспечено вечное существование. Пусть то, что помогло Мордехаю 2500 лет тому назад, послужит нам уроком и наставлением и, с Б‑жьей помощью, приведет нас к будущим победам!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (744 КБ).

Важное послание Пурима

Канун Шабос главы «Тецаве»
8 адора 5778 года / 23 февраля 2018 г.

На следующей неделе мы будем праздновать Пурим. На днях один из прихожан нашей синагоги сказал мне: «Поскольку я уезжаю из города и не буду с вами на праздник, я хотел спросить, какое наставление вы могли бы дать мне перед ним?» И я рассказал ему о том, о чем раньше не упоминал в своих выступлениях перед общиной.

…Повествуя о планах Амана уничтожить, не дай Б‑г, народ Израиля, мидраш приводит такую притчу: «На кого похож злодей Аман? На птицу, которая свила гнездо на берегу моря, а море это гнездо смыло. Птица сказала: «Я не покину это место, пока море не превратится в сушу, а суша — в море». Она набирала морскую воду в клюв и выливала ее на сушу, потом набирала песок на суше и бросала его в море. Прилетела ее подруга, посмотрела на это и сказала: «Неудачница, как бы ты ни старалась, неужели ты думаешь, что добьешься успеха?!» Так и Святой, благословен Он, сказал нечестивому Аману: «Дурак дураком! Я сказал, что уничтожу их, и не смог. Как написано: «Хотел Он истребить их и истребил бы, если бы не Моше, избранник Его, стал пред Ним как бы в проломе стены, чтобы отвратить ярость Его, чтобы она не погубила их» (Теѓилим, 106: 23). А ты говоришь: «Убить, погубить и истребить?!» Получай же! Твоя голова падет вместо их голов! Им — спасение, а тебе — повешение! («Эстер рабо», 7: 10).

Приведенная в мидраше притча о птице, которая пыталась высушить море (то есть сделать что-то нереальное), вызывает вопрос: была ли необходимость рассказывать ее на самом деле? Ведь обычно притчи используются для прояснения того, что недостаточно понятно. Однако в данном случае смысл в том, что народ Израиля настолько возвышен, что Сам Создатель не может его уничтожить. Это невозможно, даже если, не дай Б‑г, сыны Израиля совершают грехи и заслуживают наказания. Сама Тора свидетельствует: «А вы, держащиеся Г‑спода, Б‑га вашего, живы все вы сегодня» (Дворим, 4: 4) Это настолько ясно, что нет необходимости в дополнительном объяснении. Поэтому не совсем понятно, что же добавляет притча о птице в понимании этого вопроса?!

Одним из объяснений является то, что Аман был царским министром, следовательно, он не был глупым человеком. Аман знал историю народа Израиля, поэтому, когда бросаемый им жребий выпал сначала на месяцы нисон или ияр, он не был доволен. Аман прекрасно помнил, что случилось с теми, кто хотел нанести вред сынам Израиля. Тем не менее, он пытался их уничтожить и обещал отвесить десять тысяч талантов серебра в царскую казну за истребление иудеев. На каком основании он думал, что добьется успеха, когда другие, даже более сильные потерпели неудачу? Объяснение заключается в притче, которую приводит мидраш. Его ошибка состояла в том, что он думал, как та глупая птица, что сможет извлечь воду из моря и перенести ее на сушу. Аман увидел, что на пиру у Ахашвероша были евреи, которые ели и наслаждались трапезой у этого злодея. Позже Аман увидел, что по его приказу все евреи, кроме Мордехая, «преклоняют колени и кланяются». И ему пришло в голову, что на этот раз он победит.

Талмуд (трактат «Брохойс», 61б) рассказывает о рабби Акиве, который продолжал учить своих учеников Торе, несмотря на то, что римляне запретили изучение Торы под страхом смерти, и объяснял свои действия, рассказывая притчу о лисе и рыбе: «Однажды лиса шла по берегу реки и увидела, как рыбы торопливо плыли вниз по реке. «Рыбы, почему вы спешите?» — спросила лиса. «Мы спасаемся от людей, которые преследуют нас и хотят поймать в свои сети». — «Тогда идите ко мне, на землю, и спрячьтесь в лесах от преследования людей». — «Ты ли это, лиса? — спросили рыбы удивленно. — Тебя называют умной и хитрой! Вода — наша стихия, но и здесь мы лишены безопасности. Как же найти нам покой и безопасность на суше, где мы тотчас умрем?» Так и мы, — закончил рабби Акива притчу. — Тора — наша стихия, как сказано: «Ибо она жизнь твоя и долгота дней твоих». Если бы мы оставили ее, то погибли бы. Тора — наша жизнь, опора нашего бытия, только в ней одной находим мы благо и безопасность».

Аман увидел, что сыны Израиля сидят и наслаждаются трапезой Ахашвероша. Что все евреи, кроме Мордехая, склонились пред ним. Он увидел, как народ Израиля «выбирается на сушу», и решил, что на сей раз ему удастся осуществить свой коварный план. Он знал, что до тех пор, пока сыны Израиля находятся в своей «среде обитания» — «в водах» Торы, они живы. И если он выступит против них, то будет наказан так же, как все ненавистники Израиля в прежних поколениях. Поэтому он попытался взять воду из моря, вылить ее на сушу, и посмотреть, поглощает ли ее земля, или она возвращается в море. Это так же глупо, как и предложение выйти на сушу, которое сделала рыбам лисица. Аман полагал, что если воды покинут море — евреи отдалятся от Торы, то ему удастся вынести им смертный приговор. Но Святой, благословен Он, сказал злобному Аману, что независимо от того, каково духовное состояние еврейского народа, даже если он заслуживает, не дай Б‑г, наказания, он не будет приговорен к смерти. «Море» всегда останется «морем», независимо от того, что вы делаете и как бы вы ни старались. Потому что «они — Мои дети». Хозяин может избавиться от восставшего против него раба. Но отец не может изгнать сына, тем более единственного сына…

Всевышний, используя притчу о птице, говорит Аману: «Даже воды, которые ты взял в море, несешь сейчас в своем клюве и собираешься вылить на сушу, тебе не принадлежат. Они воды моря. Может случиться, что на некоторое время злое начало овладевает евреем, но в душе каждый еврей остается прилепленным к Б‑гу. И как говорил Алтер Ребе: «Еврей, каждый еврей, кем бы он ни был, не может и не хочет быть отделенным от Б‑га». Эта связь может быть бездействующей некоторое время, находиться в состоянии сна, но наступает час, и она пробуждается — и тогда сияет со всей достоверностью.

И это важное послание Пурима: мы — народ Израиля, связаны со Всевышним таким образом, что никогда не отделимся от Него! Веселого праздника всем нам!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (708 КБ).

Сослучайное и присослучайное 2017-03-14 04:36:24

Одна из наших сотрудниц перечисляет другой пять заповедей Пурима: 1) чтение свитка Эстер, 2) посылка подарков (мишлоах манот), 3) дары беднякам, 4) пир… Угадайте, что она считает пятой заповедью?

Сослучайное и присослучайное 2017-03-13 07:14:12

Можно объяснить, почему в книге Эстер не упоминается ни Бог, ни страна Израиля, ни Храм. Есть много объяснений. Но почему в книге Эстер ни разу (разве что намёком) не упоминается Амалек?

Пуримская загадка

Где в книге Эстер упоминается пекарь?

Выпендриваемся

Я слушал мегилу в миньяне, члены которого сделали всё, чтобы зазвать к себе обычно не ходящих в синагогу соседей. В первый раз в жизни я слышал чтение мегилы по ролям! Один чтец — за Ахашвероша, один — за Мордехая и т.д., и ещё чтец — за «от автора».
Впрочем, нет. Не чтец.
Этот миньян — эгалитарный, то есть женщины максимально участвуют в молитве. Поэтому кровь из носу, а у нас женщина будет читать всю мегилу миньяну! В какой-нибудь другой эгалитарной синагоге сделали бы женский миньян. Но это решение не для нас! У нас женщина, повторяем, будет читать всю мегилу всему миньяну.
Но с точки зрения ѓалахи такое решение вызывает много вопросов, и многие авторитеты зачтут такое чтение максимум задним числом. Надо, чтобы мужчина читал! Как бы нам сделать так, чтобы чтение было кашерным и изначально?
Однако женщина у нас будет читать всю мегилу всему миньяну!
Но с другой стороны…
И как, по-вашему, они решили проблему?
Женщина действительно читала мегилу. Но не одна. С ней вместе, в унисон, хором, по тому же свитку читали два мужика. Которые мощными голосами заглушали эту женщину. Так что миньян слышал именно мужиков.
Ой, а идише коп…

Выпендриваемся

Кто догадается, что означает надпись на пуримском костюме :
انا احب هبوعيل

Сослучайное и присослучайное 2017-03-09 07:51:28

В итальянском пиюте 17-18 в. на Шушан-Пурим (или Пурим-Шушан — см. статью по ссылке) говорится, что Гаман — это, собственно, Азазель.
http://hebrew-academy.org.il/2017/03/08/%D7%A9%D7%95%D7%A9%D7%9F-%D7%A4%D7%95%D7%A8%D7%99%D7%9D-%D7%90%D7%95-%D7%A4%D7%95%D7%A8%D7%99%D7%9D-%D7%A9%D7%95%D7%A9%D7%9F/

Ошибка Гамана

Мордехай ему не кланялся, объясняя это тем, что он еврей. Узнав эту причину, Гаман вознамерился уничтожить всех евреев — народ Мордехая. Видимо, автор книги Эстер имеет в виду, что Гаман думал, что любой еврей, оказавшись на месте Мордехая, также не будет ему кланяться. (Других евреев на пути Гамана «во вратах царских» не было).
А это было ошибкой. Судя по тексту, Гаману кланялись все люди, в том числе евреи, так как в этом поклоне не было никакого запрета. Не запрещено еврею кланяться людям, не запрещено. (Мидраш о том, что Гаман объявил себя богом или повесил идола на груди, оставим). Поведение Мордехая было целиком на его совести, о чём и говорят комментаторы.

Уравнивая бедных и богатых

Канун Шабос главы «Тецаве»
12 адора 5777 года / 10 марта 2017 г.

Недавно мне выпал случай послушать очень интересную запись выступления Менахема Бегина, в бытность его премьер-министром Израиля. Эта история произошла в 1981 году. Канцлер ФРГ Гельмут Шмидт обвинил Израиль в «аморальности» за то, что он препятствует созданию государства для палестинцев. Премьер-министр Менахем Бегин ответил на эти высказывания резкой критикой. Он сказал, что Шмидт был верным офицером Гитлера, и ему хотелось бы знать, что он делал с евреями на Восточном фронте. Кроме того, Бегин повторил свой тезис о коллективной вине немцев. Сразу же после этого левые в Израиле и немецкие газеты выступили против Бегина. В то время глава правительства вел предвыборную борьбу и на одной из встреч с избирателями сказал (что и зафиксировано в вышеупомянутой записи): «Простите господа, я пришел в политику из отрядов вооруженного сопротивления. Я никого не боюсь и говорю всем правду в лицо. У меня нет причин бояться. Мы каждый день смотрели смерти в глаза. Поэтому, когда кто-то говорит подобные вещи, как я могу не ответить ему?! Разве я не знаю, что случилось с моим народом?! Разве я не знаю, что произошло с моей семьей? Разве я не знаю, что случилось с нашими братьями и сестрами?! И он после всего этого будет говорить нам о создании палестинского государства?! То есть, снова подвергнуть евреев Израиля, не дай Б‑г, опасности?! И я не отвечу ему?! Я ответил ему так, как следовало! И я не откажусь ни от одного произнесенного мною слова! Если некоторые добрячки начали отворачивать нос… Ну, что поделаешь? Так будет у них свернутый нос…»

Во всем мире помнят премьер-министра Менахема Бегина — инициатора переговоров с президентом Египта Садатом, завершившихся подписанием в сентябре 1978 г. Кэмп-дэвидских соглашений. Не забывают и о том, что по приказу Бегина израильская авиация уничтожила иракский атомный реактор, лишив таким образом Саддама Хусейна возможности получить атомную бомбу. Но многие в Израиле помнят его совсем по-другому поводу. Государство Израиль было создано, в основном, евреями-ашкеназами — выходцами из европейских общин, которые приехали в подмандатную Палестину в двадцатые-тридцатые годы прошлого века. Они высушивали болота, основывали кибуцы и боролись за создание еврейского государства. Ишувом (так называлось еврейское население Палестины во времена Османской империи и британского мандата) руководили выходцы «из Минска и Пинска». Только в пятидесятые годы начали прибывать евреи из Йемена и Северной Африки: Марокко, Туниса, Алжира. Когда они приехали в Израиль, ашкеназы были хозяевами страны, начальниками; сефарды же оказались пришельцами, новыми репатриантами. Ватики (старожилы) принимали их и занимались их обустройством, но они не относились к ним, как к равным. Местные ашкеназы смотрели на «новых иммигрантов» сверху вниз. В результате этого в Израиле сформировались две группы: евреи-ашкенази, которые считали себя более образованными и были более благополучными в материальном отношении, и «второй Израиль» — недавно приехавшие сефарды, которые жили в лагерях для иммигрантов и бедных районах в условиях крайней нищеты. Конечно, это вызвало отчуждение и враждебность между этими двумя группами, между правящей партией, в которой не было ни одного сефарда, и новыми гражданами страны, справедливо считавшими, что их дискриминируют. Во все это безобразие вмешался Бегин, разработавший широкомасштабную программу подъема жизненного и культурного уровня восточных евреев. Он приезжал поговорить с ними в лагерях и городах развития, интересовался их проблемами и помогал их решать. Он говорил с ними не покровительственно, а как равный с равными. Он любил их безоговорочно, они отвечали ему любовью и уважением. Когда он входил на общественные собрания, сефарды скандировали «Бегин — царь Израиля!» После его избрания премьер-министром в 1977 году сефарды заняли ключевые посты в правительстве. Именно Бегин поднял общественное положение выходцев из восточных общин и вернул им личное достоинство, которого им так не хватало. Бегин последовательно исполнял заповедь аѓавас Исроэль (любви к евреям) по отношению ко всем.

В конце своей жизни Бегин попросил, чтобы его похоронили не на горе Герцля, где похоронены все премьер-министры Израиля, а на Масличной горе, рядом с казненными англичанами членами подпольной организации «Иргун», среди которых были и ашкеназы, и сефарды…

* * *

В нашей сегодняшней недельной главе «Тецаве» рассказывается о строительстве Мишкана, для чего Всевышний повелевает Моше, чтобы сыны Израиля совершили «три возношения».

Первое — каждый еврей должен был внести половину шекеля: «Богатый не более, а бедный не менее половины шекеля должен дать в возношение Г‑споду, чтобы искупить ваши души» (Шмойс, 30: 15). Это был единовременный взнос для создания аданим — опор Святилища. Монеты плавились, и из них отливали опоры, удерживающие стены Скинии. Б‑г хотел, чтобы в этом все были равны.

После этого было собрано второе возношение — ежегодный взнос в размере полшекеля на жертвоприношения, которые будут совершаться в Мишкане в течение всего года. Всевышний хотел, чтобы и в этом все были равны, каждый чувствовал, что он имеет равную долю в жертве томид, которая приносилась от имени всех евреев два раза в день.

И третье возношение — половина шекеля, которые во времена существования Храма собирали каждый год в месяце адор.

Конечно, идея равенства очень привлекательна, но на пожертвование в полшекеля Скинию не построить, для этого нужно было гораздо больше средств. Поэтому в начале главы «Трумо», которую мы читали на прошлой неделе, Тора сообщает, что Всевышний повелевает еврейскому народу через Моше: «Говори сынам Исраэля, и пусть возьмут Мне сообща возношение; от всякого человека, побужденного сердцем своим, берите возношение Мне» (Шмойс, 25: 2). Каждый пожертвует столько, сколько может. И евреи с большим воодушевлением приносили щедрые пожертвования, так что в течение двух дней было собрано все необходимое для Скинии. Дело дошло до того, что Моше приказал объявить в лагере: больше пожертвования приносить не нужно (мы будем читать об этом через пару недель — в главе «Ваякѓейль»). Но здесь возникла проблема. В любом обществе есть люди разного достатка, богатые и бедные. Одни пожертвовали золото, а другие — медь. Так или иначе, создалось положение, в котором не все равны. И может случиться, что некоторые будут чувствовать себя менее причастными и желанными в Скинии, и менее важными в глазах Б‑га по той причине, что принесли меньшее возложение. Чтобы избежать возникновения этого чувства в общине, Творец назначил двух людей, которые будут нести ответственность за весь проект строительства Мишкана. Одним был Бецалель сын Ури сына Хура из колена Йеѓуды — племянник Моше, представитель элиты общества, член самой важной семьи народа Израиля. И вместе с ним был назначен еврей из колена Дана.

Даже в среде народа Израиля (как и в любом обществе, ибо такова природа мира) люди имели разное социальное положение. Колено Леви — коѓены и левиты, Йеѓуды — колено царей. Естественно, что они чувствовали себя более важными, чем другие. И, кроме того, у Яакова, как мы помним, было четыре жены: две сестры Рахель и Лея и две служанки — Бильѓа и Зилпа. С самого начала сыновья Леи пренебрежительно относились к детям служанок, что стало одной из причин разрыва в отношениях между Йосефом и его братьями. Как говорит Раши: «Он общался с сыновьями Бильѓи и Зилпы. Потому что братья пренебрегали ими, как сыновьями служанок, а он был близок с ними» (Брейшис, 37: 2). Моше, по повелению Всевышнего, назначил наравне с Бецалелем руководителем проекта Оѓолиава сына Ахисамаха, как объясняет Раши (комментарий на Шмойс, 35: 34): «Из колена Дана, из более низких по достоинству колен, из сынов рабынь. Но Вездесущий — в том, что касается сооружения Скинии, — уравнивает его с Бецaлелeм, который был из великих колен, из колена Йеѓуды, в исполнение сказанного (Иов, 34: 19): «И не отличает вельможу перед бедняком».

Сегодня мы продолжаем следовать обычаю, согласно которому в преддверии Пурима дают на цдоку три монеты по полшекеля в память о соответствующей заповеди. В этом году из-за того, что Пост Эстер выпал на четверг, а Пурим мы будем праздновать с вечера Субботы и в воскресенье, мы приглашаем всех желающих прийти в синагогу в четверг перед Минхой, совершить традиционное пожертвование и тем самым соединиться с народом Израиля. Чтение Мегилас Эстер в этом году состоится в синагоге в Субботу вечером и в воскресенье во время утренней молитвы, что станет исполнением еще одной заповеди праздника. Веселого вам Пурима!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (586 КБ).

Уравнивая бедных и богатых

Канун Шабос главы «Тецаве»
12 адора 5777 года / 10 марта 2017 г.

Недавно мне выпал случай послушать очень интересную запись выступления Менахема Бегина, в бытность его премьер-министром Израиля. Эта история произошла в 1981 году. Канцлер ФРГ Гельмут Шмидт обвинил Израиль в «аморальности» за то, что он препятствует созданию государства для палестинцев. Премьер-министр Менахем Бегин ответил на эти высказывания резкой критикой. Он сказал, что Шмидт был верным офицером Гитлера, и ему хотелось бы знать, что он делал с евреями на Восточном фронте. Кроме того, Бегин повторил свой тезис о коллективной вине немцев. Сразу же после этого левые в Израиле и немецкие газеты выступили против Бегина. В то время глава правительства вел предвыборную борьбу и на одной из встреч с избирателями сказал (что и зафиксировано в вышеупомянутой записи): «Простите господа, я пришел в политику из отрядов вооруженного сопротивления. Я никого не боюсь и говорю всем правду в лицо. У меня нет причин бояться. Мы каждый день смотрели смерти в глаза. Поэтому, когда кто-то говорит подобные вещи, как я могу не ответить ему?! Разве я не знаю, что случилось с моим народом?! Разве я не знаю, что произошло с моей семьей? Разве я не знаю, что случилось с нашими братьями и сестрами?! И он после всего этого будет говорить нам о создании палестинского государства?! То есть, снова подвергнуть евреев Израиля, не дай Б‑г, опасности?! И я не отвечу ему?! Я ответил ему так, как следовало! И я не откажусь ни от одного произнесенного мною слова! Если некоторые добрячки начали отворачивать нос… Ну, что поделаешь? Так будет у них свернутый нос…»

Во всем мире помнят премьер-министра Менахема Бегина — инициатора переговоров с президентом Египта Садатом, завершившихся подписанием в сентябре 1978 г. Кэмп-дэвидских соглашений. Не забывают и о том, что по приказу Бегина израильская авиация уничтожила иракский атомный реактор, лишив таким образом Саддама Хусейна возможности получить атомную бомбу. Но многие в Израиле помнят его совсем по-другому поводу. Государство Израиль было создано, в основном, евреями-ашкеназами — выходцами из европейских общин, которые приехали в подмандатную Палестину в двадцатые-тридцатые годы прошлого века. Они высушивали болота, основывали кибуцы и боролись за создание еврейского государства. Ишувом (так называлось еврейское население Палестины во времена Османской империи и британского мандата) руководили выходцы «из Минска и Пинска». Только в пятидесятые годы начали прибывать евреи из Йемена и Северной Африки: Марокко, Туниса, Алжира. Когда они приехали в Израиль, ашкеназы были хозяевами страны, начальниками; сефарды же оказались пришельцами, новыми репатриантами. Ватики (старожилы) принимали их и занимались их обустройством, но они не относились к ним, как к равным. Местные ашкеназы смотрели на «новых иммигрантов» сверху вниз. В результате этого в Израиле сформировались две группы: евреи-ашкенази, которые считали себя более образованными и были более благополучными в материальном отношении, и «второй Израиль» — недавно приехавшие сефарды, которые жили в лагерях для иммигрантов и бедных районах в условиях крайней нищеты. Конечно, это вызвало отчуждение и враждебность между этими двумя группами, между правящей партией, в которой не было ни одного сефарда, и новыми гражданами страны, справедливо считавшими, что их дискриминируют. Во все это безобразие вмешался Бегин, разработавший широкомасштабную программу подъема жизненного и культурного уровня восточных евреев. Он приезжал поговорить с ними в лагерях и городах развития, интересовался их проблемами и помогал их решать. Он говорил с ними не покровительственно, а как равный с равными. Он любил их безоговорочно, они отвечали ему любовью и уважением. Когда он входил на общественные собрания, сефарды скандировали «Бегин — царь Израиля!» После его избрания премьер-министром в 1977 году сефарды заняли ключевые посты в правительстве. Именно Бегин поднял общественное положение выходцев из восточных общин и вернул им личное достоинство, которого им так не хватало. Бегин последовательно исполнял заповедь аѓавас Исроэль (любви к евреям) по отношению ко всем.

В конце своей жизни Бегин попросил, чтобы его похоронили не на горе Герцля, где похоронены все премьер-министры Израиля, а на Масличной горе, рядом с казненными англичанами членами подпольной организации «Иргун», среди которых были и ашкеназы, и сефарды…

* * *

В нашей сегодняшней недельной главе «Тецаве» рассказывается о строительстве Мишкана, для чего Всевышний повелевает Моше, чтобы сыны Израиля совершили «три возношения».

Первое — каждый еврей должен был внести половину шекеля: «Богатый не более, а бедный не менее половины шекеля должен дать в возношение Г‑споду, чтобы искупить ваши души» (Шмойс, 30: 15). Это был единовременный взнос для создания аданим — опор Святилища. Монеты плавились, и из них отливали опоры, удерживающие стены Скинии. Б‑г хотел, чтобы в этом все были равны.

После этого было собрано второе возношение — ежегодный взнос в размере полшекеля на жертвоприношения, которые будут совершаться в Мишкане в течение всего года. Всевышний хотел, чтобы и в этом все были равны, каждый чувствовал, что он имеет равную долю в жертве томид, которая приносилась от имени всех евреев два раза в день.

И третье возношение — половина шекеля, которые во времена существования Храма собирали каждый год в месяце адор.

Конечно, идея равенства очень привлекательна, но на пожертвование в полшекеля Скинию не построить, для этого нужно было гораздо больше средств. Поэтому в начале главы «Трумо», которую мы читали на прошлой неделе, Тора сообщает, что Всевышний повелевает еврейскому народу через Моше: «Говори сынам Исраэля, и пусть возьмут Мне сообща возношение; от всякого человека, побужденного сердцем своим, берите возношение Мне» (Шмойс, 25: 2). Каждый пожертвует столько, сколько может. И евреи с большим воодушевлением приносили щедрые пожертвования, так что в течение двух дней было собрано все необходимое для Скинии. Дело дошло до того, что Моше приказал объявить в лагере: больше пожертвования приносить не нужно (мы будем читать об этом через пару недель — в главе «Ваякѓейль»). Но здесь возникла проблема. В любом обществе есть люди разного достатка, богатые и бедные. Одни пожертвовали золото, а другие — медь. Так или иначе, создалось положение, в котором не все равны. И может случиться, что некоторые будут чувствовать себя менее причастными и желанными в Скинии, и менее важными в глазах Б‑га по той причине, что принесли меньшее возложение. Чтобы избежать возникновения этого чувства в общине, Творец назначил двух людей, которые будут нести ответственность за весь проект строительства Мишкана. Одним был Бецалель сын Ури сына Хура из колена Йеѓуды — племянник Моше, представитель элиты общества, член самой важной семьи народа Израиля. И вместе с ним был назначен еврей из колена Дана.

Даже в среде народа Израиля (как и в любом обществе, ибо такова природа мира) люди имели разное социальное положение. Колено Леви — коѓены и левиты, Йеѓуды — колено царей. Естественно, что они чувствовали себя более важными, чем другие. И, кроме того, у Яакова, как мы помним, было четыре жены: две сестры Рахель и Лея и две служанки — Бильѓа и Зилпа. С самого начала сыновья Леи пренебрежительно относились к детям служанок, что стало одной из причин разрыва в отношениях между Йосефом и его братьями. Как говорит Раши: «Он общался с сыновьями Бильѓи и Зилпы. Потому что братья пренебрегали ими, как сыновьями служанок, а он был близок с ними» (Брейшис, 37: 2). Моше, по повелению Всевышнего, назначил наравне с Бецалелем руководителем проекта Оѓолиава сына Ахисамаха, как объясняет Раши (комментарий на Шмойс, 35: 34): «Из колена Дана, из более низких по достоинству колен, из сынов рабынь. Но Вездесущий — в том, что касается сооружения Скинии, — уравнивает его с Бецaлелeм, который был из великих колен, из колена Йеѓуды, в исполнение сказанного (Иов, 34: 19): «И не отличает вельможу перед бедняком».

Сегодня мы продолжаем следовать обычаю, согласно которому в преддверии Пурима дают на цдоку три монеты по полшекеля в память о соответствующей заповеди. В этом году из-за того, что Пост Эстер выпал на четверг, а Пурим мы будем праздновать с вечера Субботы и в воскресенье, мы приглашаем всех желающих прийти в синагогу в четверг перед Минхой, совершить традиционное пожертвование и тем самым соединиться с народом Израиля. Чтение Мегилас Эстер в этом году состоится в синагоге в Субботу вечером и в воскресенье во время утренней молитвы, что станет исполнением еще одной заповеди праздника. Веселого вам Пурима!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (586 КБ).

Без принуждения

Завязкой к истории Пурима стала трапеза, которую Ахашверош устроил для своих подданных. Свиток Эстер рассказывает, что у этой трапезы была необычная деталь: «… питье (шло) чинно, без принуждения, ибо так велел царь…» («Мегилат Эстер», 1:8). Иными словами, чтобы завоевать народные симпатии, император в нарушение протокола велел организаторам праздника выполнять пожелания каждого гостя в отношении блюд, напитков и даже в отношении выбора посуды.
Во времена первого Пурима евреи выбрали путь Торы. В Талмуде сказано, что в это время они закрепили то, что получили на горе Синай. Если при даровании Торы евреи приняли Тору фактически насильно, то в дни Ахашвероша они добровольно подтвердили свой выбор.
Известно, что все предложения «Мегилы», в которых есть слово «царь», содержат тот или иной скрытый намек на Всевышнего. То же самое можно сказать и об этом эпизоде. Все мы находимся на «трапезе» у Творца Вселенной. Он приглашает нас к изучению Торы и выполнению заповедей, которые придают вкус жизни. Но при этом Он дарует каждому человеку возможность действовать «без принуждения» и самостоятельно выбирать свой путь.
(по сборнику «Ликутей Сихот», т. 36, беседа на Пурим)

Сослучайное и присослучайное 2016-03-24 12:22:56

Самый интересный пуримский костюм в нашей деревне был таким: футболка, половина чёрная — половина белая, и надпись: יוצר אור ובורא חושך, Созидающий свет и Творящий тьму; а штаны — широкие, растаманские, с Бобом Марли.
Сложив всё это, я пришёл к выводу, что костюм изображает Джа.

Пуримская практика

А вот если подумать: как молились вечернюю молитву в Пурим? В эпоху ришоним и позже вечерняя молитва уже давно обязательна для всех. Читается она с наступлением темноты (ну, в поздних сумерках; хорошо, можно и после «плаг минха»). А как она читалась в Пурим лет двести назад?
Тротуаров нет. Уличного освещения нет. Поэтому в обычные дни в синагогу идут засветло и читают минху и маарив вместе, как сейчас делают многие восточные общины. Потом уж как-нибудь домой дойдём. А представляете себе в Пурим? Минху рекомендуется читать раннюю, после полудня, чтобы не начинать трапезу до молитвы и не мешать её с питием (см. Рама ОХ 695:2 и см. Мишна брура). Основная трапеза должна быть в ночь после Пурима (см. там же), то есть трапезу затягивают — и представьте-ка себе еврея, не отличающего проклятого Ѓамана от благословенного Мордехая и идушего в темноте по ямам и колдобинам в синагогу (в которой тоже темно, так как шамес, долженствующий зажечь свечи, опять-таки пьёт)! Трижды упав и дважды заблудившись, он приходит туда, свечу зажечь не может — руки трясутся, ждёт миньяна, хазан без свечи молиться не может, так как у него в памяти весь маарив перепутался… В процессе маарива он засыпает прямо там, и его несут домой более трезвые, опять-таки трижды упав и дважды заблудившись… Одна надежда — на полную луну, но она только восходит…
Или это как-то по-другому происходило?

Сослучайное и присослучайное 2015-05-26 04:57:22

В синагогу, где молился р.Мордехай Элиягу, ходил один не весьма здоровый душевно человек. Время от времени после молитвы он подходил к раву и предлагал купить у него товары, которые он продаёт с лотка: ручки, карандаши, прочая мелочь. Рав вежливо отказывался.
Однажды в Пурим этот человек после утренней молитвы тоже подошёл к раву с предложением купить у него ручки и карандаши. В этот раз рав долго рассматривал его товар, перебирал, и в конце концов купил несколько ручек и карандашей. После его выхода один из учеников спросил рава о причине его поступка. Рав ответил вопросом на вопрос: "А ты уже успел сегодня дать дары бедным?"
(Дары бедным — одна из заповедей Пурима, её можно выполнить только в сам Пурим днём, и как и всякую заповедь, чем раньше, тем лучше).

Сослучайное и присослучайное 2015-03-05 13:36:42

Моя любимая «Шошанат Яаков» в исполнении знаменитого хазана р.Бен-Циона Шенкера, моджицкого хасида. Нигун — адмор из Моджиц, автор «Имрей Шауль». Начиная с 14:00.
Вообще если кто-то ещё не слышал моджицких нигунов — тот не слышал хасидской музыки.

Сослучайное и присослучайное 2015-03-05 07:31:16

В эту зиму наша деревня дважды была в снежном плену. Поэтому на Пурим один энтузиаст составил «молитву о нисхождении снега в Пурим». Читать здесь.

Технологии

В этом году на чтении Мегилы был молодой человек со смартфоном, который при каждом упоминании имени Амана нажимал на клавишу и извлекал из смартфона какой-то длинный мерзкий звук.
А из костюмов мне больше всего по соотношению лёгкость-интерес понравился костюм «мама-из-ванной»: махровый купальный халат и шапочка для волос. Дёшево и сердито.
Кроме того, на нашей адлояде заслуживали внимания семейные костюмы, и среди них самый трудный для исполнения: заключённые. Четыре человека надели полосатые робы, взяли кирку и лопату и сковали ноги настоящей цепью. И вот так, гусиным шагом, спотыкаясь друг о друга и о цепь, шли всю адлояду. Чего не сделаешь ради заповеди.

Сослучайное и присослучайное 2015-03-05 03:54:11

Авнер Раму сделал интересное пуримское предположение:

8. Этот Кандавл был очень влюблен в свою жену и, как влюбленный, считал, что обладает самой красивой женщиной на свете. Был у него среди телохранителей некий Гигес[16], сын Даскила, которого он особенно ценил. Этому‑то Гигесу Кандавл доверял самые важные дела и даже расхваливал красоту своей жены. Вскоре после этого (ведь Кандавлу предречен был плохой конец) он обратился к Гигесу с такими словами: “Гигес, ты, кажется, не веришь тому, что я говорил тебе о красоте моей жены (ведь ушам люди доверяют меньше, чем глазам), поэтому постарайся увидать ее обнаженной”. Громко вскрикнув от изумления, Гигес отвечал: “Что за неразумные слова, господин, ты говоришь! Ты велишь мне смотреть на обнаженную госпожу? Ведь женщины вместе с одеждой совлекают с себя и стыд![17]Давно уже люди узнали правила благопристойности и их следует усваивать. Одно из них главное: всякий пусть смотрит только за своим. Я верю, что она красивее всех женщин, но все же прошу: не требуй от меня ничего, противного обычаям”.
9. Так говорил Гигес, пытаясь отклонить предложение царя в страхе попасть из‑за этого в беду. Кандавл же возразил ему такими словами: “Будь спокоен, Гигес, и не бойся: я сказал это не для того, чтобы испытать тебя, и моя жена тебе также не причинит никакого вреда. Я подстрою сначала все так, что она даже и не заметит, что ты ее увидел. Тебя я поставлю в нашем спальном покое за закрывающейся дверью. За мной войдет туда и жена, чтобы возлечь на ложе. Близко от входа стоит кресло, куда жена, раздеваясь, положит одну за другой свои одежды. И тогда ты сможешь спокойно ею любоваться. Если же она направится от кресла к ложу и повернется к тебе спиной, то постарайся выйти через дверь, чтобы она тебя не увидела”.
10. Тогда Гигес уже не мог уклониться от такого предложения и выразил свою готовность. Когда Кандавл решил, что настала пора идти ко сну, то провел Гигеса в спальный покой, куда затем тотчас же пришла и жена. И Гигес любовался, как она вошла и сняла одежды. Как только женщина повернулась к нему спиной, Гигес постарался, незаметно ускользнув, выйти из покоя. Тем не менее женщина видела, как он выходил. Хотя, она поняла, что все это подстроено ее мужем, но не закричала от стыда, а, напротив, показала вид, будто ничего не заметила, в душе же решила отомстить Кандавлу. Ведь у лидийцев и у всех прочих варваров считается великим позором, даже если и мужчину увидят нагим.
Геродот, 1, 8-14

«Гиг» отчасти напоминает «Агаг», этимология этого имени неизвестна, а треугольник «царь — вельможа — женщина, постель» отчасти напоминает фрагмент сюжета книги Эстер.

Пуримское

Сказано, «И эти дни Пурима не уйдут от евреев и память о них не устранится из потомства их» (Эстер, 9:26). Мидраш говорит, что даже когда в мессианские времена все праздники будут отменены, Пурим останется (Мидраш Мишлей, 9:2). То же говорит Рамбам (Законы о свитке Эстер, 2:18). А почему именно Пурим?
Один из ответов дал р.Ицхак Гутнер («Пахад Ицхак»). Представьте себе, что два человека должны узнавать людей в темноте. Один взял для этого светильник. А другой научился узнавать людей по голосу. После рассвета светильник первого уже не будет нужен, а умение второго останется с ним навсегда.
В дни Пурима евреи научились узнавать Бога в темноте, когда Его присутствие неощутимо — лишь по косвенным признакам. И это умение видеть необычное за обыденным важнее всего прочего. Поэтому именно Пурим останется в мессианские времена.

О национальности Амана

К сведению: имя Гаман הָמָן в науке принято считать именем верховного божества Элама Хуммана/Хумбана. Его родовое имя Агаги похоже на распространённое эламское имя Аггага/Агага. Имя его жены Зереш тоже встречается в Эламе в форми Зираш или Амма-Зираши.
Однако имена всех его сыновей, так же как имя его отца — персидские. Как и имена всех семи евнухов, семи сановников и Вашти, да и Эстер. Невозможно возвести это имя к Иштар, поскольку аккадское Ш передаётся в иврите как С только в словах, заимствованных из северного, аккадского диалекта, а дело происходит на юге, в районе Вавилона. Скорее всего, это индоевропейский корень СТАР — звезда.
Элам был вечным историческим врагом Вавилона. Антагонист Амана Мордехай носит имя главного вавилонского божества. А действие книги Эстер происходит в Сузах, столице Элама.
Подробнее можно прочитать на сайте Академии языка иврит: http://hebrew-academy.org.il/2015/03/03/%D7%94%D7%9E%D7%9F-%D7%94%D7%90%D7%92%D7%92%D7%99/

Что делать с Амалеком

Навстречу Пуриму
Тора в книге Шмот говорит, что «война с Амалеком у Господа из поколения в поколение». В книге Дварим говорится: «Сотри память об Амалеке из поднебесной, не забудь». В Мехильте и в Сифрей Дварим, а также в Талмуде, приводится заповедь об уничтожении Амалека. К Амалеку возводится родословная Ѓамана (на каком основании — отдельный разговор).
Как же конкретно выполняется эта заповедь, могущая вызвать очевидный внутренний протест? Лучше всего на этот вопрос отвечает Рамбам и его комментаторы. Рамбам пишет об этом в Законах царей, 5:5
Кто обязан? По принятому мнению, эта обязанность лежит на всём народе, причём в отсутствие царя её исполнить невозможно. Женщины от неё свободны, так как не воюют (Сефер хинух, Нетив Меир).
Когда? Согласно Сефер мицвот гадоль — только в мессианские времена. Однако Ридбаз спрашивает: а как же война Шмуэля и Шауля с Амалеком? На это можно ответить, что Рамбам в Книге заповедей приводит её как пример того, что пророк «может заповедать то, о чём не сказано в Торе», то есть он тоже считал, что эту войну нужно отложить до мессианских времён. В наше время она исполняется посредством чтения соответствующего раздела в синагоге.
Кого уничтожать? Судя по тому, что Рамбам (в хороших рукописях) пишет о «семени Амалека» — только потомков по мужской линии (см. сравнение рукописей и изданий в Сефер мафтеах в издании Френкеля, потрясающая книга).
При каких обстоятельствах? Об этом Рамбам пишет в Законах царей, 6:4, и оговаривает, что эта заповедь действует, только если амалекитяне «не заключили с евреями мира». Судя по комментаторам (Раавад и его интерпретаторы, в первую очередь Радбаз), они должны принять семь заповедей. И в этом случае — хидуш! — заповедь уничтожения по отношению к ним перестаёт действовать. Рамбам приравнивает в этом отношении Амалека и семь народов. А о семи народах он пишет: «уже пропали они и память о них», так как «пришёл Санхерив и перемешал народы», и Амалек в этом отношении не отличается (комментаторы).
В любом случае после принятия семи заповедей амалекитяне «стали как достойные народы мира» (Кесеф мишне, т.е. р.Йосеф Каро). Более того, в Законах о запрещённых браках 12:8 и в Законах сангедрина, конец 18 главы Рамбам упоминает геров-амалекитян! Мехильта с этим не согласна, но в Талмуде упоминаются «потомки Амана, преподававшие Тору в Бней-Браке», и Рамбам опирается на это. Так же считает Маархей лев. Р.Ицхак-Зеэв га-леви Соловейчик из Бриска нашёл доказательства этого в Писании. В 1 книге Шмуэля (15:18) Шмуэль передаёт Шаулю божественный приказ: «Иди и уничтожь грешников, амалекитян». Из этого р.Ицхак-Зеэв делает вывод, что только амалекитяне-грешники подлежат уничтожению.
Короче, гуманисты могут быть (относительно) спокойны: геноцид амалекитян по своим граничным условиям не отличается принципиально от других заповеданных убийств, о которых говорит еврейская традиция.

Когда евреи напиваются…

Канун Шабос главы «Цав»
12 адора II 5774 года / 14 марта 2014 г.

В небольшом местечке недалеко от города Кожниц жил бедняк по имени Шимон. Денег у него не было, зато было много детей, которых он едва мог прокормить. В поисках заработка он перепробовал много занятий, но удача так и не улыбнулась ему…

Обычно перед праздниками Шимон, не имея возможности нанять повозку, отправлялся пешком в Кожниц, где была большая еврейская община и синагога, чтобы выполнить заповеди праздника, согласно еврейскому закону и обычаям, передающимся из поколения в поколение. Вот и тогда, накануне Пурима, принарядившись в чистую, но очень изношенную одежду, обтер он пыль с порванных башмаков и пошел в синагогу в Кожниц. С печалью в сердце смотрел Шимон на детей в карнавальных костюмах и их родителей в праздничных дорогих одеяниях. «Все радуются, у всех праздник, только моя семья голодает…» — думал он с горечью.

Синагога сияла огнями. Все ждали появления рабби Исроэля, святого Магида из Кожниц, который начнет читать Мегилу. Но вот рабби Исроэль поднялся на биму, в зале воцарилась полная тишина, и все жадно слушали каждое его слово. Когда Магид прочитал: «А Мордехай вышел от царя в царском одеянии из синеты и белой ткани, и в большом золотом венце, и в мантии из белого льна и багряницы. И город Шушан возликовал и возрадовался. И настала для иудеев пора просвета и радости, и веселья, и почета» (Эстер, 8: 15, 16), эти стихи заставили Шимона забыть на мгновение о своих бедах, и настроение у него улучшилось.

После окончания чтения Мегилы евреи подошли к Магиду, чтобы поздравить его с праздником, к ним присоединился и Шимон. Когда пришла его очередь, Магид внимательно посмотрел на него и сказал: «Реб ид, почему вы никогда не дарите мне шалахмонес?» Шимон был очень смущен и ответил: «Я не живу в Кожниц, а только пришел сюда, чтобы послушать чтение Свитка». Но Магид не обратил внимания на его оправдания и предложил: «Сегодня Пурим! Я приглашаю тебя к себе домой, выпьем вместе лехаим».

Дома Магид велел подать праздничное угощение, сладости и вино в изобилии. Шимон вкусно поел, выпил вина, сердечно поблагодарил, пожелал всем веселого Пурима и вышел на улицу. В ушах у него все еще звучали слова Магида: «Почему ты никогда не даришь мне шалахмонес?» Будучи немного навеселе, Шимон почувствовал себя счастливым, и ему в голову пришла замечательная идея. Он зашел в лавку торговца вином, поздравил его с праздником и попросил: «Пожалуйста, дайте мне бутылку хорошего вина. Я заплачу, с Б‑жьей помощью, после, когда у меня будут деньги. Если я не заплачу, то, в конце концов, сегодня — Пурим!» Торговец на мгновение задумался, а потом выполнил его просьбу и дал ему бутылку лучшего вина. Шимон поблагодарил его и отправился к зеленщику. «Дайте мне немного фруктов в долг! — попросил он. — Если вы не поможете мне, я не смогу выполнить заповедь мишлоах монойс. Я заплачу, с Б‑жьей помощью, когда у меня будут деньги. Если я не заплачу, то, в конце концов, сегодня — Пурим!» Зеленщик рассмеялся и дал ему самых лучших фруктов. Собрав таким образом в разных лавках замечательный подарок, Шимон вернулся в дом Магида из Кожниц, чтобы подарить ему шалахмонес. Завидев его, Магид улыбнулся и сказал: «Ты хорошо справился! Я хочу, чтобы ты каждый год приносил мне такой красивый шалахмонес на Пурим!»

Довольный своей изобретательностью, Шимон уже собрался в обратный путь, но вспомнил о голодных детях и жене, ожидающих его дома. Вдруг к нему пришло озарение: почему бы не использовать ту же уловку, чтобы принести домой праздничное угощение? Сказано — сделано, и Шимон вернулся в лавки, где только что побывал. Объясняя свое затруднительное положение каждому торговцу, он говорил: «Пожалуйста, помогите мне! Я заплачу, с Б‑жьей помощью, когда у меня будут деньги. Если я не заплачу, то, в конце концов, сегодня — Пурим!» Все смеялись над его пуримской шуткой и с удовольствием давали ему в долг. Так Шимон вернулся домой не с пустыми руками и радостно закричал с порога: «Веселого Пурима!» Когда он разложил на столе добытые «сокровища», глаза жены засветились восхищением, а дети даже запрыгали от радости. Хозяйка бросилась накрывать на стол, и все сели за праздничный обед, конечно, не забыв поблагодарить Создателя за Его милости.

Вдруг в дверь тихонько постучали, и слабый хриплый голос простонал: «Откройте, откройте мне!» Шимон подумал: «Наверно, кто-то напился и хочет войти в наш дом!» — и не захотел открыть дверь. Но жена сказала: «Мне кажется, я узнала голос. Это крестьянин-нееврей, который часто продавал в местечке свои продукты». Открыв дверь, они действительно увидели знакомого крестьянина. Он был ранен и истекал кровью. Шимон и его жена помогли ему зайти в дом, обмыли и перевязали раны и предложили выпить вина. Постепенно нежданный гость пришел в себя и рассказал, что его дочь и зять побили его и выбросили умирать на улицу из-за его пристрастия к выпивке. А потом он поведал своим спасителям одну тайну: «Я много лет экономил деньги и собрал большую сумму, которую закопал в укромном месте под деревом в лесу. Я хотел перед смертью отдать эти деньги дочери, но после того, что произошло, я считаю, что она этого не заслужила. Эти сокровища получите вы, так как пришли мне на помощь в столь трудные времена».

Прошло несколько дней, и крестьянин умер. Похоронив несчастного, Шимон отправился в лес, где нашел клад золотых монет, завещанный ему умершим! Так он стал очень богатым, и с того времени всегда праздновал Пурим, как особый для себя праздник, и каждый год приносил самый большой и красивый шалахмонес святому Магиду из Кожниц в знак благодарности за его удивительное пуримское благословение…

На исходе этой Субботы мы будем отмечать праздник Пурим. А задумывались ли вы, какая заповедь отличает Пурим от всех других праздников? Может быть, чтение Мегилы? Но оно похоже на чтение Торы в праздничные дни, когда мы читаем об истории того или другого праздника. Например, на Песах мы читаем историю Исхода евреев из Египта, на Швуэс — историю дарования Торы. Поэтому чтение Свитка Эстер, где рассказывается история установления Пурима, не является чем-то новым и уникальным, присущим только этому празднику. Тогда, возможно, заповедь шалахмонес? Но она связана с едой, которой евреи в той или иной форме уделяют значительное внимание каждый праздник. Да и вообще, она представляет собой часть заповеди аѓавас Исроэль (любви к ближнему), как и другая пуримская заповедь — подарки бедным. Последняя по сути является заповедью цдоки, которую евреи должны выполнять всегда, независимо от того, какой это день — праздничный или обычный… И праздничная трапеза в конце Пурима тоже не представляет ничего особенного по сравнению с теми, которые мы устраиваем каждый праздник и каждую Субботу.

И все же есть одна уникальная пуримская заповедь. Сказано в Талмуде: «Человек обязан опьянеть в Пурим до такой степени, чтобы не отличать «проклят Аман!» от «благословен Мордехай!» (трактат «Мегила», 7б). Раши объясняет, что человек обязан напиться в Пурим так, чтобы не чувствовать, что с ним происходит.

Этот обычай не может не вызвать удивление, поскольку известно, что иудаизм относится к пьянству весьма отрицательно. Осуждение неумеренности в питие мы находим уже в Книге Брейшис. Тора рассказывает историю духовного падения Нояха, который «напился допьяна и обнажился в своем шатре» (Брейшис, 9: 21). Его сын Хам, увидев отца голым, позвал братьев, чтобы вместе посмеяться над ним. Но Шем и Яфет, не глядя, укрыли отца, чтобы спасти его от позора.

Затем мы узнаем о грехопадении Лота, которое произошло потому, что он выпил слишком много вина. Тогда Авраѓам покинул те места, «чтобы отдалиться от Лота, который опорочил себя, сблизившись со своими дочерьми» (Раши на Брейшис, 20: 1).

А в главе «Шмини» мы читаем о том, что произошло с двумя сыновьями Аѓарона: Надавом и Авиѓу, которые «воскурили пред Г‑сподом чуждый огонь, какого Он не велел им. И вышел огонь от Г‑спода, и пожрал их, и умерли они пред Г‑сподом» (Ваикро, 10: 1, 2). В комментарии на эти стихи Раши приводит слова рабби Ишмаэля: «Опьяненные вином вошли в Святилище и поэтому погибли».

В книгах пророков мы также найдем поучительную историю, которая показывает, насколько Писание осуждает пьянство. Это рассказ о Хане, матери пророка Шмуэля. Страдающая от сознания своего бесплодия Хана пришла в Шило и долго молилась. Первосвященник Эли следил за ней. «Хана же говорила в сердце своем: только губы ее шевелились, голоса же ее не было слышно, и Эли счел ее пьяною. И сказал ей Эли: доколе будешь ты пьянствовать? Вытрезвись от вина своего!» (Шмуэль I, 1: 12–14).

Ѓалоха запрещает евреям злоупотреблять алкогольными напитками: «Выпивший четверть вина сразу не должен молиться, пока не прекратится воздействие вина на него, даже если время молитвы пройдет, и если он выпил больше… и не может говорить с царем, то называется пьяным. А если преступит он этот закон и будет молиться, то молитва его есть скверна, как будто он занимается идолопоклонством» («Шулхан орух», «Законы молитвы», 97: 1).

И не только молиться запрещено еврею, если он пьян. Еврейский закон осуждает чрезмерные возлияния даже в праздник, когда есть мицва пить вино: «Когда человек ест, пьет и радуется празднику, не следует ему слишком увлекаться вином, смехом и легкомыслием, говоря себе: «Чем больше я все это делаю, тем больше я выполняю заповедь радоваться в праздник». Ведь пьянство, грубый смех и непристойное поведение — это не радость, a невоздержанность и глупость, a нам не заповеданы ни легкомыслие и ни глупость, a заповедана радость, связанная со служением Творцу» («Шулхан орух», «Законы праздника», 629: 12). То есть даже в праздник, выполняя заповедь радоваться и веселить душу вином, евреи должны быть очень осторожны и не переходить определенных рамок, установленных Ѓалохой.

Почему же в Пурим все ограничения снимаются и говорят, что «человек обязан опьянеть до такой степени, чтобы не отличать Амана от Мордехая»? Может быть, это можно объяснить тем, что большая роль в свершении пуримского чуда принадлежала вину. Начинается эта история с того, что Ахашверош устроил пир. «Когда хорошо стало на сердце у царя от вина» (Эстер, 1: 10), приказал он привести царицу Вашти, но она не захотела прийти. И тогда, разгневавшись, царь приказал ее казнить. Благодаря этому Эстер стала царицей, а празднование этого события снова не обошлось без обильного возлияния: «Устроил царь большой пир для всех сановников своих и рабов придворных своих, пир в честь Эстер» (там же, 2: 18). Затем к царю приходит Аман с предложением «истребить, убить и погубить всех иудеев». Ахашверош соглашается и издает указ, после чего «царь с Аманом сели пить» (там же, 3: 8–15), то есть и это событие было соответствующим образом «обмыто». И в продолжении истории, когда Мордехай попросил Эстер заступиться за свой народ и пойти к царю, она, снискав милость царя, в ответ на широкий царственный жест пожаловать ей «хоть полцарства» просит всего лишь о том, чтобы пришел «царь с Аманом на пир,» который она для него приготовила (там же, 5: 4). На этом пиру Эстер ничего не попросила, кроме того, чтобы и на следующий день они приняли участие в еще одном винном пиршестве. И только там царица рассказала Ахашверошу о своем происхождении и попросила сохранить жизнь ей и ее народу. Разгоряченный вином царь рассердился и приказал повесить Амана, что проложило путь к спасению всего еврейского народа.

Абудраѓам (рабби Давид бен Йосеф из Севильи) говорит: «Так как все чудеса, произошедшие с сынами Израиля во дни Ахашвероша, были связаны с винными возлияниями… обязали мудрецы напиваться в Пурим. Ведь все произошло благодаря вину, поэтому его обильное употребление и напоминает о великом чуде Пурима». То есть вообще-то еврей не должен напиваться, но Пурим является «исключением», потому что чудеса происходили в результате винных пиров, поэтому нам заповедано изменить наши привычки и пить вино, пока мы действительно не опьянеем. Ведь только тогда мы можем по-настоящему вспомнить это чудо. Как на Песах евреи едят мацу, чтобы отпраздновать Исход из Египта, так в Пурим пьют вино, потому что именно оно напоминает нам о чуде…

Ну, а что делать тем, кто не привык пить или кому пить запрещено по состоянию здоровья? Неужели они должны жертвовать своей жизнью ради исполнения этой заповеди? Конечно, нет, они просто должны выпить чуть-чуть больше, чем обычно. Любавичский Ребе на пуримских фарбренгенах, как правило, предлагал, чтобы «кто-то из присутствующих отдал свою душу и исполнил до конца заповедь напиться до того, «чтобы не отличать», и таким образом выполнить обязательство за всех. Поэтому мы должны в этом году и каждый год, с Б‑жьей помощью, позаботиться о том, чтобы во время пуримской трапезы, если не все из нас могут выдержать исполнение заповеди напиться, найти одного самого крепкого хасида, который сможет нас выручить. В любом случае не стоит забывать, что, как и для всех заповедей, обязанность исполнения больше ложится на самого человека, чем на его посланника. И главное — всем нам стоит помнить слова рава Моше Исерлеса: «Неважно, много выпьет человек или мало, важно, чтобы его намерения были во имя Небес».

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (748 КБ).

Ки Тиса Пурим 5769 Н. Аристер

Я не я, и святая святых не моя.

Человеческое восприятие обычно работает с парами противоположностей. И если пары понятий вроде «лево – право» и «север – юг» поддаются относительно непротиворечивым определениям, то с парами вроде «мужчина – женщина», «добро — зло», и так далее в этом смысле, гораздо тяжелее. В главе Ки Тиса присутствует одна из таких понятийных пар – «падение и подъем после падения». Понятно, что сборка золотого тельца через 39 дней после дарования Торы на Синае было падением, сопоставимым разве что с падением первого человека.

Правда не очень понятно как обстоят дела с подъемом, так как талмуд говорит, что падение было не свободным, а спровоцированным: “Единственная причина по которой Израиль сделал тельца была в том, чтобы проложить дорогу для оступившихся” (Авода Зара 4-Б). Раши объясняет, что после того как прецедент создан, любому отчаявшемуся можно сказать: даже после того как само существование Создателя был оспорено, и то есть возможность исправления.

Итак, после того как Моше спускается и видит золотого тельца, он разбивает первые скрижали, но получает возможность исправить ситуацию с помощью вторых скрижалей через создание Храма (особого пространства) и работы в Йом Кипур (особого времени). Но если золотой телец был прототипом падения, а работа в Храме в Йом Кипур — это исправление падения, то как это можно использовать в наше время?

Во времена когда нет физического храма, и соответственно у Коэн Гадоля нет возможности войти в Святую Святых храма в Йом Кипур, не очень понятно как можно использовать этот подвиг с падением. На самом деле есть ещё более важный вопрос: а как вообще можно что-то исправить? Ведь очень часто одна проблема может создавать другую, и все это действует как падающая цепочка домино, или ещё хуже снежная лавина.

Зоар говорит, что существование параллели между внутренним миром человека и внешним миром в частности означают то, что так же как существует особое время и особое место, существует ещё и Святая Святых как часть души человека. Эта составляющая по определению не может упасть — это та часть души, которая всегда связана со Всевышним. То есть на самом деле ничего исправить нельзя, а можно только дотянуться до того уровня, с которого станет видно, что никакого падения вообще не было (Зоар III,13-Б).

Достигнув уровня, на котором задним числом станет понятно, что никакого падения вообще не было, а было только желание души быть ещё ближе к Всевышнему, становится понятной причина, по которой было что-то похоже на падение. Дело в том, что для существования в этом мире душа “одета” в одежды, но эти одежды не являются постоянными – одежду всегда можно поменять.

Как известно, у каждого явления есть корень. Корень тшувы находится во времени Мошиаха, и до его прихода полное исправление не возможно. Тяжело даже представить как именно произойдёт это исправление, так как будут происходить совершенно запредельные вещи: станет понятно как абсолютно все, что было в нашей жизни, не было ошибкой, и никаких падений вовсе не было. Более того, можно будет гордиться этими «ошибками», потому что самые тёмные места окажутся самым ярким светом.

Теперь понятно почему эта глава Торы читается в неделю, на которую выпадает Пурим. Достигая уровня ад де ло яда — то есть выйдя за рамки обычного восприятия — в Пурим можно ощутить вкус того времени, когда настоящее исправление станет реальностью, а не просто отдалённой возможностью.