Когда вострубит великий шойфар…

Рахель, заступница пред Всевышним…

Канун Шабос главы «Ницовим-Вайелех»
24 элула 5774 года / 19 сентября 2014 г.

После окончания операции «Литой свинец» неразгаданной тайной остается «явление праматери Рахели». Речь идет о внезапно появлявшейся из стены фигуре женщины, которая называла себя праматерью Рахелью. По рассказам солдат, она предупреждала их об опасности и так же внезапно исчезала. Ее появления не раз спасали солдат от ловушек палестинцев, похищения и неминуемой гибели. Это явление вызвало довольно много слухов, споров и кривотолков. Вот, что рассказывает очевидец — солдат израильской армии Авнер Азулай, которому до сих пор не дает покоя встреча с таинственной женщиной:

— Я прибыл на передовую с грузом для солдат — едой и боеприпасами. В этот момент все и произошло. Группа солдат, намереваясь войти в один из домов в секторе Газа, услышала женский голос: «Не входите, там вас ждет смерть!» Потом все увидели фигуру женщины, которая повторила эту фразу много раз подряд. Солдаты подумали, что это может быть террористка, но она не была похожа на обычную женщину. Казалось, что у нее не было ни ног, ни рук, и невозможно было разглядеть ее лицо. Это был лишь силуэт женщины, фигура, сотканная из лучей света, которая как бы парила над землей… Я был настолько поражен увиденным, что до сих пор не могу спокойно спать по ночам. С дрожью в сердце я вспоминаю, как она возникла прямо передо мной, и казалось, больше никого не замечала. Она говорила только со мной, что было странно. Другие солдаты слышали ее голос, задавали ей вопросы, но она им не отвечала. Они хотели застрелить ее, так как все это было очень подозрительно, но я попросил их немного подождать и спросил, кто она. Женщина ответила: «Я — праматерь Рахель». Как верующий человек я хорошо знал, кто такая Рахель, и понял, что все это неспроста. Меня начала бить дрожь. Это было слишком страшно.

Другие солдаты, большинство из которых были светскими людьми, отреагировали по-другому. Ведь для них имя Рахель звучало так же, как любое другое женское имя. Трудно описать и объяснить то, что происходило дальше. Солдаты, которых не впечатлило имя «Мамэ Рохл», несмотря на подозрения, что перед ними террористка, просто не смогли выстрелить в нее и стояли, завороженно глядя на светящуюся фигуру, как будто потеряли способность двигаться…

В конце концов, пришло подкрепление, и специально вызванные саперы, разобравшись в ситуации, сообщили, что дом был заминирован, а шнур от взрывателя прикреплен к входной двери! Тогда все начали понимать, что она уберегла нас от смерти. Я был совершенно ошеломлен и крикнул: «Почему ты спасла нас?» Прежде, чем исчезнуть, она сказала такие слова: «За все молитвы народа Израиля послали меня Небеса, чтобы спасти вас». С того дня жизнь моя совершенно изменилась… — так завершил свой рассказ солдат.

Позже, после выхода из Газы, Авнер Азулай обратился к раввинам и рассказал им эту историю. Ему объяснили, что Рахель говорила с ним в заслугу его праотцев, потому что он является прямым потомком Хида (Хаима-Йосефа-Давида Азулая, крупного раввина и ѓалохического авторитета XVIII века). Раввины сказали Авнеру, что сейчас он обязан всем рассказывать о произошедшем на его глазах чуде, хотя армейское командование запретило ему опубликовать эту историю.

Авнер Азулай говорит, что слышал еще о нескольких подобных случаях, но он может гарантировать достоверность только того, что произошло в его присутствии.

…Кого из женщин, описанных в Танахе, мы вспоминаем в первую очередь, произнося слово «мать»? Конечно, Рахель. Ее могила уже несколько тысячелетий является местом всенародного паломничества. Каждый из ее сыновей и дочерей хочет открыть ей свое сердце, потому что знает, что она всегда выслушает его независимо от того, что он совершил, и никогда не отвергнет… Бесплодные женщины приезжают специально для того, чтобы помолиться на ее могиле. Кто, как не Рахель может понять сердце бесплодной женщины!

Любавичский Ребе в одной из своих бесед спрашивает: «Почему принято говорить о Рахели «наша праматерь»? Как именно она стала праматерью всего народа Израиля?» С Сарой все понятно — она мать Ицхока, а все евреи потомки Ицхока. То же самое можно сказать о Ривке, матери Яакова. Однако у Яакова было две жены (Лея и Рахель) и две наложницы (Билѓа и Зильпа). Лея была матерью шести колен, а Рахель, Билѓа и Зильпа были прародительницами двух колен каждая. Рахель родила Йосефа и Биньямина, так что с биологической точки зрения большинство народа Израиля не может быть ее потомками. Почему же именно она стала наиболее популярной праматерью еврейского народа?

Ответ на этот вопрос, мы найдем в Ѓафторе, которую читают на второй день Рош ѓаШоно. Народ Израиля во времена Танаха разделился на два государства: царство Израиль, объединившее десять колен, и Иудейское царство со столицей в Иерусалиме, в которое входили колена Йеѓуды и Биньямина, а также левиты. Эти два царства всегда были в напряженных отношениях друг с другом. Границы между ними были закрыты, и поэтому евреи Израиля даже не имели возможности подняться в Иерусалим, чтобы помолиться в Храме! Израильское царство было уничтожено за сто лет до разрушения Первого Храма, и десять колен отправились в изгнание во главе с представителями колен Эфраима (к нему принадлежал Йоровам — первый из царей Израиля) и Менаше, сыновей Йосефа и внуков Рахели. По сей день мы ничего не знаем об их дальнейшей судьбе, они считаются потерянными…

На второй день Рош ѓаШоно мы читаем пророчество Ирмияѓу, родившегося после изгнания десяти колен — он жил во время разрушения Первого Храма. Пророк говорит: «Слышится голос в Раме, вопль и горькое рыдание: Рахель оплакивает сыновей своих; не хочет она утешиться из-за детей своих, ибо не стало их» (Ирмияѓу, 31: 14). Этот стих недвусмысленно сообщает нам, что праматерь Рахель, умершая за тысячу лет до этого, плачет в могиле о своих сыновьях. Оставляя тело любимой жены у дороги, наш праотец Яаков предвидел, что именно по этому пути отправит Навуходоносор евреев в вавилонское изгнание, и провожать их будет именно Рахель. Так рассказывает пророк Ирмияѓу: проходя мимо Бейт-Лехема, изгнанники услышали плач Рахели, которая оплакивала судьбу своих потомков. В эту минуту вернулось Милосердие, и сказал Г‑сподь: «Удержи голос твой от рыданья и глаза твои от слез, ибо есть воздаянье за труд твой… — возвратятся они из вражьей страны. И есть надежда будущности твоей… — возвратятся сыны в пределы свои» (Ирмияѓу, 31: 15–16). Б‑г заверяет безутешную мать, что в один прекрасный день сыновья вернутся домой.

Мидраш добавляет, что сначала наш праотец Авраѓам заступался перед Всевышним за изгнанных сыновей своих, но его молитва не была принята. Затем Ицхок и Яаков просили у Б‑га о снисхождении для своих потомков, но не были услышаны. И только Рахель получила обещание Творца, что «возвратятся сыны в пределы свои».

Почему же Всевышний отверг молитвы наших праотцев Авраѓама, Ицхока и Яакова, которые действительно были прародителями всех изгнанных в то время сыновей, а принял молитву Рахели, бо́льшая часть потомства которой уже давным-давно покинула пределы Эрец-Исроэль?

Сердце Создателя смягчилось, и пробудилась милость Б‑жья именно потому, что праматерь Рахель, не будучи биологической матерью большинства изгнанников, все-таки плакала над всеми сыновьями Израиля, как над своими детьми.

Рахель «усыновила» всех детей Леи и наложниц Яакова. Она оплакивала их, как будто они были ее собственные, родные, кровные дети. Безутешный плач матери о чужих детях возымел воздействие на Творца. Рахель стала небесной заступницей еврейского народа, способной умолить Всевышнего смягчить суровый приговор своим и приемным сынам Израиля.

Любавичский Ребе в одной из своих бесед говорит: «Как праотцы принадлежат всем сынам Израиля, так и Рахель принадлежит всему народу Израиля». Не только два сына, Йосеф и Биньямин, вышедшие из ее чрева, но весь народ Израиля может считать ее своей матерью. Потому что Рахель проявила необыкновенную материнскую заботу и самоотверженность, прося пощады для всех сынов Израиля.

Часто в душе приемной матери, в силу перенесенных ею страданий от сознания собственной бездетности, рождается такой силы любовь к усыновленному ребенку и такая высокая ответственность за его судьбу, перед которыми ничто не может устоять. И Всевышний в заслугу Рахели обещает, что «возвратятся сыны в пределы свои».

Какой урок мы можем извлечь из этого для себя? В семидесятые-восьмидесятые годы прошлого века, когда начался исход евреев из России, Любавичский Ребе поручил каждой израильской семье старожилов взять под свою опеку семейство вновь прибывших репатриантов. Многие семьи последовали указаниям Ребе и приняли большое участие в судьбах семей российских олим, помогая им обжиться на исторической родине: найти квартиру, работу, школу для детей, изучить язык и вернуться в лоно еврейской традиции.

Сегодня мы можем воспользоваться этим призывом Ребе в нашей духовной деятельности. Может быть, каждая семья в синагоге станет опекать другую семью, которая еще не полностью влилась в жизнь еврейской общины. Можно приглашать их к себе в гости на субботнюю трапезу, отмечать вместе праздники, вместе молиться, посещать синагогу, помочь уладить насущные семейные проблемы. Соберитесь все вместе за праздничным столом в Рош ѓаШоно! Готовясь к предстоящему празднику Суккос, пусть отцы пойдут вместе покупать четыре вида растений, помогут друг другу построить сукку, которую украсят дети, а матери наполнят ароматом свежеиспеченных хал и аппетитным запахом традиционных праздничных блюд. Да поможет нам Всевышний возвратить каждого еврея на его духовную родину — в заслугу наших добрых дел и заступничества праматери Рахели! И да случится это вскорости — уже в наступающем году, который, надеемся, будет добрым и сладким для нас и для всего народа Израиля!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (1,35 МБ).

Наш «брачный договор» с Б-гом

Канун Шабос главы «Ницовим-Вайелех»
24 элула 5773 года / 30 августа 2013 г.

Из воспоминаний шестого Любавичского Ребе, рабби Йосефа-Ицхока Шнеерсона: «Эту историю рассказывал рабби Нохум, сын Мителер Ребе («Средний» Ребе — рабби Дов-Бер, второй Любавичский Ребе): «Как-то на оѓеле — святом месте упокоения моего отца — случился пожар. В то время как все занимались его тушением, я пытался спасти Свиток Торы. Все было объято пламенем, и приблизиться к арон койдеш было невозможно. Я стоял, беспомощно опустив руки, глядя на свирепые языки пламени, с ужасом осознавая, что мне придется оставить, не дай Б‑г, Свиток Торы на произвол огненной стихии. Вдруг я увидел отца. Он на мгновенье возник передо мной, держа в руках Свиток Торы и, передав мне его, исчез…»

Как вы думаете, уважаемые читатели, что в первую очередь должна спасать еврейская супружеская пара из охваченного огнем дома? Какая вещь представляет для них наибольшую ценность? С чем они не должны расставаться?

Некоторые скажут: «Свадебный альбом, фотографии детей! Это то, что вы не сможете восстановить!» Другие назовут тфилин, который необходим еврею каждый день… Однако на самом деле одна из самых важных вещей — это ксуба, брачный договор. Почему? Попробуем разобраться.

Ксуба как договор для защиты прав женщины в браке была введена в период Второго Храма по указанию рабби Шимона бен Шетаха, главы Санѓедрина при правлении Александра Яная. В первой ее части свидетели удостоверяют, что жених просил невесту: «Будь мне женой согласно закону Моше и Израиля, а я буду работать, чтобы зарабатывать на нужды дома, и буду почитать тебя, и дам тебе пропитание и всяческую поддержку по обычаю мужей израильских, работающих и почитающих жен своих и дающих им пропитание и всяческую поддержку». Иными словами, он обязуется обеспечивать свою жену наилучшим образом, как истинный еврейский мужчина. Но самое главное, что ксуба — это обязательство мужчины выплатить жене в случае развода указанную в этом документе точную сумму. Муж дает согласие на то, что эту сумму можно взимать из всего, что ему принадлежит. То же самое произойдет, если женщина, не дай Б‑г, овдовеет: ксуба гарантирует, что у нее в этом случае будут средства к существованию.

Мудрецы постановили, что еврейской женщине запрещено вступать в интимные отношения с мужем, если ксуба не существует, и поэтому этот документ должен быть подписан до хупы. Это не означает, что супружеская пара должна брать ксубу с собой каждый раз, когда они отлучаются из дома. Однако в случае потери или утраты документа во время стихийного бедствия, следует немедля написать новую ксубу.

Почему это так важно? Наши мудрецы считают, что ксуба защищает права женщин и препятствует тому, чтобы мужчина относился легкомысленно к разводу с женой. Если нет ксубы, то некоторые мужья не станут особо раздумывать, решив развестись. Но как только женщина предъявит ему ксубу, напоминая о принятых им на себя обязательствах, многие раздражительные мужья быстро поостынут, осознав, что развод будет им, в прямом смысле, дорого стоить…

Сегодня сумма, которую указывают в ксубе ашкеназские евреи, представляет собой чисто символическую плату: 200 зуз (монета, используемая в Талмуде). Однако есть и такие, которые настаивают на указании в ксубе значительных сумм компенсации женщине в случае развода. Особенно это принято у сефардских евреев, которые считают, что таким образом выражается уважение невесте и ее семье.

Вот пример из жизни. В одном из городов Израиля праздновали две свадьбы в один день — ашкеназскую и сефардскую. И получилось так, что один и тот же раввин был приглашен совершить обряд кидушин на обе эти свадьбы. Сефарды назначили хупу на более ранние часы, и раввин пошел сначала к ним. Когда же ашкеназы приехали за раввином, чтобы отвезти его на свою свадьбу, они обнаружили, что… обряд бракосочетания еще и не начинался! Причиной этого были разногласия между родственниками невесты и семьей жениха по поводу указанной в ксубе суммы. Тогда раввин встал и заявил, что отправляется на вторую свадьбу, и надеется, что, когда он вернется, стороны придут к согласию. Услышав это, спорящие отказались от своих претензий, и жених с невестой пошли к хупе.

Талмуд (трактат «Ксубойс», 66б) рассказывает, что однажды рабби Йоханан бен Закай, глава еврейского народа в период разрушения Второго Храма, выезжал из Иерусалима на осле в окружении своих учеников. Издалека он заметил молодую нищенку, роющуюся в груде мусора в поисках пищи. Узнав рабби Йоханана, она обратилась к нему за помощью. «Чья ты дочь?» — спросил у нее рабби. «Я дочь Накдимона Бен-Гуриона», — ответила она (Накдимон Бен-Гурион был одним из трех самых богатых людей Иерусалима). «Дочь моя, — продолжил свои вопросы рабби Йоханан, — что произошло с богатствами дома твоего отца?». — «Как говорят в Иерусалиме, — ответила она, — хочешь засолить свое богатство — отдай часть его» (соль сохраняет пищу, а чтобы сохранить деньги, их тоже надо «засолить», давая цдоку — жертвуя на благотворительность). «Рабби, — спросила дальше женщина, — ты помнишь, как подписывал мою ксубу?» Рабби Йоханан обратился к ученикам: «Помню ли я? Ведь я не только подписывал ее ксубу, но и зачитывал из нее: миллион золотых динаров обязался дать ее отец, и это еще не считая тех денег, которые давал отец жениха!» — сказал и заплакал…

Мы видим, что в те времена в ксубе указывали действительно большую сумму, которая должна была бы поддерживать женщину, оставшуюся одной по причине развода или смерти мужа. В настоящее время это считается общепринятой нормой. В каждой цивилизованной стране приняты законы о разводе, в дополнение к которым супруги могут заключить брачный договор. Однако более двух тысяч лет назад ни у кого, кроме еврейского народа, не было закона или обычая, защищающего честь и достоинство женщины. Иудаизм распространил по всему миру законы, устанавливающие права женщины в браке.

На этой неделе мы читаем две главы Торы — «Ницовим» и «Вайелех». Иногда их читают вместе, иногда раздельно, но глава «Ницовим» всегда читается в Шабос перед Рош ѓаШоно. В ее начале Моше-рабейну сообщает о союзе, который Всевышний заключил с сынами Израиля: «Все вы стоите сегодня пред Г‑сподом, Б‑гом вашим… Чтобы вступил ты в завет Г‑спода, Б‑га твоего, и в клятвенный обет Ему, который Г‑сподь, Б‑г твой, заключает с тобой сегодня…» (Дворим, 29: 9, 11). Так же, как свадьбу называют заключением брачного союза, во время чего молодые обещают быть верными друг другу вечно, точно так же «брак» народа Израиля с Б‑гом предполагает вечную преданность Творцу. Он заключил завет с нами, мы будем верны ему всегда.

И так же, как на свадьбе пишут ксубу, так и Всевышний («жених») написал ксубу своей «невесте» — народу Израиля. Об этом свидетельстве обязательств, принятых на себя Всевышним по отношению к нам, мы читаем на этой неделе: «Возьмите эту книгу Учения и положите ее при ковчеге завета Г‑спода, Б‑га вашего, и будет там против тебя свидетельством» (Дворим, 31: 26). Всевышний повелел, чтобы мы поместили «ксубу» — Тору — в самом надежном месте, в Святая святых, возле Ковчега Завета, чтобы, не дай Б‑г, ни на минуту нельзя было усомниться в ее существовании.

Особенностью брачного договора между общиной Израиля и Всевышним является тот факт, что в нем не предусматривается возможность развода. Б‑г обещал, что никогда не предпочтет Израилю другой народ. Всевышний, как «супруг», иногда может быть не доволен поведением Своей «жены», может даже наказать ее изгнанием, но еврейский народ навсегда останется «любимой женой» Б‑га.

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (1,16 МБ).