Глава Торы “Матот”: Нечего миндальничать!

Двенадцать колен Израилевых — это вовсе не то, что находится под столом, за которым сидят шесть Народных Комиссаров… Само слово “колена” — матот (буквально “ветви”, “посохи”) — реминисценция увиденного пророком Еремией миндального посоха, как символа неминуемого наказания и столь же неминуемого утешения. И скрытой невиданной силы…

(Лекция р-на Эла Когана; записана 07.27.2008, отредактирована 07.14.2009)

Кликните на стрелку, чтобы прослушать лекцию. Чтобы скачать MP3 файл, кликните Download левой кнопкой, либо же правой и выберите “Save Target As…”

Что приличествует хасиду?

Канун Шабос главы «Матойс»
20 тамуза 5774 года / 18 июля 2014 г.

Хасидские старейшины Витебска собрались приветствовать прибывшего в город рабби Шмуэля Шнеерсона, четвертого Любавичского Ребе, в надежде, что он снизойдет к ним и произнесет проповедь.

— Я не очень хорошо себя чувствую, и поэтому не могу долго говорить, — сказал рабби Шмуэль. — Разве что несколько слов…

Весть, что Ребе выйдет к хасидам, быстро распространилась по всему городу. Соорудили помост, принесли кресло. Когда рабби появился, на площади воцарилось молчание.

Ребе обратился к собравшимся со следующими словами:

— В речениях наших мудрецов и в мидрашах принято приводить множество афоризмов, поговорок, притч, действующими лицами которых являются цари, царевичи и так далее. Это делается для того, чтобы воспользоваться существующими в мире представлениями для объяснения путей служения Творцу.

Часто можно услышать обороты вроде «этому человеку не пристало такое говорить» или «ему приличествует быть понятливым». Евреи (и хасиды в частности) пользуются этим выражением для определения духовной ценности того или иного явления. Для них есть вещи «подходящие» и не соответствующие их жизненным принципам.

Что приличествует хасиду? Каждый день выучивать какое-нибудь новое хасидское изречение; посвятить себя творению добра; всегда быть радостным и, более того, нести радость другим; познать собственные недостатки и достоинства других; считать даже самого простого человека лучше себя; перенимать у другого его лучшие качества и примеры добрых дел; жить в любви и братстве, мире и дружбе. А что не приличествует хасиду? Не изучать хасидизм; не помогать ближнему; не признавать свои недостатки; не перенимать все хорошее от других; предаваться печали; предаваться гордыне и считать себя выше других; провоцировать споры и разногласия даже во имя утверждения правоты хасидизма.

Произнеся это, Ребе встал, благословил присутствующих и вернулся в свои покои. Его слова произвели огромное впечатление на слушателей. Дов-Бер Хершман, человек жесткий и не сентиментальный, высказался после этого следующим образом: «Своими словами Ребе за двадцать минут сумел омыть и очистить наши души. Дай Б‑г, чтобы после молитвы Аль хет («За грех»), которая читается в Йом-Кипур, мы испытали те же чувства. Теперь мы осознали все величие Ребе».

…Кто такой хасид? Об этом меня часто спрашивают, и я уже несколько раз отвечал на этот вопрос. Хасид не тот, кто ходит в длинной черной капоте и носит бороду, — так одевается бо́льшая часть религиозных евреев! Некоторые утверждают, что хасид — это тот, кто говорит на идиш, но есть много людей, для которых идиш — это родной язык, и не все они хасиды (а есть хасиды, которые не говорят на идиш).

Хасид — это тот, кто делает больше, чем он должен делать, всегда старается исполнять заповеди наилучшим образом. Хасид даже спит в кипе, так как озабочен тем, чтобы явившийся к нему во сне ангел не застиг его врасплох. Хасид — это, если можно так выразиться, перфекционист, он всегда хочет делать все максимально хорошо.

Кошерную мезузу можно приобрести за тридцать или сорок долларов, но хасид предпочтет купить самую лучшую — за сто. К празднику Суккос можно купить эсрог за тридцать долларов, но хасид предпочтет купить эсрог из Калабрии, цена которого доходит до ста пятидесяти… И так во всем. Вплоть до того, что в праздник Песах, когда все евреи едят корень хрена, сдобренный чем-то, чтобы он не был чрезмерно острым и горьким, хасид будет есть его без всяких добавок, даже если это очень трудно, потому что он хочет исполнить эту заповедь в совершенстве!

Но есть некоторые заповеди, исполняя которые, хасиды обычно не усердствуют, а наоборот — делают самый минимум. На этой неделе был пост 17 тамуза, а сейчас народ Израиля пребывает в трехнедельном трауре по Иерусалимскому Храму. Обычно, сталкиваясь с необходимостью исполнять законы траура, люди стараются наиболее правильно и четко соблюсти религиозный обряд. И чем строже человек исполняет эти законы, тем лучше он чувствует себя, ибо ему кажется, что таким образом он искупает смерть близкого человека. Однако хасиды по мере возможности стараются не расширять траурные церемонии, исполняя только то, что требует Ѓалоха, но не более того. На этом основано правило «облегчения траура», по которому даже в подобные дни хасиды пытаются найти повод для радости.

Ребе велел, чтобы в течение девяти дней между рош-хойдеш ов и постом 9 ова праздновали окончания изучения трактата Талмуда. Когда еврей заканчивает изучение трактата, это повод для праздника, в честь чего можно устроить праздничную трапезу, на которой устраняется запрещение есть мясо в эти девять дней. И в сам день девятого ова у хасидов не принято плакать во время чтения Эйха (Книги плачей). Наоборот — дети в синагогах бросают в молящихся колючки, чтобы вызвать у них улыбки!

Известен хасидский афоризм: «К исполнению заповедей, которые несут телу наслаждение, не следует прилагать особого усердия». Что это за заповеди? Например, обязанность есть мясо, рыбу и другие деликатесы в Субботу как часть выполнения требования Торы о наслаждении Субботой. Некоторые евреи действительно очень усердствуют в исполнении этой заповеди: едят большой кусок мяса, полную тарелку чолнта. А если чолнт не удался, то они считают, что и Суббота «не удалась». Но хасиды знают, что исполняя эту заповедь, можно насладиться маленьким кусочком мяса и больше не съесть ничего.

В Храме каждую Субботу коѓенам раздавали лехем поним — хлеб со специального стола. Даже маленький кусочек его был священным и желанным. Талмуд (трактат «Кидушин», 53а) пишет по этому поводу: «Скромные прятали руки, а наглецы хватали». Именно потому, что это мицва, приносящая телу удовольствие, скромные «хасиды» отдергивали свои руки.

Или, например, вызов к чтению Торы в синагоге. Получить это право — большая честь для еврея и одновременно проявление меры уважения к нему в общине. Многие евреи во что бы то ни стало стремятся получить это право не только во имя исполнения заповеди, и даже в некоторых общинах принято его покупать. Однако хасиды и здесь усердствуют не особо.

Самая важная заповедь, которую хасиды не стремятся исполнять особенно рьяно, звучит так: «Увещевай ближнего своего». Всевышний повелевает еврею, который видит, что другой еврей делает что-то не так, помочь ему исправить положение, так сказать, наставить на путь истинный. И сколько есть таких любителей-наставников, которые испытывают удовольствие, исполняя эту заповедь! В каждой общине найдутся такие евреи, которые одному поправляют тфилин, другому талес. Они непременно позаботятся о том, чтобы заставить замолчать любого, кто разговаривает во время молитвы, даже если это происходит в другом конце молельного зала, они не только первыми побегут туда, чтобы заставить замолчать нарушителя, но и сделают замечание со своего места, а если тот не понимает, они даже громко назовут его по имени… Это своего рода болезнь — желание доказать всем, что он знает все лучше, чем другие, он более требователен к себе и другим, более Б‑гобоязненный…

Алтер Ребе говорит («Тания», глава 32), что заповедь «Увещевай ближнего своего» следует исполнять только по отношению к близкому другу, вместе с которым изучают Тору и исполняют заповеди. «В том же случае, когда другой ему не товарищ по учебе и не родственник, он должен относиться к нему так, как сказал Ѓилель: «Будь учеником Аѓарона, любящим мир… любящим сотворенных и привлекающим их к Торе» («Пиркей овойс», 1: 12).

Можно увещевать только того, с кем вы учились вместе в хедере или в школе, человека, который готов услышать ваше предостережение, и вы уверены, что ваш упрек не оскорбит его. Поэтому хасиды не усердствуют в исполнении этой заповеди, а наоборот, стараются не упрекать каждого человека, потому что от этого ему может стать стыдно, или еще хуже — это оттолкнет его от Торы.

Рассказывают о рабби Леви-Ицхоке из Бердичева, что однажды он встретил еврея, который курил в Йом-Кипур. Он обратился к нему и спросил: «Сын мой, может быть, ты забыл, что сегодня Йом-Кипур?» Еврей ответил ему: «Рабби, я знаю, что сегодня Йом-Кипур». — «Может быть, ты не знаешь, что нельзя курить в Йом-Кипур?» — «Нет, — ответил еврей с вызовом, — я знаю, что сегодня Йом-Кипур, и я знаю, что нельзя курить в Йом-Кипур!» Рабби Леви-Ицхок воздел глаза к Небесам и возопил: «Г‑споди, посмотри, какие у Тебя сыновья! Даже еврей, который курит в Йом-Кипур, не способен изречь ни одного лживого слова!» Эта история не просто милая хасидская майса, в ней говорится о гениальной душевной тонкости рабби Леви-Ицхока, с которой праведник пытается выполнить мицву упрека, и вместе с тем не унизить этого грешника, а побудить его делать правильные вещи.

Любавичский Ребе высветил и положительную сторону заповеди «Увещевайте ближнего своего»: она требует от каждого из нас побеспокоиться — с любовью к сынам Израиля — чтобы каждый еврей соблюдал законы Торы и исполнял ее заповеди. И если мы не будем проявлять заботу о привлечении другого еврея к иудаизму, то ответственность за него ляжет целиком на наши плечи. Ведь исполнение этой заповеди состоит не в том, чтобы попенять ближнему и почувствовать удовлетворение от того, что выполнил свой долг, сделал все от тебя зависящее. Каждый из нас несет ответственность за другого еврея, который до сих пор еще не обратился к иудаизму. И именно мы должны позаботиться о том, чтобы он действительно захотел соблюдать заповеди. В исполнении этой заповеди хасиды особо усердствуют, ибо Алтер Ребе сказал: «Даже людей, далеких от Торы Всевышнего и от служения Ему, называемых потому просто «сотворенными», нужно привлекать крепкими узами любви. Все это — в надежде, что удастся приблизить их к Торе и к служению Всевышнему. И даже если нет, тот, кто так поступает, не теряет своего вознаграждения за исполнение заповеди о любви к ближним» («Тания», глава 32).

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (1,16 МБ).