Как масло: проникать, но не смешиваться…

Канун Шабос главы «Микейц»
29 кислева 5779 года / 7 декабря 2018 г.

Каждый еврейский праздник связан с одной какой-то определенной жидкостью, которую пьют во время праздничной трапезы или используют для приготовления традиционных праздничных блюд. Эти жидкости, а точнее, их свойства наделяются особым сакральным смыслом, связанным с духовной жизнью нашего народа и еврейской традицией. На Рош ѓаШоно на стол ставят мед и желают хорошего и сладкого года. В Суккос молятся о воде и просят полный жизни год. На Пурим говорят лехаим с водкой для исполнения заповеди «не различать между Аманом и Мордехаем». На Песах наполняют четыре бокала вином. На Швуэс пьют молоко и едят молочные продукты, как символ того, что Тора, подобно молоку, дает положительную энергию. И вот наступают дни Хануки, и, несмотря на всю очевидность, если задуматься, то не совсем ясно, почему масло играет главную роль в этом празднике. Этот вопрос очень интересен, потому что, по сути, чудо кувшинчика масла не должно быть в самом центре событий. Ведь оно было последним в серии удивительных чудес, которые продолжались четыре года почти безнадежной борьбы, вплоть до самопожертвования со стороны Маккавеев. Маленькая семья отправилась на войну против могучей греческой империи, и удивительные чудеса смогли заставить греческую власть сложить оружие и объявить о завершении своего правления на Земле Израиля. Всевышний, как говорится в праздничных молитвах, «предал сильных в руки слабых». Тем не менее, в дни Хануки все сосредоточены главным образом на истории с кувшинчиком, а не на чудесах военных побед. В чем заключается уникальность масла, почему именно оно символизирует все, что произошло в эти особые дни?

Профессор Велвел Грин, эксперт в области бактериологии и эпидемиологии, был выдающейся фигурой в научном мире США. Он стал частью небольшой команды, выбранной НАСА для изучения вопроса о том, есть ли жизнь на Марсе. Профессор Грин рассказывал о том, как изменила его жизнь беседа Любавичского Ребе, которую он услышал на субботнем фарбренгене недельной главы «Микейц», в дни Хануки. Это было внезапное озарение, которое усилило его духовный рост и превратило в гордого еврея, постоянно носящего кипу.

Главная тема нашей сегодняшней главы «Микейц» — это невероятная встреча Йосефа с братьями. После 22 лет разлуки, в течение которых они не знали, где он и жив ли, Провидение устроило им удивительную встречу. И вот они стоят друг против друга. Йосеф попросил слуг дворца зарезать ягненка и приготовить для всех обед. И здесь Тора говорит интересную вещь: «И подали ему особо и им особо, и египтянам, которые ели с ним, особо» (Берейшис, 44: 32). Официанты принесли еду в отдельной посуде не только для гостей (что можно было бы объяснить соображениями безопасности), но и для египтян, которые «ели вместе с ним». Другими словами, Йосеф настаивал на том, чтобы есть отдельно даже от своих близких соратников. И это удивительно! Каждый бизнесмен знает, что лучшее время для обсуждения деловых отношений в течение дня — это бизнес-ланч, деловой обед. Мясное блюдо на столе вместе со спокойной атмосферой второй половины дня отлично подходит для сердечного сближения и заключения сделок. Не просто так в меню любого ресторана в мире указан «бизнес-ланч». А если так, то Йосеф, являясь министром финансов огромного государства, должен был максимально задействовать для деловых переговоров обеденное время. Он должен был использовать эту возможность, чтобы посидеть с инвесторами со всего мира, представить им графики развития египетской экономики под его руководством и убедить их вкладывать в нее деньги? Почему Йосеф отказывается от бизнес-ланча и устраивает частный обед?

Онкелос объясняет просто: Йосеф ел мясо, в то время как для идолопоклонников-египтян ягненок был священным животным, и поэтому они не могли есть вместе с ним. Однако Любавичский Ребе дает этому факту более возвышенное объяснение: Йосеф стремился сохранить духовное расстояние между собой и египтянами, тем самым напоминая и себе, и им: «Я похож на вас, но не из вас. У меня есть своя уникальная миссия в этом мире, и я не должен потерять ее среди чужеродного окружения». И поэтому обед, который сближает сердца, он ел один. И именно это дало ему неестественную силу выжить 22 года в чужой стране. Надо сказать, что это нельзя считать нормальным и разумным. В конце концов, наши мудрецы настойчиво предупреждали: «Держись подальше от плохого соседа!» Не просто не связывайся с ним, а как можно дальше отойди от него: не стой на расстоянии четырех локтей, не поднимайся вместе в лифте и не сиди рядом с ним на собрании домового комитета… Потому что отрицательное влияние плохого соседа заразительно. Несмотря на это, Йосефу удалось столько времени прожить среди идолопоклонников и не заразиться, потому что он был гордым евреем и постоянно напоминал себе, что он с ними похож, но не один из них. У него есть особая миссия в этом мире. Профессор Грин рассказывал, что слова Любавичского Ребе отозвались эхом в его душе, и в тот момент он решил регулярно носить на голове кипу, чтобы помнить, что он тоже «наместник царя». Он удостоился быть частью избранного народа, и его предназначение состоит в том, чтобы передать свое собственное, уникальное сообщение.

В этом как раз и заключается великая сила масла, как объясняет Ребе. С одной стороны, масло быстро и легко льется, просачивается и впитывается. Это самая проникающая жидкость, которая смазывает и предохраняет от ржавчины металлические детали механизмов и машин. А с другой стороны, масло проявляет совершенно противоположный признак: при соединении с другими жидкостями масло всегда плавает сверху, выделяется и не смешивается с ними. Хотя оно проникает повсюду, оно никогда не абсорбируется до конца. Ему удается сохранить свою уникальность, и все могут увидеть масло на тарелке с кугелем или куском мяса. Именно эти свойства ассоциируются с миссией нашего народа в этом мире. Еврей должен, с одной стороны, проникать повсюду. Мы должны действовать в полную силу шесть дней в неделю и добиваться успеха во всем, в чем мы можем преуспеть. Еврей обязан максимально использовать любой данный ему Б‑гом талант, будь то в изучении Торы или напротив, в бизнесе, искусстве или политике. И в то же время он должен идти туда, чтобы влиять, но не подвергаться чужому влиянию. Он всегда должен помнить, что ему предназначена уникальная миссия — повсюду прославлять и освящать Имя Всевышнего. Для этого еврей должен вести себя в соответствии с принципами высокой морали, честно и последовательно. Именно этому учит нас праведник Йосеф: максимально использовать свой природный дар во всех областях жизни и вместе с тем оставаться гордым евреем, соблюдающим заповеди Торы повсюду и во все времена.

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (865 КБ).

Чтобы осветить мир вокруг нас…

Канун Шабос главы «Микейц»
27 кислева 5775 года / 19 декабря 2014 г.

Много лет назад в маленьком городке жил молодой человек по имени Ехиэль-Михл. Все дни и ночи он проводил в местной синагоге за изучением Торы. Никому не было известно о его гениальности и святости. Только спустя годы он прославился под именем Магид из Злочева.

Однажды, когда Ехиэль-Михл сидел за книгами, в синагогу вбежал местный извозчик и попросил у раввина безотлагательного совета. Его лицо выражало горе, из глаз текли слезы.

— Я нарушил святость Субботы! — сказал он раввину, плача. — Научите, как мне искупить мой грех…

Раввин спросил, что случилось, и извозчик рассказал, что в пятницу он возвращался из соседнего местечка с полной товаров телегой. По какой-то причине он сбился с пути, и, несмотря на то, что гнал лошадей изо всех сил, смог вернуться домой только через несколько минут после захода солнца.

Раввин посмотрел на извозчика глазами, полными жалости.

— Ворота раскаяния никогда не бывают заперты, — тихо сказал он. — В следующую пятницу купи фунт свечей, принести их в синагогу и зажги. Огонь свечей, что будут гореть в синагоге всю Субботу, искупит твой грех.

Извозчик с радостью воспринял слова раввина и тепло поблагодарил его. А Ехиэль-Михл задался вопросом: «Как фунт свечей может искупить нарушение Субботы — такой серьезный грех?!»

В пятницу извозчик появился со свечами. Он положил их на стол, чтобы солнце не зажгло их до Субботы. Когда он вернулся в синагогу, одетый в субботние одежды, то был удивлен, узнав, что свечи пропали: оказалось, что бездомная собака забежала в синагогу, схватила пакет со свечами и убежала.

— Это знак небес, что мое раскаяние не принимается! — сказал извозчик раввину, заливаясь слезами.

— Не дай Б‑г, что ты такое говоришь, — ответил раввин. — Бездомные собаки бродят повсюду, а эта собака забрала твои свечи. В следующую пятницу снова купи свечи, а я скажу шамесу, чтобы следил за входом.

В следующую пятницу собак и вправду не было. Но свечи, которые зажег извозчик, вдруг стали гореть очень быстро и сгорели до начала Субботы! А когда неделю спустя подул сильный ветер и задул свечи, раввин понял, что это неспроста.

— Я не знаю, что здесь происходит, — сказал он извозчику. — Думаю, что надо поехать к рабби Исроэлю Баал-Шем-Тову, чтобы он посоветовал тебе, что делать.

Бешт внимательно выслушал гостя и сказал:

— Похоже, что путь искупления, который указал тебе твой раввин, не понравился одному молодому талмид-хохому, который живет в вашем городе. Попытайся еще раз: принеси перед началом Субботы свечи, зажги их, и я обещаю, что они будут гореть так же ярко, как все остальные. А когда ты вернешься в город, передай, пожалуйста, реб Ехиэлю-Михлу, что я приглашаю его провести святую Субботу в Меджибоже.

Получив приглашение, Ехиэль-Михл, не мешкая, отправился в путь. Но с самого начала поездка не задалась, и он столкнулся с множеством трудностей: повозка упала в кювет, одно из колес сломалось, и к тому же они сбились с пути. В пятницу во второй половине дня, он нашел, наконец, дорогу, ведущую в Меджибож, когда солнце уже садилось. У него не было выбора, он отказался от повозки на полпути и пошел пешком.

Усталый и опечаленный тем, что он чуть было не осквернил Субботу, пришел реб Ехиэль-Михл к рабби Баал-Шем-Тову.

— Шолом алейхем! — приветствовал его рабби Исроэль. — Очевидно, ты очень расстроен, что едва не осквернил святость Субботы. Теперь ты понимаешь, почему раввин указал извозчику такое простое искупление? Горя и сожаления, что наполнили сердце извозчика, было больше чем достаточно? Даже фунт свечей может искупить грех…

* * *

Рабби Акива, один из величайших еврейских мудрецов всех времен, был очень беден в молодости, но после десятилетий изучения Торы разбогател. Талмуд (трактат «Недорим», 50а) спрашивает: как рабби Акива стал богатым? Мудрецы приводят несколько причин. Мы начнем с самой известной истории.

Рабби Акива в молодости был пастухом у Калба-Савуа, одного из самых богатых людей в Иерусалиме. Рахель, дочь Калба-Савуа, полюбила простого неграмотного пастуха, увидев в нем честного и достойного юношу. Она хотела выйти за него замуж, но ее отец категорически возражал против этого брака, а когда молодые все-таки поженились, лишил дочь наследства и выгнал из дома. Когда через много лет рабби Акива, став известным мудрецом, возвратился в Иерусалим, в сопровождении двадцати четырех тысяч своих учеников, старый Калба-Савуа, раскаявшись в жестоком отношении к дочери, обратился к нему с просьбой освободить его от данного обета. А когда рабби Акива открыл ему, что он и есть муж его дочери, отдал ему все свое имущество. Так рабби Акива стал богатым.

Еще Талмуд рассказывает, что один римский император ненавидел евреев и хотел их уничтожить. Однажды он обратился к своим советникам с вопросом: «Скажите, если у человека нога поражена гангреной, следует ли ему ампутировать ее и продолжать жить дальше без ноги, или сохранить ногу и страдать?» Советники ответили: ему следует ампутировать ее и жить. Но нашелся среди них один, который встал на защиту евреев. Человек по имени Ктия бар Шалом сказал им: во-первых, вы не сумеете одержать над ними победу, ибо мир не может существовать без Израиля; во-вторых, люди станут называть вашу империю «ампутированной». Император ответил: «Ты говорил хорошо; однако всякий, кто побеждает императора в споре, должен быть погребен заживо». Когда бар Шалома вели на казнь, одна знатная римлянка сказала ему: «Горе кораблю, который плывет, не уплатив сбора!» (Раши объясняет: «Тебя убивают из-за Израиля, как жаль, что ты еще не уплатил сбора…» — то есть, не обрезан и не можешь разделить их судьбу). Пока его вели, он сумел сделать себе обрезание и сказал: «Я уплатил свой сбор, переправился и ушел». Перед казнью он завещал все свое состояние рабби Акиве и его друзьям (трактат «Авойдо зоро», 10б).

В третьей истории, связанной с обогащением рабби Акивы, рассказывается, что римский наместник Иудеи Квинт Тиней Руф, которого Талмуд называет Турнус Руфус, имел обыкновение вести теологические диспуты с рабби Акивой, и в этих спорах последний всегда побеждал. Однажды, после очередной победы рабби Акивы, Турнус Руфус пришел домой рассерженным, и жена спросила его о причинах плохого настроения. Он отвечал: «Акива рассердил меня — он все время побеждает в наших диспутах и выставляет меня на посмешище». Тогда жена предложила: «Их Б‑г не терпит разврата, разреши мне соблазнить его. Это разрушит его карьеру, и мы отомстим за тебя». Турнус Руфус согласился. Женщина принарядилась и пришла к рабби Акиве. Увидев ее, рабби Акива повел себя очень странно: он плюнул, заплакал и засмеялся. Она спросила его: «Почему ты так повел себя?» — «Я плюнул, потому что ты вышла из смердящей капли, а заплакал, потому что такой красоте суждено превратиться в прах. Почему же я засмеялся, я тебе не скажу» (смеялся он, потому что знал заранее, что она перейдет в иудаизм и выйдет за него замуж). Женщина была удивлена столь необычным отношением к жизни. Склонившись перед величием мудреца, она спросила его, примут ли Небеса ее раскаяние после всего дурного, что она совершила и намерена была совершить? И рабби Акива ответил утвердительно. После смерти мужа она перешла в иудаизм, вышла замуж за рабби Акиву и принесла ему большое приданое (трактат «Недорим», 50б).

Эти истории утверждают нас в мысли, что рабби Акива, ведя диспуты с великими гражданами Рима, влиял на них и раскрыл им красоту Торы, так что один из них даже был готов пожертвовать своей жизнью ради народа Израиля. Все сказанное выше напрямую подводит нас к сегодняшней недельной главе «Микейц», где мы читаем о Йосефе, который первым ушел за пределы Земли Израиля и распространял в мире веру в единого Б‑га.

До него это делал только Авраѓам, но мы не находим подтверждение этому ни в биографии Ицхока, ни в описании жизни Яакова. Наоборот, Яаков «затворил себя» в иешиве Шема и Эвера, где в течение 14 лет изучал Тору (Раши, комментарий на Брейшис, 28: 9). А в иешиве той было всего три ученика: Шем, Эвер и Яаков. Йосеф первый из семьи (правда, не по своей воле) покинул отчий дом и спустился в Египет. «Имя Превечного неизменно пребывало на его устах», столь очевидно, что даже владыка египетский понял, что Йосеф был успешным, поскольку «Г‑сподь с ним» (Брейшис, 39: 3).

Та же идея проявляется в обычаях Хануки — единственного праздника, который, в отличие от всех других еврейских праздников, отмечающихся в семье, празднуется вне дома. Ханука выходит за порог нашего жилища, намеренно выставляется напоказ, так как цель этого праздника — оповестить о чуде. Что мы делаем во время Хануки? Мы зажигаем свечи, чтобы осветить мир вокруг нас. В этом и заключается предназначение каждого еврея — быть «светом для народов», нести свет иудаизма всему человечеству.

Любавичский Ребе сказал, что, когда еврей использует свои деловые связи с неевреями для привлечения их к исполнению семи заповедей потомков Нояха, то он ничего не теряет в материальном плане и не отталкивает этим своих партнеров по бизнесу. Напротив — они будут лучше ценить его, больше доверять и захотят дальше развивать деловые отношения с ним. Подтверждение этому мы видим в историях из жизни рабби Акивы, который в результате распространения Б‑жественного учения и влияния его на правителей Рима не только ничего не потерял, но и еще больше разбогател.

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (976 КБ).

Коровы и колосья? Нет, изгнание и Избавление!

Канун Шабос главы «Микейц»
26 кислева 5774 года / 29 ноября 2013 г.

Много лет спустя после того, как душа Алтер Ребе (рабби Шнеура-Залмана из Ляд) покинула этот мир, одному из его учеников, реб Йоселе, приснился сон. Он увидел своего учителя, произносящего маймор (философский трактат, в котором разбираются глубинные вопросы хасидизма). Сам реб Йоселе при этом стоял рядом с Цемах-Цедеком (третий Любавичский Ребе рабби Менахем-Мендел, внук Алтер Ребе, известен по названию одной из его книг — «Цемах цедек», «Росток праведности») и жадно ловил каждое слово маймора… Проснувшись, он вспомнил все детали сна, за исключением… содержания самого маймора! И сколько ни напрягал память, так и не смог припомнить ни одного слова. Наконец, он решил: «Мне же снилось, что рядом со мной стоял Цемах-Цедек. Расскажу ему о своем сне, и, возможно, он сможет помочь мне».

Войдя в дом Цемах-Цедека, реб Йоселе с удивлением обнаружил, что хозяин записывает маймор, услышанный ими во сне, причем слово в слово! «Неужели прошлой ночью Алтер Ребе приходил и к вам?!» — воскликнул он. «Да, мой дед явился во сне нам обоим, и мы вместе удостоились услышать из его уст слова Б‑га живого», — подтвердил Цемах-Цедек. «Но если мы оба удостоились откровения, почему только вы вспомнили маймор, а я забыл?»

«По ночам души поднимаются в высшие небесные сферы, — объяснил Цемах-Цедек, — чтобы почерпнуть там святости и животворных сил. Прошлой ночью наши души попали в небесное пристанище моего деда, и им посчастливилось услышать его маймор. Однако не все души равны. Некоторые обладают способностью постигать высшую святость только пока они вне тела, а возвратившись в тело, все забывают. В отличие от них есть души, впитывающие высшие откровения, находясь в человеческом теле, ибо чистое неоскверненное тело не препятствует этому. Эти души помнят откровения, даже по возвращению в тело…»

Наша недельная глава «Микейц» начинается со сна фараона: «И вот он стоит у реки, и вот из реки выходят семь коров, хороших на вид и тучных телом, и стали они пастись в камышнике. И вот семь других коров выходят вслед за ними из реки, плохие на вид и тощие телом, и стали они рядом с теми коровами на берегу реки. И съели коровы, плохие на вид и тощие телом, семь коров, хороших на вид и тучных, — и пробудился фараон» (Брейшис, 41: 1–4). А потом он снова заснул и увидел еще один похожий сон, в котором семь колосьев спелых вышли из стебля, а за ними семь колосьев тощих, и колосья тощие поглотили колосья спелые.

Фараон проснулся утром — «и всколыхнулся его дух». Он призвал всех жрецов и мудрецов Египта разгадать свои сны. Те пытались найти объяснения символики снов фараона, но их толкования его не удовлетворяли. И тогда главный виночерпий вспоминает о Йосефе, который, как мы читали в конце предыдущей главы, в точности истолковал сны главного пекаря и самого виночерпия. Фараон велит освободить узника из тюремной ямы и привести к нему. Йосеф, с помощью Всевышнего, дает снам фараона следующее толкование: «Семь коров «хороших на вид и тучных телом» и семь спелых колосьев — это семь лет изобилия. В то время как семь коров «плохих на вид и тощих телом» и семь тощих колосьев указывают на семь лет голода.

Вслед за этим толкованием Йосеф объясняет фараону, что тот должен сделать: «И ныне, да усмотрит фараон мужа рассудительного и мудрого и поставит его над землею Египта. Да содеет фараон, и назначит он распорядителей… И соберут все съестное этих добрых лет наступающих, и пусть заготовят зерно под рукою фараона. И будет съестное в запас для земли на семь голодных лет, которые будут на земле Египетской» (Брейшис, 41: 33–36). Фараону очень понравились толкования Йосефа, и сказал он слугам своим: «Найдем ли такого, мужа, в котором дух Б‑жий?» (там же, стих 38). Потом изумленный фараон обратился к Йосефу: «Нет столь рассудительного и мудрого, как ты. Ты будешь над домом моим, и по слову твоему кормиться будет весь мой народ» (там же, стихи 39–40). Так по приказанию фараона Йосеф становится наместником Египта.

Эта история требует небольшого пояснения. Даже поверхностного взгляда на содержание сна фараона достаточно, чтобы истолковать его так, как это сделал Йосеф. Понятно, что тучные коровы и колосья символизируют года изобилия, сытости и здоровья — в отличие от тощих коров и колосьев, которые бывают в годы засухи и голода… Коров и колосьев было семь. Известно, что злаки дают урожай один раз в год, следовательно — семь коров и семь колосьев указывают на семь лет. Первые семь лет сытости, а затем — семь лет голода. В чем же особая мудрость Йосефа, которой фараон так восхищался? А с другой стороны — почему жрецы и мудрецы Египта не смогли правильно истолковать сны фараона?

Не только само толкование сна Йосефом вызывает недоумение, но и его дальнейшие действия. Фараон попросил всего лишь истолковать его сны, вот и все. Почему Йосеф, дав объяснение снов, начинает учить фараона, как он должен поступить? Разве вчерашний узник может позволить себе поучать царя?!

Наши мудрецы отмечают, что на самом деле египетские жрецы поняли общий смысл фараоновых снов так же, как это было представлено Йосефом: что речь идет о семи годах изобилия и семи годах голода — ведь коровы указывают на пахоту, а колосья являются знаком жатвы. Но причина их слепоты исходила от Всевышнего, Который спутал их мысли, скрыв истинный смысл снов. Он повернул события таким образом, чтобы вся слава и величие достались Йосефу. Поэтому египетские мудрецы не смогли объяснить, почему фараону приснилось, что «семь других коров выходят вслед за ними из реки, плохие на вид и тощие телом, и стали они рядом с теми коровами на берегу реки» (Брейшис, 41: 3). Это стало камнем преткновения для египетских жрецов. Что означают стоящие рядом семь тощих и тучных коров? Как они могут стоять рядом? Семь голодных лет могут прийти только после окончания семи урожайных лет. Они не могут наступать вместе, одновременно. Или голодные годы, или сытые. Тучные коровы не могут быть вместе с тощими… Из-за этого несоответствия жрецы предложили другое решение: «Семь дочерей произведешь на свет и семь дочерей похоронишь» (такие события могут иметь место в одно и то же время — особенно если у человека столько жен и наложниц, сколько было у фараона).

Йосеф, в противовес им, выбрал более логичное, очевидное и истинное толкование сна о годах сытости и годах голода. А указанную выше проблему одновременности — «и стали они рядом с теми коровами» — он решил творчески. Сразу после объяснения символики сна Йосеф сказал фараону: «И соберут все съестное в эти наступающие годы изобилия… И будет продовольствие в запас для страны на семь голодных лет». Эти слова Йосефа не совет правителю, а продолжение толкования сна. Таким образом он объясняет, как семь лет изобилия и семь лет голода связаны между собой, «стоят рядом друг с другом». Предложение Йосефа является неотъемлемой частью разгадки самого сна.

В начале годов изобилия надо делать запасы, собирать пищу для голодных лет. И посредством этих действий, мыслей и намерений, душевного трепета перед будущим люди как бы проживают грядущие голодные годы. А с другой стороны, в годы голода они живут как в годы изобилия, питаясь тем, что накопили заранее. В изобильные годы надо не потреблять все безоглядно, а ограничивать себя, почти как в голодные годы, откладывая часть пропитания на черный день, а когда наступит голод — жить почти как в годы изобилия, не ощущая особых трудностей. Вот что вызвало у фараона восхищение и заставило его воскликнуть: «Нет столь рассудительного и мудрого, как ты!» — не столько само толкование сна, сколько понимание и объяснение того, как годы голода неразрывно связаны с годами изобилия.

Сон фараона, в результате правильного толкования которого Йосеф был назначен наместником, в конечном итоге привел к тому, что народ Израиля спустился в Египет и начался голус. Так что этот сон символизирует также изгнание и последующее Избавление.

Изгнание сравнивается со сном: «Когда возвращал Б‑г пленников Сиона, были мы точно грезящие во сне» (Теѓилим, 126: 1). Как во время сна человеку могут присниться вместе два противоположных явления, так и во время изгнания человек живет как бы в двух измерениях. С одной стороны, он погружается в мир святости, Торы и молитвы, и в то же время его в той же мере занимают повседневные дела и заботы. В изгнании человек живет в двух мирах, святости и обыденности, вместе. «Тучные коровы» годов изобилия (духовные устремления, жизнь в святости) стоят рядом с «тощими коровами» (потребностями животной души и повседневной жизнью).

Величие Йосефа в том, что в его силах было увидеть, как можно истолковать сон и «поставить рядом два типа коров». Его духовный уровень настолько высок и возвышен, что наша логика по сравнению с его способностями лишена всякого смысла. Противоречие между стоящими рядом тучными и тощими коровами существует лишь в ограниченном пространстве нашей логики, но в высшем мире они могут жить вместе, не противореча друг другу… Так что именно с помощью сил Йосефа мы достигнем Избавления — времени, когда физический мир не будет противостоять духовному миру. Да наступит оно вскорости, в наши дни!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (876 КБ).