Сослучайное и присослучайное 2021-01-13 00:25:17

«Ведь Железников предложил читателям свой вариант евангельской истории.
Лена Бессольцева претендует на роль самого Иисуса — она принимает на себя чужие грехи, её предают, распинают (в повести — сожжение чучела), в конце она «воскресает».
Димка — Иуда, даже в предательстве использована тема поцелуя.
Васильев — апостол Петр, отрекающийся.
Рыжий, он же Толик — апостол Павел, он же Савл, из ярого преследователя Иисуса превратившийся в его верного последователя.
Железная кнопка — первосвященник, проповедующий закон.
Ученики класса — фарисеи, исполняющие волю первосвященника.
Валька — Варавва, истинный преступник , но прощенный.
Маргарита Ивановна — в роли Понтия Пилата, «умывшего руки».
Дедушка — аскет, питающийся акридами, креститель Иоанн.
Железная кнопка проповедует закон — «так сказано и так должно быть», Ленка вместо стального закона приносит благодать — новое учение об истине. И побеждает, её слова услышаны — фарисеи начинают переходить в новую веру. А она «возносится на небеса», но оставляет им «Машку» — свою икону, и вот уже на классной доске появляются первые слова новой молитвы «Чучело, прости нас…»
(с)
https://www.livelib.ru/book/1000257248-chuchelo-tanya-i-yustik-sbornik-vladimir-zheleznikov

Что такое подростковая литература

Представьте, что вы заходите в восьмой класс школы, и учитель говорит: «Знайте же, что в каждой живой клетке есть такие молекулы — ДНК, а в них посредством комбинаций химических элементов записана генетическая информация». (Ну или что-то подобное). Вы думаете: «Пффф! Тоже мне, ‘знайте’. Это же все знают!» И тут же понимаете: «Да, но эти «все» когда-то узнали в первый раз! И вот тут в моём присутствии и происходит «первый раз» для вот этих молодых людей».
Вот и подростковая литература. Она обязана (!) состоять из штампов, из здоровых проверенных временем штампов. Потому что каждый подросток должен увидеть этот штамп впервые в жизни, и это знакомство должно быть хорошо подготовленным и оформленным, чтобы штамп произвёл впечатление, вызвал катарсис и т.д.
А для этого подростковая литература должна не быть выпендрёжной, так как выпендрёж возникает от желания избежать штампа.

Сослучайное и присослучайное 2021-01-11 02:02:16

И ещё что хорошо у Гроссмана. Это «крапивинское» повествование о Хороших Людях. «Дама» в буквальном смысле не ест и не пьёт днями и ночами, чтобы спасти брата от ужасной судьбы. «Герой» сначала делает гораздо больше своей должности ради «дамы», которую и не видел, а когда находит её, без колебаний бросается помогать ей в спасении её брата, до которого ему вообще дела нет. И это не однократный подвиг, это «жизнь-подвиг», с оттиранием блевотины и поноса.
И всё это — с благополучными подростками в благополучном Иерусалиме.

Сослучайное и присослучайное 2021-01-10 11:06:47

Вот еще что хорошо у Гроссмана. Он, как и многие писатели, пересказывает мысли своих героев, всё обычно. Между его 16—летними героями среди всех злоключений развивается сильное устойчивое чувство. И они ни разу не думают слова «любовь», «бойфренд-герлфренд» или «отношения», хотя всё знают про пестики и тычинки.

Сослучайное и присослучайное 2021-01-10 08:51:20

«С кем бы побегать» Гроссмана построена точно по канонам волшебной сказки Проппа! Герой должен выполнить квест — найти прекрасную даму с помощью помощника-зверя. Даму эту унёс чародей за тридевять земель. Герой никогда не видел даму, знает её только по описаниям. По дороге он встречает различных помощников и противников (не связанных один с другим), все дают ему намёки на дальнейший путь. Некоторые помощники — волшебные (один из них, возникая ниоткуда в середине книги и исчезая к концу её, помогает прекрасной даме скрыться от чародея; другая заточена в башне). У героя есть «вещь-путеводитель». Выполнив квест, он начинает выполнение другой задачи: спасения другого рыцаря от злых чар злого колдуна (и родителей рыцаря от окаменения). Когда он спас его, на всех (героя, другого рыцаря и даму) нападает несметное войско, но тут на помощь приходит deus ex machina — ещё более несметное войско добрых сил. Всё заканчивается сочетанием героя и прекрасной дамы.
*
Вот еще что хорошо у Гроссмана. Он, как и многие писатели, пересказывает мысли своих героев, всё обычно. Между его 16—летними героями среди всех злоключений развивается сильное устойчивое чувство. И они ни разу не думают слова «любовь», «бойфренд-герлфренд» или «отношения», хотя всё знают про пестики и тычинки. Только в последнем абзаце герой и героиня, понимая друг друга без слов, направляются в уединённую пещеру. «Они спускались, используя любую возможность ухватиться друг за друга… Динка (собака) скакала вокруг них, и хвост её торчал вверх».
*
И ещё. Это «крапивинское» повествование о Хороших Людях. «Дама» в буквальном смысле не ест и не пьёт днями и ночами, чтобы спасти брата от ужасной судьбы. «Герой» сначала делает гораздо больше своей должности ради «дамы», которую и не видел, а когда находит её, без колебаний бросается помогать ей в спасении её брата, до которого ему вообще дела нет. И это не однократный подвиг, это «жизнь-подвиг», с оттиранием блевотины и поноса.
И всё это — с благополучными современными подростками. Это очень хорошая сказка Иерусалима 1990-х годов.

Сослучайное и присослучайное 2021-01-07 00:59:45

«Баллада о брошенном корабле» Высоцкого — это обратная сторона «Человека за бортом». Та же ситуация: «бесновались матросы на вантах… был шторм, канаты рвали кожу с рук…» Во второй песне — уверенность в том, что есть на свете среда, где скажут «полный назад… на воду шлюпки…», а в первой — даже там бросят, а если выберешься сам — не примут.
А вообще-то «Баллада о брошенном корабле» — это о судьбе отсидевших на воле.

Сослучайное и присослучайное 2020-12-13 07:04:11

По мнению Т.В.Кудрявцевой, основная идея «Лисистраты» такова: только совершенно фантастическим образом (женщины объявляют забастовку, захватывают Акрополь с казной, произносят речи) можно добиться совершенно фантастической, утопической цели — искреннего примирения Афин и Спарты.
https://www.herzen.spb.ru/img/files/m1cha/vseobsh/kudryavceva/voina_i_mir.pdf

Сослучайное и присослучайное 2020-11-13 03:23:39

Сослучайное и присослучайное 2020-09-09 05:33:33

Битва волков с дикими собаками в «Маугли» — это не про животных, а про национализм и геноцид унтерменшей. Которому Киплинг открыто сочувствует.
«Они собаки, и собачьи дети — рыжие, желтобрюхие, бездомные, у них шерсть растёт между пальцев».
«…и минут пять выкладывал собакам всё, что он про них знает и думает: про них самих, про их нравы и обычаи, про их подруг и щенят».

Секретнейший союз

Репетилов рассказывает Чацкому об «обществе», «секретнейшем союзе» с «тайными собраньями». Там рассуждают о «камерах» (chambers, палатах парламента), присяжных, «государственное дело», «решительные люди, горячих дюжина голов», «радикальные потребны тут лекарства». Понятно, что это намёк на декабристские общества. И они убийственно высмеиваются. Представителем декабристов оказывается пустомеля Репетилов; тайные собранья проходят в Английском клубе; на собраниях поют романсы и сочиняют водевили. Глава общества — Толстой-Американец. О том, что Удушьев Ипполит Маркелыч, пишущий «взгляд и нечто» — это Рылеев Кондратий Фёдорович, пишущий «думы», я уже как-то писал.
Во-первых, хорошо ли осмеивать «сок умной молодёжи», носителей передовых взглядов? Людей, которые потом вышли на Сенатскую?
А во-вторых, свою пьесу Грибоедов завершил в 1824 г. и предназначал для печати и театра. Как вы это представляете себе — высмеивать Союз благоденствия и Северное общество, где в обстановке тайны всерьёз обсуждается возможность цареубийства, с театральной сцены?
Возможны два ответа. Первый вариант: тайна была известна всем и каждому, и тайное общество могло быть такой же темой для комедии, как женское кокетство. А второй вариант — о возможном существовании тайного общества говорили, и целью Грибоедова было — успокоить общественное мнение, представить общество «бездельем молодых умов, забавой взрослых шалунов», болтовнёй без злого умысла.

Сослучайное и присослучайное 2019-09-23 22:04:40

А почему в «Войне и мире» Морель, наполеоновский солдат, поёт Vive Henri IV? Это же гимн роялистов. Возможно, потому, что его только что спасли от голодной и холодной смерти русские солдаты, и поёт он ради второго куплета: «К чёрту войны…» Современники Толстого это понимали, а мы — уже нет.

Сослучайное и присослучайное 2019-07-31 03:23:27

Всем рекомендую прочитать поэму Ольги Берггольц «Первороссийск». Не слышали? А она писала её десять лет и считала своим главным произведением. История земледельческой коммуны на Алтае во время гражданской войны. Берггольц воспевает — и отпевает — те идеалы «настоящих коммунаров», на которых она сама была воспитана и которые у неё отняла жизнь.
И написана очень по-берггольцевски.

Docere, movere, delectare

Достаточно очевидная мысль. Хорошее литературное произведение похоже на трёхслойную пилюлю. Снаружи — сладкий слой, delectare, развлечение, «интересно». Мы проглатываем эту пилюлю, нам вкусно, а внутри нас верхний слой растворяется и начинает действовать movere, переживание. Мы начинаем переживать, в хорошем случае происходит катарсис.
А когда мы перечитываем понравившееся нам произведение, мы уже знаем, про что там будет. Мы сразу раскусываем оболочку delectare и целенаправленно ощущаем вкус movere, для этого и перечитываем. И если нам повезёт, то когда внутри нас растворится movere, заработает третий действующий ингредиент — docere, научение. В нас возникают непривычные мысли, к которым нас подтолкнула эта пилюля. Мы начинаем их обдумывать, сначала в связи с произведением — «за кого мы тут», потом используя это произведение как метафору для других жизненных ситуаций, потом уже независимо.
Один из примеров — «Имя розы». При первом чтении нам интересен незнакомый антураж, цитаты из неизвестных нам авторов, непривычный стиль, к середине оказывается, что это вообще детектив. К концу мы сопереживаем всем героям; конечно, больше всего мы оплакиваем гибель самого главного героя — библиотеки. Ну а при перечитывании или вспоминании мы понимаем, что совсем не понимаем, за кого мы в споре Вильгельма и Хорхе; а потом задумываемся, какова разница между Убертином и Герардом Сегарелли; а потом спрашиваем себя, всегда ли хорошо открывать знание; а потом до нас доходит, что мы прочитали учебник семиотики… и так далее.

Геннадий Алексеев

В моих руках цветок.
Цвет у него — необычный,
запах у него — незнакомый,
форма у него — невиданная,
название его — неизвестно.
Подходят на него взглянуть,
наклоняются его понюхать,
просят разрешения его потрогать,
отходят,
потрясенные.
Я горд — у меня цветок.
Вы видите — у меня цветок!
Вы не пугайтесь — у меня цветок.
Вы не огорчайтесь, но у меня цветок.
Вы не злитесь, но — у меня цветок.
Вы меня не трогайте — у меня же цветок!!
Откуда взялся этот цветок?
Откуда? Если б я знал.
Зазевался, и глядь,—
в моих руках
цветок…

Геннадий Алексеев

— Не так, — говорю, —
вовсе не так.
— А как? — спрашивают.
— Да никак, — говорю, —
вот разве что ночью
в открытом море
под звездным небом
и слушать шипенье воды,
скользящей вдоль борта.
Вот разве что в море
под небом полночным,
наполненным звездами,
и плыть, не тревожась нисколько.
Вот разве что так.
Иль, может быть, утром
на пустынной набережной,
поеживаясь от холода,
и смотреть на большие баржи,
плывущие друг за другом.
Да, разве что утром
у воды на гранитных плитах,
подняв воротник пальто,
и стоять, ни о чем не печалясь.
Вот разве что так, — говорю, —
не иначе.

Геннадий Алексеев

Я еще не слышал чакону Баха,
и нет мне покоя.
Сижу в сквере на скамейке,
и какая-то бабка в валенках говорит мне сокрушенно:
— Касатик, ты еще не слыхал гениальную чакону Баха,
это же великий грех!
Подхожу к пивному ларьку,
встаю в очередь,
и вся очередь возмущается:
— Этот тип не слышал грандиозную чакону Баха!
Не давать ему пива!
Выхожу к заливу,
сажусь на парапет,
и чайки кружатся надо мной, крича:
— Неужели он и впрямь не слышал эту удивительную чакону Баха?
Стыд-то какой!
И тут ко мне подбегает
совсем крошечная девочка.
— Не плачьте, дяденька!
— говорит она.
— Я еще тоже не слышала эту потрясающую чакону Баха.
Правда, мама говорит,
что я от этого плохо расту.

Геннадий Алексеев

Та женщина была прямым шоссе,
обсаженным прямыми тополями.
Та женщина меня бы завела
в такую даль, откуда возвращаться
уж смысла нет. Но странствия в ту пору
меня не привлекали почему-то.
*
Ту женщину я недавно встретил. Она превратилась в узкую тропинку, а тополя засохли.
Но тропинка по-прежнему манит вдаль — поразительно!

Сослучайное и присослучайное 2019-05-10 02:44:08

Вот есть такая вещь — мировая поэзия. Это такая вещь, что если ты стихотворение ММ поэта НН даже в переводе на русский не читал, то ты много потерял, и родной литературой это с трудом можно восполнить. А есть такая поэзия, что если ты её не читал — и ладно, в краю родных осин весьма похожее есть, для формирования тебя это не столь критично.
Так вот. В ивритской поэзии нового времени такие произведения есть?

Сослучайное и присослучайное 2019-05-09 08:17:34

Раб дождался свободы чаянной,
И вот надела на него судьба
Вместо ошейника с именем хозяина
Ошейник с собственным именем раба.
(Эмброуз Бирс, пер. М.Л.Гаспарова)

Сослучайное и присослучайное 2019-03-26 06:02:43

После трёхлетнего поэтического молчания в конце жизни Блок написал самое бездарное своё стихотворение: «Имя Пушкинского дома…» «Тайную свободу пели мы вослед тебе…» Рифма «сладость-радость», над подобными которой тот же Пушкин издевался… Так вот, по-моему, это просто частушки. Точнее, вариация на тему частушки «Мимо тёщиного дома…». Вот представьте:
Мимо Пушкинского дома
Я без шуток не хожу:
С белой площади Сената
Тихо кланяюсь ему.
(Кстати, с белой площади Сената он не виден).

Сослучайное и присослучайное 2019-03-22 00:57:13

На что вы, дни! Юдольный мир явленья
Свои не изменит!
Все ведомы, и только повторенья
Грядущее сулит.

Не даром ты металась и кипела,
Развитием спеша,
Свой подвиг ты свершила прежде тела,
Безумная душа!

И тесный круг подлунных впечатлений
Сомкнувшая давно,
Под веяньем возвратных сновидений
Ты дремлешь; а оно

Бессмысленно глядит, как утро встанет
Без нужды ночь сменя;
Как в мрак ночной бесплодный вечер канет,
Венец пустого дня!

<1840>

Сослучайное и присослучайное 2019-01-27 04:23:37

«И что значит: ничем-ничем не занимался? Я сокрушен был сердцем. А разве это не занятие? И так начиналось крушение: я погрустил, погрустил, потужил-потужил, а потом кручиниться начал. Кручинился-кручинился, а потом начал сызнова тужить, но еще без сокрушения сердца. И вот так часа два-три грустил, как вдруг почувствовал в себе прилив какой-то новой кручины… И от этого совсем пригорюнился…» (с)
«Но у меня-то это вечно! хоть это поймите…» (с)
Видимо, Веничка (не Венедикт) Ерофеев страдал клинической депрессией. Но лечиться пытался водкой, потому что в те времена в тех местах больше было нечем.

Сослучайное и присослучайное 2019-01-20 02:23:46

Брассенс — гениальный бард. Но практически все его песни поддерживают «французский миф», где женщина — исключительно сексуальный объект.
Поэтому из всех песен Брассенса мне больше нравится La ronde des jurons. Я её использую в терапевтических целях.

Сослучайное и присослучайное 2019-01-14 11:05:37

МеРцает МаРс, и ВРеМя, заМеРеВ… (с)
И это так, походя. Как будто стряхивает жемчуг с одежды.

Сослучайное и присослучайное 2019-01-05 14:50:53

Вадим Шефнер оставит в вечности несколько строчек. (Кроме стихов в повестях, конечно):
*
..Живи — и помни средь земных забот,
Что для других всё кончилось иначе,
И их невольно оскорбляет тот,
Кто видит смысл в своей слепой удаче.
*
..Он там, в сорок первом,
Он молод на веки веков,
Он в гости, наверно,
Не ждёт никаких стариков.
*
..Ты где-то там, на дальнем, смутном плане,
Снежинка, пролетевшая сквозь пламя
И тихо тающая на щеке.
*
Нам снится не то, что хочется нам, -
Нам снится то, что хочется снам.
*
..Но могилу героя отыщет любой лепесток.
Потому что и некуда больше здесь падать, пожалуй…
*
..И те, кого бомба в подвале настигла,
Не снятся уже никому.
* * *

У ангела ангина,
Он, не жалея сил,
Берег чьего-то сына,
Инфекцию схватил.

В морозном оформленье
За домом тополя,
В неясном направленье
Вращается Земля.

До рая не добраться
С попутным ветерком,
И негде отлежаться —
Летай под потолком.

Земная медицина
Для ангела темна.
Ангина ты, ангина,
Чужая сторона!