Глава Торы “Бэхукотай”: Когда слишком — это чересчур?

Все хорошо в меру. Даже благотворительность. Но в чем эта мера? Где граница между щедростью и расточительностью, благочестием и глупостью? К тому же, много хорошо — не всегда плохо…

(Лекция р-на Эли Когана; записана 05.22.2008, отредактирована 05.15.2009)

Кликните на стрелку, чтобы прослушать лекцию. Чтобы скачать MP3 файл, кликните Download левой кнопкой, либо же правой и выберите “Save Target As…”

С высоко поднятой головой!

Канун Шабос главы «Бехукойсай»
26 ияра 5776 года / 3 июня 2016 г.

На прошлой неделе в Одессе состоялась церемония внесения Свитка Торы в синагогу детского дома «Мишпаха» нашей общины. Одесские евреи не первый раз празднуют это замечательное событие, и всегда одной из самых особенных и наиболее впечатляющих частей праздника является торжественное шествие со Свитком по улицам города нескольких тысяч людей — старых и молодых, мужчин, женщин и детей. В этом году, как обычно, у нас было много гостей, в том числе и приехавших из Израиля, чтобы разделить с нами эту радость, и они шли в колонне вместе с членами общины и школьниками, оказывая почести священному Свитку.

Возникает вопрос: зачем нужно проводить это шествие? Почему так важно идти по городу со Свитком Торы, в сопровождении многолюдной процессии евреев, которые танцуют и поют. Разве было бы не достаточно танцевать и радоваться в синагоге?!

Я думаю, что в нашей сегодняшней недельной главе «Бехукойсай» мы найдем объяснение истоков этого красивого обычая. Глава начинается чередой благословений, в которых Всевышний обещает нам, если мы выполним Его заповеди, все благодеяния мира. «Если по законам Моим ходить будете и заповеди Мои соблюдать и исполнять их, Я дам ваши дожди в свое время», — в нужное время на землю прольются дожди, и не будет чувствоваться нехватка воды, как сегодня в Израиле, а, наоборот, воды будет вдоволь. «И даст земля свой урожай, и дерево полевое даст плоды свои, — вырастет обильный урожай, которого хватит надолго: — И достигнет у вас молотьба сбора винограда, а сбор винограда достигнет сева». Пища будет в изобилии, никто не будет голодать: «И будете есть хлеб ваш досыта». Последнее благословение гласит: «И будете жить безбедно на вашей земле. И дам мир на земле…» — некого будет бояться, враг с оружием не придет в нашу страну (Ваикро, 26: 3–6). «Если мир здесь — все здесь!» — это верно и в частной жизни отдельного человека, и, конечно, в жизни всей общины Израиля.

Кажется, что благословение о мире должно было быть завершающим в этом списке, и больше уже ничего не нужно. Но при дальнейшем чтении мы обнаруживаем, что Тора заканчивает благословения стихом: «Я Г‑сподь, Б‑г ваш, Который вывел вас из Египта, чтобы вам не быть им рабами, и сокрушил Я шесты ярма вашего, и вел вас с поднятой головой» (Ваикро, 26: 13).

Слово комемиюс, которое в приведенном выше стихе переведено «с поднятой головой», появляется только один раз в Торе и больше нигде не встречается. В современном иврите оно означает «независимость», «свобода». Всевышний вывел нас из Египта и сделал свободными. Раши раскрывает смысл этого слова следующим образом: «Означает «во весь рост», «с поднятой головой», в отличие от согбенной позы находящегося под ярмом». Мы вышли из Египта с гордо поднятой головой. Как говорит Тора в главе «Бешалах»: «И сыны Израиля уходили с высоко вознесенной рукой» (Шмойс, 14: 8). Раши объясняет: «С мощью высочайшею и открытою, т. е. всеми ощущаемой и зримой».

Парадоксально, но именно это слово, появляющееся единожды в Танахе, мы произносим каждый день в утренней молитве перед чтением Шма. Мы просим Всевышнего об избавлении от изгнания: «И не медля, веди нас с гордо поднятой головой в страну нашу». И те же самые слова мы повторяем в благословении на пищу: «И веди нас с высоко поднятой головой в страну нашу».

В Талмуде (трактат «Бава басра», 75а) приводится интересная дискуссия, связанная со словом комемиюс. Еврейские мудрецы задаются вопросом: «Какова высота того уровня, на который указывает это слово?» Рабби Меир говорит: «С высоко поднятою головою — на двести ама — локтей (почти 100 метров), на два уровня выше, чем Адам до грехопадения». Рабби Йеѓуда говорит: «Сто локтей (50 метров) по отношению к Храму и его стенам». Для определения высоты комемиюс рабби Меир прибегает к сравнению с уровнем первого человека, а рабби Йеѓуда — с уровнем Храма.

В чем суть этого спора? Все согласны с тем, что человек должен пребывать «в вертикальном положении» — твердо стоять на своем и не прогибаться, когда речь идет о вещах, в которые он твердо верит. Есть люди, похожие на первого человека, бывшего творением рук Б‑жьих. Это люди, придерживающиеся высоких моральных принципов, честные и прямые, всегда поступающие правильно, никогда ни перед кем не склоняющие головы. Когда кто-то из друзей пытается убедить их сделать что-то неправильное, такой человек не поддается на уговоры, а твердо следует своим принципам и не стесняется громко заявить об этом, даже если это не пользуется популярностью. Но еврею этого недостаточно. Для еврея мало быть высокоморальным, от него ожидают большего. Еврей в своем духовном развитии должен ориентироваться на высоту Храма. Ведь на него возложена задача превратить этот мир и свой дом в Храм — священное место, где чувствуется присутствие Всевышнего.

Раши в комментарии к приведенной выше талмудической дискуссии утверждает, что слово комемиюс означает «два уровня». Это учит нас, что еврей должен подниматься на два уровня духовности: общечеловеческий и еврейский. От еврея требуется не только стоять прямо и твердо соблюдать моральные принципы в таких вопросах, как правдивость, помощь ближнему и т. д. От еврея ожидают проявления еврейской гордости, как сказано: «И возвысилось сердце его на путях Г‑сподних» (Диврей ѓайомим II, 17: 6). Он не должен стыдиться своего еврейства, но открыто заявлять о том, что он еврей. Эта еврейская гордость может проявляться по-разному. И в публичном произнесении благословения «Слава Б‑гу!». И в открытом заявлении о своей вере в Б‑га на собрании со всеми сотрудниками, в том числе и неевреями… И в том, что еврей не прячется за закрытыми дверями своего кабинета, чтобы никто не увидел, как он накладывает тфилин. И в том, чтобы за столом, на который подали некошерную еду, не оправдываться, что ты вегетарианец или сыроед, а прямо сказать, что соблюдаешь кошрут. И в том, чтобы в нужное время помолиться Минху, даже в ожидании вылета в аэропорту открыть Сидур и начать молиться, не стесняясь покачиваться и кланяться. Ничего не случится, если проходящие мимо люди увидят, что стоит еврей и молится. В этом истинный смысл комемиюс — «двух уровней» духовной свободы. Еврею недостаточно проявлять твердость и отстаивать свою независимость в вопросах, общих для всех народов. Необходимо высоко держать голову в тех вопросах, которые подчеркивают нашу еврейскую уникальность.

Мы проносим Свиток Торы по улицам города, чтобы подчеркнуть свою еврейскую гордость. Мы не прячемся в синагоге, а выходим на люди, чтобы осветить улицу светом Торы и показать, как мы гордимся быть носителями ее мудрости. Мы берем с собой детей, чтобы они тоже осознали, что иудаизм является одним из двух уровней духовности каждого еврея. Мы молимся в надежде, что всегда сможем выполнять эту мицву, это благословение — идти с высоко поднятой головой, уверенно следуя традиции наших праотцев, не стесняясь и не извиняясь, с гордостью заявлять о том, что мы — евреи.

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (0,98 МБ).

Тора, «выгравированная» на сердце

Канун Шабос главы «Бехукойсай»
16 ияра 5774 года / 16 мая 2014 г.

Один богатый промышленник как-то раз приехал в Нью-Йорк на аудиенцию к шестому Любавичскому Ребе, рабби Йосефу-Ицхоку Шнеерсону (1880–1950), надеясь получить совет и благословение. Ребе выслушал рассказ обо всех его заботах, дал ему совет, а затем спросил:

— Как твои дети?

— Отлично, — сказал гордый отец. — Они получают высокие оценки в школе — просто гении. Нет никаких сомнений, что их примут в лучшие университеты!

— А как насчет их еврейского воспитания? Почему бы не отправить их в иешиву, чтобы они стали евреями, соблюдающими традиции и вместе с тем обладающими глубокими и обширными знаниями?

— Ребе, здесь все совершенно по-другому. Район, где мы живем, их друзья… Они растут в светском окружении и вряд ли согласятся. Да им это просто не нужно…

— Тора вечна на все времена и во всех местах, — настаивал Ребе. — Америка ничем не отличается в этом отношении. Можно и нужно дать ребенку еврейское образование!

Но бизнесмен не согласился. Ребе настаивал, спорил, умолял и просил, но посетитель продолжал отказываться.

— Я не понимаю, — наконец сказал Ребе. — Ни я, ни мой отец не занимались бизнесом и не имели никакого отношения к деловому миру. Тем не менее, вы приехали сюда из Калифорнии, чтобы спросить моего совета для принятия важных деловых решений. С другой стороны, в отношении образования ваших детей — области, которой я и мои предки посвятили всю свою жизнь, — вы не можете принять мой совет!..

Наша недельная глава «Бехукойсай» начинается с обращения Всевышнего к народу Израиля: «Если по установлениям Моим ходить будете и заповеди Мои соблюдать и исполнять», то нам обещано вознаграждение: «Я дам ваши дожди в свое время, и даст земля свой урожай, и дерево полевое даст плоды свои. И достигнет у вас молотьба сбора винограда, а сбор винограда достигнет сева. И будете есть хлеб ваш досыта, и будете жить безбедно на вашей земле…» (Ваикро, 26: 3). И еще многие и многие блага обещаны нам за исполнение законов Торы.

Совершенно очевидно, что значение выражения бехукойсай тейлеху («по установлениям Моим ходить будете») состоит не только в том, что народ Израиля должен соблюдать заповеди, потому что об этом говорится в продолжении стиха. Вот как комментирует эти слова Раши: «Трудитесь над изучением Торы, с тем, чтобы соблюдать и исполнять, как сказано: «И изучайте их, и соблюдайте их, чтобы исполнить». Иначе говоря, изучение Торы именуется здесь «Мои установления». На первый взгляд может показаться, что изучение Торы и установления Б‑га — это не совсем одно и то же. Тора — это высшая мудрость, и ее изучение требует понимания, упорной интеллектуальной работы. Слово же «установления» означает приказ, то есть, то, что надо выполнять, не раздумывая.

Однако если посмотреть глубже, то слово хукойс («установления») имеет общее происхождение с однокоренным ему словом хакика — гравировка по камню. Таким образом, Тора как бы намекает на то, что человек должен трудиться над изучением Торы на уровне хакика, и его связь с Торой должна быть такой же, как между камнем и выбитыми в нем буквами. Текст, написанный на бумаге, казалось бы, является единым целым с бумагой, но все же письмо состоит из двух вещей — чернил и бумаги. Написанное на бумаге можно стереть, смыть, бумажные письмена можно сжечь. Буквы же, выбитые на камне, составляют единое целое с камнем, их невозможно разделить. Они, собственно, и остаются камнем, сами по себе ничего собой не представляя. Так и слова Торы должны быть выгравированы на сердце и в душе человека. При изучении Торы евреи не могут ограничить себя уровнем, который символизируют буквы, написанные на бумаге. Мало того, чтобы написанное в Торе было нам просто интересно, нравилось, чтобы ее знания наполняли нас. Знание Торы должно стать естеством человека, неотделимой от него частью его самого. Этот уровень отображается буквами, выбитыми в камне. В этом и состоит глубинный смысл слов «по установлениям Моим».

Учитывая вышесказанное, необходимо понять, почему Всевышний так подробно описывает вознаграждение, полагающееся еврейскому народу за исполнение повеления бехукойсай тейлеху: «Я дам ваши дожди в свое время, и даст земля свой урожай, и дерево полевое даст плоды свои…» Почему за это евреям гарантируется экономическое процветание и материальное изобилие? Зачем рассказывать о материальном благополучии, комфорте и процветании еврею, суть существования которого — Тора, еврею, исполняющему заповеди только потому, что это Б‑жья воля, живущему только для того, чтобы служить Всевышнему? Конечно, хорошее материальное положение помогает человеку сосредоточиться целиком на изучении Торы и соблюдении заповедей. Однако ради чего необходимо так подробно описывать все материальные выгоды для человека, посвятившего себя Торе?

Чтобы ответить на этот вопрос, возьмем для примера человеческий организм — систему, состоящую из многочисленных органов. Среди них есть органы, более сложно устроенные и выполняющие важнейшие для жизнедеятельности организма функции, такие как мозг и сердце. Есть очень важные органы чувств, отвечающие за функции восприятия окружающей действительности: глаза (зрение), уши (слух) и так далее. И есть менее сложно устроенные и выполняющие простые функции органы — например, пятка.

Когда мы пытаемся разобраться, какой из наших органов более тонко организован, более важен для нас, то, конечно, понимаем, что есть разница между ними, есть как бы высшие и низшие органы. Однако, когда мы смотрим на их значение для жизнедеятельности всего человеческого организма, отвечая на вопрос, какой из органов считать «более живым», то понимаем, что между ними нет никакой разницы. Наша пятка такая же «живая», как и мозг. Жизнь человека — это форма его существования, и каждая часть живого человека в одинаковой мере «живая». Если этот орган является частью вашего тела, то он заряжен жизненной энергией. Ни один орган человеческого тела не является более «живым», чем другой.

Во втором благословении перед чтением Шма в вечерней молитве Маарив мы говорим: «И потому, Г‑сподь, Б‑г наш, ложась и вставая будем говорить о законах Твоих, радоваться словам Торы Твоей и Твоим заповедям во веки веков, ибо они наша жизнь и долгоденствие наше…» Тора и ее заповеди — это та жизненная энергия, которая поддерживает существование каждого еврея.

В качестве иллюстрации к этому приведу известную историю, рассказанную в Талмуде (трактат «Брохойс», 61б). Рабби Акива жил в период после разрушения Второго Храма, когда римляне стремились искоренить иудаизм и еврейскую культуру, и их основной целью был полный запрет обучать Торе. Нарушение этого запрета каралось смертью. Но, несмотря ни на что, рабби Акива не подчинился. Он собрал большую общину и публично учил ее Торе. Его друг и коллега, Паппос бен Йеѓуда, был потрясен его безрассудством: «Акива, ты не боишься?» Рабби Акива ответил ему замечательной притчей: «Лиса бежала вдоль реки и увидела стаю испуганно несущихся куда-то рыб. Она спросила: «Куда вы плывете?» Рыбы ответили: «Убегаем от сетей, в которые рыбаки ловят нас». Лиса лицемерно вскричала: «Если бы вы вышли на сушу, тогда бы вы с людьми жили как мирные соседи!» Рыбы возразили: «Ты считаешься хитрейшим из зверей, но ты глупа! Если наша жизнь в опасности даже в воде, в которой мы живем, то что будет на земле, где смерть неизбежна?..» Мы находимся именно в таком положении, — сказал рабби Акива Паппосу. — Если мы находимся в опасности, когда учим Тору, которая есть жизнь наша и наших детей, то как мы выживем, если мы оставим Тору?!»

Тора — наша жизнь. И так же, как в человеческом организме все органы одинаково наполнены жизненной энергией и нет ни одного, который наполнен ею в большей или меньшей степени, так и Тора охватывает все области существования человека, как духовные, так и материальные. Она сама и есть наша жизнь, и, следовательно, ее проявления должны быть во всем, что связано с человеком. Если награда за изучение Торы была бы только чисто духовной, без материальной составляющей, то это означало бы, что физические части человека не связанны с Торой. Тогда Тора не охватывает всю нашу жизнь, не влияет на все стороны деятельности человека, включая материальные…

Каждый человек, получая радостное известие, чувствует, как оно влияет на него, как делает его счастливым. Вопрос в другом — насколько глубоко радость трогает человека, насколько полно она охватывает его? Если радость неполная, то у человека будет хорошее расположение духа, общее чувство душевного комфорта. Если она более глубокая, то может вызвать у человека желание спеть песню. Если радость будет еще более глубокой, то человек даже захлопает в ладоши, а когда радостное чувство охватывает всего человека, проникает очень глубоко и затрагивает самые сокровенные уголки души, то оно захватывает всего человека так, что даже его ноги сами пускаются в пляс… Чем глубже чувства проникают в наши души, чем глубже они внедряются в нас, тем больше человеческих органов реагируют на них, даже те, что не относятся к органам чувств или мышления. Эти чувства находят выражение даже в самых отдаленных частях и органах человека, потому что они переносятся с помощью жизненной энергии.

Если еврей изучает Тору толь¬ко ради самого обучения, находится в мире понимания и знания, то Тора охватывает его духовную часть, и он получает только духовное вознаграждение. Но если Тора — это его жизнь, она включает его всего в себя целиком, выгравирована в нем, как буквы в камне, он полностью слит с нею, все уровни его существования проникнуты жизненной энергией Торы, тогда вознаграждение коснется и физического уровня его жизни. Тогда он получит все многочисленные мирские блага, о которых подробно говорится в нашей недельной главе: «И дам мир на земле, и когда ляжете, ничто вас не потревожит. И устраню Я зверя хищного с земли, и меч не пройдет по земле вашей. И преследовать будете ваших врагов, и падут они пред вами от меча. И пятеро из вас обратят в бегство сотню, а сто из вас — десять тысяч обратят в бегство, и падут ваши враги пред вами от меча. И обращусь Я к вам, и плодовитыми сделаю вас, и увеличу вас, и установлю Мой завет с вами. И будете есть престарое, а старое перед новым убирать будете. И поставлю Обиталище Мое среди вас, и не отвергнет душа Моя вас. И ходить буду в среде вашей, и буду вам Б‑гом, а вы будете Мне народом» (Ваикро, 26: 6–12).

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (992 КБ).