Не гобелены, но живые картины

Канун Шабос главы «Бешалах»
12 швата 5779 года / 18 января 2019 г.

На этой неделе у меня с одним моим знакомым возник разговор о ныне царствующей королеве Великобритании Елизавете II. Собеседник обратил мое внимание на интересную тему: Елизавета стала самым долгоправящим монархом Британии за всю ее историю. Достаточно сказать, что за годы правления королевы пост премьер-министра занимали 13 человек — от Уинстона Черчилля до Терезы Мэй. Столько же хозяев Белого дома сменились за это время — от Гарри Трумэна до Дональда Трампа. Это, без сомнения, мировой рекорд.

Основы британской монархии в том виде, в каком она существует сегодня, были заложены в 1066 году, когда умер король Эдуард Исповедник. У него не было детей, и в спор за английский престол вступили взошедший на трон Гарольд II, родственник умершего короля, и герцог Вильгельм Нормандский, который утверждал, что Эдуард обещал корону Англии ему. 14 октября 1066 года состоялось одно из самых известных сражений в британской истории — Битва при Гастингсе. В ходе сражения Гарольд II был убит, и для Вильгельма открылся путь на Лондон, где вскоре он был провозглашен королем Англии. Эта битва была поворотным моментом в британской истории, ибо ее результатом стало формированию одной из наиболее прочных и централизованных монархий Европы, существующих и по сей день.

Одна из причин, по которой это сражение известно более, чем другие, заключается в том, что вскоре после него сводный брат короля Вильгельма решил увековечить эти события и заказал вышить их изображение на полотне. Так появился знаменитый «Гобелен из Байе», представляющий собой вышивку, сделанную шерстяной нитью по льняной основе, размером около 70 метров в длину и 50 см в высоту. На картине в хронологическом порядке впечатляюще ярко представлены 58 сцен, подробно описывающих историю нормандского завоевания Англии, с пояснениями на средневековой латыни. Гобелен в течение почти тысячи лет находится в Нормандии, в городе Байе, по которому он и получил свое название. В настоящее время он выставлен под стеклом в специальном музее города и относится к национальному достоянию Франции. В 2007 году ЮНЕСКО включила его в реестр «Память мира». Это полотно никогда не вывозилось за пределы Франции, его только дважды показывали в столице. Наполеон выставил гобелен в Париже в 1804 году, когда планировал вторжение в Англию. Во второй раз полотно выставляли там в 1944 году — после освобождения Парижа от немцев. В 1953 году в честь коронации королевы Елизаветы Англия попросила Францию разрешить привезти гобелен в Лондон, а затем просьбу повторили в 1966 году на 900‑ю годовщину битвы, но в обоих случаях Франция ответила отказом, ссылаясь на его ветхость и невозможность транспортировки…

* * *

В последние несколько недель мы читаем в Торе историю Исхода. Эта неделя уже четвертая из тех, в которые мы переживаем освобождение из египетского рабства. Мы уже читали о Десяти казнях египетских. В эту Субботу мы читаем о великом чуде рассечения Ям Суф — Тростникового моря. Если кто-нибудь решил бы изобразить историю Исхода из Египта на гобелене или выткать ковер с изображением этих событий, то получился бы самый замечательный из когда-либо созданных памятников изобразительного искусства всех времен и народов. Только представьте себе, как выглядели бы картины Десяти казней, а особенно рассечение моря! Думаю, что 70 метров полотна не было бы достаточно, чтобы изобразить такие чудеса, как падающий с небес ман и весь народ, выходящий утром собирать свой хлеб, или, например, Дарование Торы, когда все сыны Израиля стоят у подножия горы Синай.

На самом деле, на протяжении истории создавались отдельные картины и даже снимали фильмы об Исходе из Египта. Однако картина, созданная спустя годы, не похожа на картины, написанные кем-то, кто видел чудеса своими глазами. Но это не значит, что в те дни евреи не знали, как делать такие вещи. И доказательство тому создание Мишкана — переносного Храма, заповедь построить который народ Израиля получил через шесть месяцев после выхода из Египта. Мишкан был построен лучшими мастерами еврейского народа. Так Тора характеризует Бецалеля, которого Святой, благословен Он, «исполнил духом Б‑жьим, мудростью, и разумением, и ведением, и всяким умением» (Шмойс, 31: 3). Стены и крыша Скинии были сделаны из полотнищ, на которых Тора заповедует сделать «крувим работы парчевника» (Шмойс, 26: 1). Раши объясняет: «Крувим не вышиты на них иглой, а вытканы с двух сторон: одно изображение на одной стороне и другое изображение на другой… подобно тому, как ткут шелковые пояса». Кроме того, о занавесе, который отделяет Святая святых от остальной части Мишкана, говорится: «И сделай разделительную завесу из синеты и пурпура, и червленицы, и крученого в шесть сложений виссона; работы парчевника сделай ее с крувим» (Шмойс, 26: 31). Раши в комментарии на этот стих говорит: «Сделай на ней изображения различных созданий». Все это подтверждает, что среди сынов Израиля, покинувших Египет, были очень талантливые мастера, и, тем не менее, у нас нет картин Исхода, изготовленных их руками.

Когда Тора повелевает нам «чтобы ты помнил день твоего исхода из земли Египетской во все дни жизни твоей» (Дворим, 16: 3), имеется в виду нечто большее, чем обыкновенное воспоминание. Тора не считает праздник Песах просто уроком истории. Наши мудрецы, да будет благословенна их память, говорят нам в Агаде: «В каждом поколении еврей должен видеть себя, как будто он сам вышел из Египта». Недостаточно, чтобы мы помнили, что сыны Израиля, которые жили тысячи лет назад, покинули Египет. Тора хочет подчеркнуть, что каждый должен чувствовать, как будто он сам вышел из рабства на свободу.

Когда Тора говорит в Десяти заповедях: «И помни, что рабом был ты на земле Египетской» (Дворим, 5: 15), имеется в виду, чтобы каждый сам испытал это на себе. Но эти ощущения невозможно получить глядя на изображения тех событий… Когда Тора повелевает: «И будет этот день для вас памятным», она также говорит, как нам сохранить память об этом дне: «Семь дней пресные хлебы ешьте…» (Шмойс, 12: 14, 15). Другими словами, способ пережить исход из Египта не связан с созерцанием изображающих его картин, а кроется в действии, например, когда еврей ест мацу. Только попробовав «хлеб бедности», он может почувствовать вкус рабства. Когда он ест горький моройр, то ощущает вкус изгнания. Харойсес напоминает ему о глине, из которой сыны Израиля должны были делать кирпичи. Пробуя карпас, предварительно погруженный в соленую воду, он испытывает горечь соленых слез еврейского народа. И когда он пьет четыре бокала вина по этому особому поводу, он чувствует, что сам отправился на свободу…

Тора — это не учебник истории. Она называется Торас хаим, буквально — «Учение о жизни». Еврей должен каждый день чувствовать, как говорил Алтер Ребе, «как будто он сегодня вышел из Египта». Чувствовать, что он сам стоит на горе Синай и сегодня получает Тору. Как говорит Любавичский Ребе: «Не думайте, что есть старая Тора, которая была дана тысячи лет назад… Каждый день она должна быть в твоих глазах, как будто дана сегодня». Святой, благословен Он, позаботился о том, чтобы картины Исхода из Египта не были лишь изображениями на полотнах и коврах, а стали живыми картинами, на которых евреи живут в соответствии с «Учением о жизни».

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (774 КБ).

Укрепляя наши еврейские «корни»

Канун Шабос главы «Бешалах»
10 швата 5778 года / 26 января 2018 г.

В 1921 году, спустя всего лишь четыре года после того, как англичане отбили у Османской империи Палестину, на Святую землю прибыл британский министр по делам колоний Уинстон Черчилль. В Тель-Авиве, который в тот момент был пригородом Яффо, к приезду влиятельного политика готовились особенно тщательно. Тель-Авив уже давно добивался статуса отдельного города, желая получить независимость от недружелюбных властей арабского Яффо. На Черчилля возлагали большие надежды, ожидая, что министр убедится в необходимости независимого статуса для первого еврейского города, развивающегося на европейский манер по заранее продуманному плану. Накануне жители по мере сил украшали дома флагами, цветами и даже коврами, которые расстилали прямо на пороге. Комитет жителей — прообраз будущей мэрии — на последнем перед прибытием министра собрании решил, что для полного совершенства абсолютно необходима зеленая аллея по ходу следования высоких гостей от здания городского комитета управления до дома его председателя, Меира Дизенгофа. Проблема была лишь в том, что времени на высаживание деревьев уже не оставалось. Тогда было найдено довольно оригинальное решение. На восток от Яффо, к югу от дороги на Иерусалим, расположилась основанная еще в конце XIX века сельскохозяйственная школа «Микве-Исраэль», вокруг которой уже разрослись тенистые рощи сосен и кипарисов. Ночью специальная бригада прибыла в «Микве-Исраэль», срубила нужное количество деревьев и увезла их в Тель-Авив. В соответствии с планом обрубленные деревья просто вкопали в песок — настолько глубоко, насколько позволяла нижняя часть ствола, очищенная от веток. Получилось вполне приемлемо.

Наутро множество жителей собрались на улицах в ожидании гостей. Наконец подъехал автомобиль с министром. Вместе с Черчиллем прибыли со своими супругами верховный комиссар Палестины Герберт Сэмюэл и главный филантроп и покровитель еврейского поселенческого движения в Палестине барон Эдмон де Ротшильд. Оркестр гимназистов грянул марш. Возбужденная толпа потянулась в сторону процессии. Кто-то прислонился к стоящему на аллее дереву. Кто-то поднажал сзади… С шумом и грохотом одно за другим посыпались к ногам гостей свежевкопанные деревья, обнажая обрубленные снизу стволы. Процессия остановилась. Аристократ Ротшильд и опытный политик Сэмюэл замерли, не зная, как себя повести. Лицо Дизенгофа залил яркий румянец стыда. Лишь находчивый Черчилль громко и искренне засмеялся, разряжая неловкую ситуацию, и негромко сказал смущенному будущему первому мэру Тель-Авива: «Ах, мистер Дизенгоф! Запомните, без корней здесь ничего не вырастет, ничего!..»

* * *

В нашей сегодняшней недельной главе «Бешалах» рассказывается о первой террористической атаке на еврейский народ. Сыны Израиля только что покинули Египет, едва успели сориентироваться и организовать свою повседневную жизнь, как «И пришел Амолек, и воевал с Исраэлем в Рефидиме» (Шмойс, 17: 8). Через пять недель после выхода из Египта, еще до получения Торы, евреи уже были втянуты в войну. До этого события, в течение всей истории Исхода из Египта сынов Израиля не просили вмешиваться в войну, которую вел Сам Всевышний, как сказано: «Г‑сподь ведет войну за них с Египтом» (Шмойс, 14: 25). В войне же против Амолека народ Израиля впервые должен был сам воевать.

Моше приказал Йеѓошуа: «Выбери нам мужей и выйди, сразись с Амолеком. Завтра я стану на вершине холма, и посох Б‑жий — в моей руке». И сделал Йеѓошуа, как сказал ему Моше, чтобы сразиться с Амолеком. А Моше, Аѓарон и Хур взошли на вершину холма. И было, когда поднятою держал Моше свою руку, одолевал Израиль; а когда опускал свою руку, одолевал Амолек» (Шмойс, 17: 9–11). Но тут Тора говорит о возникшей проблеме: «И руки Моше отяжелели…» (там же, стих 12). У Моше не хватало сил постоянно держать руки поднятыми вверх так же, как коѓены держат свои руки во время благословения коѓенов. «…и тогда взяли они камень и положили под него, и Моше сел на него, — продолжает Тора далее в том же стихе. — А Аѓарон и Хур поддерживали руки его, один с одной стороны, а другой с другой; и были руки его символом веры до захода солнца».

Однако у Раши возникли некоторые трудности при комментировании этого стиха. Как может быть такое, что руки Моше отяжелели? Разве он не тот, кто вывел народ Израиля из Египта, поднял посох Б‑га и рассек море? И вдруг в такой ответственный момент силы покидают его?! И Раши резко критикует Моше: «Потому что он не проявил должного рвения в исполнении заповеди о ведении войны с Амолеком и назначил другого вместо себя, руки его отяжелели».

Любавичский Ребе отмечает, что это замечание Раши не совсем понятно. Ведь Моше, послав Йеѓошуа на войну, сам не отправился домой спать. Он решил молитвой внести свой вклад в военные действия. Книга «Зоѓар» добавляет, что Моше с таким же рвением возносил молитвы Небесам, с каким Йеѓошуа воевал на земле. Совершенно ясно, что молитва такого пророка, как Моше, была более полезна, чем молитва Йеѓошуа или кого-либо другого. Почему же он получит наказание за то, что избрал помогать в войне молитвой?! Но Ребе говорит замечательную вещь: «Когда положение таково, что бьют евреев, надо немедленно выйти и помочь сынам Израиля, сражаясь буквально своими руками… и это не время для молитв».

Встает вопрос и о том, чего на самом деле хотел Амолек. В конце концов, он тоже знал, что народ Израиля вышел из Египта сверхъестественным путем, и ему не удастся победить. Так почему же он все-таки напал на евреев?! Наши мудрецы объясняют: после Исхода евреев из Египта весь мир дрожал от великих чудес, сотворенных Всевышним для сынов Израиля, как сказано: «Услышали народы и содрогаются… напал на них ужас и страх…» (Шмойс, 15: 15–16). Весь мир застыл в восхищении и преклонении перед избранным народом. Амолек не мог этого вынести и хотел доказать, что можно бороться с народом Израиля, что им нечего было восхищаться. Он хотел охладить энтузиазм мира, уничтожить восхищение, вызванное чудесами, которые сотворил Б‑г для евреев. Он знал, что не победит их, но хотел развеять «ореол неприкосновенности», который возник вокруг народа Израиля, благодаря особой защите Сверху.

В учении хасидизма принято: говоря «помни, что сделал тебе Амолек», мы не концентрируемся на физическом враге, потому что мы не знаем сегодня, кто такой Амолек, но обращаем внимание на то, что он символизирует. Амолек — это тот, кто «охлаждает» нас, отдаляет от исполнения заповедей. Еврей вдохновляется каким-то чудом, которое он переживает, чувствует, что это была рука Б‑га, и хочет поблагодарить Всемогущего. Он хочет в знак благодарности исполнить особую мицву. А затем его злое начало или кто-то из друзей говорят ему: «Что ты так восхищаешься?! Это просто случайность! Успокойся!..» Возникает вопрос, как мы должны бороться с «духовным Амолеком» внутри нас, который всегда пытается охладить наш религиозный пыл? И каково «лекарство» от этого Амолека?

На следующей неделе мы будем отмечать Ту биШват, Новый год деревьев. Встает вопрос: почему мы, а не деревья, празднуем Ту биШват? Ведь это не наш, а их праздник! Ответ заключается в том, что в Торе сказано: «Быть может, дерево полевое есть человек» (Дворим, 20: 19). Тора сравнивает человека с деревом, значит, это и наш праздник. Любавичский Ребе задается вопросом: почему Тора сравнивает человека с деревом? Ведь человек гораздо больше похож на животных по всем признакам! Мы едим и пьем, как и животные. Они передвигаются с места на место, как люди, думают и — некоторые — даже немного разговаривают… Так, может быть, более подходящим будет празднование «Нового года животных»? Но Ребе говорит, что у дерева есть уникальная добродетель, которой не обладают другие, даже более высокоорганизованные, виды. Дерево всегда связано с местом, на котором выросло, всегда связано со своими корнями. Животные мобильны, меняют места обитания. Признак того, что они живут, — это способность двигаться. Однако существование растений зависит от их связи с корнями, и только так они могут расти и давать плоды. Ребе говорит, что «человек, как дерево», каждый еврей в любой ситуации, где бы он ни был, всегда связан со своими корнями, с праотцами — Авраѓамом, Ицхоком и Яаковом.

«Лекарство» от Амолека, который приходит, чтобы охладить нашу любовь к Всевышнему или остудить наше рвение в исполнении заповедей, — это «корни». Мы должны укреплять наши корни в еврейском народе. Чем глубже корни прорастают в землю, тем сильнее дерево, тем лучше оно сможет противостоять любой буре. Чем сильнее и глубже корни еврейского ребенка будут укрепляться в еврейской традиции, чем лучше он будет знать историю своей семьи, кем были его отец и дед, откуда они пришли, и какие жертвы они принесли, чтобы остаться евреями, тем больше шансов, что в жизни никакие штормовые ветра ему не страшны.

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (740 КБ).

Глава Торы “Бешалах”: Вынесут все!


Мало того, что евреи “опустошили Египет”, но даже выйдя из моря, воды которого расступились для них, спасшись от войска египтян, тела и колесницы которых были выброшены на берег, “избранный народ” не продолжает мерной поступью двигаться навстречу Синайскому Откровению, а предается безудержному мародерству! Казалось бы…

(Лекция р-на Эли Когана; записана 1.17.2008, отредактирована 02.05.2009)

Кликните на стрелку, чтобы прослушать лекцию. Чтобы скачать MP3 файл, кликните Download левой кнопкой, либо же правой и выберите “Save Target As…”

«Если не я, кто поможет евреям?..»

Канун Шабос главы «Бешалах»
10 швата 5775 года / 30 января 2015 г.

Обычно в Субботу по окончании молитвы Шахарис в бейс-мидраше Любавичского Ребе, тысячи хасидов не торопились расходиться по домам. Они спешили занять места в большом зале, где в скором времени должен был начаться фарбренген — чудесное сочетание слов Торы и хасидизма, глубоких философских размышлений, перемежающихся пением хасидских нигуним и провозглашением лехаим. Хасиды ждали фарбренген с большим нетерпением, потому что он всегда оставлял неизгладимое впечатление и доставлял необыкновенное духовное наслаждение.

Ребе входил и занимал свое место в центре стола. Он произносил благословение на вино, а потом начинались субботние песнопения. И сразу после этого в зале воцарялась тишина, и Ребе начинал говорить — мягко, не прерываясь, без каких-либо риторических изысков. Но слова Ребе всегда приковывали к себе внимание слушателей и согревали их сердцах…

Фарбренгены с Ребе обычно устраивались и в праздники, а также в особые дни для хасидов Хабада. В 5735 (1974) году 9 кислева, день рождения и йорцайт Мителер Ребе (рабби Дов-Бер, второй Ребе Хабада), пришелся на Субботу. Для хасидов было естественным и очевидным, что в этот день состоится большой хасидский фарбренген. Но их ожидания не оправдались! Рабби Нахман-Йосеф Тверский рассказывает о причинах, по которым традиция была нарушена:

— В одном образовательном учреждении Хабада в Бруклине учился мальчик с необычной внешностью, что служило поводом для постоянных насмешек со стороны соучеников. Его мать написала Ребе письмо, в котором рассказала о том, что происходило с ее сыном. Ребе поручил своему секретарю рабби Ходакову лично заняться этим делом и поспособствовать восстановлению душевного спокойствия мальчика и его семьи.

9 кислева 5735 года праздновалась бар-мицва этого юноши в одной из синагог Бруклина. По окончании молитвы хасиды остались на традиционную трапезу, чтобы праздновать и радоваться вместе с виновником торжества. Но они, естественно, хотели сделать это побыстрее, чтобы успеть принять участие в фарбренгене с Ребе. Однако когда застолье уже подходило к концу, пришел один из хасидов и объявил, что сегодня фарбренгена не будет! Тогда присутствующие продолжили неторопливо праздновать с мальчиком бар-мицву еще несколько часов, что, конечно же, доставило ему большое удовольствие.

Впоследствии Ребе объяснил своему секретарю, для чего это было сделано: чтобы юноша не был разочарован, что празднование его бар-мицвы проходило впопыхах. Ребе не провел фарбренген с хасидами в ту Субботу, в столь особый день, чтобы порадовать сердце одного обездоленного мальчика!

* * *

В еврейской истории, кроме самого Моше-рабейну, известны еще несколько великих людей по имени Моше, которые также были руководителями народа и, в определенном смысле, преемниками Моше. Один из них — рабби Моше бен Маймон (Рамбам). Надпись на его надгробной плите гласит: «От Моше до Моше не было такого, как Моше». Он был великим учителем, давшим народу Израиля книгу «Мишне-Тора», которая систематизирует положения Талмуда вместе со всеми записанными к тому времени комментариями, и, таким образом, продолжает дело Моше-рабейну.

В нашей сегодняшней недельной главе «Бешалах» мы сталкиваемся с интересным фактом из жизни Моше-рабейну, относящимся к тому периоду времени, когда он еще, собственно говоря, не был рабейну («нашим учителем»), — до того, как он передал сынам Израиля Десять заповедей на горе Синай. Мы обнаруживаем, что Моше заботился о физических потребностях народа: воде, мане, который падал с небес, и даже о мясе. И только обеспечив евреев всем необходимым для поддержания человеческой жизни, Моше-рабейну дал народу Израиля Тору. Любавичский Ребе в одной из своих бесед объясняет, что это было не случайно, но именно так и предусмотрено. Ведь обязанности пастыря предполагали обеспечение прежде всего физических потребностей своей паствы, а затем уже заботу о ее духовном совершенствовании.

И подобными деяниями отличаются все предводители еврейского народа. Одним из выдающихся в последних поколениях еврейских лидеров был еще один тезка Моше-рабейну и Рамбама — Моше (Мозес) Монтефиоре, которого предыдущий Ребе называет «известный цадик, спасший Израиль» («Игройс койдеш», часть 1, стр. 528).

Моше Монтефиоре родился в 1784 году в Италии и был сыном религиозного еврея сефардского происхождения, состоятельного коммерсанта. Затем его семья переехала в Англию, в Лондон, где Моше вырос, получил образование и стал одним из двенадцати еврейских брокеров на Лондонской бирже. Совместно с братом Авраѓамом Моше основал банкирский дом, пользовавшийся хорошей репутацией. Женившись на Юдит Коэн, дочери одного из самых богатых в Англии евреев-ашкеназов, Монтефиоре приумножил свое состояние, породнившись также с семейством Ротшильд (его свояченица — сестра жены — вышла замуж за Натана Ротшильда). Создание первого в Англии общества по страхованию жизни (при поддержке Натана Ротшильда) и основание первой в Европе компании по освещению улиц газовыми фонарями принесли Монтефиоре широкую известность и сделали его одним из очень богатых и уважаемых людей Великобритании.

В возрасте 40 лет Монтефиоре оставил бизнес и посвятил остаток жизни исключительно общественной и филантропической деятельности. Будучи членом Совета сефардской еврейской общины Лондона, он вкладывал крупные средства и развивал активную деятельность за улучшение жизни евреев в Лондоне, а затем и по всей Англии. Но отличает Монтефиоре то, что он был первым евреем-благотворителем, который заботился не только о членах своей общины. Моше также помогал и защищал евреев во всем мире. Его интересовала любая серьезная проблема еврейской общины, где бы она ни находилась, и он относился к ней как к своему личному делу.

До самой своей смерти Монтефиоре занимался филантропией и защитой евреев разных стран — жертв клеветнических наветов, преследований и бесправия. Он сыграл значительную роль в прекращении «Дамасского дела». В 1840 году в столице Сирии Дамаске исчез монах-капуцин и его слуга. Монахи распространили слух, будто пропавшие убиты евреями с целью использования их крови для выпечки мацы. Французский консул, который должен был вести расследование, и католическая церковь решили использовать этот кровавый навет для укрепления своего влияния на Ближнем Востоке. Их сторону принял и дамасский губернатор, араб, который ненавидел евреев.

Несколько евреев было арестовано. Двое из них умерли под пытками, а парикмахер Соломон Негрин, не выдержав мучений, совершил вынужденное признание и оговорил других евреев. Власти Дамаска объявили это признание и якобы обнаруженные останки жертв бесспорным доказательством вины евреев в двойном убийстве. Христианские и мусульманские толпы фанатиков начали нападать на еврейские общины по всему Ближнему Востоку.

Еврейская община Дамаска обратилась за помощью к Монтефиоре, который, использовав свой авторитет и международные связи, отправился в составе влиятельной делегации от западных стран на переговоры с Мухаммедом Али, правителем Сирии. В результате переговоров тот уступил давлению европейских держав и издал указ о помиловании обвиненных и прекращении следствия. Позже Монтефиоре отправился в Стамбул, где выхлопотал у султана Абдул-Меджида I указ, объявлявший кровавый навет клеветой и запрещавший судебные преследования евреев по этому обвинению на всей территории Османской империи!

Менее успешными были его попытки добиться улучшения положения русских евреев. Монтефиоре дважды посетил Россию (в 1846‑м и 1872 годах), где был удостоен всяческих почестей. Он был принят Николаем I и Александром II и получил от них ряд обещаний по еврейскому вопросу, которые, однако, остались невыполненными.

У супружеской четы Монтефиоре не было детей, можно сказать, что их детьми стали евреи всего мира, но прежде всего — евреи Палестины. Впервые Моше посетил Землю Израиля через несколько лет после женитьбы, вместе с женой, которая была его единомышленницей и верным помощником. Видя в каждом еврее своего брата, Монтефиоре помогал всем, и этим снискал любовь и расположение к себе евреев Иерусалима… Стоит также отметить и то, что Моше, не отличавшийся в молодости особой тщательностью в соблюдении еврейской традиции, с момента своего первого посещения Святой земли стал строго исполнять заповеди Торы.

В течение своей жизни Монтефиоре побывал в Эрец-Исроэль семь раз и сыграл важную роль в жизни еврейского ишува, особенно в развитии четырех святых городов — Иерусалима, Хеврона, Цфата и Тверии. Он интересовался состоянием святых мест, и благодаря ему была приведена в порядок гробница Рахели и укреплена Западная стена в Иерусалиме. В последний раз он посетил страну в возрасте девяноста одного года, несмотря на то, что в то время поездки в Израиль представляли собой большую опасность, потому что в стране свирепствовали банды кочевников и инфекционные болезни. Когда умерла его жена, он похоронил ее в Англии и построил над ее могилой сооружение, подобное гробнице Рахели.

Сэр Моше Монтефиоре умер в июле 1885 года и был похоронен рядом с женой. В изголовье могилы положили камень из Иерусалима с надписью: «Ибо рабы Твои возжелали камни его [Сиона], и прах его любят» (Тегилим, 102: 15).

Во всем мире существуют еврейские учреждения, медицинские центры и улицы, названные в честь Монтефиоре. Но у хасидов Хабада это имя в особой чести, так как оѓель Любавичских Ребе Йосефа-Ицхока и Менахема-Мендела расположен в Нью-Йорке на крупнейшем еврейском кладбище «Монтефиоре».

В Израиле очень популярна песня о Монтефиоре (слова Хаима Хефера, музыка Дуби Зельцера), которая, можно сказать, формулирует основную цель человеческой жизни на земле. В первом куплете песни говорится о том, что когда сэру Монтефиоре исполнилось восемьдесят лет, его посетили ангелы, которые сказали, что Всевышний призывает его к себе. Монтефиоре ответил: «Простите, господа, но я на самом деле сейчас очень занят. В этом мире так много бед у моих братьев, как, например, погром в России. Если я не помогу, то кто поможет им?!» Когда ангелы снова пришли за сэром Монтефиоре, которому исполнилось девяносто, он сказал: «Простите господа, сейчас беда грозит всем евреям в Дамаске. Кто как не я сможет спасти их?!» Когда ему исполнилось сто лет, он сам сказал: «С меня довольно, пора покинуть свет!» Но евреи попросили его помочь отстроить гробницу Рахели: «Кто, если не вы, это сделает?..»

Монтефиоре умер на сто первом году жизни. Он не оставил после себя биологических детей, но каждый еврейский мальчик знает его имя. Как отмечал в одном из писем предыдущий Любавичский Ребе: «Имя праведника сэра Монтефиоре, да будет благословенна его память, покрыто всемирной славой навек» («Игройс койдеш», часть 6, стр. 558).

…Этот номер газеты выходит 10 швата — в день ухода из мира предыдущего Любавичского Ребе, рабби Йосефа-Ицхока, и принятия на себя обязанностей руководителя народа Израиля седьмым Любавичским Ребе, рабби Менахемом-Менделом. Главы Хабада обладают выдающимися качествами Моше-рабейну — это пастыри, которые, заботясь о духовной жизни евреев, вместе с тем не забывают о необходимости удовлетворения физических потребностей сынов Израиля. Хотелось бы пожелать всем нам почаще задавать себе вопрос: «Если не я, кто поможет евреям?..» И отвечать на него своими добрыми делами, в соответствии с заповедями Торы.

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (944 КБ).

Совершая «безумные» поступки…

Канун Шабос главы «Бешалах»
9 швата 5774 года / 10 января 2014 г.

Однажды на аудиенцию к Ребе Моѓарашу (четвертому Любавичскому Ребе, рабби Шмуэлю Шнеерсону) пришел еврей, строительный подрядчик. Посетитель рассказал, что в течение многих лет жил один, вдали от семьи, но недавно друзья убедили его помириться с родными. По пути домой он заехал в Любавичи, чтобы получить благословение Ребе… В разговоре подрядчик случайно упомянул о заманчивом коммерческом предложении, полученном от одного из важных государственных чиновников. Сразу же после примирения с семьей он намеревался поехать в Петербург, чтобы оформить свое согласие на этот подряд. Услышав это, Ребе ненадолго задумался, а потом сказал: «Вы должны немедленно отправиться в Петербург и завершить сделку, только после этого вы можете вернуться домой».

Эти слова очень удивили подрядчика: почему в то время, как он уже был на полпути домой, и после долгой разлуки все его мысли и чувства стремились к семье, надо сначала заниматься этой сделкой?! Но Ребе повторил свое напутствие, и еврей, понимая, что не может ослушаться, все же позволил себе спросить: «Я сделаю так, как вы сказали, но в чем смысл?!» Ребе ответил: «Чтобы знать смысл, надо быть Ребе!»

По прибытию в Петербург подрядчик застал чиновника в канун отъезда за границу на длительный срок. Тогда ему стало понятно, почему Ребе так торопил его. Если бы он задержался, прибыльная сделка могла бы просто не состояться!

Рассказывая эту историю, Любавичский Ребе всегда добавлял: «Очевидно, что Ребе Моѓарашу ничего не стоило открыть смысл своего повеления, но он не сделал этого, потому что хотел, чтобы хасиды исполняли все, что он говорит, в состоянии битуля — полного самоотречения».

…Слово «безумец, сумасшедший» встречается в Торе пять-шесть раз, и особенность его употребления в Писании состоит в том, что этим словом называют… пророков! Например: «Зачем приходил к тебе этот безумец?» (Млохим II, 9: 11). Радак (рабби Давид бен Йосеф Кимхи, один из величайших комментаторов Писания и исследователей языка Торы) объясняет: «Пророк назван сумасшедшим». «Чтобы были в доме Г‑споднем наблюдающие за каждым безумцем, выдающим себя за пророка» (Ирмияѓу 29: 26). И снова Радак объясняет: «Пророка осуждают, назвав его сумасшедшим». «Глупец ли этот пророк, безумец ли муж вдохновенный…» (Ѓошеа, 9:7). И объясняет рабби Йосеф Каро: «Когда он пророчествует, они говорят, что он безумец». Как это может быть, чтобы народ Израиля называл посланников Всевышнего — пророков — сумасшедшими?!

В нашей сегодняшней недельной главе «Бешалах» мы читаем о самом великом чуде в истории — рассечении Красного моря: «И разводил Г‑сподь море сильным восточным ветром всю ночь, и превратил море в сушу; и разверзлись воды. И вошли сыны Исроэля внутрь моря по суше» (Шмойс, 14: 21, 22).

Весь мир был потрясен невероятностью этого чуда: «Услышали народы и содрогаются… нападет на них испуг и страх» (там же, 15: 14). От этого потрясения народы не оправились даже сорок лет спустя, о чем свидетельствуют слова Рахав, сказанные разведчикам Йеѓошуа: «Я знаю, что Г‑сподь отдал вам эту землю, и что на нас напал страх пред вами, и что оробели все жители земли этой пред вами. Ибо слышали мы, как иссушил Г‑сподь перед вами воды моря, когда вышли вы из Египта… И как услышали мы, оробело наше сердце, и ни в ком не стало уже духу противостоять вам» (Йеѓошуа, 2: 10–12).

Что на самом деле произошло при рассечении моря? Ибн-Эзра в своем комментарии к нашей недельной главе пишет: «Израиль не перешел море по ширине, а пошел вдоль и вышел в пустыню, из которой и вошел в него». Из этого следует, что сыны Израиля не перешли с одного берега моря на другой, а прошли по дну моря по дуге, и вышли на той же стороне, где и вошли.

Для чего же понадобилось такое чудо? Если Всевышний хотел вывести евреев из Египта, то Он мог это сделать обычным путем. Если Он хотел убить египтян, то для этого есть различные способы — как, например, смерть первенцев, которые умерли в своих постелях. Если Всевышний хотел наказать египтян за то, что они топили сынов Израиля в Ниле, по правилу «мера за меру», то Он мог бы тоже утопить их в Ниле. К тому же, сыны Израиля могли выйти на свободу вообще другой дорогой. Зачем же Всевышний, Который, как известно, не делает чудеса впустую, рассек море?

Перед тем, как ответить на этот вопрос, хочу рассказать историю, которую слышал от раввина Хаима-Шауля Брука, да будет благословенна его память. Два лучших друга детства, которые выросли вместе в одном местечке, женившись, расстались и на долгое время потеряли друг друга из виду. Один переехал в большой город, стал очень успешным бизнесменом и процветал, другой остался в родном местечке и бедствовал. И вот подошло время жителю местечка женить своих детей, но у него не было денег на свадьбы. В отчаянии он решил навестить своего лучшего друга детства, надеясь, что тот может помочь ему. Он приехал в большой город, нашел контору своего друга и бросился к нему с объятиями. Богач сразу понял, что тот пришел просить денег, и, не желая оказывать помощь, сделал вид, что не узнает его. Бедняк пытался пробудить в нем воспоминания о детстве, школе, учителях, но напрасно, богач утверждал, что у него никогда не было такого друга… Неожиданно бедняк воскликнул: «Вей из мир! Через три дня ты умрешь!» Богач, услышав эти слова, пришел в ужас: «Откуда ты знаешь, что я должен умереть? Кто тебе это сказал?!» Бедняк ответил: «Помнишь, мы учили «Маавар ябок» (книгу, в которой рассматриваются вопросы смерти и траура)? Там написано, что за три дня до того, как душа человека покидает этот мир, он перестает узнавать людей. Когда я увидел, что ты меня не признаешь, то вдруг понял, что это конец». И тогда богачу пришлось «вспомнить» своего старого друга.

Эта история является замечательным примером того, как необычные слова, странное поведение, выходящие за рамки разумного поступки могут привлечь чье-либо внимание и повлиять на сложившуюся ситуацию. Сегодня по такому принципу построена вся реклама. Целая индустрия занимается тем, что создает провокационные видеоролики на телевидении, объявления по радио, фотографии, рисунки и слоганы в газетах и на уличных рекламных щитах. В их основе лежат привлекающие всеобщее внимание безумные идеи, направленные на стимулирование общественной активности в определенном направлении.

Ту же цель преследовал (леѓавдиль — да будет отделено святое от обыденного) Всевышний при рассечении моря. Он хотел пробудить всю Вселенную, напомнить людям о Своем царственном существовании так, чтобы жители Земли пережили глубочайшее потрясение. Если бы Он вывел народ Израиля из Египта обычным путем, тихо и спокойно, мир бы не содрогнулся, и, возможно, даже сами евреи отнеслись к этому по-другому. Но когда Г‑сподь рассек море, «пришли в смятение главы Эдома». Десяти казней не было достаточно для того, чтобы поразить силой и величием Всевышнего весь мир, но это чудо не оставило никого равнодушным.

То же можно сказать о пророках. Чтобы их слова «тронули» людей, было недостаточно обычных пророчеств — кто будет прислушиваться к ним?! Они должны были совершать необычные поступки, чтобы привлекать всеобщее внимание.

Примером может послужить то, что совершил пророк Элияѓу на горе Кармель (Млохим I, глава 18). Чтобы вернуть народ Израиля к вере в Единого Б‑га, он нашел единственно верный способ пробудить их — низвергнуть огонь с небес. Это было на третий год засухи, когда Всевышний велел Элияѓу явиться к царю Ахаву и пообещать ему прекратить засуху. Элияѓу потребовал от Ахава собрать весь народ Израиля, а также 450 пророков Бааля и 400 пророков Ашеры на горе Кармель. Там он обратился к народу с призывом раз и навсегда сделать выбор между Б‑гом Израиля и Баалем. Элияѓу предложил пророкам Бааля вызвать с небес огонь, который поглотит возложенную ими на алтарь жертву. Те взывали к своему божеству «с утра до полудня», но тщетно. Тогда Элияѓу велел вырыть вокруг другого жертвенника ров с водой, возложил на него жертву и велел трижды полить ее и дрова водой. Затем он вознес молитву к Всевышнему, после которой сошедший с неба огонь немедленно поглотил «и жертву, и дрова, и камень, и песок, и воду». Народ, пораженный столь необычным, безумным поведением пророка и произошедшим на его глазах чудом, падает ниц и возглашает: «Г‑сподь есть Б‑г!» (этот возглас стал одним из ключевых стихов молитвы Неила, читаемой на исходе Йом-Кипура). Всевышний прощает раскаявшийся народ и прекращает засуху, ниспослав на землю проливной дождь. Элияѓу велит убить пророков Бааля. Ахав не противится действиям Элияѓу, который, в знак преданности царю, бежит перед его колесницей от горы Кармель до Изреэльской долины, что еще больше подчеркивает «дикость» поведения пророка (Млохим I, 18: 45–46).

Еще один пример — рассказ о пророке Шмуэле. Когда сыны Израиля попросили его поставить над ними царя, его это не очень обрадовало. Страстно желая, чтобы евреи пришли к вере в Единого Б‑га, Шмуэль вызывает дождь в середине месяца сивон: «А теперь станьте и посмотрите на это великое дело, которое Г‑сподь совершит пред глазами вашими. Ведь ныне жатва пшеницы, а я воззову к Г‑споду, и даст Он гром и дождь, и вы узнаете и увидите, что велико зло ваше, которое вы сделали пред очами Г‑спода, испросив себе царя». И воззвал Шмуэль к Г‑споду, и дал Г‑сподь гром и дождь в тот день; и весьма устрашился весь народ Г‑спода и Шмуэля « (Шмуэль I, 12: 16–18). И то же самое произошло после чуда рассечения моря, когда «устрашился народ Г‑спода, и поверили они в Г‑спода и в пророчество Моше, раба Его» (Шмойс, 14: 31).

Итак, причиной того, что пророков называют безумцами, являются их необычные — «дикие» — поступки, с помощью которых они хотят потрясти народ Израиля. То же самое можно сказать о Любавичском Ребе. Все, что он делал для приближения сынов Израиля к Торе и исполнению заповедей, было необычным и выходящим за рамки понимания. Народ Израиля не был приучен к подобным вещам. Например, мицва-танки. Никому раньше не приходило в голову установить в центре Манхэттена грузовик с мощным динамиком, и обратиться к евреям с призывом подойти и возложить тфилин. Это была «дикая» идея, но она потрясла каждую еврейскую душу и весь мир. Другой пример — установка огромных ханукальных светильников в центре городов по всему миру. Это был революционный шаг, о котором никто не осмеливался даже мечтать. Ребе все время делал вещи, которые «нормальные» люди не делают. И этому же он учил своих последователей, утверждая, что единственный способ добиться желаемых результатов — совершать «необычные» поступки. В этом и заключается секрет успеха посланников Хабада во всем мире, акции которых отличаются от действия других — «нормальных» — еврейских организаций.

С этим же призывом Любавичский Ребе обращается к каждому еврею. Если вы хотите, чтобы ваш ребенок вырос настоящим евреем, чтобы в его памяти сохранились традиции и обычаи нашего народа, необходимо иногда поражать детское воображение связанными с иудаизмом действиями, которые выходили бы за рамки разумного. Что именно делать, каждый должен решить сам, но знайте, что если вы будете совершать «безумные» поступки, то ваши дети наверняка запомнят это навсегда, и всю свою жизнь так или иначе они будут помнить, что они евреи, в полном понимании этого слова. Это и есть наше «рассечение моря», наше великое и потрясающее чудо…

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (888 КБ).

Глава Торы “Бешалах”: Вынесут все!


Мало того, что евреи “опустошили Египет”, но даже выйдя из моря, воды которого расступились для них, спасшись от войска египтян, тела и колесницы которых были выброшены на берег, “избранный народ” не продолжает мерной поступью двигаться навстречу Синайскому Откровению, а предается безудержному мародерству! Казалось бы…

(Лекция р-на Эли Когана; записана 1.17.2008, отредактирована 02.05.2009)

Кликните на стрелку, чтобы прослушать лекцию. Чтобы скачать MP3 файл, кликните Download левой кнопкой, либо же правой и выберите “Save Target As…”

Цинцэнэт – Цицит, Бешалах 5771 Н. Аристер

תורה תמימה – שמות р. Барух Эпштейн «Тора тмима» «Закон Господа совершенен», Вильнюс, 1940
“Емек Двар”תורת אלהים -עמק דבר

פנים יפות  Паней Яфот

לקוטי שיחות Ликутей Сихос т. 26

פירוש על התורה שמות  – אברבנאל “Пируш ал аТора Шемос ” Дон Ицхак Абрабанель

Воскрешение Мёртвых, Бешалах 5770 Н. Аристер

(Шаббос Шира,  Шулхан арух Альтер Ребе 51,  Мишна Брура, Пэрек Шира, Санhедрин 91б, Зоар на 15:01, р. Меир Габай ” Хелек Авода, Раши на ” Яшир”, Мидраш ” Шмот Раба”  Маараль из Праг ” Хидушей Агадот, р. Ицхак меир из Гер “Хидушей аРим”, Санhедрин 94 на Царь Хизкияhу -Мошиях, р. Нахман из Брацлав Ликутей Моаран на ” Тхияс аМейсим”, Тфилин – Иехезкель-Тхияс аМейсим, р. Довид Моше Авраам из Рогатин “Миркевет аМишне”, Нехамос Исроэль, Псукей Дезимра – Отрезание зла, Евреи vs Ангелы “Кадиш”,  ХаБаД – нигунним в Шаббос )

Бешалах -”Конец Песни?! 5770 ” Н. Аристер

Бешалах , 5769 Носон Аристер

Мегила 14а “7 Пророчиц”, Ремесло – Эмуна,  Псалмы, Мара,  ”Доршей Решумот  – Чтение Торы 3 раза в неделю” 107 псалом, Раши – Красная корова (пара адума)”, Рабейну Бахья – “Нетрадиционная медицина”,