Маленькие «охранники» Торы

Канун Шабос главы «Бамидбор»
4 сивона 5778 года / 18 мая 2018 г.

В Израиле существует организация под названием «Рахашей лев», которая помогает и поддерживает неизлечимо больных детей и их семьи. Одно из направлений работы этой организации — это, насколько возможно, исполнять мечты больных детей. В Израиле живет десятилетняя девочка по имени Эмили, которая уже семь лет страдает от серьезной болезни. У нее есть мечта — встретиться с президентами и премьер-министрами разных стран. Она уже встречалась с премьер-министром Биньямином Нетаниягу, с президентом Израиля Реувеном Ривлином и другими главами государств со всего мира.

Примерно год назад, когда Эмили узнала, что президент США Дональд Трамп посетит Израиль, она обратилась к организации и попросила исполнить ее мечту — помочь ей встретиться с президентом США. Представители «Рахашей лев» связались с администрацией Белого дома и дипломатами, которые отвечали за организацию визита американского президента в Израиль, и получили согласие на эту встречу. Во время посещения Трампом мемориального комплекса «Яд Вашем», Эмили пригласили в музей и сразу после поминальной службы завели в одну из комнат, где президент встретился с ней. Те, кто при этом присутствовал, говорили, что это была очень трогательная встреча. Трамп поинтересовался состоянием здоровья девочки и рассказал ей немного о своих обязанностях президента. Эмили подарила ему свой рисунок, который она нарисовала специально для него…

Конечно, все народы понимают важность детей — залога будущего своего существования, но еврейская традиция в этом вопросе, как, впрочем, и во всех других, имеет свои особенности. На этой неделе мы начинаем читать четвертую часть Пятикнижия — Бамидбор, которая также называется Хумаш ѓапкудим — «Книга исчислений». С самого начала повествования Б‑г повелевает Моше провести перепись еврейского народа: «Определите число всей общины сынов Исраэля по их семействам, по дому их отцов, по числу имен, всех мужского пола поголовно. От двадцатилетнего и старше, всех идущих в войско в Израиле» (Бамидбор, 1: 2–3). Фактически, Моше должен провести исчисление всех мужчин призывного возраста — от двадцати лет и старше.

Любавичский Ребе в одной из своих бесед задается вопросом: «Для чего нужна армия в пустыне? Ведь Облака Славы защищали евреев, и им не нужно было ни с кем сражаться! Но когда враг знает, что у вас сильная армия, он изначально не захочет начинать с вами воевать». Поэтому Всевышний хотел, чтобы на всем Ближнем Востоке знали, что еврейская армия насчитывает «шестьсот три тысячи пятьсот пятьдесят» человек (Бамидбор, 1: 46).

Однако следующее за этим повеление вызывает у нас удивление: «Только колена Леви не исчисли и числа их не определи среди сынов Израиля» (там же, стих 49). Творец приказывает Моше не считать левитов частью армии еврейского народа, потому что они не будут призываться на военную службу. «Они будут носить Скинию и все ее принадлежности, и они служить будут при ней, и вокруг Скинии станом располагаться будут. И когда выступать Скинии, соберут ее левиты, и когда остановиться Скинии, возведут ее левиты» (там же, стихи 50–51). Следовательно, левитам предназначена иная очень важная роль: им поручено охранять походный Храм, Мишкан, чтобы никто чужой не смог приблизиться к местам, куда запрещено входить. Они также должны переносить Мишкан со всей утварью на протяжении многих лет скитаний в пустыне, разбирать и собирать его на стоянках, поэтому они не призываются в регулярную армию.

Затем, в продолжение нашей недельной главы, Всевышний приказывает Моше произвести отдельный подсчет в колене Леви: «Исчисли сынов Леви по дому их отцов по их семействам; всех мужского пола от одномесячного и старше исчисли их» (Бамидбор, 3: 15). Понятно, что сосчитать левитов было необходимо, потому что они несут особую службу при Мишкане. Однако не совсем ясно, зачем нужно был начинать счет с младенцев в возрасте одного месяца. Разве младенец может участвовать в переносе или установлении Скинии?! Очевидно, они должны были быть исчислены, начиная с более старшего возраста, чем остальная часть сынов Израиля. На службу в армию призывали с двадцати лет, в то время как левиты несли свою службу «от тридцатилетнего и старше и до пятидесятилетнего, всех идущих на службу, делать работу при Шатре собрания» (Бамидбор, 4: 3).

Любавичский Ребе объясняет, что у левитов есть дополнительная функция. Тора пишет: «А левиты будут станом стоять вокруг Скинии свидетельства, чтобы не было гнева на общину сынов Израиля; и блюсти будут левиты порученное при Скинии свидетельства» (Бамидбор, 1: 53). Способ, которым левиты охраняют Скинию, заключается не в том, что они стоят с оружием у входа и не позволяют никому постороннему войти внутрь. То, что они располагаются станом вокруг Скинии, создает как бы живой забор, и в любом случае никто не может приблизиться к ней. Для такой охраны человеку не обязательно быть взрослым. Семьи левитов, расположившись лагерем вокруг Скинии, мужчины, женщины и дети, — все вместе стали ее хранителями. Они поставили свои палатки и жили вокруг Мишкана, и каждый из них, независимо от возраста, являлся его хранителем. Как говорит Раши: «Как только вышел из категории нежизнеспособного плода, для которого максимальным сроком жизни является полный месяц, он входит в исчисление, чтобы называться блюстителем святыни» (комментарий на Бамидбор, 3: 15).

Что же такого важного находилось в Мишкане, что это должно было охранять целое колено?! Рамбан отвечает на этот вопрос в своем комментарии на главу «Трумо»: «Главный объект Мишкана — Ковчег». Ковчег завета, в котором находились Скрижали, а рядом с ними Свиток Торы, являлся самой важной частью Мишкана. Именно его и блюли левиты. Выходит, что дети колена Леви были хранителями Торы.

…Мы находимся в преддверии Швуэса — праздника дарования Торы. В его первый день, 6 сивона (20 мая), мы прочитаем Десять заповедей в синагоге. Мидраш «Шир ѓаШирим рабо» рассказывает, что когда Создатель решил передать Тору народу Израиля, Он спросил, кто станет гарантом, на кого можно положиться в том, что Его Тора не будет забыта. Сначала евреи предложили, чтобы раввины изучали Тору для всех: «Наши пророки — гаранты для нас». Но Б‑г не принял этого, и тогда они предложили старейшин: «Наши отцы — гаранты для нас». Пожилые евреи, те, кто уже вышел на пенсию, придут в синагогу и между молитвами Минха и Маарив будут участвовать в уроках Торы… Однако и это предложение не было принято. В конце концов, народ Израиля сказал: «Наши сыновья — гаранты для нас». Еврейские дети будут хранителями священной вахты, будут изучать Тору и передадут ее следующему поколению детей.

И поэтому Любавичский Ребе настаивал на том, чтобы на Швуэс дети, наши гаранты и хранители Торы, слушали Десять заповедей. Ребе просил, чтобы даже новорожденные младенцы присутствовали при этом. Есть те, кто утверждает, что допустимо приводить детей шести-семи лет, которые способны слушать и, возможно, понимать то, что говорится в Десяти заповедях. Но зачем приносить маленьких детей в синагогу?! Ведь они будут только шуметь и мешать взрослым слушать, поэтому все окажутся в проигрыше.

Мишна («Пиркей овойс», 2: 9) рассказывает нам о рабби Йоханане бен Закае, который был руководителем народа Израиля во времена Второго Храма, что «у него было пять учеников». Конечно, у него были тысячи учеников, но эти пятеро — рабби Элиэзер бен Ѓоркенус, рабби Йеѓошуа бен Хананья, рабби Йосе ѓаКоѓен, рабби Шимон бен Нетанъэль и рабби Эльазар бен Арах — стали лидерами следующего поколения. Рабби Йоханан бен Закай определял их достоинства так: «Рабби Йосе ѓаКоѓен благочестив; рабби Шимон бен Нетанъэль боится греха. Рабби Элиэзер бен Ѓоркенус подобен выкопанному в земле резервуару для воды, чьи стенки покрыты изнутри известью, так что из него не просочится ни капли», то есть у него была феноменальная память, сохраняющая в точности все, что он учил и читал. О рабби Эльазаре бен Арахе он сказал, что тот «подобен неиссякающему источнику», его блестящий ум всегда находит новое и дает оригинальные толкования Торы. О рабби Йеѓошуа бен Хананья рабби Йоханан сказал: «Счастлива родившая его». Но что это за похвала для мудреца?! Чтобы это понять, стоит прислушаться к одному из старейшин того поколения, рабби Досе, который рассказывал о детстве рабби Йеѓошуа: «Я помню, что его мать ставила колыбель в синагоге, чтобы в его уши проникали слова Торы» (Иерусалимский Талмуд, трактат «Йевомойс», 1: 6). Итак, рабби Йоханан бен Закай, желая похвалить рабби Йеѓошуа, утверждал, что его величие в Торе связано с тем, что мать приносила его в бейс-мидраш, когда он был еще младенцем.

Любавичский Ребе говорит, что когда еврейский ребенок слышит Десять заповедей, они навсегда высекаются в его душе, в его подсознании, и это повлияет на всю его оставшуюся жизнь. Поэтому я призываю всех своих прихожан принести «маленьких охранников» на чтение Десяти заповедей. Поздравляю всех с приближающимся праздником Швуэс — «временем дарования нашей Торы»!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (553 КБ).

Неразрывно связанные навсегда

Канун Шабос главы «Бамидбор»
4 сивона 5776 года / 10 июня 2016 г.

На прошлой неделе один из учеников одесской школы «Хабад» начал накладывать тфилин. Чтобы отметить это событие, в синагогу на утреннюю молитву пришли все его одноклассники. После молитвы они отведали праздничный пирог, сказали лехаим на виноградный сок, пожелав своему товарищу расти благочестивым, Б‑гобоязненным и знатоком Торы.

В ходе беседы один ученик со смехом спросил: «А на какую из голов должен накладывать тфилин человек, родившийся с двумя головами?» Все засмеялись, подумав, что это была шутка, которую он выдумал на ходу. А я послал одного из студентов нашего колеля принести мне из книжного шкафа том Талмуда с трактатом «Мнохойс», так как хотел прочитать ученикам интересный отрывок оттуда. Я также попросил директора школы кратко объяснить ребятам, что такое сиамские близнецы. Директор сказал, что так называют близнецов, которые не полностью разделились в утробе матери и поэтому имеют общие части тела или внутренние органы.

Заглянув в Интернет, мы выяснили, что термин «сиамские близнецы» образовался от прозвища Чанга и Энга Банкеров, которые родились в 1811 году в Сиаме (ныне Таиланд) и прожили до 1874 года, прославившись на весь мир, по которому они немало поездили с цирковой труппой. Чанг и Энг имели сросшиеся хрящи грудной клетки, если бы они жили в наше время, то их могли бы легко разделить.

Врачи, кстати, выделяют несколько вариантов срастания близнецов: в области грудной клетки, таза, срастание черепами, спиной к спине и другие. Значительное число сиамских близнецов рождается мертвыми или умирает в младенческом возрасте. Сегодня современная медицина может выполнять в некоторых случаях хирургические операции по разделению сиамских близнецов, хотя это связано с большим риском и может привести к смерти одного или обоих детей.

Таким образом, близнецы с одним телом и двумя головами, которых иначе можно назвать двухголовым человеком, — это реальность. Врачи определили, что разделить таких близнецов невозможно, так как они имеют одно сердце и другие общие внутренние органы…

Тем временем принесли Талмуд, я открыл трактат «Мнохойс» на странице 37а и прочитал удивленным ученикам следующий отрывок: «Один из мудрецов, Флимо, спросил у рабби Йеѓуды ѓаНоси: если у человека две головы, на какую из них он должен накладывать тфилин? (смысл вопроса, скорее всего, был такой: следует ли возлагать тфилин на правую голову, подобно тому, как при исполнении большинства заповедей мы обычно пользуемся правым парным органом, или на левую — как человек, одинаково владеющий обеими руками, надевает тфилин на левую руку). Рабби Йеѓуда разгневался, ибо решил, что над ним смеются, обращаясь с бессмысленным вопросом, и ответил: «Выбирай — либо немедленно удалишься в изгнание, либо будешь отлучен от общины» (согласно объяснению Раши, рабби Йеѓуда считал, что нереально, чтобы человек, родившийся с одним телом и двумя головами, мог дожить до 13 лет — возраста, когда начинают надевать тфилин). Через какое-то время родился младенец с двумя головами. Его отец обратился к рабби Йеѓуде с вопросом: «У меня родился первенец с двумя головами. Какой выкуп должен я заплатить коѓену — пять сэла, как за одного сына, или десять, как за двух?» Рабби Йеѓуда ответил: «Заплати десять — как за двух сыновей». На вопрос, почему он так постановил, рабби ответил: «О выкупе первенца в Торе сказано: «Возьмешь по пяти, по пяти шекелей с головы» (Бамидбор, 3: 47). Следовательно, размер выкупа зависит от числа голов, так что за первенца, имеющего две головы, следует заплатить двойной выкуп».

Затем Талмуд приводит обсуждение этого вопроса. Мудрецы объясняют, что рабби Йеѓуда ѓаНоси разгневался потому, что реальность существования человека с двумя головами была очень невелика, или потому, что вопрос Флимо был о человеке с одним телом и двумя головами. В случае же с отцом, пришедшим спросить о выкупе первенца, рожденного по его словам с двумя головами, речь идет о сиамских близнецах, то есть двух людях с двумя головами, но сросшихся между собой телами.

Прослушав этот урок, ученики поняли, что они напрасно так смеялись над вопросом своего друга о том, на какую голову будет накладывать тфилин человек, имеющий две головы.

Мне известна еще одна интересная история на эту тему. В 1977 году в религиозной еврейской семье в Нью-Джерси родились две девочки, тела которых были соединены в области груди, и у них было только одно сердце на двоих.

Новорожденные сиамские близнецы были доставлены в детскую больницу в Филадельфии, где главным хирургом в то время работал д‑р К. Эверетт Куп, который впоследствии стал руководителем комиссии по здравоохранению в правительстве Рейгана, а затем и главным врачом федеральной службы здравоохранения США. Проведя тщательное медицинское обследование, врачи пришли к заключению, что поскольку девочки имеют несколько объединенных жизненно важных органов, их совместное существование вскоре неминуемо приведет к смерти обеих. Единственным выходом в такой ситуации было проведение операции по разделению, что могло бы дать шанс одной из них выжить, но при этом прекратит существование другой. Конечно, возник вопрос, не является ли это убийством. Родители отказывались дать разрешение на такую операцию без согласия ведущего ѓалохического авторитета того времени в Америке — рава Моше Файнштейна. Он спросил у врача, есть ли вероятность того, что второй младенец выживет, если ему будет пересажено донорское сердце. Врач ответил однозначно: этот ребенок не имел никаких шансов выжить в любой ситуации. Единственное, что можно сделать, — это спасти младенца, у которого есть сердце.

Обычно решение вопросов жизни и смерти не подвластно человеку, поэтому доскональное изучение этой сложнейшей проблемы заняло у рава Файнштейна около двух недель. Когда некоторые члены привлеченной для проведения столь сложной операции медицинской «команды», которая насчитывала около двадцати человек, стали роптать, что решение занимает слишком много времени, д‑р Куп выступил перед ними и сказал приблизительно следующее: «Надеюсь, вы понимаете, что этическая сторона данного вопроса гораздо выше понимания каждого из нас, такие вопросы под силу только выдающемуся раввину из Нью-Йорка, известному своей мудростью и праведностью, поэтому давайте терпеливо подождем его решения…»

Наконец, рабби Файнштейн постановил, что операцию нужно сделать, чтобы спасти жизнь хотя бы одного ребенка. Врачи провели операцию успешно, и девочка, в груди которой билось сердце, осталась жива. Однако, к сожалению, спустя некоторое время она все же умерла.

…На исходе Шабоса, с Б‑жьей помощью, начнется праздник Швуэс. Это день, когда у народа Израиля родились «сиамские близнецы» — две Скрижали завета. Они действительно очень похожи на близнецов: имеют одинаковые размеры, выглядят одинаково, и на каждой из них начертано по пять заповедей. В действительности Скрижали не были соединены между собой. Это были две отдельные плиты, но по содержанию высеченных на них заповедей они связаны, как сиамские близнецы, обладающие одним сердцем. На одном камне высечены заповеди о взаимоотношениях между человеком и Б‑гом: вера в Творца, запрещение идолопоклонства, соблюдение Субботы и т. д. На втором — заповеди, касающиеся взаимоотношений между людьми: не воровать, не убивать, не лжесвидетельствовать…

Находятся евреи, пытающиеся разделить Скрижали. Они утверждают, что это слишком тяжелая ноша для одного еврейского сердца, слишком трудно исполнять вместе все десять заповедей! Поэтому они предлагают провести «операцию по разделению» Скрижалей: одни евреи будут исполнять только заповеди между человеком и его ближним, а другие сконцентрируются на исполнении заповедей между человеком и Б‑гом. Однако мы уже знаем из истории природных сиамских близнецов, что даже разделяя их для того, чтобы сохранить жизнь одному из них, в конце концов получают плачевный результат — смерть обоих. Еврейская история доказала, что те, кто пытался нести только одну из Скрижалей, исполнять лишь некоторые заповеди, которые им больше нравились, в результате потеряли все. Это потому, что оба близнеца — Скрижали завета — имеют одно «сердце». Ведь и заповеди, касающиеся взаимоотношений между людьми, и заповеди о взаимоотношениях между человеком и Б‑гом мы должны исполнять, потому что так повелел Г‑сподь. Если исполнять заповеди об отношениях между людьми только потому, что это правильно, в конце концов, можно найти оправдания и для самых отвратительных преступлений. Как сказал Любавичский Ребе: «Сколько раз во время Второй мировой войны мы видели, до чего могут дойти «моралисты», чья мораль не основана на вере в Б‑га». Ибо сам человек склонен к конформизму, быстро приспосабливается и меняет свое мнение и убеждения. В противовес этому, законы морали, основанные на повелениях Всевышнего, вечны и никогда не могут измениться. И поэтому единственный способ обеспечить соблюдение заповедей о взаимоотношениях между людьми — это вера во Всевышнего, исполнение заповедей между человеком и Б‑гом.

В рассказанной выше истории о разделении двух девочек-близнецов все стороны следовали предписанию еврейского закона. Однако когда речь идет о Скрижалях завета, надо помнить, что эти «сиамские близнецы» родились вместе, чтобы оставаться неразрывно связанными навсегда.

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (662 КБ).

Суббота — день для Торы

Канун Шабос главы «Бамидбор»
23 ияра 5774 года / 23 мая 2014 г.

Почти двести лет назад в Литве, в небольшом местечке под Ковно (ныне Каунас), жил благочестивый ученый еврей, пользовавшийся уважением среди людей, знавших его. Так как имя этого еврея история не сохранила, наречем его реб Йосеф. Он был владельцем корчмы и постоялого двора, имевших отличную репутацию во всем районе. Богачи и порецы (помещики) со всей округи любили захаживать туда, чтобы пропустить стаканчик-другой и посмаковать вкуснейшие блюда, приготовленные хозяйкой. Так что, слава Б‑гу, доходы у Йосефа были хорошие, и он мог посвятить значительную часть своего времени изучению Торы. Он пользовался доброй славой, как среди евреев, так и среди неевреев.

История, которую я хочу рассказать, произошла после подавления польского восстания 1830–31 гг. В местечко вошел батальон русской армии, возвращавшийся после боев в места постоянной дислокации. Командир батальона пожелал выпить вина, и местные жители указали ему, конечно, на корчму Йосефа. Офицер не замедлил отправить туда своего ординарца, приказав ему купить бутылку самого лучшего вина. Тот быстро вернулся, но… с пустыми руками! «Прошу прощения, — сказал он, — но еврей велел передать, что сегодня суббота, и в этот день он не должен торговать».

Командир батальона разгневался и послал двух солдат, чтобы сообщить еврею, что, если ему дорога его жизнь, он обязан продать ему бутылку вина. Прошло совсем немного времени, и солдаты вернулись — без вина, но со связкой ключей. «Еврей сказал, что не может продать бутылку вина. Он дал нам ключи от винного погреба, где вы сможете взять столько вина, сколько захотите, но торговать в субботу он ни за что не станет».

Гнев офицера утих, и он подумал: «Какие странные эти евреи! Бутылку вина он продать не хочет, и в то же время готов отдать мне весь свой винный погреб бесплатно! Откуда у него такая наглость, или точнее такая храбрость?! Я хочу посмотреть на него своими собственными глазами!»

Войдя в дом еврея, офицер замер на пороге под впечатлением от увиденного. Субботние свечи горели на столе, устланном белоснежной скатертью, на котором стояли дорогие приборы, посуда и изысканные яства, приготовленные для встречи Субботы. Йосеф с женой и сыновьями, одетыми в праздничные субботние одежды, сидели за столом. Все это придавало дому особое великолепие и чрезвычайно сильно подействовало на офицера. Он чувствовал, что попал в новый, незнакомый ему мир святости и чистоты… Йосеф поприветствовал гостя и пригласил его сесть за стол. Тот уже забыл, что пришел сюда с желанием «проучить» еврея, и вежливо поинтересовался: «Как случилось, что вы отказались продать мне, офицеру царской армии, бутылку вина?» — «Всевышний, Который стоит над всеми офицерами и царями, запретил нам торговать в этот святой день, — ответил Йосеф спокойно. — Но я был бы рад принять вас у себя дома в качестве гостя. Гостеприимство — это одна из самых почитаемых заповедей. Какое вино хотели бы вы выпить, господин офицер? Я прикажу принести любое — но не как покупателю, а как гостю».

Офицер был удивлен, услышав из уст корчмаря-еврея столь изысканные речи, сказанные с таким достоинством. Он принял щедрое приглашение, сел за стол и попробовал почти каждое из восхитительных субботних блюд: фаршированную рыбу, пирог, жареную курицу и на десерт — восхитительное старинное вино. Уходя, офицер достал несколько золотых монет и хотел отдать их Йосефу, как плату за ужин, но тот отказался. «Ведь вы согласились стать моим гостем, а не клиентом», — напомнил он. Офицер достал маленький блокнот, записал имя и адрес Йосефа, и ушел довольный и веселый…

Прошло несколько лет, и однажды на пороге дома Йосефа появились жандармы с ордером на его арест. Йосеф был доставлен в Вильно под усиленной охраной, как опасный преступник. В ходе следствия выяснилось, что лидер повстанцев был захвачен, и при нем был найден документ, указывающий, что он использовал корчму Йосефа для встреч со своими соратниками. Полиция пришла к выводу, что Йосеф является одним из заговорщиков. Его ожидало суровое наказание, скорее всего — смертная казнь!

В один из дней, когда Йосеф сидел и со слезами в голосе читал Псалмы, дверь его камеры распахнулась, и на пороге появился главный инспектор тюрем, который пришел с очередной проверкой. Увидев Йосефа, инспектор подошел к нему и спросил в изумлении: «Что ты здесь делаешь, мой дорогой друг?!» Это был не кто иной, как офицер, который гостил в Субботу вечером в доме Йосефа. Он успешно продвигался по служебной лестнице и теперь занимал этот высокий пост.

«Я и сам не знаю, что я делаю здесь, — простонал Йосеф. — В одном я могу заверить вас: я ни в чем не виноват». — «Я не сомневаюсь в этом, — ответил инспектор, — и сделаю все, от меня зависящее, чтобы тебя выпустили в ближайшее время. Я ведь остался должен тебе за гостеприимство, которое никогда не забуду!..» И действительно — буквально через пару дней Йосеф был освобожден.

…На этой неделе мы начинаем читать четвертую книгу Торы — Бамидбор, в которой подробно рассказывается о сорока годах скитаний народа Израиля. Почему евреи находились в пустыне в течение столь долгого времени? Формальным поводом для этого стала история с разведчиками. Всевышний хотел сразу же после Исхода из Египта привести их в Землю обетованную. Однако они обратились к Моше с просьбой сначала отправить разведчиков, чтобы проверить положение в Ханаане. Разведчики вернулись с плохими вестями и заключением, что евреи не смогут победить сильные народы, живущие там, и сыны Израиля пришли с жалобами к Моше и Аѓарону и кричали, и плакали, что не хотят входить в Землю обетованную. Всевышний разгневался и поклялся, что это поколение умрет в пустыне, и только следующее сможет войти в «землю, текущую молоком и медом».

Но здесь возникает вопрос: с каких пор Всевышний меняет Свои планы относительно народа Израиля согласно жалобам, поступающим от него?! Разве Всевышний спрашивал Свой народ, когда он хочет покинуть Египет? Скажем, если бы народ Израиля попросил Моше отложить Исход на шесть месяцев, чтобы подготовиться и закончить все дела в Египте, вынудило бы это Творца изменить планы? Нет, Всевышний вывел народ Израиля тогда, когда Он этого захотел, и тогда «изгнаны были они из Египта и не могли задержаться, и даже пищи на дорогу не приготовили себе» (Шмойс, 12: 39). Раши в своем комментарии на стих «И было, по прошествии четырехсот тридцати лет, и было, в тот самый день» (Шмойс, 12: 41) говорит: «Слова «в тот самый день» указывают на то, что поскольку пришел конец [изгнанию], Вездесущий не задержал их ни на миг». А в нашем случае — разве мог Всевышний изменить Свои планы, только потому, что к Моше пришли с жалобами несколько представителей сынов Израиля?

Сразу же после чуда рассечения Красного моря Тора сообщает нам: «И побудил Моше Израиль отправиться в путь…» (Шмойс, 15: 22). А Раши в своем комментарии на этот стих говорит: «Понудил их отправиться в путь против их воли. Потому что египтяне украсили своих коней золотом, серебром и драгоценными камнями, и сыны Израиля находили эти драгоценности в море, и добытое из моря было больше добытого в Египте. Поэтому ему пришлось заставить их отправиться в путь против их воли». Евреи были заняты сбором драгоценностей, выброшенных морем на сушу, и тем не менее никто не остановился и никого не ждали, а пошли за Моше — даже «против их воли». И весь иудаизм, можно сказать, построен на этой фразе, как сказано: «Не по своей воле ты зачат и не по своей воле родился, и не по своей воле живешь, и не по своей воле умрешь, и не по своей воле предстанешь пред судом и дашь отчет Царю всех царей, Святому Творцу, благословен Он!» («Пиркей овойс», 4: 22).

И вдруг Б‑г как бы «сдается» и, следуя желанию народа Израиля, вносит изменения в Свои планы! Неужели просто случилась заминка, из-за которой евреи застряли в пустыне на сорок лет?!

«Мидраш Танхума» в начале главы «Бешалах» пишет: «Б‑г сказал: «Если Я выберу для них простой путь сейчас, они станут обрабатывать свои поля и виноградники и не будут изучать Мою Тору. Но Я проведу их через пустыню, где они будут есть ман и пить воду из [чудесных] колодцев, и тогда Тора обоснуется в них». Следовательно, пребывание в пустыне было частью Б‑жественного плана. Ведь если сыны Израиля придут в Землю обетованную сразу, они сначала все будут мобилизованы в армию, чтобы завоевать ее, а потом получат свои наделы, поля и виноградники. Они начнут трудиться на земле, и у них не останется времени на изучение Торы. Таким образом, Всевышний намеренно оставил их в пустыне — «в иешиве» — на сорок лет, чтобы у них было время познать Тору.

Народ Израиля называют «народом Книги» не потому, что у нас есть «Книга книг». Для того, чтобы быть достойным этого почетного звания, мы должны изучать и хорошо знать нашу «Книгу», а для этого нам нужно было провести сорок лет в пустыне. И Любавичский Ребе объясняет, что в пустыне евреи получали хлеб с неба, и им просто не приходилось беспокоиться о еде. И были у них вода из колодца Мирьям и облака славы, защищающие всех, и погода была превосходной. Каждый еврей мог заниматься только изучением Торы. И это простое объяснение высказывания наших мудрецов «Тора была дана только питающимся маном» («Мехильта», глава «Бешалах», 16: 4). Почему именно им? Потому что у них было время и возможности для изучения Торы без каких-либо мирских забот.

В дополнение к этому следует отметить еще одну особенность положения сынов Израиля: в пустыне они все были равны. Независимо от того, сколько у кого было денег и к какому роду он принадлежал, каждый получил такую же порцию мана, как и все остальные. Никто не зарабатывал больше или меньше остальных. В пустыне люди жили в состоянии, не допускающем ни зависти, ни конкуренции. Почему? Потому что добра было в изобилии и, следовательно, его хватало на всех и не было из-за чего ссориться. Только с таким состоянием души люди могли сконцентрироваться и добиться успеха в изучении Торы.

Услышав об этом, современный человек подумает про себя: «Действительно, поколение пустыни могло изучать Тору, у них не было финансовых проблем, и т. д., но я живу в 2014 году, бегаю целый день в поисках пропитания, с утра до ночи, как я могу учить Тору?! Даже Сам Б‑г признает, что для того, чтобы добиться успеха в изучении Торы, нужен покой — как душевный, так и физический».

Ответ на это таков: чтобы изучать Тору, Всевышний дал нам Субботу. В Субботу еврею запрещено выполнять какую-либо млоху, созидательную работу: готовить пищу, мыть, убирать, стирать и многое другое. Все это делается накануне, и даже еду для субботних трапез готовят заранее. А в Субботу так же, как это было в поколении пустыни, еврей как бы пребывает под защитой облаков славы и не имеет никаких мирских забот.

И кроме того, в Субботу, в отличие от шести будних дней недели, стираются различия между богатыми и бедными, прекращаются споры о том, кто зарабатывает больше, а кто меньше, исчезает конкуренция… В Субботу в синагоге все равны, все молятся вместе, сидят на Кидуше вместе и изучают Тору вместе, и это также подчеркнуто в Десяти заповедях: «А седьмой день — Суббота Г‑споду, Б‑гу твоему. Не делай никакой работы ни ты, ни твой сын, ни твоя дочь, ни твой раб, ни рабыня твоя. Ни твой бык, ни твой осел и никакой твой скот. Ни твой пришелец, который в твоих вратах, чтобы покоился твой раб и твоя рабыня, как ты сам» (Дворим, 5: 14). В этот священный день евреи похожи на «питающихся маном». В этот день они пребывают под облаками славы. Более того, в этот день евреи удостаиваются «почувствовать вкус» Избавления, как сказано: «Подобна грядущему миру Суббота — день покоя!» Присоединяйтесь к нам в синагоге, чтобы вместе пережить это непередаваемое ощущение! Мы вас ждем!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (980 КБ).

Народ начинается с семьи

Канун Шабос главы «Бамидбор»
1 сивона 5773 года / 10 мая 2013 г.

Эту историю рассказал раввин Джей Литвин, постоянный автор сайта Chabad.org, удивительный человек, посвятивший свою жизнь изучению и распространению Торы и учения хасидизма. Именно он организовал лечение в Израиле детей из пострадавших от Чернобыльской катастрофы районов Украины и Белоруссии. Он умер в 2004 году после тяжелой болезни, пройдя мучительное лечение химиотерапией и оставив нам целую серию интереснейших статей, содержавших описание душевного мира смертельно больного человека. Вот одна из них:

«Сегодня, когда я вернулся домой из больницы, мне было очень грустно, не знаю, почему. Я лег, закрыл глаза и позволил себе углубиться в свои чувства. Какая-то тяжесть сдавливала мою грудь. Я подумал, что это реакция моего тела на все страдания тяжело прожитого дня: ожидание, вкалывание иглы капельницы и многочасовое пребывание в неподвижности подключенным трубочками к пакетам с химическими веществами.

В тот день вместе со мной на химиотерапии была пожилая пара. Седой мужчина в сопровождении своей жены. Когда она проходила мимо меня, я увидел яркую, как будто вчера сделанную, татуировку на ее руке — цифры лагерного номера.

Процедурная представляла собой тесную комнату, заполненную стульями для больных и оборудованием для вливаний. Сам процесс подготовки к сеансу химиотерапии был длительным и состоял из многих этапов: заполнение бланков, анализы крови, проверка врача, подбор и подготовка медикаментов и под конец ожидание свободного аппарата и медсестры, которая вставит иголку в вену. Легче было больным, пришедшим с сопровождающими, которые могли позвать сестру, чтобы заменить пустой пакет на полный, подать стакан воды, укрыть одеялом.

Этот пожилой мужчина и женщина с лагерным номером на руке должно быть долго и безрезультатно ждали, пока, наконец, терпение мужчины не кончилось и он начал кричать. Ему удалось привлечь внимание персонала, и одна из медсестер подошла к нему, но было слишком поздно. Он уже не мог себя сдерживать и бился в истерике. Он кричал на медсестру и, когда жена попыталась успокоить его, он закричал на нее и велел ей идти домой. Эта сцена привлекла внимание всех присутствующих. Женщина покраснела от прилюдного унижения и вышла в коридор. Дойдя до середины коридора, она остановилась, будто наткнулась на невидимую стену. Ее поза выражала отчаяние: Разве может она оставить больного мужа в столь тяжелую минуту? Как он доберется без нее домой? Но разве может она вернуться после такого обращения с ней в присутствии других людей?

Тем временем ее муж, продолжая кричать, в ярости собрал свои вещи и вышел из комнаты. Когда он поравнялся со своей женой, я уже не мог слышать, что он говорил. Они вышли вместе — мужчина, чей гнев и отчаяние достигли предела, и его преданная жена, которая, очевидно, так много страдала в своей жизни.

Эта сцена произвела на меня гнетущее впечатление. Я не испытывал сочувствия к этому человеку, я его осуждал. Но позже я вспомнил случаи, когда сам пребывал в гневе, и все попытки кого бы то ни было успокоить меня, приводили меня в еще бо́льшую ярость. Когда мы находимся в таком состоянии битвы со всем миром, то для некоторых из нас те, кто не присоединятся к нам в этой борьбе, становятся предателями, находятся по другую сторону баррикад. Я понял, что этот пожилой человек пересек черту, за которой было сражение в одиночку, и его жена была или за него, или против. Он был не в силах больше смотреть на вещи логически.

Когда я обсуждал это с моей женой, она справедливо заметила, что он мог себя вести подобным образом только потому, что твердо знал, что жена всегда будет рядом с ним и никогда его не оставит. Именно поэтому он позволял себе выместить на ней свой гнев и отчаяние смертельно больного человека, истомившегося от ожидания в переполненном больными зале. Он выразил свой гнев так бесполезно и беспомощно, что единственным человеком, который пострадал от него, стала его преданная жена с лагерным номером на руке, которая никогда и ни за что его не покинет.

Является ли это оправданием его поведению? Конечно, нет. Однако когда я думал об этом, то задавался вопросом, хорошо или плохо такое состояние брака между человеческими существами. Несмотря на все идеальные представления о браке, он часто становится сценой, на которой разыгрываются наши разочарования в прошлом и настоящем, наши несбывшиеся мечты, бессмысленные страдания и недопустимые унижения, через которые мы проходим.

Мы хотели бы строить наш брак на идеалах любви, доброты, уважения, ответственности, терпения и великодушия. Однако в то же время в повседневной жизни мы не можем избежать проявлений своего гнева, разочарования и эгоизма. Наши потребности и желания, ожидания и крушения надежд, любовь и страсть, наше умение владеть собой или его отсутствие — все это соединяет нас вместе в браке.

Под хупой невеста обходит вокруг жениха семь раз и создает символическое пространство их дома и брака. После этого она входит внутрь очерченного круга, чтобы присоединиться к мужу для создания вечного единства. Это пространство включает в себя наши высокие идеалы еврейского брака, который освятил Всевышний.

Но разве этот прочный круг, заключающий в себе пространство нашего брака и его святость, нерушим? Это зависит от того, насколько мы окажемся в состоянии воплотить в жизнь идеалы другого человека, вступающего в брак. Власть этого круга раскрывается более естественно, когда обитающие в нем люди пытаются делать все возможное, но зачастую не могут достичь тех образцов, которые они нарисовали для себя и друг друга.

Нет оправдания для этого человека, который в гневе кричал на свою жену. Не может быть оправдания за неуважительное поведение по отношению к женщине, которая ему так предана и уже слишком много страдала в своей жизни. Нет никаких смягчающих обстоятельств, которые вынудили бы ее или нас простить его.

И когда его жена остановилась в коридоре и не смогла двигаться дальше, я не могу сказать наверняка, что остановило ее, но я хотел бы думать, что, возможно, она наткнулась на границу того круга, который они создали несколько десятилетий тому назад. Нерушимого круга, который невозможно разорвать…»

Недельная глава «Бамидбор» открывается повелением сосчитать народ Израиля, которое Всевышний дает Моше: «Определите число всей общины сынов Израиля по их семействам, по дому их отцов…» (Бамидбор, 1: 2).

Человека называют каким-либо именем с целью отличить его от других. Ту же цель преследовало исчисление народа Израиля — выделить и отличить евреев от других народов. Однако это вызывает некоторое недоумение. Народ Израиля в то время находился в пустыне, один, отрезанный от мира, не смешивающийся с другими народами, так что не нужно было его пересчитывать, чтобы отличить от других народов. Когда народ Израиля войдет в Землю обетованную, то там действительно потребуется выделить его, исчислить, чтобы отличить от окружающих. Но зачем это делать, когда евреи блуждают по пустыне?

Основную причину, по которой именно в это время Б-г повелевает исчислить сынов Израиля, приводит Раши в своем комментарии: «Показать, насколько они были дороги Превечному. Они уподоблены звездам, которых Он выводит и возвращает на прежнее место по счету и по именам…» (Раши на Шмойс, 1: 1). «Показать, насколько они были дороги», чтобы выделить и публично заявить на весь мир, что Всевышний любит народ Израиля. Хотя Б-гу известно точное число всех существ в этом мире, и, конечно, Он знает точное количество Своих сынов, народа Израиля, Он повелевает пересчитать еврейский народ только для того, чтобы показать, насколько они были дороги Ему, чтобы все в мире знали, что Он выбрал нас из всех народов.

Это повеление можно исполнить разными способами. Можно посчитать, сколько людей есть в народе или сколько есть колен, но в главе «Бамидбор» Всевышний учит пересчитать евреев особым образом: «Определите число всей общины сынов Израиля по их семействам, по дому их отцов, по числу имен, всех мужского пола поголовно». Посчитайте их по семьям. Цель — определить количество людей в каждом колене, а в результате — и во всем народе, но начать надо с пересчета семей, поскольку еврейская семья является фундаментом, на котором зиждется весь народ!

Что такое семья? Семья начинается с союза двух людей — мужчины и женщины. Всевышний создал их по-разному, с совершенно разными свойствами, возложил на каждого из них особую миссию, и они работают вместе в гармонии, дополняя друг друга — каждый восполняет то, чего недостает другому.

Большинство людей в этом мире посвящают свою жизнь себе, своим потребностям и желаниям, они используют других для достижения своих целей, подчиняя все своей выгоде. «Что бы еще сделать для моего личного благополучия? Что я могу взять у этого мира? Как я могу использовать других для удовлетворения моих потребностей?» — это вопросы, выражающие их жизненные принципы.

Семья — это полная противоположность такой эгоистической позиции. Цель создания еврейской семьи — соединение в одно целое двух взаимно дополняющих друг друга половинок. Что я могу пожертвовать для благополучия другого? Чем я могу быть полезен другому? Как нам вместе создать новую ячейку общества под названием «семья»?

Выражение любви и привязанности Всевышнего к народу Израиля осуществляется с помощью еврейской семьи. Семья состоит из людей, которые заботятся друг о друге. Несколько семей создают колено, несколько колен создают народ — народ, чье предназначение приносить благо ближнему, осветить весь мир. И как пересчет народа Израиля начинается с семей, так и формирование всей нации начинается с семьи.

Первым евреем был наш праотец Авраѓам, о котором сказано: «Один был Авраѓам, он унаследовал землю» (Йехезкель, 33: 24). Человек, который противостоял всему миру, в том числе и своему биологическому отцу. Человек, которого Б-г избрал как основателя народа Израиля: «Я взял отца вашего Авраѓама из-за реки той и водил его по всей земле Ханаан» (Йегошуа, 24: 3). Всевышний «взял» Авраѓама — выбрал из всего множества людей мира, и с его помощью «приблизил Властителя к его рабам».

Но Авраѓам не был одинок, у него была Сара и «души, что обрели в Харане» (Брейшис, 12: 2). Раши поясняет: «Авраѓам обращал в веру в единого Б-га мужчин, а Сара — женщин». То есть, еврейский народ начался с одной семьи — супружеской пары Авраѓама и Сары, которые привлекали людей к истинной вере, работали на благо других.

И не только народ Израиля начинался с одной семьи, но все человечество. На шестой день творения, говорит Тора, Всевышний создал человека: «Мужчиной и женщиной сотворил Он их. И благословил Он их, и нарек им имя Адам в день сотворения их» (Брейшис, 5: 2). Только после того, как была создана «семья», после сотворения «мужчины и женщины», Всевышний «нарек им имя Адам» (на иврите слово адам означает также «человек»), только тогда они стали «настоящими людьми». Раньше это существо называлось пелег гуфо — половина человека, несовершенное создание.

Даже дарование Торы, очередную годовщину которого мы будем отмечать на следующей неделе — в праздник Швуэс, подчеркивает важность отдельной семьи. Повелевая Моше подготовить народ Израиля к получению Торы, Б-г говорит: «Так скажи дому Яакова и возгласи сынам Израиля» (Шмойс, 19: 3). Что означает это повторение? Мидраш объясняет, что «дом Яакова» — это женщины, а «сыны Израиля» — мужчины. Женщин называют «домом Яакова», потому что именно они — хранительницы еврейского дома, еврейской семьи, на основе которой стоит весь народ Израиля.

Нация начинается с семейного очага, отдельного еврейского дома. Одна семья, другая, третья — так создается народ. «Дом Яакова», дом, который создает Яакова. Первый шаг к получению Торы — «Так скажи дому Яакова». До того, как говорить со всем народом, Всевышний повелевает Моше поговорить с женщинами, с теми, на ком зиждутся основы еврейского народа, теми, кто заботится и охраняет еврейскую семью, и только затем сказать народу Израиля».

Выражение любви Всевышнего к народу Израиля совершается путем исчисления семей. Все начинается с отдельной семьи, одной пары, двух людей, которые живут вместе, чтобы дополнять друг друга. И наша задача заключается в том, чтобы не искать выгоды себе за счет другого, но думать о том, чем я могу пожертвовать ради своей половины, чтобы дополнить ее. Так создается семья, так был создан человек. «Мужчиной и женщиной сотворил Он их. И благословил Он их, и нарек им имя Адам».

Адам, человек, по словам святого автора книги «Шло», «подобен Создателю». Он создан по образу и подобию Всевышнего. Как Творец создает мир, так и семья создает и воспроизводит свой «мир», свои собственные новые семьи, детей и потомков. «Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и покоряйте ее» (Брейшис, 1: 28).

Семейная пара, живущая друг для друга, производит потомство, которое наполняет землю, мир, и передает идею преданности ближнему и своему окружению, таким образом завоевывая и покоряя его. Так из семей формируется колено, а 12 колен составляют еврейский народ. Народ, который получил Тору. Народ, который родился в семье Авраѓама и Сары, считавшими себя обязанными помогать ближнему. Народ, который несет свет и святость всем народам мира.

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (728 КБ).