Что будет услышано при чтении Мегилы?

Канун Шабос главы «Тецаве», Пурим
14 адора 5781 года / 26 февраля 2021 г.

Пару лет назад в Одессу приезжали трое моих друзей детства и юности: р. Авраѓам Лерер, вместе с которым я ходил в один детский сад (в два года); второй — р. Шая Цайлер, с которым я учился в начальной школе (с шести лет); и третий — р. Шимон Рабинович, с которым я учился в иешиве (в возрасте 15 лет). Вместе мы продолжили учебу в «Севен-севенти» — нью-йоркской штаб-квартире хасидского движения Хабад. Потом мы женились, и наши пути разошлись, однако мы продолжаем поддерживать дружеские отношения по сей день… Мы провели вместе несколько незабываемых дней — отпраздновали Субботу, участвовали в фарбренгене, посетили еврейские общинные учреждения. И, конечно, много беседовали, вспоминая детство, в том числе — семейные истории, которыми хотел бы поделиться с вами (одну из них я уже как-то рассказывал в нашей газете, но думаю, что можно ее повторить).

…После Войны Судного дня в Израиле царили скорбь и уныние. Человеческие потери были велики, армия оказалась недостаточно подготовленной и с трудом смогла сдержать наступление сирийских и египетских танков… В Нью-Йорке богатый хасид Хабада р. Давид Дейч, имевший процветающий бизнес, очень огорчился создавшимся положением. Он не смог спокойно сидеть сложа руки в США в то время, когда проливается еврейская кровь. Он пошел к Любавичскому Ребе и попросил совета, как можно помочь «народу, проживающему в Сионе». Ребе ответил ему: «Евреям в Стране нужны средства к существованию. Если будут хорошие заработки, то и настроение также улучшится. Вам надо найти способ создать в Израиле прибыльное предприятие и дать людям возможность жить достойно».

Давид Дейч был немолодым человеком, его фабрики процветали за океаном, и он не видел для себя возможности все оставить и переехать в Израиль. Однако он обратился к своим детям с предложением стать добровольцами и помочь своему народу. Исполнить эту миссию взялся его младший зять, раввин Меир Цайлер, который основал в Кирьят-Малахи фабрику по производству тканей под названием «Флотекс» (она и по сей день обеспечивает достойный заработок сотням семей). Постепенно производство увеличивалось, и Цайлер начал продавать товар за границу, принимая участие в выставках, проходящих в городах Европы, известных как законодатели моды. Обычно эти выставки проходили во второй половине недели, со среды по воскресенье. Не работать в Субботу было сложной задачей. Клиенты не понимали, как можно закрывать экспозицию и отдыхать посреди выставки. Они могли начать сомневаться в степени его ответственности. Но, несмотря ни на что, Цайлер делал то, что было необходимо: каждую пятницу в полдень, за два часа до наступления Субботы, он вывешивал объявление: «Место закрыто на еврейский день отдыха и откроется в субботу вечером».

Однажды р. Меир посетил офис Любавичского Ребе и рассказал его секретарю раввину Ходакову о найденном им решении. Через некоторое время секретарь позвонил ему и сказал, что Ребе дал указание делать по-другому: «Объявление о Субботе вешайте не за два часа до ее начала, а установите его в среду, сразу, когда выставка откроется». На первый взгляд, это было серьезной проблемой для бизнеса Цайлера. Но на самом деле наоборот: если раньше к тому времени, когда покупатель видел вывеску в Субботу, павильон был уже закрыт, то теперь, увидев такую вывеску за два дня до этого, он понимал, что должен зайти к Цайлеру первым, опередив всех конкурентов… Если взглянуть более глубоко, то Ребе передал великое сообщение: «Милан ничем не отличается от Земли Израиля. Всевышний привел вас в Милан и в Париж, потому что они тоже должны быть святыми». Мой друг, внук Давида Дейча и сын Меира Цайлера — р. Шайя Цайлер, сегодня руководит этим предприятием.

Р. Меир Лерер, будучи еще совсем молодым парнем, также основал крупное производство в 1970‑х годах, когда прибыло большое количество олим из СССР, нуждавшихся в средствах к существованию. Они поселились в Кирьят-Малахи, в районе под названием Нахалас Ѓар-Хабад. Большинство из них не знали иврита, некоторые были уже в весьма преклонном возрасте, а некоторые были инвалидами Второй мировой войны. Они не могли получать пенсию, потому что не работали в Израиле в молодости. Р. Меир основал завод металлических изделий, для работы на котором нанимал только олим, пожилых людей и инвалидов. Помню, среди его работников был старый еврей по имени р. Шалом Виленкин. Он был сыном учителя Ребе в хедере в Днепропетровске. Этот пожилой и слепой человек весь день сидел на заводе и читал Теѓилим наизусть, а в конце месяца получал зарплату. И оказалось, что р. Меир Лерер стал богатым человеком, видимо, это работает… Мой друг раввин Авраѓам Лерер сегодня один из руководителей завода, который основал его отец, да будет благословенна его память.

Пятьдесят лет назад Ѓилель Рабинович вместе со своим братом учредил сеть домов престарелых в Израиле. В те годы цель этого предприятия заключалась в том, чтобы пожилые люди не умирали в одиночестве в своих домах, а общались с другими евреями и провели остаток жизни в хорошей и приятной обстановке. Сыновья братьев Рабинович, в том числе мой друг и одноклассник раввин Шимон Рабинович, который также в настоящее время является мэром города Кфар-Хабад, получают хороший доход от этих домов престарелых.

Все эти три истории показывают нам, что Всевышний никогда не остается в долгу.

* * *

Наша сегодняшняя недельная глава «Тецаве» посвящает часть своих стихов описанию одежд первосвященника. Тора заповедует: «И сделай облачение к эйфоду, все из синеты… И сделай по долу его гранатовые яблоки из синеты и пурпура, и червленицы, по его долу вокруг, и золотые колокольчики между ними вокруг. Золотой колокольчик и гранат, золотой колокольчик и гранат, по долу облачения вокруг. И будет на Аѓароне для служения; и будет слышен его голос при его входе в Святилище пред Г‑спода и при его выходе, чтобы он не умер» (Шмойс, 28: 31–35). Тора повелевает первосвященнику, выполнять свою работу в Храме не в полной тишине, а в сопровождении перезвона колокольчиков, пришитых к его одежде. Оказывается, совершать мицву нужно с шумом и звоном!

Бааль ѓа-Турим (рабби Яаков бен Ашер, автор книги «Арбаа турим») в своем комментарии на этот стих пишет, что слово венишма (с добавлением буквы вав — союза «и») «и услышим, и будет услышано» встречается в Танахе только три раза. Первый раз в недельной главе «Мишпотим», когда Б‑г послал Моше спросить сынов Израиля, готовы ли они принять Тору. Евреи ответили: «Все, что говорил нам Г‑сподь сделаем и услышим» (Шмойс, 24: 7). Второй раз, как было сказано выше, в нашей сегодняшней недельной главе. И третий раз оно появляется в Свитке Эстер. В первой его главе расказывается, что царь Ахашверош устроил большой пир и приказал: «Привести пред лицо царя царицу Вашти в царском венце, чтобы показать народам и сановникам красоту ее, так как была она хороша собой. Но не захотела царица Вашти прийти по повелению царя, данному через евнухов. И весьма разгневался царь, и возгорелась в нем ярость его» (Эстер, 1: 11, 12). Царь срочно созвал своих советников, чтобы решить, как наказать царицу Вашти за неповиновение. Аман сказал, что царица причинила зло не только царю, но и всем мужьям Персии, жены которых могли бы последовать ее примеру, и предложил издать «царское повеление о том, чтобы Вашти не появлялась более пред царем Ахашверошем, а царь передаст ее царский сан другой, которая лучше нее. А когда постановление царя, которое он издаст, будет услышано во всем царстве его, как ни велико оно, то все жены будут оказывать уважение мужьям своим» (там же, стихи 19, 20).

Баал-Шем-Тов говорит, что в Талмуде (трактат «Мегилa», 3а) приводится обсуждение вопроса, отменяет ли чтение Мегилы службу в Храме. Мегилу читают дважды, ночью и днем. Утром, на рассвете, наступает время начала Храмовой службы: совершается утреннее жертвоприношение томид. Поэтому задается вопрос, что раньше: постоянное жертвоприношение или чтение Мегилы. Талмуд говорит: «Все отменяют свою работу, и чтение Мегилы должно быть услышано». Сначала слушают чтение Мегилы и только затем приносят постоянную жертву. Тот же вопрос задают об изучении Торы, и Талмуд постановляет: «Изучение Торы отменяется, чтобы услышать чтение Мегилы». Баал-Шем-Тов говорит, что «услышано» в Свитке сильнее, чем «услышим» из «сделаем и услышим», и сильнее, чем «слышен» в рассказе о служении первосвященника, облаченного в эйфод с колокольчиками, как сказано: «и будет слышен его голос при его входе в Святилище». Поэтому изучение Торы и служба в Храме отменяются, чтобы услышать чтение Мегилы.

Что мы узнаем из этого? В Мишне сказано: «На трех основах стоит мир: на изучении Торы, на служении Б‑гу и на добрых делах» («Пиркей овойс», 1: 2). Любавичский Ребе объясняет, что способ заставить мир работать должным образом или, другими словами, превратить этот мир в «жилище для Всевышнего» — это именно Тора, служение-молитва и гмилус хесед (добрые дела). Первое «услышим», сказанное при получении Торы, символизирует «столп Торы», второе, сказанное об Аѓароне-первосвященнике, символизирует «столп служения». Итак, мы должны выяснить, что символизирует третье «услышано» из Свитка. Когда еврей внимательно слушает чтение Свитка, он спрашивает себя: «Что на самом деле от меня требуется?» Он понимает, что ему предписано исполнять, в основном, две заповеди: «посылания яств в дар друг другу» и «подарков бедным» (Эстер, 9: 22), и обе они являются заповедями о благотворительности. Отменяя изучение Торы и службу в синагоге, чтобы послушать чтение Мегилы, мы, по сути, заявляем, что благотворительность предшествует изучению Торы и молитвенной работе. Это в действительности так и происходит в повседневной жизни еврея: он начинает свой день с цдоки — благотворительность, затем молится — служит Всевышнему, и только потом изучает Тору.

Я уверен, что все и так прекрасно знают, насколько для еврея важны добрые дела. Но чтобы еще раз освежить это понимание в нашей памяти, давайте соберемся все вместе в синагоге вечером и утром в день праздника Пурим и вновь услышим о необходимости «посылания яств в дар друг другу» и «подарков бедным». Веселого всем праздника!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (566 КБ).