Старые марокканские пословицы о евреях

Один еврей обманет сто арабов, а один кабил обманет сто евреев.
Инструменты-то христианские, а работа-то еврейская.
«Еврейский» гашиш, на измену пробивает.
Евреи учат своих детей только фразам, начинающимся с «не».
«Не делай ничего хорошего», — говорит еврей, — «и не будешь скучать».
Женское колдовство сильнее еврейского.
Когда еврей обманет мусульманина, целый день радуется.
Если еврей шутит с мусульманином, готовится обмануть.
Когда у еврея есть золото, у него яйца медные [наглый].
Угощение и оскорбления в саду у еврея.
Если еврей мастерит лук — ударь его первым.
Если у еврея праздник, горе тому, кто ему попался.
Нищий, как еврей в субботу.
На что ушли твои деньги, еврей? — На субботы и на праздники.
Я храню секреты так же надёжно, как еврейский сундук.
Когда еврей обеднел, он вспоминает дорогу к своему отцу.
Еврей станет настоящим мусульманином только в сороковом поколении.
Еврей остаётся евреем, даже в сороковом поколении.
Не верь еврею-мусульманину до сорокового поколения.
Кто … еврейку, тот утром и вечером болеть будет.
Лучше червивая вода, чем еврейская доброта.
Если власть будет у евреев, запрись в своём доме.
Делай добро даже еврею, и Аллах убережёт тебя от врагов и завистников.
Спи на ложе христиан, но не ешь их еду; ешь еду евреев, но не спи на их ложе.
Подружись с евреем, рано или поздно пригодится.
Накорми строителя еврейского дома, [рано или поздно пригодится].
Обокрал христианина и еврея на глазах у соседей [заведомо проигрышное дело].
Как нищий еврей: ни богатства, ни религии.
Жаль, что у еврея есть глаза.
Табак, табак, / евреи с богатством, / христиане на крючке, / мусульмане на кладбище.
Еврей меняет религию и остаётся с барышом.
Лучше уж с евреем, чем с мерзавцем.
Нет доброты, как на еврейском кладбище.
Как еврей не бывает в Мекке, так мул не забывает побоев.
Слово за слово, и мусульманин евреем станет.
(Robert Attal. Le Juif dans le proverbe arabe du Maghreb. Revue des etudes juives, Historia Judaica, 122,3-4, 1963, pp. 419-430)
https://drive.google.com/file/d/1sbGIqYr1zSzR2ctKUgOR3Z5v0NsQacFI/view?usp=sharing

Сослучайное и присослучайное 2021-02-10 07:22:26

Эту фразу я перевёл как «…оставим это всяким завзятым софистам, весьма надменным и никогда не передумывающим» (с помощью словаря E.A.Sophocles). Так Филон Александрийский называет тех, кто ищет в речевых оборотах Писания какой-то глубинный смысл и не понимает, что толковать нужно аллегории, а не грамматику (De Somniis, I:17).
Судя по всему, это фарисеи с методом ѓалахического мидраша. Видимо, он встречался с ними в Ашкелоне, когда единственный раз в жизни ездил в страну Израиля. Вот так столкнулись две герменевтики — и разошлись.

Не упустить шанс выйти из рабства!

Канун Шабос главы «Мишпотим»
30 швата 5781 года / 12 февраля 2021 г.

Наша сегодняшняя недельная глава «Мишпотим», первая после рассказа о даровании Торы на горе Синай, начинается с провозглашения отмены рабства. Сегодня, в современной реальности, трудно понять масштабы революции, вызванной тем, о чем говорится в первых стихах этой главы, но по отношению к тому, что происходило в мире в давние времена, это было изменение мирового порядка в области производственно-трудовых отношений. Итак, рассмотрим, что говорит Тора о рабстве. Еврей может при определенных обстоятельствах стать эвед иври, «еврейским рабом», но правда в том, что это больше символическое рабство, чем реальное. Такого раба можно приравнять к наемному служащему в самом широком смысле этого слова. Вот как сама Тора говорит об этом в главе «Беѓар»: «Не поработи его работою рабской. Как наемный работник, как поселенец должен он быть у тебя; до года юбилейного пусть работает у тебя» (Ваикро, 25: 40). Человек мог стать рабом двумя способами. Во-первых, если он впал в крайнюю бедность, то мог добровольно продать себя. Во-вторых, если он совершил кражу и не смог возместить ущерб, его продают в рабство: «За похищенное должен платить: а если нет у него, чем платить, то продан будет за похищенное им» (Шмойс, 22: 2). Такого раба заставляют трудиться, только при этом он живет не среди преступников в тюрьме, а в еврейской религиозной семье, где с ним обращаются, как с человеком. Таким образом он проходит продуктивную программу перевоспитания, приучаясь к достойной жизни, к труду и к нормальным человеческим отношениям.

Тора устанавливает здесь весьма жесткие ограничения. Во-первых, рабство временно — только шесть лет, причем в течение этого срока раб может освободиться в любой момент, если вернет хозяину деньги, которые тот за него заплатил. Кроме того, раба-еврея нельзя использовать для тяжелых работ, его нельзя унижать (Рамбам, «Мишне-Тора», «Законы рабов», 1: 7). Раб также имеет право на все условия жизни, которые получает сам хозяин. Он ест белый хлеб, который ест хозяин, пьет то же самое вино и ложится на такую же кровать, что и у его господина. Талмуд (трактат «Кидушин», 20а) приходит к выводу: «Тот, кто купил себе раба, на практике купил себе господина». Мы видим, что права раба чрезвычайно широки.

Все сказанное выше относилось к рабу-еврею. Но и в отношении эвед кнаани, «ханаанского» (то есть, нееврейского) раба, Тора налагает серьезные ограничения. Ему разрешено освободиться в любой момент, если он найдет деньги, чтобы вернуть своему господину потраченное на его покупку. Запрещается покушаться на его жизнь и даже причинять вред его телу, а если хозяин будет избивать его и убьет — то будет сам казнен…

Для того, чтобы выразить свое отрицательное отношение к рабству, Тора устанавливает исключительный закон, не имеющий аналогов среди всех заповедей: «Если купишь еврейского раба, шесть лет пусть служит он, а в седьмой пусть выйдет на волю даром… Но если раб скажет: «Люблю господина своего, жену мою и детей моих; не пойду на волю», — то пусть приведет его господин его к судьям и подведет к двери или к косяку, и проколет ему господин его ухо шилом, и будет он служит ему вечно» (Шмойс, 21: 5–6). Раши в своем комментарии на эти стихи цитирует рабби Йоханана бен Закая: «Это ухо слышало на горе Синай «не укради», и все же человек пошел и совершил кражу, — оно должно быть проколото. Если же это человек, который продал себя в рабство, его ухо слышало на горе Синай «ибо Мне сыны Израиля рабы», и все же человек пошел и приобрел себе господина, — оно должно быть проколото».

И здесь, конечно, возникают непростые вопросы. Почему он заслуживает такого унизительного наказания — ходить со знаком рабства в ухе? Подобного унижения нет ни за одно другое преступление! Чем он хуже человека, который нарушает Субботу или ест бутерброд с маслом и колбасой в Йом-Кипур? В конце концов, так же, как его ухо слышало на горе Синай: «Ибо Мне сыны Израиля рабы» (Ваикро, 25: 55), оно слышало заповеди: «Соблюдай день субботний, чтобы освятить его» (Дворим, 5: 12), «И будет вам установлением вечным: в седьмом месяце, в десятый день месяца укрощайте ваши души» (Ваикро, 16: 29). Разве желание остаться со своим хозяином настолько позорно? И еще: почему раб приговаривается к этому наказанию только по истечении шести лет? В конце концов, нарушение повеления «ибо Мне сыны Израиля рабы» было уже тогда, шесть лет назад, когда он начал работать на своего господина. Очевидно, что именно тогда должны были проколоть ему ухо как признак его рабства. И почему приговор приводится в исполнение на пороге, у двери или косяка? Почему бы не на конюшне, что более унизительно?

В одной из своих бесед на эту тему Любавичский Ребе раскрывает понимание значения рабства в нашей жизни, необходимости искоренить его и избавиться от него навсегда. Нет в мире, объясняет Ребе, человека несчастнее раба. Нет более антигуманного явления, чем человек, добровольно отказывающийся от свободы. Существенная разница между рабом и служащим состоит в том, что служащий контролирует свою жизнь. Он в любой момент выбирает, на чем сосредоточить свою энергию. Он выбирает сферу, в которой будет работать, каждое утро решает, хочет ли он продолжить работу или уволиться, а также он может решить все бросить и уехать в отпуск на Сейшельские острова. С другой стороны, раб — это тот, кто носит цепи рабства. Он отказался от контроля над своей жизнью и передал полное управление ей постороннему. Господин решает, когда он встанет, на какой работе он будет проводить день и что будет есть и пить. Его уникальная личность, его скрытые мечты и естественное человеческое желание изменить мир не имеют значения. Раб подобен вещи, предмету, который перемещают с места на место, и никто не спрашивает его мнения. И хотя Тора ограничивает рамки рабства, как было сказано выше, до тех пор, пока человек остается рабом, контроль над его жизнью и временем находится в руках его хозяина. И в глазах людей вообще и евреев в частности нет ничего более унизительного, чем это. Вся суть дарования Торы состоит в том, чтобы создать человека, умеющего свободно выбирать. Создать модель людей, которые контролируют свою жизнь. Они не поддаются материальным привычкам, не остерегаются соседа или начальника на работе, не следуют за толпой, не идут на поводу диктата общественного мнения и лидеров социальных сетей, но имеют собственное суждение обо всем. И поэтому, когда еврей по собственной воле решает подчиниться привычкам и остаться рабом, сознательно выбирает передать контроль над своей жизнью другому, его ухо протыкают в знак позора. Ему говорят: «Ты отказался от того, что делает человека человеком, от того, что отличает человека от животного». Однако это не делают сразу, как только он попадает в рабство, так как понимают его душевное состояние: может, он просто сломался в результате ужасной бедности, оставившей его без куска хлеба, или из-за тяги к воровству, которая его контролирует?.. Но по прошествии шести лет Тора открывает ему дверь к выходу из рабства, дверь к свободе, когда он может вернуться к тому, чтобы быть личностью. И только если он все еще настаивает на привычках и удобстве, которые предоставляет ему подчинение хозяину, — его накажут. У него больше нет оправданий. Рабби Шломо-Эфраим Лунчиц, автор книги «Кли йокор», объясняет тот факт, что ухо такого раба прокалывают у двери, следующими словами: «Сказано ему: «Выходи за дверь! Воспользуйся выходом и возьми на себя ответственность за свою жизнь». А так как он не хочет вылезать из проема — там его и наказывают».

Однако раб все еще может сказать в свое оправдание, что ему трудно отказаться от привычного образа жизни. Шесть долгих лет он провел в хозяйском доме, он привык к тому, что кто-то другой решает, чем ему заниматься, что он доволен той пищей, которую ему дают, что он любит свою жену и детей, которые родились у него, как рабы, и не хочет уходить и менять свою жизнь… Если применить сказанное к нашей действительности, то получается, что современная жизнь делает всех нас рабами. Если в сутках есть 24 часа, то мы работаем 25. Все мы зависим от желания добиться успеха, побеждать и проявить себя. Но у этой зависимости есть цена: мы теряем самое важное из-за сиюминутного! Через несколько лет мы оглянемся назад и спросим себя: на что была потрачена жизнь? Сложился ли у нас настоящий союз с нашим супругом? Установили ли мы духовную связь с детьми? Выделили ли мы достаточно времени для удовлетворения наших духовных нужд? Шесть дней в неделю мы подчиняемся своему эго и желанию добиться успеха, и вот приходит Тора и требует: «Шесть лет будет служить, а в седьмом выйдет на волю безвозмездно» (Шмойс, 21: 2). Хотя бы в Субботу сделайте себе выходной! Каждую пятницу Всевышний ставит нас у двери и говорит: «Вот, Я открыл для вас просвет, Я вырыл для вас туннель, оставьте все и возьмите в руки книгу. Освободите свою голову от повседневных проблем, спокойно встретьте вместе с детьми Субботу и посвятите им все свое внимание и заботу!» Суббота — один день, который определяет всю неделю. Эти 24 часа обеспечивают спасение для всех остальных шести дней. Давайте же постараемся не упустить представившийся нам шанс!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (802 КБ).

Сослучайное и присослучайное 2021-02-10 01:36:44

Евгений Кисин, Полина Осетинская и ещё триста музыкантов — в защиту политзаключённых.
https://www.facebook.com/1794971986/posts/10214439695344917/