Сослучайное и присослучайное 2021-02-07 23:44:31

Последний Любавичский ребе никогда (за ничтожными исключениями) не упоминал Холокост. Хотя он сам и его тесть сумели уплыть в Америку в последний момент; хотя нацисты убили его брата, сестру его жены и многих близких ему людей…
Простое объяснение: Холокост не вписывался в его картину мира. Его тесть и рабби ещё до войны объявил, что мир уже готов к Избавлению, осталось лишь завершить мелочи по «извлечению искр святости». И ни Холокост, ни то, что после него ничего космически-важного не произошло — этой концепции не соответствовали. А поскольку Любавичский ребе жил концепциями и переделывал реальность под них — он и не взял Холокост в свою картину мира.
Но этого недостаточно. Ведь в Америке все евреи только о Холокосте и говорили, как же можно было руководить хасидским сообществом, игнорируя его?
Именно так и именно поэтому. Еврейская идентичность в послевоенной Америке была «холокостной». «Мы — те, кого убивали». Это мешало Любавичскому ребе ещё больше, чем несоответствие Холокоста его космической концепции. Его определением еврейства было «Мы — те, кто действует». Он не стал спорить с «холокостной» еврейской жизнью. Он просто игнорировал её и строил еврейскую жизнь «с прерванного места». Он не просто «держал удар», он учил жить так, как будто этого страшного удара не было.

Иврит, игра слов