ГОРСТЬ ИЗЮМА Рассказ из моей книги «Сказки дедушки Менаше»

Друзья, эту историю будет полезно узнать всем — и людям, которые катят на базар тележку с фруктами, и машинистам поездов, что будят нас своими гудками ночью. В Хайфе жил один состоятельный еврей. В приданое за женой ему достался большой двухэтажный дом с плоской крышей, и, вдобавок к этому, она еще родила ему десяток детей.

В будние дни мальчики ходили в Талмуд Тора, а девочки в свою школу, где они тоже учили Тору. А в Шабат, после утреннего Кидуша, хозяин и его жена поднимались на крышу, (там, как у евреев принято, были перила) и, любуясь своей детворой, присматривались, во что играют дети, и какие свойства характера обнаруживает каждый из них.

Где-то через час или больше, Джавад, араб-садовник, как было заранее условлено, выходил во двор с мешком и давал каждому ребенку пригоршню чего-то вкусного. Один раз это был изюм, другой раз рахат-лукум или карамельки.

Все знали, что большая, как лопата, смуглая ладонь садовника является такой же точной мерой, как жестяной совок в лавке бакалейщика. Но все равно большинство детей начинало клянчить: «Джавад, подсыпь еще, ты дал мне слишком мало!» На что араб отвечал, пряча улыбку в седой бороде: «Хватит, хабиби! Хозяин больше не велел!»

Но был один мальчик, по имени Биньянмин, который, получив свою долю, больше никогда ничего не просил.

— Может, он стесняется? – подумала вслух жена.

— Нет, просто по природе своей он привык обходиться малым, — ответил муж. – Учитель говорит, что и в классе, когда раздают призы за хорошую учебу, он не просит добавки и не ноет, если вообще не попал в число лучших.

Супруги посоветовались и решили, что в следующий Шабат Биньямин получит двойную порцию изюма, в награду за свою скромность и терпение.

Через неделю, стоя на крыше, они следили за ходом событий. Биньямин услышал от араба о приказе отца, но не запрыгал от радости, а, взглянув на вторую пригоршню сладких ягод, сказал строго:

— Что-то маловато. Прибавь еще!

Садовник зачерпнул побольше. Мальчик покачал головой:

— Видно, ты перегрелся вчера, чиня ограду. Прибавь еще немного!

Сердито тряся бородой, Джавад зачерпнул еще несколько ягод, пробурчав:

— Хоть режь меня на части, больше не получишь!

Биньямин, взглянул, прищурив глаз, на ягоды в ладони, и промолвил:

— А вот сейчас в самый раз!..

Хозяин, сдвинув брови, следил за происходящим. Повернувшись к супруге, он спросил озабоченно:

— Что стало с нашим мальчиком? Неужели, получив нежданное «богатство», он позволил жадности поселиться в своей душе?

Она покачала головой:

— Нет, не похоже. Смотри, он положил в карман совсем немного, а большую часть изюма отдал остальным детям. Позови его, и все узнаем.

Хозяин окликнул сына. Биньямн поднялся на крышу, по краям которой росли в кадках кусты роз, и услышал вопрос:

— Двух пригоршен изюма тебе мало? Но ведь это вдвое больше, чем у других!..

Биньямин кивнул:

— Все верно. Просто вчера в классе учитель рассказывал о заповеди почитания родителей. Один из путей оказать уважение отцу — это в точности исполнить его приказ. Ты сказал: «Две пригоршни». Когда я увидел, что во второй раз садовник зачерпнул изюма меньше, чем в первый, то попросил добавить. Он зачерпнул, но мало. Тогда я попросил добавить снова, но вовсе не потому, что так уж люблю изюм…

Мать поцеловала сына в голову и шепнула: «Иди в гостиную и возьми в буфете дюжину карамелек. Угости сестер и братьев, и себе возьми одну!»

Когда мальчик ушел, хозяин дома задумчиво сказал:

— Чему учит нас этот случай?

— Тому, что нельзя выносить решение быстро и судить о человеке сразу, — ответила жена. – У каждого поступка могут быть десятки причин.

А вы как думаете?
Художник Елена Флерова

Сослучайное и присослучайное 2020-12-22 09:43:14

Сегодня Биби одержал большую личную победу. Следственная комиссия по подлодкам, не выдержав прений с Мандельблитом, самораспустилась.