Сослучайное и присослучайное 2020-11-15 23:50:08

ПРОСТАЯ ИСТОРИЯ

Фото Роман Вишняк.

Послевоенная Европа была полна загадками. Поляки убивали евреев и забирали себе симпатичных младенцев. Или, когда состав давал тихий ход, родители, в кровь разодрав руки, сами совали людям на перроне своего дорогого малютку. А вдруг спасется…
К слову: послевоенная Европа была полна потерянных детей.
И напуганных евреев, которых нацисты убедили, что зло вечно. Эти люди не спешили заводить семьи.
Героиню нашего рассказа зовут Циля Коэн. Дочь рава Мордехая Эпштейна, основавшего знаменитую ешиву Хеврон, жена рава Аарона Коэна, близкого ученика отца.

Она дала название фирменному свитеру, который носили студенты. Когда их число умножилось (Ах, харедим!) Циля отправилась в муниципалитет, хлопотать, чтоб за свои деньги дали еще один этаж достроить.

Тогдашние чиновники, как самка динозавра, рожали долго. Ей сказали:

- Мадам, вам придется ждать долго…

- Она кивнула: — Не беспокойтесь, я подожду. Я буду пока свитер вязать!

Села на стул, достала клубок, и замелькали спицы.

- Чиновник зашатался, как камыш на ветру:

- Мадам, вас, наверно, ждут дети…

Она вздохнула:

- Я не удостоилась иметь своих детей…

Эта история со слезами. У Цили были двое племянников в Бельгии. Когда начались депортации, родители отдали детей соседу, прошептав сквозь слезы: «ну, скажите, что они ваши…»

Как только фашизм издох, тетя Циля, получив согласие мужа, купила билет на корабль, и отправилась в Европу, забирать племянников. Но «спаситель» говорил с ней через цепочку: детей он считает своими, они зовут его «папой».

У Цили были все нужные документы. Она обратилась в бельгийский суд и, в конце концов добилась своего: нееврейский суд признал ее право увезти племянников на Святую Землю. Препятствие в другом: дети не помнили настоящего отца. Сосед-бельгиец, вот он, отец…

Эта поездка заняла полтора года. Муж, конечно, нашел слова утешения. Но дом без детских голосов оглушал пустотой.
Спицы мелькали. Чиновник приоткрыл дверь:
- Мадам, ответ готов! Одну минутку!
Циля Коэн связала кучу свитеров для учеников мужа. Студенты придумали прозвище: «Свитер одна минутка!»
Это было невесть как давно. Циля шла по одной из иерусалимских улиц. Стайка учеников вышла из ворот католической миссии. Одна девочка отстала. Она глотала слезы.

Циля:- Кто тебя обидел?

Ребенок: — Никто. Я просто не хочу здесь быть.

- Почему?

- Потому что я еврейка! И больше нипочему!

Так Циля Коэн нашла свою приемную дочь. Первую. Потом были еще дочки и сыновья.

Не все радовали ее спокойными манерами. Но дети умеют ценить душевное тепло…

Ее старость прошла среди многих-многих родных лиц.

О, эта «одна минутка» среди долгих непонятных, текущих вспять часов! Но тот, кто научился держать ее в руках, — побеждает…

Вот что происходит в Эфиопии