Сослучайное и присослучайное 2020-08-23 10:00:05

Новое в белорусских маршах протеста. Люди демонстративно несут вместе государственный и БКБ флаги. Смотрите фото на tut.by
*
В прокуратуру подано ок. 700 жалоб на насилие силовиков.

Из дневников Виктора Клемперера

«Ну, он действительно что-то сделал» — самая омерзительная для автора позиция. Если человека забрали не просто так, в конце обыска, а за то, что он «скрывал звезду», или держал дома кошку, или зашёл в городской парк — «ну, он же действительно что-то сделал». А мы чисты перед законом, нас не за что! Как будто те законы, по которым его забрали, не являются оформленным на бумаге людоедством!..

Из дневников Виктора Клемперера

1942 г. Германия голодает. По овощным карточкам можно купить только картошку и репу. Когда к лету заканчивается прошлогодняя картошка, а хлеба не хватает до следующих карточек, возникает реальная картина пустых тарелок. Положение спасает только капуста нового урожая.Жена Клемперера (арийка) смогла купить конфеты по карточкам на сладости только раз в полгода. Крайне дефицитный товар — лук. В кафе к вечеру заканчивается вся еда: просто заканчиваются продукты. (Причина понятна: на фронт забирали преимущественно крестьян). Невозможно вставить зуб: все зубные протезы отправляются на фронт. Жители сдали все шерстяные и меховые изделия: для фронта.
Жестокие обыски у евреев, проводимые гестапо, с плевками, пощёчинами и пинками. Фактически это грабежи: во время обысков забирают все продукты (даже купленные на законные еврейские карточки, вплоть до буханки хлеба со стола) и деньги. Евреи живут с постоянной мыслью «придут ли эти сегодня». За найденные «запретные вещи» — концлагерь, откуда не возвращаются. А запретных вещей становится всё больше: евреям запрещено, например, иметь цветы и газеты и покупать рыбу.
«Транспорты» в Терезинштадт и Польшу. В Дрездене остались только состоящие в браке с немками, кавалеры орденов и старики. Для каждого «транспорта» гестаповцами заранее выделяется «резерв»: известно, что какое-то количество евреев перед «транспортом» покончит с собой. «Немецкая аккуратность!» Отстранённая запись: «Соседка предприняла вторую попытку самоубийства, на этот раз удачную…»
Причём население о судьбе евреев почти не знает. Когда обитателей дома престарелых грузят в грузовик, чуть ли не как дрова, прохожие сочувственно: «Смотрите, что делают с евреями, как со скотом поступают! До чего мы дошли…» Чиновники мэрии ужасаются, узнав, что евреям запрещено ездить на трамвае. Клемперер с «еврейской звездой» получает на улице примерно столько же выражений сочувствия, сколько и ругани.
(И это понятно. Все слышат, что главный враг Германии — «всемирный еврей», но профессор Клемперер, которого видят на этих улицах уже много лет, который делит тот же голод и говорит с тем же саксонским акцентом — какой же он «всемирный еврей»? Значит, и не враг. Мастер на заводе жалуется Клемпереру на еврейский заговор и «иудейскую войну», которую ведут против Германии…)