«Порошок уходи»

Я живу в стране, где уже месяц народ стихийно требует от премьера, правящего уже пятнадцать лет (в сумме), уйти нафиг. Премьер замешан в трёх коррупционных скандалах — как минимум на уровне «жена Цезаря должна быть без подозрений», это по самым снисходительным оценкам. Он делает всё возможное в рамках законодательства, чтобы не пустить никого другого к рулю, и чтобы как можно дольше не садиться на скамью подсудимых. Из этих действий можно составить энциклопедию политических трюков под названием «Макиавелли нервно курит в коридоре». Для этого он жертвует развитием страны, за это его не уважают даже его сторонники. Назначенные им министры на полученных ими постах — эталон некомпетентности. Его «эпоха» давно кончилась (по мнению противников) или кончается (по мнению сторонников).
При всём этом если сегодня его унесут инопланетяне или он просто хлопнет дверью и уйдёт домой смотреть телевизор — страна рухнет в один из самых опасных и неразрешимых кризисов в своей истории. Это признают даже противники нашего премьера.
Силу должна сменить сила, а не отсутствие силы.

Сослучайное и присослучайное 2020-08-11 04:08:31

В связи с ситуацией в Беларуси (в жизни этой страны я ничего не понимаю).
Предположим, в нашей стране в президенты баллотируются двое: хороший Хорошев и плохой Плохов. Мы, разумеется, за всё хорошее против всего плохого. А сторонники Плохова — разумеется, плохие, раз они против хорошего Хорошева. Хорошев получил 60%, а Плохов — 40%. После объявления результатов штаб Плохова обвинил нас в подтасовке, не признал результаты и потребовал повторных выборов. Сторонники Плохова вышли на улицы, скандируя «Уходи!» В одном из городов они заняли горисполком, в других стали строить баррикады. Мы, хорошие, разумеется, против беспорядков, устраиваемых плохими.
Пошлёт ли хороший Хорошев наших хороших полицейских в чёрных комбинезонах со щитами и спецтехникой очистить улицы? А когда сторонники Плохова будут кидать в хороших полицейских петардами, а те в них — светошумовыми гранатами, как мы будем освещать это в прессе? А если сторонники Плохова будут призывать к зарубежному вмешательству, как мы к этому будем относиться? И как мы их будем называть — протестующими или погромщиками?