Сослучайное и присослучайное 2020-01-26 14:29:45

вчера мы круто погуляли
поляна с тёлками трава
ещё под вечер взяли пойла
соседу хвастал бык егор
© Alexei Boiko

«Возьмите кирпич, господин советник юстиции…»

В 1937 году Объединение репатриантов из Германии разослало всем конторам и предприятиям нижайшую просьбу: пожалуйста, принимайте на работу немецких евреев! Доктора, адвокаты и коммерции советники сбежали от нацистов, иврита и английского не знают, а в Палестине им никакой работы, кроме сбора апельсинов, предложить не могут…
А в 1938 году то же Объединение даже устроило в Тель-Авиве «публичный суд» под лозунгом «Я обвиняю!», посвящённый «социальной ситуации в Тель-Авиве».

Сослучайное и присослучайное 2020-01-26 09:27:33

Комитет языка иврит в 30-е гг. много занимался подбором ивритских фамилий вместо «диаспорных». На основе фонетического сходства, перевода, места рождения и т.п. Одному человеку предложили на выбор: Шур, Навар, Шафрир, Нишри — фамилии, включающие инициалы его и его родителей.
Почему именно инициалы? Это Комитет иврита делал редко, обычно он подбирал фамилию «и созвучно, и сосмысленно».
А потому что у просителя была довольно распространённая фамилия — Гитлер.
Январь 1939 года.

О пользе и вреде стереотипов

Еще один случай из жизни вспомнился. Посвежее. Работал я тогда в местном кошерном магазине. А магазин этот был частью небольшой дистрибьютерской компании, продававшей кошерные продукты в нашем городе и его ближних и дальних окрестностях. И при необходимости меня срывали из магазина и гнали на развозку заказов.

И вот однажды, развозили мы товар с еще одним мужиком. Весьма колоритным. Американец польских кровей, лет на 10 старше меня. В свое время отслужил в Маринс — местный морпех. Рубаха-парень, на все руки мастер, совершенно не дурак, но со слабой нервной системой. Он утверждал, что если бы не вдувал косячёк каждый день, поубивал бы всех окружающих. Охотно верю.

В тот день, развезли мы все заказы и направили грузовичок наш обратно на склад, а он возми, да сломайся. На честном слове, одном крыле и такой-то матери мы дотащили его до ближайшей мастерской, благо, они тут на каждом углу, и прогулялись до ближайшей заправки, ждать сына хозяев, который обещался нас забрать. И вот стоим мы, никого не трогаем, напарник мой курит (конвенциональные сигареты, а не то, что вы подумали), я просто обозреваю окрестности.

И вдруг, в этих самых окрестностях вырисовывается парочка чёрных ребят, явно не из лучших районов, оглядываются вокруг и направляются к нам. Ну, я не из робкого десятка, особенно, когда рядом бывший, но еще о-го-го какой морпех, сам морпех — тем более. Стоим, держим позицию, приветливо улыбаемся. Подходят они к нам, и с места в карьер:

— Бро, ты ж еврей, да? — это явно ко мне обратился один из них, подлиннее и пострашнее. А надо сказать, по-английски это звучало несколько, ну скажем, грубее — Hey, brah, you’re Jew, right? Дело в том, что нынче в Америке, уж не знаю почему, политкорректность небось, слово «Jew» хоть и переводится, как еврей, но пользоваться им в приличном обществе не принято. И если уж хотят поинтересоваться еврейством человека, то используют прилагательное «Jewish». Мне то что, я на эти нюансы плевал, а вот напарник мой, даром что много лет работает на евреев, напрягся. Видать, заподозрил неладное.

Ну, шила в мешке не утаишь, моя внешность и религиозная атрибутика на лицо, отрицать сложно. Поэтому говорю, мол, да, есть такое дело.

А он мне — «Мне нужен хороший адвокат!»

И тут нашего морпеха пробило на 15-и минутный приступ задорного детского смеха. — Какой класс, — рыдал он, — как у человека всё правильно в голове устроено! Раз еврей, значит наверняка знает хорошего адвоката.

И ведь так и есть. Есть среди моих хороших знакомых и адвокаты. Черный этот, конечно слегка смутился такой реакции, но телефон от меня получил и приветливо попрощавшись, удалился. Надо сказать, я бы ему и врача мог бы порекомендовать. И бухгалтера. И музыканта. И еще много кого. Но ему нужен был адвокат.

А напарник мой эту историю потом рассказывал всем направо и налево. Уж очень она его поразила. Не ожидал он, что так сильны стереотипы. Но ведь зачем-то же они нужны?