Мамзеры и Гои

This post was written by zlata_gl on Январь 12, 2020
Posted Under: Биология,Еврейская семья

Как-то мы тут обсуждали тему про мамзеров.
Я спрашивала, является ли «мамзер» — объективным свойством человека.
Типа как, например, наличие у него инфекционной болезни.
Если никто не знает, и даже сам человек не знает, всё равно он опасен, может заразить других.

Мне ответили знающие люди, что
нет никакого клейма, и если никто не знает, и больше того, если доказать нельзя, то человека защитать мамзером нельзя. В рамках практической галахи обычно как раз пытаются найти лазейки, чтобы человека мамзером не засчитать.

Ссылка на историю, как «мудрец» назвал «мамзером» — просто плохо себя ведущего человека, впечатления не произвела.

Еще ссылки на эту тему:
Будем считать, что «мамзер» — таки чисто юридический статус, а нет расследования — нет проблемы.

Вернемся к «расследованию гоев«.
Олег репатриировался в Израиль из Украины в 1992 году, в пятилетнем возрасте, с мамой, тетей и бабушкой. Прабабушка Олега, Ида, приехала в Израиль еще в 70-е.

Он окончил школу, десять лет отслужил в ЦАХАЛе, демобилизовался, познакомился с Ливнат – уроженкой страны из семьи иранских евреев.

Через неделю Олег с мамой пришли в раввинатский суд в Ашдоде, где, наконец, услышали, что именно вызвало сомнение в еврействе Олега.

Как рассказывает Олег, его прабабушка в начале войны была эвакуирована в Узбекистан, а сразу после войны вернулась домой, в Симферополь, где и родилась ее дочь, бабушка Олега.

Вопрос раввинов состоял в следующем: «Как ваша прабабушка, будучи беременной, могла вернуться из Узбекистана в Симферополь?» Оказалось, что, по мнению раввинатского суда, беременной женщине такой путь было одолеть невозможно, следовательно, бабушка Олега не является родной дочерью своей матери, а была удочерена.

«Трое судей раввинатского суда совершенно серьезно попросили меня описать, как беременная женщина преодолела путь из точки А в точку Б. По мнению раввинов, возвращение из эвакуации домой было тогда совершенно необязательной процедурой, которую не стала бы проходить моя беременная пробабка», – рассказывает Олег.

Итак, Олегу было предложено доказать обратное. Например, с помощью анализа ДНК, проверить, действительно ли его бабушка состоит в кровном родстве с его прабабушкой.

Прабабушка Ида умерла за 15 лет до описываемых событий, однако раввинатский суд это не смутило, и Олегу было предложено найти родственников Иды, но поскольку вся родня Иды была уничтожена во время Холокоста, а Олег эксгумировать прабабку не собирался, на этом все возможные варианты доказательства еврейства были исчерпаны, и Олег получил официальное уведомление о том, что ему нельзя жениться через раввинат («меукав нисуин»).

Почему раввинам вдруг захотелось «расследовать» подозрение в усыновлении 70+ лет назад ?
Они объясняют это в интервью.
Не будем сейчас обсуждать вопросы «еврейских генов и митохондрий».
Остановимся на доказательствах РОДСТВА.
-И все же – почему проверки настолько тщательные? Почему тем, кто проверяет в раввинате на еврейство, так важно не ошибиться и не пропустить «в евреи» нееврея – настолько, что при наличии сомнений презумпция нееврейства побеждает?

-Потому что в иудаизме крайне важны семья и народ. Если для светского человека брак – это чаще всего формальность, то для религиозного – нет. Наша религия не позволяет нам регистрировать смешанные браки. И если я нееврея запишу в евреи, так сказать, поставив на него сертификат кошерности, я нарушу этим целый ряд заповедей. И это грех перед людьми, которых я введу в заблуждение.

-В каких случаях обычно рекомендуется проходить генетическую проверку на родственные связи?
-В довольно редких. СССР, не желая того, оказал нам огромную услугу, создав параллельные системы архивов – ЗАГСов, рабочих, партийных, военных. И во всех документах записывалась национальность. И даже если пять архивов сожгли немцы или коммунисты, где-нибудь все равно документы сохранились. Районный архив сгорел, но областной сохранился. Областной сожгли – сохранился рабочий, военный. Мужчины ведь все были призывные. И в 90% случаев поиск документов – решаемая задача. Легко или сложно, но решаемая.

Но, допустим, я вижу документ, который вызывает у меня подозрения. В таком случае я запрашиваю так называемые «покрывающие» документы – документы родителей, бабушек, прабабушек. И на стыке поколений часто возникают сомнения. Могут не совпадать фамилии, имена, даты. Фамилии менялись при замужестве или разводе, чиновники иногда отказывались записывать еврейские имена. Раньше в таких случаях просили привести свидетелей, но эта система перестала работать еще в девяностые, дискредитированная распространенными лжесвидетельствами.

В таких случаях, когда по той или иной причине возникают сомнения в родстве – например, когда есть подозрение, что речь идет о приемной семье, – с развитием науки появился выход: сделать проверку ДНК на родство.

То есть, если действительно бабушка жениха была удочерена еврейкой 75 лет назад, то это — ужос-ужос.
Значит (по мнению раввинов) есть какой-то ОБЪЕКТИВНЫЙ смысл в «галахическом статусе» от бабушки ? (Уже не говорю о том, что таким способом можно «заподозрить в усыновлении» кого угодно).

Но тогда как может быть, что «мамзер» — не объективное состояние человека, а только «бумажка от раввинов» !? Странная логика.
Причем в этом случае — генетические проверки запрещены ЗАКОНОМ.
Суд не дает таких направлений. Даже если «законный» отец имеет реальные основания подозревать, что жена родила «от соседа».

И закрадывается страшная мысль: а вдруг мамзеры затесались в раввины ?
Представляете, какой кошмар ? Мамзер решает, «кто еврей».
Пусть хотя бы все раввины, машгиахи и даяны пройдут тест на родство со своими отцами. Что они — не мамзеры. Как можно доверять судьбы — кому попало ?
В 21 веке, когда есть генетические тесты, и эти самые раввины, не доверяя бумажкам, направляют туда людей.

Comments are closed.