Невообразимый дар Авраѓама

This post was written by avroomwolff on Ноябрь 6, 2019
Posted Under: lech l'cho,Лех-леха,Лех-лехо

Канун Шабос главы «Лех-лехо»
10 хешвона 5780 года / 8 ноября 2019 г.

Многие помнят жестокий теракт в «Доме Хабада» в Мумбаи в конце 2008 года, в котором погибли посланники Любавичского Ребе раввин Габи (Габриэль) и Ривка Ѓольцберги. Я уже когда-то рассказывал о примечательном случае из жизни рава Ѓольцберга, но думаю, что будет полезно еще раз вспомнить эту историю.

«Дом Хабада» в Мумбаи всегда был в центре внимания израильских туристов, особенно в дни еврейских праздников. Однажды, накануне Песаха, рав Габи обходил гостиницы и пансионы города в поисках евреев, чтобы пригласить их на большой Седер, который он проводил на крыше одного из крупнейших отелей города. Он быстро шел по улицам и везде искал еврейские лица. Стрелки часов бежали вперед, солнце собиралось садиться, и раввин должен был вернуться в гостиницу для подготовки к Седеру. Внезапно он заметил небольшой, дешевый пансион. Он попросил у регистратора разрешения заглянуть в гостевую книгу, и его глаза приметили еврейское имя. Ему сказали, что гость занимает маленькую комнату наверху, в конце лестницы.

Рав Габи поднялся и постучал в дверь комнаты, но ответа не последовало. Он стучал снова и снова, но из комнаты не доносилось ни звука. Он уже повернулся уходить, как вдруг услышал, что дверь за его спиной открылась. На пороге стоял человек, явно пробудившийся от глубокого сна. Постоялец с удивлением посмотрел на раввина и спросил на иврите: «Кто послал тебя ко мне?» — «Святой, благословен Он», — естественно ответил рав Ѓольцберг. На глаза ошеломленного человека навернулись слезы. Он попросил раввина подождать немного, пока он оденется. По дороге на Седер турист рассказал свою историю:

— Сегодня я приехал в Мумбаи, но на вокзале обнаружил, что мой кошелек украден, и у меня не осталось ни денег, ни документов! Я сел на камень и предался мрачным размышлениям. Неожиданно ко мне подошла еврейская пара из Франции. Они спросили, почему я выгляжу таким грустным, а узнав, в чем дело, успокоили меня: «Сегодня канун Песаха, и консульство Израиля закрыто, но после праздника можно будет обратиться за паспортом». Они дали мне немного денег и посоветовали поискать небольшой дешевый пансионат, где я мог бы дождаться окончания праздника. Я пришел сюда и снял комнату на два дня. Лег на кровать и, глядя в потолок, начал разговаривать с Б‑гом. Я сказал Ему: «Евреи, которых я встретил на вокзале, сказали мне, что сегодня ночь Седера. Б‑же, я знаю, что мои отношения с Тобой не из лучших, но, пожалуйста, если Ты любишь меня, дай мне знак, что Ты со мной! Не дай мне остаться одному в этот вечер». Я заснул и внезапно сквозь сон услышал стук в дверь. Мне показалось, что я все еще сплю, но стук повторялся и повторялся. Я открыл дверь и увидел перед собой раввина. А когда я спросил, кто тебя послал, ты ответил: «Всевышний!..»

* * *

Рамбан в своем комментарии на нашу сегодняшнюю недельную главу «Лех-лехо» задает очень важный вопрос: почему Тора пропускает биографию Авраѓама и ничего не говорит о том, чем он занимался в своей жизни до того, как его призвал Всевышний, и что сделало его достойным выбора Творца? История жизни нашего праотца начинается с середины, когда глава «Лех-лехо» открывается повелением: «И сказал Г‑сподь Авраму: «Иди с земли твоей, и с родины твоей, и из дома отца твоего на землю, которую укажу тебе» (Брейшис, 12: 1). И тут возникает множество вопросов: Кем был Авраѓам? Что он сделал? Почему именно он, а не, скажем, его двоюродный брат? Тора довольствуется только кратким упоминанием в конце предыдущей главы «Ноях», из которого мы узнаем, что Авраѓам родился в Ур-Касдим, его отца звали Терах, и у него было два младших брата: Нахор и Ѓаран. Но ни слова не говорится о том, что делал Авраѓам, пока ему не исполнилось 75 лет, и Всевышний призвал его для основания избранного народа! Это прямо противоположно стилю Торы. Например, в главах «Брейшис» и «Ноях» она не перестает восхвалять Нояха перед тем, как сказать, что он был призван стать спасителем человечества. Лемех сказал о своем новорожденном сыне: «Этот облегчит нас от деяния нашего и от мучения рук наших от земли, которую проклял Г‑сподь» (Брейшис, 5: 29). Затем Тора говорит: «А Ноях обрел милость в глазах Г‑спода» (там же, 6: 8). И даже сама глава «Ноях» начинается с серии похвал, которые поражают святостью ее главного героя: «Hoяx мужем праведным, цельным был в своих поколениях; с Б‑гом ходил Hoяx» (там же, стих 9).

Более того, в случае с Моше-рабейну Тора подробно описывает события, которые объясняют выбор Всевышнего. Прежде чем Б‑г открывается ему в горящем кусте терновника, мы узнаем три разные истории, показывающие его мужество и умение проявлять заботу о ближнем. Первая история о том, как в подростковом возрасте Моше увидел, что египтянин бьет еврея, и, не задумываясь, спас жизнь еврею «и поразил египтянина, и спрятал его в песке» (Шмойс, 2: 12). На следующий день Моше увидел, как двое евреев ссорятся, и не побоялся встать между ними и попросить их прекратить вражду. Затем мы читаем о том, как Моше пожалел дочерей Исро и помог им черпать воду из колодца, несмотря на сопротивление пастухов. Это хорошая биография, позволяющая читателям получить полное представление о кандидате и его способностях работать в должности руководителя народа.

Почему же в случае с Авраѓамом Тора избегает рассказов о его жизни до того, как Всевышний первый раз явился ему?

На самом деле это многоплановый вопрос. Все мы знаем, что нет более великолепной биографии, чем у Авраѓама. При всем восхищении тем, что совершили другие праведники, никто в юности не сделал того, что сделал наш праотец. Все мы помним истории мидрашей о том, как в трехлетнем возрасте он восстает против своего отца Тераха и настаивает на том, что есть только один, единый Б‑г. Хорошо известная история описывает, как он распространял свою веру среди покупателей отцовского магазина, отговаривая их от покупки идолов, а потом вообще разбил всех идолов в магазине. И кульминацией стало то, что Авраѓам самоотверженно прыгнул в пылающую печь царя Нимрода, чтобы защитить свою веру. Тем не менее, сама Тора об этом умалчивает и начинает рассказ с середины: «И сказал Г‑сподь Авраму: «Иди…».

Рамбам просто утверждает, что Тора не хочет рассказывать о злодеях Ур-Касдима и их борьбе за идолопоклонство против Аврама, поэтому опускает всю эту историю. Но, конечно, очень трудно понять: разве наш праотец не достоин короткого предложения, вроде такого: «Аврам верил в единого Б‑га и был истинным праведником»?!

Любавичский Ребе дает очень особенное объяснение: Тора игнорирует биографию первого из праотцов еврейского народа, потому что история этой главы намного больше и важнее, чем жизнеописание Авраѓама. Она рассказывает о таких чудесах, которые не могут быть соизмеримы ни с какими действиями человека. Никакие добрые дела не смогут сделать человека достойным того главного, о чем говорится в главе «Лех-лехо». Небеса открываются, и Всевышний выбирает человека, который будет представлять Его на земле. «Сказал Г‑сподь Авраму». Бесконечный Б‑г, сотворивший небеса и землю, устанавливает связь с ним, смертным, и заключает вечный завет. В статусе Авраѓама происходит мощный скачок — он из обычного человека становится партнером Творца. И этот скачок не имеет никакого отношения к тому, что Аврам делал раньше. Это совершенно другая история: Всевышний выбрал человека. Представьте себе простолюдинку, которую принц из британской королевской семьи выбрал себе в жены. Никого не заинтересуют добрые дела, которые она совершила в детстве, они не выдерживают сравнения с удачей, которую послали ей Небеса: она понравилась наследнику короны, и в будущем сама станет королевой!

Одна из славных хасидских династий — гурская (по названию польского городка Гура-Кальвария). Первым их ребе был автор книги «Хидушей ѓаРим, рабби Ицхок-Меир Альтер около ста пятидесяти лет назад. Он был великим человеком, великим ученым, выдающимся талмид-хохомом и зятем знаменитого рабби Менахема-Мендела из Коцка. Покинув этот мир, рабби Ицхок-Меир не оставил после себя сыновей: все они умерли еще при его жизни, и хасиды выбрали своим руководителем его 19‑летнего внука, раввина Йеѓуду-Арье-Лейба Альтера, который прославился как «Сфас эмес» («Язык истины»), по названию одной из его книг. Однажды один из пожилых хасидов, человек, который, возможно, годился новому Ребе в дедушки, вошел в его кабинет и прямолинейно спросил: «Что заставляет такого маленького мальчика, как ты, руководить таким огромным движением, как гурский хасидизм? Откуда в тебе есть способности заменить великого «Хидушей ѓаРим», который заменил еще более великого ребе из Коцка!?»

«Сфас эмес» ответил притчей: группа альпинистов решила выполнить сложную задачу: подняться на высочайшую гору. Они месяцами готовились к этому походу, совершили трудное восхождение, некоторые из них сошли с маршрута и не смогли продолжить путь… И вот после нескольких месяцев падений, отчаяния и возрождения надежд их ноги ступили на вершину. Они удовлетворенно оглянулись на пройденный путь и почувствовали себя супергероями. И в эту минуту славы они с удивлением заметили сидящего там маленького мальчика, играющего в снегу. Они были поражены. Если маленький мальчик может сделать это, то о каком их величии можно вообще говорить?! «Как ты сюда попал?» — спросили они, все еще не веря своим глазам. «Я не залазил сюда, — ответил мальчик. — Я родился здесь, на горе». И в завершение рабби Йеѓуда сказал: «Я тоже ничего не делал сам, а удостоился этого с Небес…»

Есть вещи, которые невозможно достичь самостоятельно. Человек ограничен в своих возможностях. Он не может перепрыгнуть через себя. Ребенок не может понять логику своего отца. Почти все мы не можем понять глубину мысли Альберта Эйнштейна. По сей день мы даже не смогли приблизиться к солнцу. Мы не можем общаться с душой дорогого человека, который ушел в верхний мир. Но в нашей недельной главе рассказывается о гораздо более удивительном случае: Б‑г вступает в контакт с человеком и выбирает его. Более того, этот человек становится Б‑жьим слугой и представителем в этом мире. Следовательно, это произошло не в результате действий, которые совершал Авраѓам прежде, а потому, что на его долю выпала эта огромная привилегия. Создатель мира — прямое воплощение вечности, поэтому и избранник, и его семя сами превращаются в символ вечности! Невообразимый дар, который Авраѓам получил, когда открылись границы Небес, и есть главная тема недельной главы «Лех-лехо».

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (769 КБ).

Comments are closed.