Альпийский поход Суворова

был не весёлым катанием с горки, а вынужденной мерой, импровизацией. Суворова послали из Италии, которую он очистил от французских войск, в Швейцарию, на помощь русскому и австрийскому корпусам, против которых выдвигались французы. Он должен был спокойно дойти до Люцернского озера, там его войска должны были переправить на другой берег, а оттуда без всяких перевалов до союзных корпусов. Но поход этот планировался из Вены, и пока план дошёл до Италии, на Люцернском озере были уже только французские суда. Вокруг озера шла лишь пастушья тропа. Провиант для армии там не приготовили. Никакой разведки не было, никакого представления о том, куда ещё можно идти. Двадцать тысяч солдат Суворова оказались заперты.
Чтобы сохранить войска, можно было бы отступить той же дорогой. Но Суворова позвали на помощь, и он знал, что союзным корпусам противостоит Массена, очень талантливый полководец, и что они в реальной опасности. Он принял решение продвигаться через горы, взял швейцарцев-проводников, и войска пошли по горным дорогам.
А тут оказалось, что в Швейцарии находятся и французские войска с генералом Лекурбом и артиллерией, который эти дороги и закрыл. А ещё на этих дорогах был Урзернский тоннель, через который можно было двигаться только по одному, и Чёртов мост, и никакой еды. И вдобавок в середине пути, где-то между двумя перевалами, Суворов получает сообщение о том, что союзные корпуса уже разбиты, что всё зря и что на выходе его ждёт только французская армия.
Короче, Суворов вышел с двадцатью тысячами солдат, и после двух недель, без обозов, по ненаселённым горам, после снежных перевалов и нескольких сражений вывел пятнадцать тысяч.
Сам он ехал на казачьей лошади, два казака вели её под уздцы. Время от времени он порывался слезть, чтобы пойти пешком, как все солдаты, но казаки говорили ему: «Сиди!», и он оставался на лошади. А было ему семьдесят лет, и был он после пяти, кажется, ранений.
Через несколько месяцев после конца похода он и умер.
Сегодня — 220 лет с окончания похода.