Один в стране Большого Мяса

Ицхак Спиваков был участником культурной жизни дореволюционной Одессы, другом Черниховского и Клаузнера, но после революции его занесло в Аргентину, в Мендосу, где он ещё сорок лет был единственным ивритским литератором.
И на своей могиле он велел высечь две области, в которых он почти всю жизнь был одиночкой:
«Ивритский поэт и вегетарианец».

Сослучайное и присослучайное 2019-04-29 03:57:26

А улицу Бялика в Тель-Авиве назвали так ещё при его жизни. И правильно: ведь назвали её в честь поэта, а к этому времени Бялик стихи уже не писал, а занимался языковым планированием и публицистикой.

«Она — Маяковского тысячи лет»

После смерти Йосефа Клаузнера (кроме исторических и литературоведческих трудов, кроме редактуры «Еврейской энциклопедии», он был учёным секретарём Комитета языка иврит и ввёл слова עיפרון и חולצה) улица, на которой он жил, была названа его именем. Живший на той же улице Ш.Й.Агнон выражал своё недовольство по многим личным соображениям.
Но ему сказали: «А вы предпочли бы, чтобы сейчас Клаузнер жил на улице Агнона?»