Жаль, что Джордж Мартин не читал Михаила Успенского

- …я готов поведать о войне трёх царств.
Как богатырь и опасался, это оказалась волына в особо крупных размерах. Поначалу все было интересно и увлекательно, потому что незнакомо, только скоро Жихарь запутался в чужих именах и сложных родственных связях. Тот, кто сложил эту волыну, хотел, видно, упомянуть в ней поименно всех жителей Чайной Страны, чтобы кого-нибудь не обидеть, а их вон ведь сколько!
Жихарь задремал, время от времени приходя в себя на самых жутких местах повествования.
- Сяхоу Дунь преследовал врага по пятам, но тут в глаз ему попала вражеская стрела. Сяхоу Дунь взвыл от боли и выдернул стрелу вместе с глазом. «Отцовская плоть, материнская кровь — бросить нельзя», — подумал он и съел свой глаз…
- Прости, Бедный Монах, — не выдержал Жихарь. — Только как бы Пропп вместо помощи не прогневался за такие сказки да не наплевал нам в глазки…
- Умолкаю, устыдившись своей бестактности, — поклонился Лю Седьмой. — Да и потом у нас принято рассказывать эту повесть не спеша, в течение нескольких недель…

Сослучайное и присослучайное 2019-04-11 01:32:51

Thomas Lerooy. «Тяжёлые мысли».
https://res.cloudinary.com/dywcqlslw/image/upload/c_limit,w_1000/8158413a-4d1d-428f-a66b-55e58fa7c273.jpg