Не гобелены, но живые картины

This post was written by avroomwolff on Январь 17, 2019
Posted Under: b'shallach,Бешалах

Канун Шабос главы «Бешалах»
12 швата 5779 года / 18 января 2019 г.

На этой неделе у меня с одним моим знакомым возник разговор о ныне царствующей королеве Великобритании Елизавете II. Собеседник обратил мое внимание на интересную тему: Елизавета стала самым долгоправящим монархом Британии за всю ее историю. Достаточно сказать, что за годы правления королевы пост премьер-министра занимали 13 человек — от Уинстона Черчилля до Терезы Мэй. Столько же хозяев Белого дома сменились за это время — от Гарри Трумэна до Дональда Трампа. Это, без сомнения, мировой рекорд.

Основы британской монархии в том виде, в каком она существует сегодня, были заложены в 1066 году, когда умер король Эдуард Исповедник. У него не было детей, и в спор за английский престол вступили взошедший на трон Гарольд II, родственник умершего короля, и герцог Вильгельм Нормандский, который утверждал, что Эдуард обещал корону Англии ему. 14 октября 1066 года состоялось одно из самых известных сражений в британской истории — Битва при Гастингсе. В ходе сражения Гарольд II был убит, и для Вильгельма открылся путь на Лондон, где вскоре он был провозглашен королем Англии. Эта битва была поворотным моментом в британской истории, ибо ее результатом стало формированию одной из наиболее прочных и централизованных монархий Европы, существующих и по сей день.

Одна из причин, по которой это сражение известно более, чем другие, заключается в том, что вскоре после него сводный брат короля Вильгельма решил увековечить эти события и заказал вышить их изображение на полотне. Так появился знаменитый «Гобелен из Байе», представляющий собой вышивку, сделанную шерстяной нитью по льняной основе, размером около 70 метров в длину и 50 см в высоту. На картине в хронологическом порядке впечатляюще ярко представлены 58 сцен, подробно описывающих историю нормандского завоевания Англии, с пояснениями на средневековой латыни. Гобелен в течение почти тысячи лет находится в Нормандии, в городе Байе, по которому он и получил свое название. В настоящее время он выставлен под стеклом в специальном музее города и относится к национальному достоянию Франции. В 2007 году ЮНЕСКО включила его в реестр «Память мира». Это полотно никогда не вывозилось за пределы Франции, его только дважды показывали в столице. Наполеон выставил гобелен в Париже в 1804 году, когда планировал вторжение в Англию. Во второй раз полотно выставляли там в 1944 году — после освобождения Парижа от немцев. В 1953 году в честь коронации королевы Елизаветы Англия попросила Францию разрешить привезти гобелен в Лондон, а затем просьбу повторили в 1966 году на 900‑ю годовщину битвы, но в обоих случаях Франция ответила отказом, ссылаясь на его ветхость и невозможность транспортировки…

* * *

В последние несколько недель мы читаем в Торе историю Исхода. Эта неделя уже четвертая из тех, в которые мы переживаем освобождение из египетского рабства. Мы уже читали о Десяти казнях египетских. В эту Субботу мы читаем о великом чуде рассечения Ям Суф — Тростникового моря. Если кто-нибудь решил бы изобразить историю Исхода из Египта на гобелене или выткать ковер с изображением этих событий, то получился бы самый замечательный из когда-либо созданных памятников изобразительного искусства всех времен и народов. Только представьте себе, как выглядели бы картины Десяти казней, а особенно рассечение моря! Думаю, что 70 метров полотна не было бы достаточно, чтобы изобразить такие чудеса, как падающий с небес ман и весь народ, выходящий утром собирать свой хлеб, или, например, Дарование Торы, когда все сыны Израиля стоят у подножия горы Синай.

На самом деле, на протяжении истории создавались отдельные картины и даже снимали фильмы об Исходе из Египта. Однако картина, созданная спустя годы, не похожа на картины, написанные кем-то, кто видел чудеса своими глазами. Но это не значит, что в те дни евреи не знали, как делать такие вещи. И доказательство тому создание Мишкана — переносного Храма, заповедь построить который народ Израиля получил через шесть месяцев после выхода из Египта. Мишкан был построен лучшими мастерами еврейского народа. Так Тора характеризует Бецалеля, которого Святой, благословен Он, «исполнил духом Б‑жьим, мудростью, и разумением, и ведением, и всяким умением» (Шмойс, 31: 3). Стены и крыша Скинии были сделаны из полотнищ, на которых Тора заповедует сделать «крувим работы парчевника» (Шмойс, 26: 1). Раши объясняет: «Крувим не вышиты на них иглой, а вытканы с двух сторон: одно изображение на одной стороне и другое изображение на другой… подобно тому, как ткут шелковые пояса». Кроме того, о занавесе, который отделяет Святая святых от остальной части Мишкана, говорится: «И сделай разделительную завесу из синеты и пурпура, и червленицы, и крученого в шесть сложений виссона; работы парчевника сделай ее с крувим» (Шмойс, 26: 31). Раши в комментарии на этот стих говорит: «Сделай на ней изображения различных созданий». Все это подтверждает, что среди сынов Израиля, покинувших Египет, были очень талантливые мастера, и, тем не менее, у нас нет картин Исхода, изготовленных их руками.

Когда Тора повелевает нам «чтобы ты помнил день твоего исхода из земли Египетской во все дни жизни твоей» (Дворим, 16: 3), имеется в виду нечто большее, чем обыкновенное воспоминание. Тора не считает праздник Песах просто уроком истории. Наши мудрецы, да будет благословенна их память, говорят нам в Агаде: «В каждом поколении еврей должен видеть себя, как будто он сам вышел из Египта». Недостаточно, чтобы мы помнили, что сыны Израиля, которые жили тысячи лет назад, покинули Египет. Тора хочет подчеркнуть, что каждый должен чувствовать, как будто он сам вышел из рабства на свободу.

Когда Тора говорит в Десяти заповедях: «И помни, что рабом был ты на земле Египетской» (Дворим, 5: 15), имеется в виду, чтобы каждый сам испытал это на себе. Но эти ощущения невозможно получить глядя на изображения тех событий… Когда Тора повелевает: «И будет этот день для вас памятным», она также говорит, как нам сохранить память об этом дне: «Семь дней пресные хлебы ешьте…» (Шмойс, 12: 14, 15). Другими словами, способ пережить исход из Египта не связан с созерцанием изображающих его картин, а кроется в действии, например, когда еврей ест мацу. Только попробовав «хлеб бедности», он может почувствовать вкус рабства. Когда он ест горький моройр, то ощущает вкус изгнания. Харойсес напоминает ему о глине, из которой сыны Израиля должны были делать кирпичи. Пробуя карпас, предварительно погруженный в соленую воду, он испытывает горечь соленых слез еврейского народа. И когда он пьет четыре бокала вина по этому особому поводу, он чувствует, что сам отправился на свободу…

Тора — это не учебник истории. Она называется Торас хаим, буквально — «Учение о жизни». Еврей должен каждый день чувствовать, как говорил Алтер Ребе, «как будто он сегодня вышел из Египта». Чувствовать, что он сам стоит на горе Синай и сегодня получает Тору. Как говорит Любавичский Ребе: «Не думайте, что есть старая Тора, которая была дана тысячи лет назад… Каждый день она должна быть в твоих глазах, как будто дана сегодня». Святой, благословен Он, позаботился о том, чтобы картины Исхода из Египта не были лишь изображениями на полотнах и коврах, а стали живыми картинами, на которых евреи живут в соответствии с «Учением о жизни».

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (774 КБ).

Comments are closed.