О развитии языка

This post was written by nomen_nescio on Ноябрь 11, 2018
Posted Under: лингвистика

Обезьяны бонобо, владеющие языком (клавиатурой или знаками глухонемых), почти никогда не отвечают «нет» на то, что им предлагается. Если предложение им не нравится, они просто не реагируют. А знак «да» используют охотно, в том числе для подтверждения внимания: «я слушаю».
Шимпанзе Лулис, научившийся языку глухонемых у других шимпанзе группы (!), без участия людей, сохранил свой запас знаков (не очень большой, конечно), даже через десять лет после перевода его и других говорящих обезьян в обычный «природный» обезьянник, в большую группу. Общается на языке глухонемых с говорящими сородичами и со смотрителями, его знающими.
Как минимум двое шимпанзе дали друг другу имена на языке глухонемых. Мойя называла Ннэ «бэби», а Ннэ называл Мойю «печенье». Хотя для обозначения каждого из шимпанзе был особый знак, введённый людьми.
Кстати, чтобы развеять популярный миф: обезьяны часто спрашивают людей «Что это?» о незнакомых предметах.
Сейчас установлено, что языковые способности обоих видов шимпанзе не могут превысить уровень двухлетнего ребёнка. (Прочие способности — могут: социальный интеллект; осознание оторванности формы языкового знака от способа его выражения; умения — от осторожного перелистывания страниц до изготовления каменных резцов; и т.п.) И как раз в 2.5 года у детей происходит т.н. «языковой взрыв». Вот тут лежит то, что принципиально отделяет нас от них. Но что — мы пока не знаем.

Comments are closed.