Размежеваться или объединиться?

This post was written by avroomwolff on Октябрь 18, 2018
Posted Under: lech l'cho,Лех-леха,Лех-лехо

Канун Шабос главы «Лех-лехо»
10 хешвона 5779 года / 19 октября 2018 г.

В XVIII веке евреи в Германии были объединены в общины, которые получили официальный статус от правительства. Каждый еврей обязан был платить налоги общине, которая предоставляла ему весь комплект «религиозных услуг» — от обрезания до похорон. В XIX веке там набрало силу движение «реформистов». Идеи Просвещения находили все больше приверженцев, ассимиляция стала угрожать самому существованию еврейства. Многие раввины и общественные лидеры стали реформистами и управляли общинами по своему усмотрению. Большинство евреев в этих общинах не соблюдали заповеди Торы. Ортодоксальному меньшинству в каждом городе не нравилось, что их налоговые деньги финансировали синагоги, которые не следовали еврейской традиции…

Во Франкфурте энергичным защитником иудаизма стал молодой ортодоксальный раввин по имени рабби Шимшон-Рефоэль Ѓирш. Он основал движение «Тора ведерех эрец», следующее принципу сочетания неукоснительного соблюдения законов Торы с активным участием в жизни общества. Он и другие раввины проводили работу в правительственных кругах с целью получить возможность создать отдельную еврейскую общину, в которой все будет проводиться строго по Ѓалохе. После многолетней борьбы в 1876 году был принят закон, который позволил евреям выходить из «официальных» общин. Во многих местах даже возникали параллельные еврейские общины: реформистские, ортодоксальные и «общие», включавшие представителей того и другого течений.

Сам рав Ѓирш основал общину «Адат Йешурун», которая существует и по сей день, и пригласил всех ортодоксальных евреев присоединиться к ней, что многие и сделали. Кроме того, он отказался от членства в «общей» общине и потребовал, чтобы его последователи перестали платить ей налог. Однако большинство членов новой общины все-таки остались и членами «общей». Главная причина этого была в том, что еврейское кладбище находилось в ведении последней. Еврей, покинувший «общую» общину, не мог быть похоронен на кладбище, ей принадлежавшем. Семьи старожилов не были готовы к тому, что они не найдут своего последнего места упокоения рядом со своими предками.

Спор о том, должны ли евреи покинуть «общую» общину или нет, разгорался и охватывал все больше и больше людей. Тогда некоторые из них обратились за советом к рабби Ицхоку-Дову Ѓалеви Бамбергеру, раввину Вюрцбурга, которого предыдущий Любавичский Ребе называл «великим Б‑гобоязненным евреем и великим знатоком Торы». Рабби Бамбергер был известен тем, что поддерживал создание отдельных общин, и поэтому все были уверены, что он поддержит и рабби Ѓирша. Однако, когда рабби Бамбергер встретился с главами «общей» общины во Франкфурте, он убедился, что в данном случае нет причин расставаться с ней. Руководство общины пообещало ему, что налоговые деньги ортодоксальных евреев не будут использованы на финансирование деятельности реформистов. Напротив, «общая» община будет финансировать все потребности ортодоксальной. Поэтому рабби Бамбергер постановил, что нет обязанности отделиться от «общей» общины. Он считал, что когда ортодоксальные евреи являются частью «общей» общины, они оказывают гораздо большее влияние на ее работу, и, благодаря им, остальная часть евреев, не соблюдающих заповеди Торы, будет иметь больше возможностей приобщиться к иудаизму.

«Общая» община не хотела терять ортодоксальных евреев, поэтому они были готовы сделать почти все, что те просили. В конце концов, они назначили ортодоксального раввина р. Мордехая Горовица. Новый раввин потребовал, чтобы они построили большую микву в соответствии с Ѓалохой; чтобы все скотобойни и мясные лавки находились только под его наблюдением; а также чтобы раввинатский суд состоял только из Б‑гобоязненных ортодоксальных раввинов. Они приняли его условия, и он вступил в должность. Таким образом во Франкфурте были две ортодоксальные общины — «Адат Йешурун», которая существовала отдельно, и другая ортодоксальная община, входившая в «общую».

Спор о том, что правильно — отделиться полностью и построить независимую общину или оставаться частью общины и влиять изнутри, — длится уже тысячи лет, и не нам его решать, мы оставим решение раввинам в каждом конкретном городе. Ибо многое зависит от места и времени, а также других сопутствующих обстоятельств…

Интересно, что с подобной проблемой почти четыре тысячи лет назад столкнулся наш праотец Авраѓам. В нашей сегодняшней недельной главе «Лех-лехо» мы читаем о том, что Авраѓам (которого тогда звали Аврам) покинул Харан вместе с женой и своим племянником Лотом, и пошли они в землю Ханаанскую. «И был голод на той земле, и спустился Аврам в Египет» (Брейшис, 12: 10). Там произошла известная история с Сарой, которую фараон хотел взять в жены. Всевышний спас Сару, и, в конце концов, фараон отослал их обратно, но прежде, чем выдворить из страны, обогатил Авраѓама — дал ему «мелкий и крупный скот и ослов, и рабов, и рабынь, и ослиц, и верблюдов» (там же, 12: 16). Они вернулись в Ханаан, и тут начались проблемы: «И был спор между пастухами стада Аврама и пастухами стада Лота» (там же, 13: 7). Ссора, по словам Раши, возникла, «потому что пастухи Лота были нечестивы и пасли свой скот на полях чужих, а пастухи Аврама порицали их за грабеж». Почему пастухов Авраѓама так заботило то, что делали пастухи Лота? Раши (комментарий на Брейшис, 13: 8) объясняет, что Авраѓам и Лот были «родственники. А аллегорическое толкование гласит, что они отличались внешним сходством». А так как они были похожи, то осквернение Б‑га пастухами Лота очерняло имя нашего праотца Авраѓама. Люди их не разделяли и говорили: «Смотрите, что творится! Этот «праведный» Авраѓам распространяет веру в Единого Б‑га, но его окружение состоит из преступников, которые пасут свой скот на чужих пастбищах!»

Поэтому Авраѓам предложил Лоту: «Ведь вся земля пред тобою, отделись же ты от меня: если налево, то я буду справа, а если направо, то я буду слева» (Брейшис, 13: 9). Давай, мол, построим две общины, и куда бы ты ни пошел, я пойду в другую сторону. Авраѓам также пообещал помогать Лоту и сказал: «Где бы ты ни поселился, не отдалюсь от тебя, буду тебе защитником и помощником» (Раши на Брейшис, 13: 9), но мы должны расстаться… Что сделал Лот? Он решил поселиться в Сдоме: «Лот обитал в городах равнины, и раскинул он шатры до Сдома» (Брейшис, 13:13). Тора подчеркивает в следующем стихе: «А люди Сдома злы и грешны пред Г‑сподом очень». А Раши в своем комментарии добавляет: «Однако это не помешало Лоту поселиться там и жить с ними».

Затем Тора продолжает: «И Г‑сподь сказал Авраму после того, как отделился Лот от него: «Подними же глаза твои и посмотри с места, на котором ты, на север и на юг, на восток и на запад. Ибо всю землю, которую ты видишь, тебе дам ее, и твоему потомству навеки» (Брейшис 13: 14, 15). Раши говорит: «Пока нечестивый был с ним, речение Б‑жье сторонилось его». Следовательно, причина, по которой Б‑г открылся Авраѓаму сейчас, а не раньше в том, что они с Лотом расстались. Это подтверждает, что Авраѓам сделал правильный шаг.

Однако есть мидраши, которые придерживаются другого мнения. «Р. Юда говорит: «Всевышний рассердился на нашего праотца Авраѓама, когда отделился от него Лот. Святой, благословен Он, сказал: «Всех ты прилепляешь, а Лота, племянника своего, не прилепил» («Брейшис рабо», 41). По словам рабби Юды, распрощаться с Лотом было неверным решением, потому что, в конце концов, это заставило Лота переехать в Сдом. Если бы он остался с Авраѓамом, то близость к нашему праотцу положительно влияла бы на него и способствовала тому, чтобы он был на более высоком духовном уровне. В оправдание следует сказать, что поведение Авраѓама соответствовало периоду до дарования Торы. Однако в момент Синайского откровения все сыны Израиля «стали гарантами друг другу», и каждый из них теперь обязан обеспечить, чтобы каждый еврей выполнял заповеди. Теперь никто не может, следуя такому подходу, сказать: «Отделись же ты от меня!» Как поясняет в одной из своих бесед Любавичский Ребе в связи с сыном-злодеем, о котором сказано в Пасхальной Агаде: «Если бы он там был, то не был бы искуплен». Именно там, в Египте, не был бы искуплен, но после дарования Торы все евреи будут искуплены, и мы несем ответственность за каждого из них.

Но даже если приходится расставаться, мы не можем избавиться от ответственности за каждого еврея! В своей беседе на фарбренгене в Шабос главы «Лех-лехо» 5750 (1989) года Ребе говорит: «Даже после отделения от Лота Авраѓам самоотверженно вступает в войну, чтобы спасти его, и под влиянием Авраѓама действовал Лот, когда, никого не боясь, привел гостей в свой дом в Сдом, хотя это было связано с опасностью для жизни». Авраѓам проложил этот путь: отдать свою душу даже за такого, как Лот, а затем увидеть положительное влияние.

…Мы должны всегда помнить, что несем ответственность за каждого еврея. Кем бы он ни был и в каком бы духовном состоянии ни находился, мы обязаны помочь ему подняться к высшей духовности, как делал наш праотец Авраѓам.

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (764 КБ).

Comments are closed.