«Всенародное собрание» в синагоге

This post was written by avroomwolff on Сентябрь 27, 2018
Posted Under: simchas torah,Симхат-Тора,Симхос-Тойре

Канун Шабос холь ѓамоэд Суккос
19 тишрей 5778 года / 28 сентября 2018 г.

Это было во время Второй мировой войны. Из Венгрии в Освенцим привезли целую группу студентов иешивы и сразу поместили в барак, из которого был только один путь — в газовые камеры. Молодые парни точно знали, куда их поведут, и понимали, что не успеет закончиться день, как их уже не будет в живых. Смертную тишину нарушил голос одного из них: «Дорогие мои друзья, сегодня Симхос-Тойре. Хотя мы не дома и не в синагоге, и у нас нет Свитка Торы, чтобы танцевать с ним, но Б‑г здесь с нами! Давайте танцевать и радоваться вместе с Г‑сподом!» Молодые люди образовали большой круг и начали танцевать и петь: «Ашрейну, ма тойв хелкейну — Счастливы мы, как хорош наш удел». В это время в барак вошел офицер СС. Он был ошеломлен увиденным, велел им замолчать и крикнул: «Вы даже смерти не боитесь?! Знаете, что с вами будет через несколько минут?» Тот же парень ответил ему: «Мы все прекрасно понимаем и именно поэтому танцуем и радуемся! Мы счастливы оставить этот низкий и презренный мир, в котором властвуют такие люди, как ты». Смелый ответ разозлил офицера еще больше. Он приказал перевести эту группу в другой барак и пообещал им, что продлит их мучения и не даст им так легко умереть. Но на следующий день кто-то из руководства лагеря отправил ешиботников на работы в какой-то другой город. Так их жизни были спасены…

* * *

23 тишрей (в этом году — 2 октября) мы празднуем Симхос-Тойре, радуясь тому, что удостоились закончить годичный цикл чтения Торы и начать читать ее заново. Но почему именно в этот день, в конце Суккос, было решено завершать Тору? Почему не раньше, в Рош ѓаШоно или Швуэс? Следует помнить, что праздника Симхос-Тойре нет ни в Торе, ни в Талмуде, его установили мудрецы народа Израиля. А если это так, то почему они решили установить праздник именно на последний день Суккоса?

Заповедь ѓакѓель — «всенародное собрание» — является предпоследней в Торе. Один раз в семь лет, по окончанию года шмиты, еврейский закон требует от всех, кому только позволяют здоровье и физические возможности, прийти в Храм во время праздника Суккос для того, чтобы слушать чтение Торы из уст царя. В Торе об этом сказано так: «И завещал им Моше, говоря: «К концу семилетия, в год шмиты, в праздник Суккот, когда придет весь Израиль, чтобы явиться пред лицо Г‑спода, Б‑га твоего, на место, которое Он изберет, читай учение это пред всем Израилем вслух для них. Собери народ, мужчин и женщин, и малых детей, и пришельца, который во вратах твоих, чтобы они слушали и чтобы они изучали и боялись Г‑спода, Б‑га вашего, и соблюдали все слова Учения этого» (Дворим, 31: 10–12).

Мы знаем, что Шолош реголим — это три главных праздника, записанных в Торе, Песах, Швуэс и Суккос, когда евреи совершали паломничество в Храм в Иерусалиме. Обязанность совершать паломничество лежала только на мужчинах в возрасте старше бар-мицвы (и есть мнение, что только на тех, кто владел землей в Эрец-Исроэль). Но раз в семь лет, на Суккос, Тора повелевает, чтобы весь народ Израиля поднялся в Иерусалим: не только мужчины, но также женщины и дети. Причем не только дети, достигшие возраста образования, когда родители должны обучать их исполнению заповедей. Новорожденные младенцы также должны были быть принесены в Иерусалимский храм, что требовалось только для исполнения заповеди ѓакѓель. И это вызывает некоторое недоумение, ибо столь маленькие дети не были обязаны участвовать в исполнении какой-либо другой заповеди (кроме брис-мило), даже не должны слушать шойфар

Что же такого особенного происходило в Иерусалимском Храме на Суккос, на исходе года шмиты?! Перед началом церемонии коѓены обходили весь Иерусалим и трубили в серебряные трубы, созывая народ на Храмовую гору. В женском приделе Храма сооружали большое деревянное возвышение, царь восходил на него и садился. Возвышение было необходимо для того, что все присутствующие видели царя и слышали его голос (если царь хотел выразить особое почтение к Торе и читать ее стоя, это считалось самым лучшим исполнением заповеди). До и после чтения царь произносил благословения, а из самого текста Торы читал отрывки из Книги Дворим — с первого стиха до Шма (Дворим, 1: 1–6: 9), а также отрывок о благословлениях тем, кто следует путями Творца, и о проклятиях тем, кто не исполняет Его слово (там же, 27: 1–69).

Возникает вопрос, почему это было сделано? Ради чего надо было беспокоить весь народ Израиля с севера до юга, чтобы евреи тащились с младенцами на руках в Иерусалим?! Разве они не могли открыть Пятикнижие дома и прочитать те же стихи? Рамбам объясняет, что цель заповеди ѓакѓель состоит в том, «чтобы мы укрепились в истинной вере и исполнились трепета, словно только что получили Тору и заповеди из уст Г‑сподних, а царь — всего лишь посланник, через которого нам передаются Его слова».

Любавичский Ребе объясняет, что это всенародное собрание было как бы воспроизведением стояния у горы Синай во время дарования Торы, на котором присутствовал весь народ Израиля. Поэтому в Иерусалим для исполнения этой заповеди должны были подняться все: мужчины, женщины и дети, включая несмышленых младенцев. И неважно, что малые дети плакали, и вообще, вряд ли все могли услышать то, что читал царь (ведь микрофонов тогда не было). Потому что главное — это сама торжественная и величественная церемония всенародного собрания, которая запечатлевалась в сердцах всех участников, пробуждала их и укрепляла в исполнении законов и заповедей Торы, по принципу «сделаем и услышим».

Ребе приводит слова великого мудреца Торы рабби Ицхока Абарбанеля, который говорит: «Я видел, что было написано, как каждый год первосвященник или пророк, судья или глава поколения читал на праздник Суккос часть Торы и завершал чтение книг Брейшис, Шмойс, Вайкро, Бамидбор за шесть лет, а на седьмой год, год шмиты, на праздник Суккос царь читал Книгу Дворим и таким образом в этом седьмом году царь заканчивал чтение Торы». И Абарбанель добавляет: «Отсюда ведет начало обычай нынешнего времени, что восьмой, последний день праздника Суккос — Шмини-Ацерес — также называется Симхос-Тойре. В этот день самый великий человек из общины Израиля завершает чтение Торы, по аналогии с действиями царя». Согласно Абарбанелю, причиной, по которой мы заканчиваем читать Тору именно в конце Суккоса, является напоминание о заповеди ѓакѓель. А если это так, то на Симхос-Тойре тоже должна собраться вся община — от мала до велика, включая даже младенцев. И подобно тому, что не все хорошо слышали, что читал царь, в Симхос-Тойре по обычаю предписывает не открывать Тору и читать, а взять Свитки, обернутые в чехлы, и с большой радостью танцевать с ними Ѓакофойс вокруг стола, за которым ее читают. Ведь главная цель Симхос-Тойре — это сплочение общины, когда все вместе объединяются в радости и с большой любовью обнимают Тору. Воодушевление, пережитое во время праздника, дает нам и нашим детям силы радоваться, изучая Тору, в течение всего года.

Поэтому каждый из нас должен приложить максимум усилий, чтобы прежде всего прийти самому и не забыть привести или даже принести с собой своих детей и внуков в ночь на Шмини-Ацерес и на следующую ночь Симхос-Тойре в синагогу, радоваться и танцевать вместе со Свитками Торы, так, чтобы это не забылось до конца их жизни. Ибо эти танцы с Торой подобны Синайскому откровению. И тогда мы будем уверены, что наши дети и внуки никогда не покинут путь Торы и заповедей.

Comments are closed.