Зато победили

В г.Кирьят-Арба, возле Хеврона, есть хороший бассейн. В нём, как и везде в религиозных районах, есть мужские и женские часы. Но Кирьят-Арба создавалась не как религиозный город, и в ней есть какое-то количество светского населения. Это население потребовало часов совместного плавания, без ограничения пола: хотим плавать с сыновьями, с мужьями… Долго требовало. До Багаца дошло. В общем, бассейн выделил какое-то время для совместного посещения.
И в эти часы в бассейн побежали юноши и девушки со всей округи: вот кому весело плескаться вместе, гораздо веселее, чем матерям с сыновьями. Родители, воспитывавшие детей в строгих правилах, испугались: не пошла ли туда и моя дочь, и мой сын? Но что тут сделаешь? Совершеннолетнему юноше или девушке не запретишь и не прикажешь, убедить не получается… Тогда религиозное население Кирьят-Арбы объявило бассейну бойкот, закрыло абонементы, перестало покупать новые. И бассейн разорился. Сейчас он не работает.
Зато равноправие победило!

Мидраш о получении Торы и «сакральный язык»

В богословии языка очень важным является мидраш в трактате Шаббат Вавилонского Талмуда (88b-89a). Суть этого мидраша в том, что едва Моисей получил Тору, ангелы попытались оспорить у человека право на владение Божественным Словом. Небожителей возмутило, что Тора – это «сокровище, спрятанное за 400 поколений до сотворения мира», вдруг оказалось в руках смертного, грешного, несовершенного человека, и Моисею пришлось доказывать права религиозной общины владеть Откровением. «Сказал Моисей: Владыка мира! Тора, которую Ты даёшь мне, что в ней написано? — «Я Господь, Бог твой, который вывел тебя из Египта, [из дома рабства]» (Исх 20:2). А разве ангелы спускались в Египет? Рабами фараона были? На что же им Тора?! И ещё, что в ней написано? — «Да не будет у тебя других богов» (Исх 20:3). А вы, ангелы, что, рассеяны среди идолопоклонников? И ещё, что в ней написано? — «Помни день субботний…» (Исх 20:8). Но вы то не делаете никакой работы, чтобы от неё отдыхать! И ещё, что в ней написано? — «Не возноси (tissa’) имени Господа, Бога твоего, всуе (leshaw’)» (Исх 20:7). А у вас что, есть купля (massa’) и продажа? И ещё, что в ней написано? − «Чти отца и мать» (Исх 20:12). А у вас что, есть отец или мать? И ещё, что в ней написано? − «Не убивай. Не прелюбодействуй. Не кради» (Исх 20:13). А у вас что, есть зависть? Или соблазн?» [Цит. по: Вогман 2014, 34]. Этот мидраш с первого взгляда может показаться бессмысленным. Ну, что это за ангелы Господа, если они оспаривают решение своего Господа? Но на самом деле в этом «испытании Моисея» имеется глубокий смысл. Человек должен был осмыслить свое отношение к Закону. Тора не должна превратиться в «созерцаемый предмет культа». Она должна быть живым Словом для каждого, кто слушает и читает ее. В данном мидраше ангелы подвергают человека испытанию (разумеется, с согласия Господа), чтобы проявить в человеке степень его духовной зрелости: понял ли сам человек, что оказалось в его руках и для чего дано ему это Сокровище? Современный исследователь Вогман видит в данном сюжете еще и отвержение «эстетической религии эллинизма»:

«Ангелы и их Закон, совершенный и прекрасный, но не подлежащий ни чтению, ни исполнению, лежат на уровне Священного. Превратить их «сокровище, спрятанное за 400 поколений до сотворения мира» – в простую земную книжку, написанную буквами на пергаменте, которую будут брать в руки и публично читать, это, конечно, ярко выраженная десакрализация. Для ангелов (как и для эллинистических аллегористов) такая «десакрализация» синонимична святотатству, поруганию святыни. Однако только и именно такое святотатство может ввести нравственное в мир и тем исполнить божественную волю. Прочитывая и практически истолковывая Тору, Моисей раскрывает новый потенциал – потенциал нравственной жизни в связи с трансцендировавшим собственное совершенство Богом» [Вогман 2014, 41].

Этот мидраш как нельзя лучше отражает искушение духом «эллинистической религии» с ее «сакральной эстетикой», воздействующей на воображение и созерцательные ресурсы человека, но не дающей ему живой пищи в обыденной жизни. Именно этот эллинистический принцип положен в основу «сакрализации литургического языка». Тексты на этом языке звучат красиво, но не назидают.

* * *
Вогман 2014 = Михаил Вогман. Противоборство с ангелами в иудаизме и гностицизме: к философской интерпретации мотива // Тирош. Труды по иудаике. Вып. 14. – М. 2014, 30-43

Сослучайное и присослучайное 2018-09-17 04:39:04

«Коль нидрей» написана на палестинском арамейском.
Просто ради занудства.

О душе

В иудейско-эллинистическо-христианско-мусульманско-европейском понимании душа — это нечто, противоположное телу с переменой знака. Тело грубо, душа тонка. Тело тяжело, душа невесома. Тело грешит, душа чиста. Тело отдаляет от Бога, душа стремится к Богу. Есть варианты, конечно, но это общее направление.
Эти представления — все — основываются на аристотелевской метафизике.
Современная медицина, молекулярная биология, психология, социология и т.п. такой вот души не видит и с ней не работает. Мы можем указать на десятки химических процессов, определяющих то, что было принято считать качествами души. Но одно остаётся тайной.
Почему человек, который «меж детей ничтожных мира, быть может, всех ничтожней он», представляющий в повседневной жизни не больший интерес, чем любой другой — вдруг творит? Порождает стихи, картину, музыку, театральную роль? И возвращается к обыденному состоянию?
Эстетика и эстетическое творчество — единственное, что качественно отличает Человека разумного от Обезьяна разумного.
А вот для этого ни молитвенники не придуманы, ни Йом-кипур не создан.

Крик души

Вчера листаю старую грамматику иврита 1970 г., забытого автора. На заднем форзаце написано по-русски женским почерком:
«Я сижу и изучаю грамматику. Мне грустно».