R.I.P.

О Кобзоне я скажу только следующее:
«24-25 октября 2002 года, во время захвата Театрального центра на Дубровке, террористы, по свидетельству его самого, назвали среди политиков, с которыми согласны вести переговоры, Кобзона, Г. Явлинского, И. Хакамаду и Б. Немцова. Хакамада ответила, что готова, и ради вызволения заложников отправилась вместе с Кобзоном в Театральный центр на встречу с террористами. В результате переговоров Кобзон и Хакамада смогли вывести из захваченного террористами зала женщину и троих детей» (Википедия).

Что значит «идти к себе»

Канун Шабос главы «Ки совой»
20 элула 5778 года / 31 августа 2018 г.

Один из моих друзей, посланник Любавичского Ребе в Евросоюзе раввин Леви-Шай Матусов, недавно посетил Одессу и во время нашей встречи рассказал мне историю жизни своего деда. Сегодня я хотел бы рассказать вам связанную с ним историю одного праведного хасида, который посвятил свою жизнь помощи другим евреям.

В конце 1952 года хасид по имени Нисон Пинсон получил письмо от Ребе, в котором ему было предложено поехать в Марокко. Пинсон был молодым человеком, которому удалось по окончанию Второй мировой войны нелегально вырваться из СССР после того, как его отец был арестован и сослан в Сибирь. Будучи в эвакуации в Самарканде, он встретил молодую еврейку, тоже эвакуированную. Ее отца убили, потому что он распространял иудаизм, был шойхетом и моѓелем в Ленинграде и в их доме собирались хасиды. В Самарканде они поженились, а потом им удалось выехать из СССР и добраться до Парижа, где у них родился ребенок. И вот в то время, когда они ожидали в Париже въездной визы в США, чтобы начать новую жизнь в стране, где можно было жить как евреи, не опасаясь КГБ, внезапно было получено письмо от Ребе с просьбой отправиться в Касабланку.

В те дни в Марокко, находившемся под французским протекторатом, проживало более 100 тысяч евреев, и там был серьезный дефицит еврейского образования. Целью Франции было сделать всех жителей страны верными французскими подданными. Власти много вкладывали во французское образование, а заниматься еврейским было некому. Поэтому Ребе послал эмиссаров для создания сети учебных заведений, чтобы спасти еврейскую молодежь Марокко от ассимиляции. В то время в Марокко уже выполнял свою миссию первый посланник Ребе, рав Шломо Матусов, который был отправлен туда в первые дни после кончины предыдущего Ребе.

В своем письме Ребе просил Пинсонов отказаться от планов воссоединиться с членами их семей, которые иммигрировали в Соединенные Штаты, и поехать в Касабланку. При этом следует напомнить, что молодая пара говорила только на двух языках — идише и русском, а Ребе отправлял их в страну, где евреи говорят на арабском и иврите. Но рав Пинсон, не раздумывая, сразу же согласился исполнить поручение Ребе и отправился в Марокко. Затем, уладив все формальности и получив необходимые разрешения, он привез туда свою молодую жену и маленького сына. Вместе с посланником Ребе равом Матусовым они основали учебные заведения, в которых тысячи детей получили еврейское образование.

В начале 1960 года рав Пинсон снова получил письмо от Ребе, который поручил ему переехать в Тунис.

Ребе часто цитировал слова наших мудрецов: «Награда за заповедь — заповедь» («Пиркей овойс», 2: 2), приводя объяснения комментаторов, которые писали, что если человек выполняет мицву должным образом, его награда заключается в том, что Всевышний дает ему возможность совершить еще одну мицву. Ребе писал раву Пинсону, что доволен его работой в Марокко, созданные им там еврейские учреждения уже утвердились и могут быть переданы другим руководителям. Поэтому Ребе попросил его переехать в Тунис, который в 1956 году получил независимость от Франции. Когда французы ушли оттуда, вместе с ними страну покинули богатые евреи, остались только бедняки, которые не могли позволить себе еврейское образование. К тому же, оставшимся евреям стало намного сложнее и опаснее жить в Тунисе. Ребе знал, что там была еврейская община, которая молила, чтобы кто-то пришел и создал еврейские учебные заведения, так как существующие не отвечали растущей потребности общества.

Рав Пинсон собрал вещи, взял жену и четверых детей и поехал на машине из Касабланки через Алжир в Тунис. Там он создал иешиву для мальчиков и школу для девочек.

В 1967 году, когда началась Шестидневная война, ситуация в области безопасности в Тунисе ухудшилась, евреи боялись выйти на улицу. Рав Пинсон спросил Ребе, что ему делать. Поскольку там стало очень опасно жить, может быть, он должен покинуть страну? Ребе ответил: «Теперь они нуждаются в тебе даже больше, чем раньше».

В начале 1971 года раву Пинсону приснился сон о том, что был убит раввин. В тот же день рабби Мацлия Мазуз был убит мусульманским убийцей. Рав Пинсон обратился к Ребе и спросил, следует ли ему покинуть Тунис. Но Ребе попросил его остаться и продолжить свою работу.

В 1973 году, когда началась Война Судного дня, рабби Пинсон сообщил Ребе, что правительство закрыло все синагоги в Тунисе. Ребе сказал ему: «Теперь ты нужен там больше, чем когда-либо».

В 1982 году, после войны в Ливане, ООП во главе с Ясиром Арафатом была изгнана из Ливана и перенесла свою штаб-квартиру в Тунис. Тогда Ребе наказал раввину Пинсону не только самому не покидать страну, но и всячески способствовать тому, чтобы и другие евреи не уезжали. С этой целью на праздник Суккос в том же году в Тунис приехали их дочь и зять, раввин Лейб Матосов, посланник Ребе в Нанси (Франция), вместе со своими двумя детьми, один из которых — мой друг рав Леви, рассказавший мне эту историю.

В начале 1990‑х годов рав Пинсон писал Ребе, что в Тунисе осталось всего около тысячи евреев, и если так, возможно, настало время?.. Ребе ответил: «Когда последний еврей уедет».

В 2004 году раввину Пинсону была присуждена ежегодная премия Франции в области образования, несмотря на то, что ее могут получать только французские граждане. Поскольку сотни его учеников живут во Франции, он получил эту награду в виде исключения. В своем выступлении раввин Пинсон привел слова, сказанные Элиэзером семье Ривки, когда он пришел сватать ее за Ицхока: «Я слуга Авраѓама». «Эта награда принадлежит Любавичскому Ребе, — объяснил он, — ибо вся работа, которую я делал в своей жизни, была во исполнение миссии, которую он возложил на меня». Раввин Нисон Пинсон оставался в Тунисе до конца своей жизни и умер там в 2008 году в возрасте 89 лет…

* * *

На Рош ѓаШоно мы будем читать отрывок из Торы, который получил название «Испытание жертвоприношением». Мало кто замечает, что этот эпизод представляет последний разговор Всевышнего с Авраѓамом. Рассказ о жертвоприношении Ицхока начинается словами: «И было после этих речей: Б‑г испытал Авраѓама… И сказал Он: «Возьми же сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Ицхока, и иди в землю Мория» (Брейшис, 22: 1, 2). В этих стихах есть два очень знакомых нам слова: лех-лехо, которые буквально переводятся «иди к себе». Это повеление уже было сказано Авраѓаму раньше, и нам не придется сильно напрягать свою память, потому что так называется целая недельная глава — «Лех-лехо». В первый раз Б‑г открылся Авраѓаму и повелел: «Иди с земли твоей, и с родины твоей, и из дома отца твоего на землю, которую укажу тебе» (Брейшис, 12: 1). Надо заметить, что эти слова появляются в Торе только дважды.

В первый раз Всевышний указал Авраѓаму, откуда идти: «с земли твоей, и с родины твоей, и из дома отца твоего». Однако Творец не обозначил конкретно, куда идти, а только сказал: «в землю, которую Я укажу тебе». В то время как в отрывке о жертвоприношении, когда Авраѓам подошел к концу своего духовного пути и стоял перед своим десятым испытанием, Б‑г говорит ему, куда идти: «в землю Мория». В первый раз Всевышний открылся Авраѓаму, когда ему исполнилось 75 лет, последний раз, когда Б‑г говорил с ним, ему было 137. Между ними 62 года и десять испытаний, которым был подвергнут Авраѓам. Общее в этих обращениях Всевышнего к Авраѓаму только слова лех-лехо, сказанные как в первый, так и в последний раз. Если вы захотите обобщить жизнь нашего праотца, то это можно сделать в двух словах: «иди к себе». Они подводят итог сущности его работы: он покидает место, где родился и вырос, прожил много лет, и отправляется туда, где в нем нуждаются.

Мы все знаем историю из мидраша об испытании огненной печью в Ур-Касдим. Авраѓам был брошен в печь и спасен оттуда. Возникает вопрос: почему эта история не написана явно в Торе? Ребе объясняет: причина в том, что повеление «иди из своей земли», связано с каждым из нас, а испытание огнем в Ур-Касдим — нет. «Иди к себе» имеет отношение к жизни и служению каждого еврея.

Повеление лех-лехо не было дано только раву Пинсону, это призыв, с которым Всевышний обращается ко всем евреям — в Рош ѓаШоно и каждый день: «Уходи от своего комфорта, от места, где родился, и от своих привычек и иди туда, где ты можешь трудиться на благо еврейского народа. Каждый из нас должен думать о том, как он исполняет это повеление, должен спросить себя, где в нем особенно нуждаются люди. Каждый из нас оказывает влияние на другого человека, будь то взрослый или ребенок, мы можем влиять на него и помочь ему продвинуться в жизни. Не так важно, куда вы идете, главное то, что вы будете положительно влиять на других. «Идите к себе» — исполняйте свое предназначение в этом мире!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (748 КБ).