Матот-Массей: «Мы, оглядываясь, видим лишь руины»

Книга Бамидбар как повествование — а с ней и история Исхода — заканчивается невесело. Моисею напоминают, что в Землю он не войдет. Его карьеру вождя завершает карательная операция против Мидиана, сомнительная хотя бы потому, что сделало ее необходимой наше (скажем так) легкомыслие. В последнем недельном разделе Массей перечислены эти самые מסעות, наши остановки в пустыне за сорок лет перемещений по ней; их история — по большей части разнообразный негатив, отраженный в их названиях: Горечь, Могилы Желаний, Руины, подозрительное место Тахат, Страх, Растерянность, и т. д. (Была, правда, и Красивая Горка, и еще что-то утешительное, но баланс от этого вряд ли изменился.) А под конец, еще одни руины — Крах Переправ, что в перспективе перехода через Иордан звучит совсем уж зловеще.

Цитируя того же поэта, Почему так все вышло? И Разве должно было быть иначе?

В разделе Хукат, за инструкциями о красной корове и последующим сообщением о смерти Мириам, следуют «воды раздора» — мидраш связывает это событие с исчезновением «колодца Мириам» (источника воды жизни); эпизод завершается указом, что Моисей и Аарон не войдут в Землю; и через один эпизод — смерть Аарона.

Отсюда ясно, что начиная с раздела Хукат смерть становится полноправным героем повествования о нашей еврейской жизни: формулируются законы о ней (правила красной коровы, названные аж «Законом Торы» с определенным артиклем), и теперь она почти что правит бал. А до того она была персонажем эпизодическим и второстепенным; начался же Исход вообще с того, что ангела смерти жестоко надули, вырвав из его лап наших перворожденных.

Неудивительно, что в этом мире — когда враг почти хозяйничает в городе, и все, что ему можно противопоставить, это дурацкая телка! (даже Аарона с кадилом уже нет) — Моисей ориентируется плохо (разделы Балак, отчасти Пинхас и эта пара последних). Но это не он отстал от жизни (как может показаться по его неуверенной реакции на возникающие задачи), а скорее жизнь от него. Его Друг и он сам столько сделали для победы, а она обернулась чем-то очень похожим на поражение.

Но это не было поражение, только задержка, остановка в пустыне, и да завершится она скоро, типа в наши дни. Шавуа Тов!