Глава Торы “Масъэй”: И я пошел, и я иду…

Сорок лет странствий прошелестело через страницы книги “Бэмидбар”. Переходы сынов Израилевых, исчисляемые в последней ее главе, — это не просто маршрут скитаний (не слишком, впрочем, изнурительных) наших предков по Пустыне, это еще и ключ к пониманию того, как пройти путь жизненных странствий, не просто оставив отпечатки своих кед, а так, чтобы потом не было мучительно больно и обидно за бесцельно оставленные отпечатки.

(Лекция р-на Эли Когана; записана 07.31.2008, отредактирована 07.16.2009)

Кликните на стрелку, чтобы прослушать лекцию. Чтобы скачать MP3 файл, кликните Download левой кнопкой, либо же правой и выберите “Save Target As…”

Доверие — важнее всего

Канун Шабос главы «Матойс-Масъэй»
1 ова 5778 года / 13 июля 2018 г.

«Отдайте Стену плача Хабаду!» — призывал заголовок статьи, рассказывавшей о вновь обострившемся споре о разделении площади у Стены плача. Напомним, что с 1967 года всем, что связано с еврейскими обрядами в этом священном месте, управляет главный раввин Стены плача, и по устоявшейся традиции там соблюдаются обычаи ортодоксального иудаизма. В частности, на площади, предназначенной для молитв, установлено разделение между мужчинами и женщинами. Также женщины не могут исполнять заповеди, которые согласно Ѓалохи должны соблюдать только мужчины, например, накладывание тфилин, облачение в талес и чтение Свитка Торы. На протяжении почти двух десятилетий организация «Женщины Стены» ведет борьбу за право молиться у Стены плача «наравне с мужчинами». Каждый рош-хойдеш они проводят на женском участке общественную молитву, некоторые из участниц которой облачаются в талесы и накладывают тфилин. Иногда они вступают в конфликты с другими молящимися, которые пытаются помешать им молиться на площади или выносить Свитки Торы.

В конце января 2016 года правительство, следуя решению Высшего суда справедливости, приняло постановление о создании расширенной площадки с полным доступом к Стене. Вход будет осуществляться через общий проверочный пункт, затем посетитель сможет выбрать, в какую часть идти. Новая площадка, где мужчины и женщины смогут молиться вместе, будет функционировать круглосуточно и не будет находиться под юрисдикцией раввина Стены. Будет создана специальная комиссия из представителей правительства, «Женщин Стены», израильского реформистского движения и израильского консервативного движения. Во главе комиссии будет стоять глава «Сохнута». Ультраортодоксальные партии приняли этот план молча, но после критики со стороны религиозной общественности, они угрожали выйти из коалиции в марте 2016 года. Президент Израиля Реувен Ривлин обратился к спору о Стене плача в речи перед евреями Соединенных Штатов, сказав: «Этот символ единства стал символом противоречий и разногласий, что вызывает у нас большую боль».

Но как Хабад может поспособствовать разрешению этого спора, если «отдать» ему Стену плача, как предложил журналист? Всем известно, что одной из традиций, в соблюдении которых Хабад не идет на компромисс, является перегородка, отделяющая женскую часть в синагогах, поэтому ясно, что возле Стены он не сможет предложить ничего другого!

* * *

На этой неделе мы читаем две главы Торы — «Матойс» и «Масъэй». Первая из них повествует об истории колен Гада и Реувена. На сороковой год пребывания еврейского народа в пустыне, незадолго до того, как евреи собирались переправиться через реку Иордан, чтобы овладеть Землей Израиля, колена Гада и Реувена обратились к Моше-рабейну. Они сказали ему, что восточный берег Иордана богат пастбищами и, так как у них много скота, попросили: «Если обрели мы милость в твоих глазах, то пусть дана будет эта земля слугам твоим во владение, не переводи нас через Иордан» (Бамидбор, 32: 5).

У Моше было несколько способов ответить на эту просьбу, ведь он — руководитель, и именно он решает, чему быть, а чему не быть. Поэтому он мог ответить на их просьбу одним словом «нет», не давая никаких объяснений. Но Моше решил пойти по более трудному пути и рассказать им о своих страхах и подозрениях. При этом он шел на определенный риск, потому что, когда вы даете объяснения, люди, чтобы отменить ваши требования, начинают спорить с вами и утверждают, что это ложная проблема. И все же Моше решил поделиться своими чувствами. Он сказал представителям колен Гада и Реувена три вещи:

1. «Братья ваши пойдут на войну, а вы сидеть будете здесь?» (Бамидбор, 32: 6).

2. «И для чего отвращаете сердце сынов Израиля от перехода на землю, которую дал им Г‑сподь?» (там же, стих 7).

3. «Так поступили ваши отцы, когда я послал их… осмотреть землю. И взошли они до долины Эшколь, и осмотрели землю, и отвратили сердце сынов Израиля, чтобы не вступить на землю, которую дал им Г‑сподь» (там же, стихи 8, 9). И в результате «воспылал гнев Г‑сподень… и Он дал им скитаться в пустыне сорок лет, пока не умерло все поколение, творившее зло в глазах Г‑спода». Моше опасался, что сыны Гада и Реувена захотят отказаться завоевывать Землю обетованную, и это приведет к тому, что другие колена потеряют устремление взойти в Эрец-Исроэль. Он напомнил им, что такая история уже произошла сорок лет назад, и теперь они станут причиной того, что народ Израиля останется в пустыне.

Итак, Моше открыл им свое сердце. И тут наступает самый интересный момент. Каждый, кто помнит эту историю, знает, что сыновья Гада и Реувена предложили, что они присоединятся к другим коленам, чтобы завоевать Землю Израиля, и не просто присоединятся, но они сказали: «Мы же снарядимся немедля пред сынами Израиля, пока не приведем их на место их» (Бамидбор, 32: 17) — они будут первыми, кто отправится в бой. Однако многие не замечают, что перед этим Тора говорит: «И подступили они к нему и сказали…» (там же, стих 16). Представьте, что вы находитесь в процессе переговоров, и располагаетесь на определенном расстоянии от представителей противоположной стороны, а затем они делают первый шаг вперед вам навстречу. Что означает это движение на языке тела? Расстояние между двумя сторонами уменьшается, и внезапно вы начинаете говорить, как два понимающих друг друга человека. Один шаг вперед, и это уже не ссора, ни одна из сторон не остается на своих позициях. Напротив, та сторона, которая сделала первый шаг, заявляет, что она понимает проблемы другой стороны. Как говорит Раши в своем комментарии на стих: «И подступил Авраѓам…» (Брейшис, 18: 23): «Мы находим… «подступ» к войне: «И подступил Йоав…» (Шмуэль II, 10: 13), к примирению: «И подступил к нему Йеѓуда» (Брейшис, 44: 18) и к молитве: «И подступил пророк Элияѓу» (Млохим I, 18: 36). Ко всему этому был готов Авраѓам: к суровым речам, к примирению и к молитве». Сыновья Гада и Реувена предложили Моше самое важное, что человек мог предложить на переговорах: установили доверие между собой и руководителем народа, дали ему почувствовать, что поняли его страхи и сделают все, чтобы они не подтвердились. Они сказали: «Загоны овечьи построим для стад наших здесь и города для детей наших» (Бамидбор, 32: 16), а затем пообещали: «Не возвратимся к домам нашим, пока не вступят сыны Израиля во владение каждый уделом своим» (там же, стих 18).

И тогда Моше ответил им в том же доверительном ключе: «Если исполните это слово, если снарядитесь пред Г‑сподом на войну, и всякий снаряженный из вас перейдет Иордан пред Г‑сподом, пока Он не изгонит Своих врагов пред Собою, и покорена будет земля пред Г‑сподом, а затем возвратитесь вы и свободны будете от долга пред Г‑сподом и Израилем, и будет эта земля вам во владение пред Г‑сподом. А если не сделаете так, то вот вы согрешили пред Г‑сподом, и знайте ваш грех, который настигнет вас!» (там же, стихи 20–23). Так может говорить только человек, который доверяет не подписанным соглашениям, а честному слову, данному противоположной стороной.

Конечно, представляя этот договор первосвященнику Элазару, Йеѓошуа бин-Нуну и главам колен, Моше говорил немного по-другому: «Если перейдут сыны Гада и сыны Реувена вместе с вами Иордан, всякий снаряженный на войну, пред Г‑сподом, и покорена будет земля пред вами, то дайте им землю Гилада во владение. А если не перейдут снаряженные с вами, то получат владение среди вас на земле Ханаана» (там же, стихи 29–30). Здесь Моше не упоминает о грехе, а говорит, как об обычной деловой сделке: «Заплатишь — получишь, не заплатишь — не получишь». Но так или иначе, а Моше сообщил общине о своем соглашении с сынами Гада и Реувена. А причина, по которой руководитель народа Израиля решил сделать это, заключалась в доверии к ним. Они завоевали его, сделав шаг навстречу Моше. Когда есть доверие, то соглашения уже не так важны.

Предложение «отдать Стену плача Хабаду» — признание того, что это хасидское движение пользуется доверием еврейской общественности. «Правда, — писал тот же журналист, — есть традиции, в соблюдении которых Хабад не может пойти на компромисс. Но каждый еврей, который входит в Бейс-Хабад, знает, что он там очень желанный гость, и если есть какие-то ограничения, они не связаны с отсутствием внимания или идеологической ненавистью». Любавичский Ребе учил хасидов, что самое важное — это приблизить еврея и вызвать у него доброе расположение духа. И поэтому каждый посланник сделает все, что в его силах, чтобы в любой ситуации еврей мог чувствовать себя комфортно. Люди понимают, что существуют принципы, которыми невозможно поступиться, но они хотят знать и чувствовать, что вы действительно заботитесь о них. А это ощущение они испытывают там, где работает Хабад. Именно поэтому детали того, как управлять Стеной плача, не так уж и важны. Главное в том, что если Хабад займется управлением ей — это будет место, где каждый еврей будет тем, кто он есть, и при этом будет чувствовать себя очень комфортно.

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (808 КБ).