И тут до жирафа дошло

This post was written by Синий Вечер on Июнь 27, 2018
Posted Under: литература

Как «Гроза» Островского, по словам Вайля и Гениса, это римейк «Мадам Бовари» на русской почве — так и «Вальпургиева ночь, или Шаги командора» — это римейк «Над гнездом кукушки». В обоих произведениях сумасшедший дом рушит изнутри относительно нормальный человек, весёлый шут, гаер, который просто не замечает ограничений. Но важнее различия, чем сходства.
У Кизи этот трикстер действует через тело — прогулка снаружи, привод девушки. У Ерофеева он действует через ум: он вдохновенный трепач, как и сам автор во многом.
У Кизи соблазн — это секс, у Ерофеева соблазн — это выпивка.
У Кизи прогулка и секс открывают в пациентах силы, у Ерофеева выпивка открывает в пациентах ум.
У Кизи секс приводит как минимум одного к смерти, у Ерофеева выпивка приводит к смерти всех, потому что это был метанол. Гуревич это понимает, поэтому и говорит, уже приняв дозу: «Завтра же будешь со мной на свободе». Все понимают аллюзию.
У Кизи — лоботомия (которая не производит такого ужасающего эффекта, это скорее эффект электрошока), у Ерофеева — электрошок назван открыто.
У Ерофеева в сумасшедшем доме есть сексуальный стимул, медсестра. У Кизи сексуальный стимул попадает снаружи, а медсестра, лишённая женственных черт, становится мегерой и садистом. У Ерофеева же роль садиста берёт антагонист сексуального стимула — мужчина, «бель-ами» этого стимула, Боренька-мордоворот. У Кизи пациентов мучают медициной и психологией («что скажет ваша мама»), у Ерофеева врач и не должен применять никакую психологию: зачем, если есть сульфазин и Боренька, который профессионально отбивает почки?
У Кизи главного героя физически побеждают — и у Ерофеева тоже. Но у Кизи враги-врачи побеждают его ум, то, с помощью чего он всё и затеял, и милосердный индеец избавляет его и от тела. Ум Гуревича победить не может никто на свете. Поэтому Мордоворот забивает его насмерть, побеждая его тело, после чего ум перестаёт кого-либо беспокоить.
Последняя ремарка Ерофеева в пьесе, которая НЕ соблюдается в постановках — «Никаких аплодисментов».

Comments are closed.