«Голова» еврейского «тела»

This post was written by Синий Вечер on Июнь 14, 2018
Posted Under: korach,Койрах,Корах

Канун Шабос главы «Койрах»
2 тамуза 5778 года / 15 июня 2018 г.

Один из прихожан нашей синагоги рассказал мне, что в последнее время столкнулся лицом к лицу с жестким противником, своего рода врагом, последовательно ставящим ему палки в колеса. «Он решил, что я составляю ему конкуренцию, и делает все, чтобы уничтожить меня морально, — сказал мне этот еврей. — Речь идет о коллеге по работе, который знает, что мы с ним находимся на одной и той же ступени карьерной лестницы и оба ждем повышения, и он, кажется, чувствует, что другого не дано: либо я, либо он. На работе он сплетничает обо мне при каждой возможности, прерывает меня на собраниях и с издевкой критикует все мои идеи и предложения…»

Величайшие из наших лидеров, Моше и Аѓарон, тоже сталкивались с подобной ситуацией. В стане Израиля были два человека, которые посвятили свою жизнь уничтожению своих лидеров. На каждом решающем этапе в период руководства Моше и Аѓарона появлялись эти двое, которые делали все, чтобы подорвать их авторитет и ослабить их влияние. Речь идет о двух братьях из колена Реувена, Датане и Авираме, которые все время донимают Моше и Аѓарона, проявляют враждебность по отношению к ним, поднимают вопросы о законности их руководства и пытаются лишить их положительного влияния на еврейский народ. Первая встреча Моше с ними состоялась еще в Египте, когда он, выйдя из дворца фараона, увидел египтянина, избивающего еврея. «И оглянулся он по сторонам, и увидел, что нет никого, и поразил египтянина, и спрятал его в песке» (Шмойс, 2: 12). На следующий день Моше снова покинул дворец и увидел: «Вот два человека из евреев спорят» (там же, стих 13), и один из них замахнулся на другого. Моше попытался разнять их, и услышал в ответ: «Тебя надо бояться, потому что ты убиваешь тех, кто не следует по твоему пути». Моше испугался: он понял, что ситуация становится очень опасной для него, и сказал: «Истинно, стало известным это…» (там же, стих 14). Эти двое не удовлетворились только разговорами, а пошли к фараону и донесли ему, что Моше убил египтянина. За это фараон вынес Моше смертный приговор, что стало реальной угрозой его жизни и вынудило бежать из Египта на долгие годы.

Прошло достаточно много времени, Моше вернулся в Египет и вывел сынов Израиля на свободу. В пустыне они удостоились одного из величайших чудес в истории — мана. Для его получения не нужно было работать, он падал с небес. Моше лишь дал небольшое указание: «Пусть никто не оставит от этого до утра» (Шмойс, 16: 19). Но Тора рассказывает, что «некоторые люди» (а комментаторы объясняют, что это снова были Датан и Авирам) оставили ман до утра. Почему? Потому что мы не позволим народу восхищаться руководством Моше, мы покажем, что он — свят, но может быть и не по его слову!

Год ожидания в пустыне закончился, и Моше послал разведчиков в Землю Израиля, которые принесли плохие вести, о том, что евреи не смогут ее завоевать. Эти сведения еще не успели просочиться в массы, но снова, по мнению мидрашей, в дело вмешиваются Датан и Авирам: «И сказали они друг другу: «Назначим себе нового главу и возвратимся в Египет» (Бамидбор, 14: 4). Так, подстрекая и настраивая евреев против Моше и Аѓарона, они увлекли за собой весь народ…

В нашей сегодняшней недельной главе «Койрах» борьба между двумя сторонами достигает кульминации, и становится ясно, что только одна сторона может победить. Койрах открыто выступил против Моше, и снова к нему присоединились Датан и Авирам. Действуя даже более активно, чем сам Койрах, они возглавили восстание против Моше и Аѓарона. Об этом мы узнаем из слов Моше, обращенных к народу: «Устранитесь же от шатров этих нечестивых людей и не коснитесь ничего им принадлежащего, чтобы не погибнуть за все их грехи» (Бамидбор, 16: 26).

Рабби Йеѓуда-Лива бен Бецалель (Маѓараль из Праги) подчеркивает, что Датан и Авирам были отправлены в этот мир силами зла — ситра ахра («другой стороной»), чтобы помешать Моше и Аѓарону. Они были противоположностью этих двух великих людей: «Когда сыны Израиля удостоились получить двух человек, которые отличались от них своим величием, — Моше и Аѓарона, в противовес им были даны два злодея, отличающихся своей низостью, всегда противодействующих Моше и его Торе».

И здесь интересно проследить, как Моше справился с ними, как он стал действовать, когда у него, наконец, появился шанс отплатить им за многолетние преследования и домогательства. Тора говорит, что Творец дал указание Моше пойти к шатрам Датана и Авирама и отдалить от них всех, кто собрался там, потому что произойдет ужасная трагедия. Моше слышит это, но поступает немного по-другому: «И поднялся Моше, и пошел к Датану и Авираму, и пошли вслед за ним старейшины Израиля» (Бамидбор, 16: 25). Вместо того, чтобы держать общину в стороне от Датана и Авирама, он идет прямо к ним. Почему он это сделал? Раши в своем комментарии на этот стих говорит: «Поступил так, полагая, что они окажут ему уважение, послушают его, если он обратится к ним лично». Моше делает последнюю попытку вызвать у них покаяние вместо того, чтобы ускорить их смерть!

Любавичский Ребе объясняет, что Моше был вынужден действовать очень изобретательно: с одной стороны, он не мог говорить напрямую с Датаном и Авирамом, потому что Б‑г запретил ему это делать и уже приговорил их к смертной казни. С другой стороны, он не мог себе представить, что эта пара умрет столь страшным образом. Поэтому он действовал по-своему оригинальным способом. Моше встал и, взяв с собой семьдесят старейшин Израиля, величественно проследовал к шатрам Датана и Авирама, полагая, что, увидев его в сопровождении столь уважаемых людей, они раскаются и встретят главу народа Израиля с надлежащим почтением. Напрашивается очевидный вопрос: почему Моше пытался их спасти? Ведь в его собственных интересах было увидеть, как эти двое покидают эту землю, как можно быстрее! Кстати, даже с точки зрения еврейского закона Моше не должен был прощать их. Ѓалоха утверждает, что прощение, данное опасному человеку, может причинить вред. Почему же Моше прилагает усилия, чтобы спасти своих заклятых врагов?

Прежде чем ответить на этот вопрос, хочу рассказать вам одну историю. Раввин Авраѓам-Ицхок Шем-Тов — один из старейших посланников Хабада, много лет проработал в правительственных учреждениях в Вашингтоне. В 1970‑х годах он и рабби Моше Феллер, посланник из Миннесоты, работали в Комитете по образованию Сената и присутствовали на важных совещаниях на Капитолийском холме. Во время одного из таких собраний они поддерживали постоянный контакт с секретариатом Ребе, каждый час или два сообщали о ходе слушаний и получали различные рекомендации от Ребе. Когда был объявлен однодневный перерыв в слушаниях, секретарь Ребе передал им важное указание: «Ребе просит вас воспользоваться этой передышкой, чтобы отправиться в такой-то город в этом районе для пробуждения самосознания евреев, которые там живут». Они отправились в этот город, но оказалось, что там нет евреев. Это был летний городок, который на зиму оставался почти пустым. Они бродили по городу, спрашивая, где живут евреи, но их не было. Однако невозможно было вернуться, не выполнив миссии. В конце концов, кто-то направил их в небольшой гараж за одним из домов. Они вошли и увидели человека, лежащего под машиной и что-то там ремонтирующего. Они обратили на себя его внимание, и, выбравшись из-под машины, он застыл от удивления. Оказалось, что он хорошо помнил раввина Шем-Това по лагерю «Ган Исроэль», куда однажды приводил одного из своих детей. Это был верующий еврей из Нью-Йорка. Когда-то он пережил кризис в личной жизни и покинул свой дом, оставив жену и детей. Они долго беседовали с ним, пытаясь уговорить его восстановить отношения с семьей или, по крайней мере, дать жене гет (разводное письмо).

Самое впечатляющее в этой истории, без сомнения, — способность Ребе переключаться между потребностями всей общины Израиля и нуждами каждого отдельного еврея. С одной стороны, он следил за работой Комитета по образованию Сената, и в то же самое время поручил людям, работавшим там, отправиться в небольшой городок, чтобы попытаться спасти одну еврейскую семью. Ибо в этом суть души Ребе: он не хочет отказываться ни от кого, воспринимая каждого отдельного человека как целый мир. В его глазах любой еврей имеет то же значение, что и вся община Израиля.

Такова была и линия поведения Моше-рабейну. Как глава еврейского народа, он не готов был отказаться ни от одного еврея, даже от Датана и Авирама. Несмотря на то, что они представляют собой пару наглых выскочек, оскверняющих Имя Всевышнего, ставящих под угрозу жизнь Моше, делающих все, чтобы навредить его руководству общиной и, в конечном счете, пытавшихся восстановить против него весь народ, для Моше они все равно евреи, от которых до последнего нельзя отказываться.

В среде еврейского народа есть много лидеров: раввины, мудрецы, главы иешив… Но есть только один человек, который никогда ни от кого не откажется. Нет ни одного еврея, который был бы не важен для него. И в этом заключается разница между «головой» и остальными «органами». Рука может отказаться от мизинца ноги, но голова не может отказаться даже от небольшого ногтя. Брат может отказаться от брата, но отец не готов отказаться ни от одного члена семьи. Для головы все они являются самыми важными частями.

…В этот Шабос, 3 тамуза, — йорцайт Любавичского Ребе, главы нашего поколения. Ребе не с нами уже более двадцати лет. Но ни у кого из нас не возникает сомнения, что так же, как Ребе руководил нашей жизнью в этом мире, физически присутствуя в нем, так он направляет нас и сегодня. Потому что мы уверены, что пастух не оставил и никогда не оставит свою паству. Нам нужен Ребе! Ребе, который любил, любит и всегда будет любить нас. Который заботился, заботится и всегда будет заботиться о нас. Мы скучаем по нему и молимся о том, чтобы увидеть его снова. Нет ни одной другой более важной причины просить у Всемогущего скорого истинного Избавления. Да придет оно вскоре, в наши дни! Омейн!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (750 КБ).

Comments are closed.