Вопрос для ЧГК

Имя Пафнутий хорошо известно в русской культуре. Оно так же на слуху, как, скажем, имя Герасим. Но фамилия Герасимов достаточно широко распространена, а фамилия Пафнутьев весьма редка. О какой особенности функционирования имени Пафнутий в русской культуре это говорит?

Маленькие «охранники» Торы

Канун Шабос главы «Бамидбор»
4 сивона 5778 года / 18 мая 2018 г.

В Израиле существует организация под названием «Рахашей лев», которая помогает и поддерживает неизлечимо больных детей и их семьи. Одно из направлений работы этой организации — это, насколько возможно, исполнять мечты больных детей. В Израиле живет десятилетняя девочка по имени Эмили, которая уже семь лет страдает от серьезной болезни. У нее есть мечта — встретиться с президентами и премьер-министрами разных стран. Она уже встречалась с премьер-министром Биньямином Нетаниягу, с президентом Израиля Реувеном Ривлином и другими главами государств со всего мира.

Примерно год назад, когда Эмили узнала, что президент США Дональд Трамп посетит Израиль, она обратилась к организации и попросила исполнить ее мечту — помочь ей встретиться с президентом США. Представители «Рахашей лев» связались с администрацией Белого дома и дипломатами, которые отвечали за организацию визита американского президента в Израиль, и получили согласие на эту встречу. Во время посещения Трампом мемориального комплекса «Яд Вашем», Эмили пригласили в музей и сразу после поминальной службы завели в одну из комнат, где президент встретился с ней. Те, кто при этом присутствовал, говорили, что это была очень трогательная встреча. Трамп поинтересовался состоянием здоровья девочки и рассказал ей немного о своих обязанностях президента. Эмили подарила ему свой рисунок, который она нарисовала специально для него…

Конечно, все народы понимают важность детей — залога будущего своего существования, но еврейская традиция в этом вопросе, как, впрочем, и во всех других, имеет свои особенности. На этой неделе мы начинаем читать четвертую часть Пятикнижия — Бамидбор, которая также называется Хумаш ѓапкудим — «Книга исчислений». С самого начала повествования Б‑г повелевает Моше провести перепись еврейского народа: «Определите число всей общины сынов Исраэля по их семействам, по дому их отцов, по числу имен, всех мужского пола поголовно. От двадцатилетнего и старше, всех идущих в войско в Израиле» (Бамидбор, 1: 2–3). Фактически, Моше должен провести исчисление всех мужчин призывного возраста — от двадцати лет и старше.

Любавичский Ребе в одной из своих бесед задается вопросом: «Для чего нужна армия в пустыне? Ведь Облака Славы защищали евреев, и им не нужно было ни с кем сражаться! Но когда враг знает, что у вас сильная армия, он изначально не захочет начинать с вами воевать». Поэтому Всевышний хотел, чтобы на всем Ближнем Востоке знали, что еврейская армия насчитывает «шестьсот три тысячи пятьсот пятьдесят» человек (Бамидбор, 1: 46).

Однако следующее за этим повеление вызывает у нас удивление: «Только колена Леви не исчисли и числа их не определи среди сынов Израиля» (там же, стих 49). Творец приказывает Моше не считать левитов частью армии еврейского народа, потому что они не будут призываться на военную службу. «Они будут носить Скинию и все ее принадлежности, и они служить будут при ней, и вокруг Скинии станом располагаться будут. И когда выступать Скинии, соберут ее левиты, и когда остановиться Скинии, возведут ее левиты» (там же, стихи 50–51). Следовательно, левитам предназначена иная очень важная роль: им поручено охранять походный Храм, Мишкан, чтобы никто чужой не смог приблизиться к местам, куда запрещено входить. Они также должны переносить Мишкан со всей утварью на протяжении многих лет скитаний в пустыне, разбирать и собирать его на стоянках, поэтому они не призываются в регулярную армию.

Затем, в продолжение нашей недельной главы, Всевышний приказывает Моше произвести отдельный подсчет в колене Леви: «Исчисли сынов Леви по дому их отцов по их семействам; всех мужского пола от одномесячного и старше исчисли их» (Бамидбор, 3: 15). Понятно, что сосчитать левитов было необходимо, потому что они несут особую службу при Мишкане. Однако не совсем ясно, зачем нужно был начинать счет с младенцев в возрасте одного месяца. Разве младенец может участвовать в переносе или установлении Скинии?! Очевидно, они должны были быть исчислены, начиная с более старшего возраста, чем остальная часть сынов Израиля. На службу в армию призывали с двадцати лет, в то время как левиты несли свою службу «от тридцатилетнего и старше и до пятидесятилетнего, всех идущих на службу, делать работу при Шатре собрания» (Бамидбор, 4: 3).

Любавичский Ребе объясняет, что у левитов есть дополнительная функция. Тора пишет: «А левиты будут станом стоять вокруг Скинии свидетельства, чтобы не было гнева на общину сынов Израиля; и блюсти будут левиты порученное при Скинии свидетельства» (Бамидбор, 1: 53). Способ, которым левиты охраняют Скинию, заключается не в том, что они стоят с оружием у входа и не позволяют никому постороннему войти внутрь. То, что они располагаются станом вокруг Скинии, создает как бы живой забор, и в любом случае никто не может приблизиться к ней. Для такой охраны человеку не обязательно быть взрослым. Семьи левитов, расположившись лагерем вокруг Скинии, мужчины, женщины и дети, — все вместе стали ее хранителями. Они поставили свои палатки и жили вокруг Мишкана, и каждый из них, независимо от возраста, являлся его хранителем. Как говорит Раши: «Как только вышел из категории нежизнеспособного плода, для которого максимальным сроком жизни является полный месяц, он входит в исчисление, чтобы называться блюстителем святыни» (комментарий на Бамидбор, 3: 15).

Что же такого важного находилось в Мишкане, что это должно было охранять целое колено?! Рамбан отвечает на этот вопрос в своем комментарии на главу «Трумо»: «Главный объект Мишкана — Ковчег». Ковчег завета, в котором находились Скрижали, а рядом с ними Свиток Торы, являлся самой важной частью Мишкана. Именно его и блюли левиты. Выходит, что дети колена Леви были хранителями Торы.

…Мы находимся в преддверии Швуэса — праздника дарования Торы. В его первый день, 6 сивона (20 мая), мы прочитаем Десять заповедей в синагоге. Мидраш «Шир ѓаШирим рабо» рассказывает, что когда Создатель решил передать Тору народу Израиля, Он спросил, кто станет гарантом, на кого можно положиться в том, что Его Тора не будет забыта. Сначала евреи предложили, чтобы раввины изучали Тору для всех: «Наши пророки — гаранты для нас». Но Б‑г не принял этого, и тогда они предложили старейшин: «Наши отцы — гаранты для нас». Пожилые евреи, те, кто уже вышел на пенсию, придут в синагогу и между молитвами Минха и Маарив будут участвовать в уроках Торы… Однако и это предложение не было принято. В конце концов, народ Израиля сказал: «Наши сыновья — гаранты для нас». Еврейские дети будут хранителями священной вахты, будут изучать Тору и передадут ее следующему поколению детей.

И поэтому Любавичский Ребе настаивал на том, чтобы на Швуэс дети, наши гаранты и хранители Торы, слушали Десять заповедей. Ребе просил, чтобы даже новорожденные младенцы присутствовали при этом. Есть те, кто утверждает, что допустимо приводить детей шести-семи лет, которые способны слушать и, возможно, понимать то, что говорится в Десяти заповедях. Но зачем приносить маленьких детей в синагогу?! Ведь они будут только шуметь и мешать взрослым слушать, поэтому все окажутся в проигрыше.

Мишна («Пиркей овойс», 2: 9) рассказывает нам о рабби Йоханане бен Закае, который был руководителем народа Израиля во времена Второго Храма, что «у него было пять учеников». Конечно, у него были тысячи учеников, но эти пятеро — рабби Элиэзер бен Ѓоркенус, рабби Йеѓошуа бен Хананья, рабби Йосе ѓаКоѓен, рабби Шимон бен Нетанъэль и рабби Эльазар бен Арах — стали лидерами следующего поколения. Рабби Йоханан бен Закай определял их достоинства так: «Рабби Йосе ѓаКоѓен благочестив; рабби Шимон бен Нетанъэль боится греха. Рабби Элиэзер бен Ѓоркенус подобен выкопанному в земле резервуару для воды, чьи стенки покрыты изнутри известью, так что из него не просочится ни капли», то есть у него была феноменальная память, сохраняющая в точности все, что он учил и читал. О рабби Эльазаре бен Арахе он сказал, что тот «подобен неиссякающему источнику», его блестящий ум всегда находит новое и дает оригинальные толкования Торы. О рабби Йеѓошуа бен Хананья рабби Йоханан сказал: «Счастлива родившая его». Но что это за похвала для мудреца?! Чтобы это понять, стоит прислушаться к одному из старейшин того поколения, рабби Досе, который рассказывал о детстве рабби Йеѓошуа: «Я помню, что его мать ставила колыбель в синагоге, чтобы в его уши проникали слова Торы» (Иерусалимский Талмуд, трактат «Йевомойс», 1: 6). Итак, рабби Йоханан бен Закай, желая похвалить рабби Йеѓошуа, утверждал, что его величие в Торе связано с тем, что мать приносила его в бейс-мидраш, когда он был еще младенцем.

Любавичский Ребе говорит, что когда еврейский ребенок слышит Десять заповедей, они навсегда высекаются в его душе, в его подсознании, и это повлияет на всю его оставшуюся жизнь. Поэтому я призываю всех своих прихожан принести «маленьких охранников» на чтение Десяти заповедей. Поздравляю всех с приближающимся праздником Швуэс — «временем дарования нашей Торы»!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (553 КБ).

Сослучайное и присослучайное 2018-05-16 02:33:49

Трактат «Моэд катан» прежде назывался по первому слову — «Машкин» (поливают). Но поскольку это слово омонимично слову «машкин» (жидкости), и можно было подумать, что речь идёт о законах скверны, трактат назвали «Моэд». Ведь именно так в Талмуде называется промежуток времени между первым и последним йом-товом Песаха и Суккота. Однако возникла путаница названия трактата и названия всего раздела, который тоже называется «Моэд». Тогда трактат назвали «Моэд катан» — малый Моэд.
Доказать это можно тем, что нигде холь ѓа-моэд не называется «моэд катан».
(Деренбур, REJ., XX, 136—137)