Быть первым в служении Всевышнему

Канун Шабос главы «Ваякѓейль-Пкудей»
22 адора 5778 года / 9 марта 2018 г.

В американском Сиэтле в конце января открылся Amazon Go — первый автоматизированный супермаркет без касс и продавцов. Их заменяют различные технологии: покупатели заходят в магазин с помощью смартфона, на котором загружено специальное приложение; система контроля, состоящая из многочисленных камер и датчиков, распознаёт покупки при снятии с полок и добавляет их в виртуальную корзину. Если клиент решает отказаться от определенного товара, то он должен вернуть его на полку, при этом система удаляет его из корзины. При выходе из магазина с кредитной карты, привязанной к учетной записи клиента, автоматически списывается стоимость всех выбранных товаров. Общение лицом к лицу с продавцом может понадобиться только в случае покупки алкоголя, чтобы засвидетельствовать, что покупатель старше положенных по закону лет. В магазине нет ни кассиров, ни очередей. Этот магазин открылся в тестовом режиме только для сотрудников интернет-гиганта Amazon еще в декабре 2016 года. По словам вице-президента компании, магазин во время эксперимента работал отменно.

Лично я не люблю стоять в очереди, тем более не люблю стоять в очереди, чтобы заплатить, и думаю, что эта черта присуща не только мне, но и большинству жителей Земли. Amazon решил эту проблему в своем новом супермаркете. В какой мере это новшество распространится по всему миру, покажет время…

* * *

Первая из двух читаемых на этой неделе глав Торы — «Ваякѓейль» — повествует о строительстве Мишкана. Моше спустился с горы Синай на следующий день после Йом-Кипура и объявил, что Всевышний повелел сынам Израиля построить Скинию. Каждый, кто хочет внести вклад в это строительство, может прийти и принести свое пожертвование. Тора рассказывает: «И пришли они, всякий, кого вознесло его сердце, и всякий, кого побудил его дух, принесли возношение Г‑споду для труда над шатром собрания и для всего его служения, и для одеяний священных. И пришли мужчины с женщинами: все, побужденные сердцем» (Шмойс, 35: 21, 22).

Мы можем представить себе, как Моше-рабейну стоит и смотрит на это волнующее зрелище, когда женщины приходят первыми и приносят все свои драгоценности: кто золотые и серебряные украшения, кто свои зеркальца, а кто и собственноручно сотканные ткани. А за ними идут мужчины и несут различные строительные материалы для Мишкана, все, что они могли пожертвовать. Моше стоит там и ищет кого-то глазами, оглядывается по сторонам, смотрит вдаль, напрягая зрение, но не может найти…

За два дня народ Израиля пожертвовал все, что было необходимо для Скинии. По словам мидраша, евреи «быстро принесли все приношения» («Бамидбор рабо», 12: 16). Но вот, в конце концов, появились и главы колен. У каждого из колен Израилевых был носи — его руководитель, глава, самый важный и уважаемый человек во всем колене. Именно их высматривал Моше, принимая народные пожертвования. Но они пришли к тому времени, когда евреи уже обеспечили все необходимое для строительства Дома Б‑га, и больше ничего не требовалось: «И повелел Моше, и возгласили в стане так: «Мужчинам и женщинам, никому не делать более работы для священного возношения». И прекратил народ приносить» (Шмойс, 36: 6). Всевышний помог главам колен: среди того, что принес народ Израиля, не было только одного — авней ѓахойшен, «камней ониксовых и камней оправных для эйфода и для наперсника», особых камней, на которых были написаны имена двенадцати колен. Это были редкие драгоценные камни, и, к счастью глав колен, их никто еще не внес. Камни и стали их приношением.

Мы можем представить себе, как после призыва Моше-рабейну весь народ Израиля спешил принести пожертвования. А главы колен, которые должны были быть лидерами, первыми, подающими всем пример, на самом деле «поленились» исполнить заповедь и пришли только в самом конце. Как это произошло? Почему лидеры общины не спешили поучаствовать в этой большой и очень важной акции? Некоторые комментаторы объясняют это тем, что они просто обиделись на Моше за то, что он сначала не посоветовался с ними. Они думали, что Моше должен был позвать их и провести специальное собрание, на котором поделиться с ними новостью о том, что Б‑г хочет построить Мишкан, попросить их первыми принести пожертвования, и только потом призвать всех остальных и рассказать им об этом. Однако Моше этого не сделал и уравнял их со всеми. Мы читаем в начале главы: «И собрал Моше всю общину сынов Израиля» (Шмойс, 35: 1), что означает, что он собрал их всех вместе, и сказал: «Возьмите от вас возношение Г‑споду; всякий, побужденный сердцем своим, пусть принесет его» (там же, стих 5). То есть, все могут принести, поэтому главы колен обиделись за то, что им не предоставили положенное право первенства.

Но Раши (в комментарии на Шмойс, 35: 27) говорит, что у них были чистые помыслы: «Так сказали несиим: «Пусть народ принесет свои дары, а то, чего будет недоставать, мы восполним». На первый взгляд, это выглядит действительно разумно: они очень скромны и дают каждому возможность исполнить заповедь, и только потом выполнят ее сами. Они не хотели помешать еврейскому народу участвовать в строительстве Мишкана. Но дальше Раши объясняет: «Когда же общество дало все сполна, как сказано: «и было довольно», вельможи сказали: «Что же нам делать?» И «принесли камни ониксовые» и т. д. Поэтому при освящении жертвенника они принесли свои доброхотные дары первыми» (там же). Следовательно, главы колен поняли, что совершили очень серьезную ошибку, и поэтому при освящении жертвенника, которое проходило в рош-хойдеш нисон, они пришли первыми, чтобы совершить жертвоприношение, и не позволили другим себя опередить.

В ситуации, когда Моше спустился с горы Синай и сообщил, что Г‑сподь простил евреям грех золотого тельца и повелел строить Мишкан — дом для Своего пребывания в среде сынов Израиля, естественный и здоровый инстинкт должен заставлять еврея вставать «по утрам» и бежать первым приносить «доброхотный дар» (Шмойс, 36: 3). Скромность, конечно, украшает человека, но Всевышний ожидает, что еврей станет первым в исполнении каждой заповеди. Главы колен упустили это, поэтому при освящении Мишкана они были первыми в очереди приносящих пожертвования.

Во времена существования Храма каждое утро все коѓены смены, которая выполняла служение в тот день, хотели исполнить первую работу в храмовой службе. Рамбам пишет, что в Храме каждое утро коѓены распределяли между собой право проводить различные виды работ по служению при помощи жеребьевки. Выбирали определенное число и считали количество пальцев, которыми каждый коѓен «голосовал». Тот, на ком останавливался счет, получал эту работу, и это был самый счастливый человек, он — тот, кто начнет рабочий день в Храме. А вы знаете, что было этой первой работой? «Возношение золы» — очищение жертвенника от отходов, попросту говоря, выносить мусор — это была работа, за честь исполнить которую все боролись. Потому что все хотели быть первыми (Рамбам, «Законы о постоянных и дополнительных жертвоприношениях», 4: 3).

Ребе часто упоминал, что слово носи является аббревиатурой выражения ницоцой шель Яаков-овину — «искры нашего отца Яакова», которые есть у каждого еврея. И поэтому от каждого еврея ожидают, что он станет «лидером», будет первым, тем, кто идет впереди всего лагеря. Каждое утро, когда еврей просыпается, он должен помнить, что он носи, поэтому он всегда должен быть первым в очереди на служение Всевышнему. В Рош ѓаШоно принято есть голову рыбы и произносить пожелание: «Да будем мы в голове, а не в хвосте!» Еврей желает себе, чтобы в течение года, когда он приходит к исполнению заповеди, он совершил ее первым. Будем же все к этому стремиться!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (767 КБ).

Анекдот к 8 марта

- Папа, что значит «настоящий мужчина»?
- Ну, это тот, кто заботится обо всей семье, кто всегда всем поможет, на чьём примере дети учатся…
- Здорово. Когда я вырасту, я хочу стать настоящим мужчиной. Как мама!

Маланец

Лев Успенский в знаменитом и замечательном «Слове о словах» (последнее издание) упоминает Вольфа Мессинга, который не мог прочитать мысли, если ему не было знакомо задуманное слово в нужном значении. Так, он не мог понять, что под словом «молния» имеется в виду застёжка. «Австрийский немец по языку…»
Вольф Гершкович Мессинг — польский еврей из Гура-Кальвария. Но слово «еврей» в 1971 г. уже было непечатным, а слово «немец» стало непечатным ещё за тридцать лет до этого.
(Для не помнящих: автобиография Мессинга с начала и до конца выдумана журналистом «Комсомольской правды». Мессинг никогда не занимался гипнозом — только идеомоторикой, чтением мыслей по движению мышц).