Полумеры

Мы примерно знаем (теоретически), как нужно воспитывать детей, чтобы они выросли разносторонними, развитыми, добрыми, белыми и пушистыми. У некоторых это даже получается. Проблема сегодня в другом: как воспитывать тех, кто уже не дети. Взрослых.
Вот есть человек, у него есть жизненная позиция, мировоззрение, набор предрассудков и культурных кодов. Он вредит развитию (а иногда даже здоровью и жизни) других людей, поэтому нам его личность не нравится. Мы бы хотели, чтобы он развивал свои творческие силы и не вредил другим. Ля-ля-тополя, гуманитарная психологика. Но если мы сдерём с него его предрассудки и культурные коды, он лишится всех наработок, которые произвела его личность за его жизнь. Мы не одежду с него снимем, даже не раковину — мы его обрежем по живому, как картофелину при чистке. Ему будет больно, а значит — защитная реакция, направленная против нас.
Ещё нужно учесть, что наша аудитория многочисленна, значит, время, уделённое каждому, ограничено, или же информация, передаваемая нами, неизбежно слишком обща, чтобы действовать прицельно.
Развитие личности должно быть естественным, потому что иным оно быть не может. И вот представьте себе обывателя: такой хороший мужик или добрая баба, детей не бьёт, соседям помогает, врагов родины не любит. Дальше послезавтра не очень заглядывает, тайны мироздания ему скучны, эмоциональные запросы удовлетворяет таким образом, какой нам претит. Упрекнуть его не за что, и даже очень есть за что похвалить, но высоколобые мы не возьмём его за образец.
А теперь представьте себе жлоба со всеми его жлобскими качествами. Так вот, наша задача — не в том, чтобы сделать из жлоба высокого гуманиста. Она в том, чтобы сделать из жлоба такого вот обывателя, хорошего мужика или добрую бабу. Кто это умеет? Кто будет заниматься этим день за днём? Кто сможет действовать так, как будто «хороший мужик» — это желанный идеал его деятельности?
Я знаю много неудачных попыток такого рода и лишь одну удачную: российское земство последней трети XIX века.

Танцы, радость, Тора…

Канун Шмини-Ацерес
21 тишрей 5778 года / 11 октября 2017 г.

В детстве я был знаком с рабби Рефоэлем Худайдатовым, бухарским евреем, который был раввином общины бухарских евреев в Кирьят-Малахи. Это был очень добросердечный еврей, выдающийся хасид Хабада. Я помню, как каждую Субботу после полудня он разливал всем вино из небольшой бутылки, которую получил из рук Любавичского Ребе. Он был иллюстрацией, благодаря которой мы могли понять небольшую часть великой работы предыдущего Ребе и нашего Ребе по сохранению иудаизма в Советском Союзе в самые трудные годы — но это уже тема другой статьи…

Рабби Рефоэль родился в 1899 году в Коканде, на границе Узбекистана и Афганистана, и был потомком известной династии бухарских раввинов. Его обучением и воспитанием занимался дед по отцовской линии, известный знаток Торы рабби Исроэль-хахам, сын мудреца Элияѓу, вавилонского сойфера. Его дед по материнской линии, рабби Шимон-хахам жил в Земле Израиля и был одним из величайших представителей бухарской общины и одним из основателей бухарского квартала Иерусалима. В пять лет Рефоэль начал учиться в хедере. В возрасте 10 лет поднялся вместе с семьей в Землю Израиля, для того, чтобы почтить память умершего деда, рабби Шимона. В Иерусалиме несколько месяцев изучал иврит и учился в хедере «Талмуд Тора». Затем вернулся вместе с семьей в Коканд.

Планы семьи по совершению алии в Землю Израиля были нарушены Первой мировой войной и коммунистическим переворотом в России. После того как в Коканде сгорели дома и магазин семьи Худайдатовых, Рефоэль вместе с семьей бежал в Самарканд, где его тетя и двоюродный брат помогли родственникам снова встать на ноги. В 1919 году Рефоэль женился на дочери своего двоюродного брата и, получив от своего тестя в приданное необработанные земли, занялся сельским хозяйством. Он был очень активным и энергичным евреем, и хорошо преуспел в своем новом занятии.

В 1925 году, для того, чтобы сохранить еврейский образ жизни при коммунистической власти, Рефоэль Худайдатов и его родственник Натан Катанов организовали примерно в двадцати километрах от Самарканда еврейский колхоз, члены которого соблюдали Субботу. В 1934 году колхоз насчитывал около четырехсот еврейских домов, считался экономически успешным, содержал общинные учреждения: синагогу, больницу, а также раввина и шойхета. В колхозе, в основном, занимались виноделием — туда на машинах привозили ящики с виноградом, из которого изготавливали вино.

Однажды приехал грузовик, полный ящиков с виноградом, и водитель прочитал на закрытых воротах колхозного склада странное объявление: «В связи с семейным праздником, склад будет закрыт со среды, 7 октября до семи часов утра воскресенья, 11 октября». Он никогда не слышал о колхозе, который не работал бы четыре дня подряд из-за семейного торжества! Водитель выгрузил сырье у ворот и немедленно направился к инспектору колхозов Самаркандской области, чтобы сообщить ему об этом инциденте.

Что же действительно скрывалось за этим странным закрытием? В тот год — как и сейчас — два дня праздника Симхос-Тойре выпали на четверг и пятницу, а сразу за ними следовала Суббота. Поэтому Худайдатов решил закрыть еврейский колхоз на все праздники. Поскольку у рабби Рефоэля были хорошие отношения с властями, он, прекрасно зная, что играет с огнем, понадеялся на лучшее.

Инспектор, посланный из Самарканда на проверку колхоза, прибыл на завод в пятницу днем, когда все колхозники участвовали в праздничных ѓакофойс. У ворот он обнаружил нетронутые ящики с виноградом. Он вошел на территорию и, следуя на доносящиеся из глубины голоса и пение, вошел в помещение, где все колхозники с удовольствием пели и танцевали. Гость, бухарский еврей и коммунист, сразу понял, что происходит: «темные» евреи саботируют работу и празднуют Симхос-Тойре, не принимая во внимание тот огромный ущерб, который они наносят экономике СССР.

Инспектор нашел председателя колхоза, Рефоэля Худайдатова и отдал ему предписание явиться в соответствующие органы с объяснением о причинах халатности в управлении колхозом. Рефоэль, поняв, что инспектор был евреем, обнял его и предложил вместе отпраздновать Симхос-Тойре. Он преподнес ему стакан вина и тарелку с праздничной едой, а затем налил и второй, и третий стакан до тех пор, пока посетитель не напился. На следующее утро инспектор протрезвел, но, к сожалению, не забыл того, что случилось накануне. Он вернулся к начальству и сообщил о том, что происходит в колхозе Худайдатова.

Рефоэлю грозило суровое наказание, и он решил «сделать ход конем». В те дни в Самарканде наблюдался острый дефицит шин для грузовиков, что привело к длительному простою на одном из крупнейших заводов в городе. Никто не проявлял инициативу, чтобы решить эту проблему, и завод не работал уже несколько недель. Узнав об этом, Рефоэль в воскресенье утром поехал в Ташкент и встретился со знакомым в интендантском управлении местного гарнизона. Он попросил продать ему большое количество шин, которые хранились как стратегический запас на складах армии. В тот же день шины были доставлены в Самарканд, на завод, который на следующий день начал снова работать.

Директор завода написал благодарственное письмо, восхваляющее советского гражданина Рефоэля Худайдатова, проявившего неравнодушие и находчивость, и таким образом спасшего завод. С этим письмом Рефоэль пошел в НКВД, где получил строгий выговор за то, что закрыл колхоз на четыре дня, не заботится о советской экономике, да еще и напивается там со своими друзьями в еврейский праздник. Рефоэль представил благодарственное письмо директора завода и сказал: «Вот доказательство того, как я забочусь о советской экономике». Решительные действия Рефоэля были одобрены, и его отпустили восвояси…

Рабби Рефоэль-Цемах Худайдатов скончался в месяце элул 5747 года (сентябрь 1987 г.) и был похоронен на Масличной горе в Иерусалиме.

* * *

Благословение Шеѓехейону («давший нам жизнь») — одно из самых популярных в еврейской традиции. Его произносят каждый раз, когда происходит какое-либо радостное событие, связанное с получением пользы, например, при покупке новой одежды или при входе в новый дом, — а также перед тем, как в первый раз есть плод нового урожая. Наши мудрецы постановили, что благословение Шеѓехейону следует произносить также при исполнении некоторых заповедей Торы, связанных с определенным временем: совершая Кидуш при наступлении каждого из главных праздников года, перед трублением в шойфар, взяв впервые в году в руки лулав, зажигая первый ханукальный светильник и перед чтением Свитка Эстер в Пурим. Любавичский Ребе рабби Менахем-Мендл Шнеерсон, ссылаясь на своего тестя и предшественника ребе Йосефа-Ицхока, утверждает, что в дополнение к благословению Шеѓехейону, произнесенному на праздник Симхос-Тойре, следует произнести его и на Тору. Хотя, как говорил Ребе на одном из праздничных фарбренгенов, это не совсем понятно. Ведь Тора не является чем-то новым, так как была дана нам 3300 лет назад. Тора также не то, чего мы не касались целый год, как шойфар, в который трубят только в Рош ѓаШоно. Еврей должен изучать Тору каждый день, и утром, и вечером. Так почему же на нее следует произносить благословение Шеѓехейону?! И Ребе объясняет, что когда еврей танцует со Свитком Торы в праздник Симхос-Тойре, то, несмотря на то, что Тора была дана много лет назад и он сам изучал ее и вчера, и позавчера, но, когда он весело танцует так, как это делал рабби Рефоэль Худайдатов в своем колхозе, когда он присоединяется ко всей общине и радуется вместе со всеми тому подарку, который дал нам Всевышний, то его сердце наполняется такой великой, ни с чем несравнимой радостью, что, безусловно, ему следует произнести это благословение.

Рассказывают, что на свадьбе Ребе его тесть, Ребе Йосеф-Ицхок, провозгласил: «Во время свадебного веселья из Мира Истины приходят души трех поколений отцов жениха и невесты. Так — у всех, но у некоторых больше и еще больше» (с тех пор эти слова повторяют на всех свадьбах хасидов Хабада). Нам следует помнить, что когда мы приходим в синагогу, чтобы танцевать и радоваться на праздник Симхос-Тойре, то, если мы будем радоваться с Торой так, как будто мы на свадьбе одного из наших детей, то мы удостоимся того, что души наших родителей (тех, кого больше нет с нами и о ком мы читаем молитву Изкойр) будут танцевать и праздновать с нами в этом году Симхос-Тойре.

Веселого всем праздника и веселой «свадьбы» с Торой всем нам!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (730 КБ).

Две педагогические метафоры

1. Невозможно ускорить рост дерева, таща его вверх за ветки.
2. Чрезвычайно опасно сдирать «ненужные» и «мешающие» покровы куколки, чтобы скорее вылупилась бабочка.